Убить дракона

Много месяцев провел Нериус в пути. Все дальше и дальше удалялся он от родных мест и лишь конь был его верным спутником.

Путь Нериуса лежал на восток, а от туда на юг. В каждом городе или поселении искал он то, что было ему так дорого и то, что он неожиданно утратил. Но поиски оказались тщетны, судьба словно насмехалась над ним.

Деревья успели одеться в золото и багрянец, когда странник, наконец, достиг границы южных земель. Здесь уже много лет правил король Горнулиун и у него была единственная дочь — юная принцесса Эминорель. Слухи о ее необыкновенной красоте распространились далеко за пределы южного королевства.

Солнце достигло зенита, когда, спустившись с холма, Нериус увидел замок из серого камня, обнесенный высокой крепостной стеной. Его башни словно устремлялись в небо и на их шпилях трепетали бело-голубые флаги.

Натянув поводья, странник остановил коня у массивных кованых ворот и громко постучал. Тяжелые створки со скрипом распахнулись и стражники впустили путника внутрь. За крепостными стенами оказался целый город, а в некотором отдалении стоял и сам замок.

Горожане с любопытством рассматривали незнакомца. Закутанный в темно-коричневый плащ, Нериус отбросил с лица капюшон, поскольку солнце припекало все сильнее и сильнее. Ему было не больше тридцати. Он был высок и худощав, серовато-зеленые глаза на смуглом, обветренном лице смотрели спокойно и даже немного отрешенно. По правильным чертам можно было безошибочно определить благородство происхождения.

Нериус медленно ехал посматривая по сторонам в поисках кузнецы: в дороге его конь потерял подкову. Он отыскал ее без особого труда, так как стук молота был слышен еще из дали.

Кузнеца звали Асмеур. Он работал в своей кузнеце вместе с сыном Кантоцием, который был у него подмастерий. Асмеур был искусен в своем деле: ковал лучшие мечи, а сделанные им кольчуги и доспехи могли выдержать очень сильные удары.

Когда перед его кузницей спрыгнул с лошади незнакомец, кузнец сразу понял, что это не простой путник. И внешность, и одежда, и манера держаться выдавали в нем человека высокого происхождения.

-Что желает, господин?- спросил Асмеур, почтительно кланяясь.

-Ты здешний кузнец? — спросил незнакомец и тут же добавил. — Моя лошадь потеряла подкову и ее нужно перековать.

-Я все сделаю, господин, — пообещал кузнец и, повернувшись, кивнул своему сыну. Кантоций подбежал к лошади и взял ее под уздцы. Асмеур же подойдя занялся осмотром копыт.

Стоя возле кузнецы, Нериус задумчиво смотрел на занятых своими делами людей, на ребятишек игравших в пыли у дороги. Найдет ли он здесь то, что так долго ищет? Или вновь его ждет лишь разочарование.

Вдруг, страшный рев нарушил мирную картину. Он доносился со стороны гор на горизонте. И при звуке его прохожие начали останавливаться и переглядываться между собой, а дети испуганно заплакали и бросились к своим матерям. Издали слышалось тревожное блеяние овец, собаки громко залаяли, а птицы взметнулись с верхушек деревьев и крыш высоко в небо.

Однажды, странник уже слышал нечто подобное.

-Дракон? — спросил Нериус, повернувшись к кузнецу.

-Да, господин, — подтвердил Асмеур, не поднимая головы от работы. Зато, Кантоций, которому недавно исполнилось шестнадцать, был словоохотливее. Ему давно наскучила работа в кузнеце и он мечтал о путешествиях. Молодой человек с восхищением и даже завистью посматривал на странника.

-Господин, этот дракон уже много лет живет за темным лесом — там в горе есть глубокая пещера.

Отец Кантоция сердито взглянул на сына, но ничего не сказал. Он явно не одобрял его излишнюю болтливость.

-Дракон когда-нибудь нападал на замок? — спросил, между тем, Нериус, разглядывая мечи и доспехи, висящие по стенам кузнецы.

-Нет, господин, никогда, — ответил Асмеур и, закончив работу, выпрямился. — Он охотится только в темном лесу и не отходит далеко от пещеры. Говорят, что он охраняет золото.

-А тот, кто убьет дракона заберет золото себе! — Вмешался в разговор Кантоций.

Асмеур нахмурился и так выразительно посмотрел на сына, что тот поспешно отошел вглубь кузнецы и стал там что-то перебирать.

Расплатившись с кузнецом, Нериус собрался было уйти, но дорогу ему преградили всадники в пышных одеяниях. Неспешна, они проследовали к замку. Особенно выделялся один из них: молодой, красивый, статный, с волосами черными как уголь. Он сидел, гордо выпрямившись, в седле и снисходительно посматривал на всех.

-Принц Дерагор! — воскликнул Кантоций выходя из кузнецы. — Он прибыл из западного королевства, чтобы жениться на нашей принцессе Эминорель, — добавил он и мечтательно вздохнул. Юноша также был не равнодушен к принцессе, как и принц.

-Значит, скоро будет свадьба, — заметил странник, провожая взглядом процессию.

-Свадьбы может и не быть, — возразил Асмеур. — Тот, кто хочет жениться на принцессе должен пройти испытание — убить дракона. Так давно повелось.

Нериус пожал плечами — этот обычай показался ему не более странным, чем те, которые он знал. И, вскочив на лошадь, странник направился в ближайший трактир, где и собирался остановиться.

А в это время, в своих покоях, окруженная придворными дамами, принцесса Эминорель сидела склонившись над изящной вышивкой.

Надо сказать, что принцесса никогда не покидала пределов своего королевства. Она знала о существовании еще трех королевств людей: северного, западного и восточного. Но, помимо этого, в горах и под землей обитали гномы и гоблины, а в вечнозеленом лесу — эльфы. На севере — высоко на скале — было логово верховного оборотня, чье человеческое обличье никто не знал. Он превращался в серебристого волка.

Но, несмотря, на неопытность и свой юный возраст, а Эминорель недавно исполнилось пятнадцать, она в полной мере осознавала, то бремя власти, которое вскоре ее ожидало. Король торопился выдать дочь за муж, так как был слишком стар и силы покидали его с каждым днем. Как и подобает послушной дочери, принцесса подчинялась воли отца и всецело полагалась на его выбор.

Диковинные птицы и цветы словно оживали под проворными пальчиками Эминорель. Она не отрывалась от рукоделия, но вот дверь отворилась, и вошедший слуга сообщил о прибытии принца Дерагора. Принцесса тут же оставила свое занятие и, выйдя из покоев, проследовала в тронный зал, следом за ней шли придворные дамы.

Король восседал на троне. Годы его юности и зрелости были далеко позади: волосы и бороду полностью покрыла седина, глаза потеряли зоркость, тело утратило силу, а суставы гибкость. Жизнь Горнолиуна приближалась к закату. С бесконечной любовью посмотрел он на вошедшую Эминорель. Перед тем, как уснуть вечным сном, он желал лишь одного — увидеть ее счастливой.

Едва принцесса заняла место подле отца, как вошел принц. Дерагор склонился перед королем и принцессой в знак приветствия.

-Ваше величество, ваше высочество, — промолвил он.

-Я рад видеть вас в своем королевстве храбрый принц Дерагор. — величественно произнес король Горнолиун.

Дерагор взглянул на принцессу — Эминорель была прекрасна. Не один портрет не мог передать ее истиной красоты. Длинные волосы золотились, как колосья спелой пшеницы, кожа была как первый снег, а глаза — прозрачные воды горной реки.

Принцесса пристально посмотрела на принца, видимо, желая увидеть что-то еще, кроме привлекательной внешности и его храбрости, о которой была не мало наслышана, но увы больше ничего не разглядела.

Легкое покрывало ночи опустилось на землю. Город постепенно затихал и слышен был лишь таинственный шепот деревьев в лесу. А в замке — в огромном парадном зале за длинным столом, покрытым тончайшей белой скатертью, уже несколько часов продолжался праздничный пир в честь принца Дерагора.

Сидя на почетном месте за столом, принц рассказывал королю и Эминорель об участившихся набегах гоблинов на его королевство. И о том, как он один убил не меньше десятка этих существ, напавших на него в лесу.

Время от времени, Дерагор бросал взгляд в сторону принцессы — ожидая от нее одобрения и восхищения ее храбростью. Эминорель была более, чем сдержана и не одарила принца не единой даже мимолетной улыбкой. Она почти все время молчала и очевидно не одобряла хвастовство.

Принцесса рассеяно взяла яблоко, но положила его обратно на стол, заметив на блестящей зеленой кожуре едва заметные черные точки. Оно явно было внутри с червоточиной.

Если принц и был задет ее равнодушием, то снисходительно решил, что она еще слишком молода. Он любовался ее чертами и гибким станом, облаченным в расшитое золотом голубое платье. Дерагор уже представлял Эминорель своей женой, ожидавшей его на брачном ложе в день свадьбы. Принц ни на секунду не сомневался в победе над драконом.

Луна вышла из-за облаков, заполнив все вокруг таинственным светом и рождая причудливые тени.

Странник долго смотрел на освещенные в ночи окна замка и мысленно перенесся в прошлое. Туда, где счастье еще жило в его сердце.

Нериус был старшим сыном короля северных земель и следующим в престолонаследовании. Когда пришло время выбрать жену, он полюбил девушку из деревни в горах. Ее звали Ларна. И красота ее могла соперничать разве что с добродетелью. Ларна отвечала ему взаимностью. Король разгневался, когда его старший сын объявил, что женится на простой девушке. Но увидев Ларну и узнав ее поближе — уступил. И вот, накануне свадьбы, невеста неожиданно исчезла из отведенных ей покоев. Никто не видел, как она покидала замок. Опечалены Нериус отправился на поиски, но все они были безрезультатны. Никто не мог ответить ему, где Ларна. Тогда, принц отправился бродить по свету, в надежде когда-нибудь отыскать свою любимую.

Нериус вздохнул и опустился на край грубо сколоченной кровати. Он почти отчаялся и надежда его таяла с каждым прошедшим днем.

На следующее утро, облаченный в доспехи и восседая на вороном коне, принц Дерагор выехал за ворота крепости и направился в темный лес.

Принцесса, вышедшая проводить его, вновь вернулась в свои покои. Она вышла на балкон, но принц уже исчез в чаще леса. Теперь ей оставалось только ждать…

Осенний день выдался теплым и безоблачным и легкий ветерок шелестел в верхушках деревьев.

С самого утра, Нериус бродил по городу, в центре которого располагалась площадь, являющаяся, как видно, сосредоточием жизни его жителей. Там на небольшом прилавке оружейник разложил свои товары: разнообразные мечи, кинжалы и ножи, рукоятки которых были либо украшены затейливой резьбой, либо инкрустированы драгоценными камнями, а иногда и тем и другим. Неподалеку от него стояла тележка гончара, наполненная посудой всевозможных форм и размеров. Были на площади и сапожники, и портные и многие другие ремесленники и торговцы.

Поглощенный своими невеселыми мыслями, странник прошел через площадь и лишь мельком взглянул прилавок оружейника. Все его долгое путешествие уже виделось ему напрасным, и тем сильнее испытывал он тоску по дому.

Странник и не заметил, как оказался перед замком. На башнях стояли стражники, охраняющие жизнь и покой короля и принцессы, готовые в любой момент обнажить оружие, если потребуется.

На одном из балконов Нериус заметил девушку. Она стояла устремив глаза в даль, а ветер без устали резвился в ее золотистых волосах. Странник тот час понял, что это и есть принцесса Эинорель. Должно быть, она ждала возвращения принца Дерагора, но дорога ведущая в темный лес была пустынна.

Когда день начал гаснуть, а солнце медленно опускаться за горизонт, стало ясно, что принц никогда не вернется из пещеры дракона.

На проснувшись на рассвете следующего дня, Нериус раздумывал о том куда он отправиться дальше. И подумывал даже — не вернутся ли ему домой. Странник уже седлал своего коня, как над ним пронеслась громадная тень. Подняв голову, Нериус увидел огромного черного дракона, покрытого блестящей чешуей с вытянутой шеей и длинным хвостом. Вдоль его спины торчали острые шипы, а сильные лапы заканчивались крепкими загнутыми, как у хищной птицы, когтями.  Дракон парил на мощных перепончатых крыльях. Сделав круг над городом, он полетел к замку.

В этот ранний час принцесса Эминорель еще спала. Проснувшись и сев в постели, она увидела два больших черных зрачка на отвратительной голове, которые уставились на нее через окно. В них застыла ненависть. Несколько секунд, оцепенев от ужаса, девушка смотрела на чудовище, потом, вскочив, бросилась к двери так быстро, как только могла. И как раз вовремя: из пасти дракона вырвалось пламя и мгновенно охватило все вокруг.

Стражники безуспешно пытались защитить замок от чудовища, но стрелы отскакивали от его надежной брони, мечи ломались, а камни, пущенные из катапульт, не могли причинить ему серьезного вреда. Он лишь разъярился и обрушил весь свой гнев на жителей города.

Черные крылья дракона заслонили собой солнце и огонь заполнил улицы. Страшные вопли и крики наполнили воздух. Обезумев от страха, люди пытались укрыться в домах.

Нериус выхватил меч, но дракон уже взмыл высоко в небо и полетел в пещеру. Странник оглянулся вокруг: одни оплакивали погибших, другие пытались потушить, продолжавший бушевать огонь. Дети, забыв об играх, испуганно жались к взрослым. А Нериус недоумевал: почему дракон никогда не тревожащий покой этих мест, сегодня вдруг напал.

Король стоял на площади в окружении стражников. По левую руку от него — принцесса. Она была все еще очень бледная от пережитого недавнего ужаса, но держалась с большим достоинством, как и подобает королевской особе.

Народ с благоговением взирал на своего короля, внимая его словам. Нериус, стоя в толпе, смотрел то на короля Горнулиана, то на Эминорель, и о чем-то размышлял, известном только ему одному.

-Мои подданные, — начал король. — Есть ли среди вас, тот храбрец, который сразиться с драконом? Кто победит чудовище — получит мое благословение и руку принцессы.

Услышав такие слова, люди нерешительно переглядывались, но не двигались с места. Кантоций рванулся было вперед, но отец успел схватить его за руку и, строго взглянув на него, отрицательно покачал головой.  Юноша только тяжко вздохнул. Но толпа неожиданно расступилась пропуская Нериуса. Он опустился на одно колено и, склонив голову перед королем.

-Великий король Горнулиан, сегодня я видел страшные бедствия, которые обрушились на королевство. Я убью дракона и он не кому больше не сможет причинить зло, — сказал странник.

-Кто, ты? Храбрый чужеземец, — спросил король, с недоумением разглядывая незнакомца.

-Я просто странник,- сказал Нериус, не желая раскрывать свое имя.

-Когда, ты вернешься с победой, то в награду сможешь жениться на моей дочери, — решительно сказал Горнулиан.

-Это была бы великая честь, но мне ничего не нужно, — скромно ответил странник.

Эминорель, вопреки всякому протоколу, не могла оторвать глаза от Нериуса — она была в полном замешательстве.

Между тем, странник быстрым шагом направился туда, где оставил свою лошадь. Вскочив в седло, он поскакал по улицам города, направляясь в темный лес. Но, когда, Нериус поравнялся с кузнецей, на встречу ему, преграждая дорогу, вышел Асмеур.

-Господин, прошу вас, примите от меня в дар мой лучший меч и доспехи.

Странник натянул поводья и спешился.

-Благодарю тебя, кузнец, — сказал он и добавил. — Дай мне взглянуть на меч. Так ли он хорош, как ты говоришь?

Асмеур протянул меч, держа его в натруженных мозолистых ладонях. Обычно, разговорчивый Кантоций молча взирал на них из темноты кузнецы.

Нериус взял меч, подержал его, потом взмахнул им, разрубив воздух.

-Ты прав. Это прекрасное оружие, — сказал он любуясь на сверкающий клинок. Доспехи оказались не хуже оружия: прочные, искусно украшенные затейлевой резьбой. Облачившись в них, вложив меч в ножны и взяв щит, Нериус попрощался с Асмеуром и его сыном и продолжил свой путь.

А в замке принцесса Эминорель беспокойно ходила под каменными сводами. Войдя в покои короля, она почтительно поцеловала его руку.

-Отец, почему дракон напал на замок? Ведь, столько лет он не пытался этого сделать?- спросила Эминорель.

-Боюсь, дитя мое, что напал на нас уже совсем другой дракон, — со вздохом ответил Горнулиан. Он сидел сгорбившись и беспомощно смотрел на свои дрожащие руки. Казалось, что за это утро он постарел лет на десять.

-Другой дракон, — растеряно повторила принцесса.

-Существует одна легенда, — медленно проговорил король, — Вероятно, ты тоже о ней слышала. Когда-то в этих краях жил могущественный колдун. Он владел несметными богатствами, которые охранял дракон. Потом колдун куда-то исчез. Но он наложил заклятие на свои сокровища: тот, кто попытается ими завладеть, убив дракона, сам станет стражем. Он тоже превратится в дракона и будет продолжать стеречь золото.

-Но, ведь, это просто легенда! — возразила Эминорель и с сомнением посмотрела на отца.

-Легенда правдива. Труднее убить не дракона, который охраняет золото, а убить дракона внутри себя. Устоять перед соблазном совсем непросто. Люди алчны, ненасытны.

Эминорель, в смятении, прижала руки к груди. Теперь ей открылась истина: Дерагор убил дракона, но сам превратился в него, не устояв перед властью золота. Странник или погибнет или тоже станет драконом, если только…

Темный лес не зря получил такое название: кроны деревьев так тесно переплетались друг с другом, что несмотря на солнечный день, здесь был полумрак.

Нериус пустил коня шагом, медленно пробираясь среди деревьев. Странная тишина царила в лесу — ни шороха, ни звука, даже птицы не пели. Лишь ветер шелестел в верхушках деревьев.

Но вот лес, наконец-то, закончился и перед ним словно поднялась гора — черным провалом в ней зияла пещера. Отпустив коня, Нериус шагнул внутрь. Свернувшись на камнях, спал черный дракон и его голова покоилась на хвосте. От него исходило зловоние. Странник обнажил свой меч и, осторожно ступая, приблизился к чудовищу. Но тут под его ногой, что-то громко хрустнуло — это была начисто обглоданная человеческая кость. Дракон открыл глаза и увидел человека. Поднявшись на свои могучие лапы, он разинул пасть полную длинных, острых зубов и изверг из нее пламя. Нериус едва успел заслониться щитом, защищаясь от смертоносного огня. Но тот раскалился от жара и странник выронил его и укрылся за каменными глыбами.

Дракон дико взревел и бросился на Нериуса. Его зубы щелкнули возле самого лица. Странник увернулся и метнулся в сторону, но получил страшный удар хвостом и отлетев ударился о стену пещеры. Меч выпал из рук и со звоном упал на камни. Чудовище повернулось к Нериусу и нависло над ним, готовое вонзить острые зубы и когти в своего противника. А тот тщетно пытался дотянуться до меча — слишком далеко. И, когда пасть дракона почти вплотную приблизилась к Нериусу и смерть казалась неминуемой, он оттолкнулся от стены пещеры и откатился к ногам черного дракона.  Дотянувшись до меча, странник поднял его над головой и, вложив все свои силы в последний удар, пронзил сердце чудовища. Дракон издал предсмертный рев и рухнул замертво. Нериус едва успел увернуться, чтобы огромная туша не рухнула на него.

Некоторое время он просто лежал на холодном полу, пытаясь отдышаться. Поднявшись, Нериус огляделся вокруг и уже собирался уйти, как заметил что среди веток и костей, служивших постелью дракону, что-то поблескивает. Подойдя поближе, он обнаружил целую гору из золотых монет. Мало, кто из ныне живущих королей мог похвастаться таким богатством. Но Нериус не испытал ни какой радости при виде такого богатства, которое по праву принадлежало теперь ему. Не раздумывая, он отдал бы его, чтобы хоть еще один раз увидеть свою пропавшую невесту. Странник вздохнул и повернувшись вышел из пещеры, не взяв ни одной монеты.

Эминорель вновь и вновь подходила к окну, устремив печальный взгляд на дорогу ведущую в темный лес. Но вот, вдали показался всадник. Принцесса не верила своим глазам, но по дороге действительно ехал странник.

Эминорель торопливо спустилась по лестнице вниз и вышла на вымощены большими каменными плитами двор. Вскоре, появился Нериус. Заметив принцессу, он спустился с коня и подойдя к ней, встал на колено.

-Ты вернулся, странник, — сказала Эминорель все еще не в силах поверить.

-Да, ваше высочество. Дракон убит и больше ничто не угрожает королевству, — просто ответил Нериус.

-И ты по-прежнему не желаешь ни какой награды?- недоумевала принцесса. — Ты не взял даже золото из пещеры дракона.

-Оно не сможет дать мне то, что я желаю больше всего на свете, принцесса,- возразил странник. — Но одна просьба у меня есть. Я хочу служить вам ваше высочество.

-Пусть же будет так, — согласилась Эминорель, хотя надеялась совсем на другое, но, как и подобает настоящей принцессе и будущей королеве, ни чем ни показала своих истинных чувств.

Через несколько недель король Горнулиан мирно умер в своей постели и его дочь принцесса Эминорель была провозглашена королевой. Нериус стал ее верным другом и она со страхом думала о том, что когда-нибудь настанет день и он захочет уйти, но надеялась, что это будет еще очень не скоро.

читателей   197   сегодня 6
197 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...