Тихая долина. Основы доверия

Опечаленная упадком леса, Ларильтани с искренним сожалением смотрела на уходивших длинной колонной крестьян. Никто, даже самые дальновидные люди из леса Ирри не могли представить подобной катастрофы. Словно в единый миг деревья стали погибать, и мало кто решался взяться за проблему всерьез, ибо верили в проклятье, способное поглощать людские жизни.

— Куда ты уводишь их, Дж’гуок? – Не оборачиваясь, поинтересовалась драконица в людском теле.

— Подальше отсюда. – Усмехнулся страж, глядя, как его подопечные отмеряют шагами дорогу. – Тебе тоже стоило бы смыться, знаешь ли. Вдруг эта болезнь передается не только деревьям.

— Даже если и так, я не могу заболеть. – Ответила Ларильтани. – Кому, как не мне стоит разобраться в этом?

Страж вздохнул и медленно подошел ближе, кутаясь в плащ.

— Знаешь, не бывает так, что не разгаданная никем ранее загадка, вот так вот просто разрешается сама собой, просто потому что кое-кто очень могущественный поиграл с ее условиями… Ах, нет, бывает.

Ларильтани усмехнулась, оголив сломанный давным-давно клык. В ее скованных человеческим телом глазах читалось искреннее увеселение внутренней природой того, во что ей пришлось воплотиться по прибытию в вечнозеленый мир. К ее же счастью, с того момента прошло достаточно времени для принятия местного чувства юмора.

— Эй, ты там уснула? – Спросил Дж’гуок, заглядывая драконице прямо в лицо. – Ты похожа на лунатика, только вот из колеи выпадаешь в любое время суток. Это вообще нормально, для вашего рода?

Ларильтани, не смогла придумать достойный ответ. Вместо этого, она решила широко улыбнуться своему другу. Как приучили ее местные порядки, улыбка – это лучший способ проявить дружелюбие.

— Ох… — Протянул страж. – Да ты сожрать меня решила, да?

Ларильтани вздрогнула.

— Что? Нет! Я лишь хотела показать, как нравится мне твоя речь.

— Неужели? – Прищурившись, проворчал Дж’гуок, почесывая острый подбородок. – Скажи мне, пожалуйста, вот что. Сколько ты уже в Ирри?

Ларильтани задумалась.

— Знаешь, друг, трудно сказать, когда именно я оказалась в этом лесу. Наверное, я не могу тебе ответить.

— Ясно. Я вообще к тому, что мимика лица у тебя все еще хромает. – Страж поправил ножны с цвайхендером за спиной и провел ладонью по зачесанным к затылку светлым волосам. – Постарайся поработать над этим, пока меня не будет, ладно?

Ларильтани вновь улыбнулась, хоть и не так широко.

— Хорошо, Дж’гуок. Даю слово.

Страж скептично помотал головой, стараясь не потревожить прическу, затем, что-то невнятно бормоча, подался прочь с желтеющего холма, вслед за колонной крестьян. Ларильтани, в свою очередь, последовала примеру друга стража, и так же поспешила вниз, но в противоположном направлении. Тряхнув роскошной гривой черных волос, драконица человек устремилась в умирающий лес.

Чуя далеко впереди что-то неладное, Ларильтани неслась вперед, опережая ветер. Ловко маневрируя между деревьями, она перебирала в запутанной человеческим сознанием памяти намеки, способные помочь на пути сквозь пораженную странным недугом чащу. Что-то, однако, не вязалось с тем, что драконица уже встречала ранее в этом лесу, когда находилась здесь вместе с другом — стражем Дж’гуок. Плетеные тени в воспоминаниях, которые Ларильтани получила, еще будучи бестелесным драконом, вскользь наводили на корень зла, поразивший эти земли, однако, стоило драконице прикоснуться к воспоминаниям, как те сыпались от одного ее приближения, словно образы из снов. Что-то знакомое читалось в этих странных образах — темное, злое, но близкое, а так же прекрасное, неразрывно связанное с красотой заката, ночи и звездного света, что указывает путь во мраке. Было нечто устрашающее в этой ужасной красоте, нечто, напомнившее Ларильтани о самой себе.

Стремительно приближаясь к источнику боли, причиняемой земле и всем, кто на ней обитает, драконица человек вдруг зацепилась голубым плащом за сухую ветвь некогда великолепного вяза. Ветвь жалобно треснула, но не отпустила Ларильтани, сдавив шнурком плаща ее тонкую шею. Громко крякнув, драконица упала спиной наземь, едва не выплюнув от боли язык. Прежде чем подняться на ноги и продолжить путешествие,  она решила полежать на листве и послушать. Вокруг было очень тихо, словно все птицы чащи в один миг вымерли, все, до последнего птенца. Точно такой же вывод Ларильтани заключила и о зверях, которые так и не проявили ни единого признака жизни.

Медленно поднявшись с земли, драконица неторопливо зашагала вперед, стряхивая облепившие ее одежду листья. Порыв ветра, внезапно задувший с запада, поднял с лишенной любого намека на жизнь земли пыль и пожелтевшую листву. Откашлявшись, Ларильтани вновь припомнила хрупкое человеческое тело, не способное на достойное сопротивление силам природы, и продолжила путь, время от времени сдувая с лица прямые пряди черных волос и прочищая горло.

Немое шествие драконицы продолжалось до тех пор, пока ноги не довели ее до уходящего на десятки метров вниз обрыва, откуда  взгляд ее уперся в некую башню, криво впившуюся в плоть земли. Одного чуткого взгляда хватило, что бы понять, насколько глубоко ушла под землю эта каменная заноза.

— Откуда она здесь? – Удивленно спросила драконица сама у себя, неосознанно делая шаг вперед.

Соблюдая идеальный баланс, свойственный ее роду, Ларильтани ловко спрыгивала на небольшие каменные выступы, оставленные недавним оползнем. Через несколько мгновений, драконица оказалась внизу.  Уверенность в том, что она нашла корень всех зол, подкреплял не только исходивший от строения едва заметный резонанс, являющийся следствием пришествия из другого мира, но так же и многие отголоски былых воспоминаний, время от времени проходивших вскользь, через ослабленное человеческим телом сознание. Нечто злое скрывалось в этих мертвых зарослях, нечто далекое от того света, к которому с давних времен привыкла Ларильтани.

Подойдя ближе к башне, прикоснувшись к ней ладонью, драконица учуяла присутствие чего-то вновь очень знакомого, но забытого, по тем или иным причинам. Хуже всего давалось ей перебирание всех воспоминаний, имевших в себе хоть какой-то намек на зло, казавшееся ей таким знакомым.

— Вот как это возможно, а?! – Послышался возмущенный голос, явно отрешенный от всего происходящего. – Как мы могли перенести сюда БАШНЮ?! Да что за бред!? Да почему крайним всегда оказываюсь…

Выйдя из-за угла, молодой мужчина с отросшими волосами странного зеленовато-коричневого оттенка, выронил из рук осколок строительного камня, едва встретившись взглядом со своей новой гостьей.

— Я… — Договорил незнакомец, и его впалые, покрытые ранними морщинами щеки стали казаться иссохшими. – ДА ЛАДНО?!

Молодой человек, в котором Ларильтани тут же узнала своего старого знакомого, опустил руки и сгорбился, после чего возвел очи к небу и застонал.

— Ка-а-а-а-к!? Как я мог повстречать ЕЩЕ одного дракона ЗДЕСЬ?! Бездна, должно быть, шутит надо мной!

— Ха’аста’аммитт! – Гневно выпалила Ларильтани, частично восстановив утраченные воспоминания, связанные с драконом, который смотрел на нее в тот самый момент. На секунду изумившись возвращенным кусочкам памяти, она почувствовала, как  изнутри ее сминает гнев.

— Ты! Зло! – Не думая крикнула драконица, машинально хватаясь за длинный прямой меч, покоившийся в ножнах на пояснице.

— Можешь называть меня просто Хас. Никогда не понимал длиннющие имена, которые не так-то просто выговорить даже их владельцам…

— Это ты! – Гневно выпалила Ларильтани. – Из-за тебя землю настигло проклятье!

— Проклятий не существует. – Спокойно ответил Хас. – Эти земли поразил Парадокс Смещения. Уж кто-кто, а ты должна это знать.

Нервно глядя на темного собрата, Ларильтани стала перебирать все ускользающие кусочки памяти, разбросанные и разделенные, в ее истерзанном сознании. Не найдя даже немого намека на подтверждение, или опровержение слов Хаса, драконица предпочла пропустить слова собрата мимо ушей.

— Я случайно перенес эту башню из другого мира, Альтерсеты. Ты знаешь, что такое Альтерсета? – С иронией спросил темный, поясняя сестре драконице элементарные, как ему казалось, вещи. – А хотя знаешь, это не важно. В конце концов, тебе интереснее узнать, как эту башню отсюда убрать, да?

В ответ, Ларильтани лишь быстро кивнула, не убирая ладони со своего меча. Как сказал ей Дж’гуок, “Доверять старому сопернику – это как класть руку в змеиное гнездо и, скрестив пальцы надеяться, что тебя не укусят.”

Хас на секунду прищурился, с подозрением впившись взглядом в сестру драконицу.  Отойдя на один шаг назад, он все же отвернулся от Ларильтани и посмотрел на высокую башню.

— Как и любой дракон, ты можешь использовать Смещение, и помочь мне закинуть эту бестию обратно в Альтерсету. Понимаешь?

— Как и любой дракон? – Прищурилась Ларильтани. – Тогда, что мешает тебе сделать все самостоятельно? Или тебе не хватит сил?

Хас утомленно вздохнул, задрав кверху правый рукав длинного коричневого пальто. Лишь тогда Ларильтани увидела сильные ожоги на руках темного собрата. Удивительно, что от его ладоней осталось хоть что-то, кроме обугленных фаланг.

— Вот это называется гнев. Видишь ли, я перенес эту башню в Ирри не сам. Как бы мне не хотелось этого признавать, на такое у меня не хватило бы сил. И желания тоже. Я могу перенести себя, немного вещей, ну и еще одного человека, способного превозмочь резонанс Смещения. Правила Бездны, знаешь ли… Конечно же знаешь… Или нет? – Широко оскалился Хас, глядя на растерянную Ларильтани.

— Эка, подруга, как тебя головой то приложило. Что, никогда не бывала человеком?

Драконица вздрогнула и отпрянула назад. В ее глазах читался немой укор и страх. Страх перед чем-то неизведанным, чем-то, что знал Хас, пока она сама находится  в полном беспамятстве. Однако больше всего пугало драконицу осознание того, что слова Хаса казались ей знакомыми, ибо где-то в самых отдаленных закоулках сознания мелькали  частицы забытого прошлого, подтверждающие каждое его утверждение.

Хас рассмеялся.

— Д-а-а, Ларильтани, от тебя не ожидал. Вторая по силе в роду, и так нелепо сесть в лужу! Ты ничего не помнишь о Смещении, о правилах Бездны и парадоксах? Плохо, конечно, но поправимо. Хорошо, что здесь я.

— Ты – Зло… Это я помню абсолютно отчетливо, а потому не доверюсь тебе ни на секунду… – Неуверенно проронила драконица.

Хас вздохнул, и с упреком посмотрел на Ларильтани, после чего утомленно потер изувеченным пальцем правый глаз.

— Ты серьезно? Все, что ты запомнила, это то, что я – Зло? А ты знаешь, что Зло – это метафорическое понятие, у которого нет четкого разделения на правильность поступков?

— Нет, по всей видимости. – Уверенно ответила Ларильтани, вновь кладя руку на спрятанный под плащом меч.

— Ну что за узколобость. Неужели ты настолько упряма в своем неведении, что не позволишь мне помочь убрать эту башню?

Ларильтани прищурилась.

— Почему сам не можешь?

— Да ты совсем меня не слушаешь! –  Возмущенно воскликнул Хас, резко поворачиваясь к драконице спиной. – Я не мог перенести материальный объект за пределы единой реальности! Точно также я не могу вернуть его обратно! Это еще одна драконица всему виной, Лиора… Или Ли’ир, или Элиори, или как она себя сейчас называет. Разозлилась и решила сбежать, породив очередной парадокс. Ну, я и попробовал отправиться следом. В итоге, два дракона, смещающие реальность, оказались перебором. Мы сотворили смещение такой мощи, что сумели перетянуть в Ирри башню, в которой находились.

— Кто такая эта Лиора? – Прищурилась Ларильтани. – И почему оказалась сильнее тебя?

— О, ты, как истинная умница, хочешь все знать. Похвально. – Ухмыльнулся Хас. – Но нет, Лиора из младшего выводка, она не может быть сильнее никого из нас. Вышло так, что две деформирующие реальность силы столкнулись на одном поприще, что вызвало сильнейший парадокс Смещения. Позволь я немного освежу твою память, — Хас гадко усмехнулся, словно издеваясь над сестрой драконицей. – Бездна – это такая штука, которая не терпит манипуляций. Одно неверное движение — и свод нерушимых правил окажется под ударом, а это, насколько ты НЕ ПОМНИШЬ, способно породить мощнейшую по масштабам катастрофу. Вот именно это ты сейчас и наблюдаешь.

— В каком смысле? – Вновь прищурилась драконица. – Ты имеешь в виду башню?

— Не будь такой простушкой, все ты прекрасно поняла. Тебя интересует природа бедствия, не так ли? Как и почему земля перестала нести в себе жизнь? – Хас всем телом обернулся к Ларильтани и указал на высокий шпиль башни. – Ты ведь знакома с человеческим строением тела? Конечно, знакома, иначе не стала бы досконально копировать их оболочку, и не попалась бы на ограниченность их восприятия, так сильно исказившего твое сознание и память. Скажи, как тело человека реагирует на рану?

— Пытается устранить заражение и остановить кровотечение. – Честно ответила Ларильтани.

— Верно. А что случается, когда в тело попадает, допустим, заноза? Место ее попадания начинает болеть, может даже воспалится, если слишком долго не реагировать на столь незначительное повреждение; а теперь глянь на эту башню. Тебя ничего не наводит на размышления?

— Это огромная заноза. – Заключила драконица.

— Вот именно. Заноза, отравленная законами реальности, из которой появилась. Земля умирает, потому что не может сопротивляться ее колоссальному гнету, навеянному Смещением, которое и перенесло эту башню сюда. Ты ведь тоже ощутила резонанс на пути к этому месту, верно?

— Ощутила. – Подтвердила Ларильтани. – Но есть еще один вопрос, и он наиважнейший…

— О да. – Грубо перебил Хас. – Что же нам со всем этим делать…

— Да. Что же мне со всем этим делать?

— Ха! – Оскалился Хас. – У розы есть шипы! Неплохо. Не доверяешь мне, даже после того, как я все тебе поведал, и на блюдечке преподнес!

— Я никогда тебе не поверю, отродье зла. – С холодом в голосе сообщила Ларильтани, стараясь как можно доступнее донести до Хаса свою точку зрения.

Темный усмехнулся.

— Вообще-то ты абсолютно права, на счет недоверия, однако заблуждаешься, считая отродьем лишь меня… Итак, — После короткой паузы продолжил Хас. — Как ТЕБЕ все исправить? Не так уж все и сложно. Все, что ТЕБЕ нужно, так это вернуть утраченную память, и тогда мы вместе с ТОБОЙ закинем эту башню обратно в Альтерсету, туда, где ей и место.

— А есть что-нибудь проще? – Скептично хмыкнула Ларильтани, сложив руки на груди.

— Конечно. – С довольным видом кивнул Хас. – Можно просто найти Лиору, или Ли’ир, или Элиори, как ее там, и заставить вернуть все, как и было. Понятное дело, что сама она не справится, силенок маловато, но тут на сцену выхожу я и вместе мы возвращаем башню обратно в родной мир. Ну, так проще?

— Выбора у меня нет. – Фыркнула Драконица. – Придется поискать младшую из отродий  тьмы, и заставить сделать так, как все было до нее.

Хас громко рассмеялся, глядя на самоуверенный вид Ларильтани.

Драконица гневно сверкнула парой серых человеческих глаз, будто стараясь пропалить во лбу темного дракона небольшое отверстие.

— Чего ты смеешься?

— О, да ничего. – Откашлялся Хас, подавив в себе веселье. – Есть идеи, куда могла податься темная драконица самого юного образца?

— Нет. – Честно ответила Ларильтани. – Но я знаю, откуда можно начать ее поиски.

— И? – Заинтересовано протянул Хас, карикатурно повторяя надменную позу сестры.

— В Ирри существует лишь один большой каменный город. Тайлмур. Его видно издалека, а потому, я полагаю, твоя Лиора направилась именно туда.

Хас усмехнулся.

— Вполне логично, учитывая, что Смещение разделило нас. Кто знает, где именно выбросило эту маленькую бестию. Ах, да, один нюанс, который следует уточнить. Ты ведь знаешь дорогу, да?

— Я жила в деревне неподалеку. Оттуда видны высокие шпили  городской колокольни. – Сдерживая угрюмый вздох, уточнила Ларильтани.

— Жила!? – Изумился Хас. – И ты не пробовала изучить мир, в котором находишься?

— Оставим этот разговор для другого раза, Темный. – Резко выпалила драконица. – Эта тема тебя совсем не касается.

— Как скажешь, ведущая в тень Ларильтани. – Примирительно подняв руки, усмехнулся Хас. – Кто я такой, что бы лезть к тебе в душу. Может, пойдем? Я, конечно же, пока еще не знаком с перемещением светил по небу, но могу сказать, что закат не заставит себя ждать.

— Я веду – ты следуешь. Ясно?

— Ясно. – Кивнул темный. – Очевиднее очевидного, ведь ТЫ же здесь главная.

***

— Как можно жить в такой дыре? – Вздохнула девушка, сидя в дальнем углу дешевого трактира.

Надвинув капюшон на самый лоб, она хлебнула молока из показавшей дно деревянной кружки, после чего горько вздохнула. С самого начала своего присутствия здесь, она чувствовала постоянный дискомфорт, просто вдыхая местный воздух. Сам город, его строение, архитектура, запахи, звуки – все эти элементы повседневности по неизвестной причине начинали раздражать странницу, вынуждая ее скрипеть зубами и нервно оглядываться каждый раз, завидя новое лицо.

— Н-да уж, Сиенора, ну ты вляпалась…

Девушка вздохнула, после чего посмотрела на опустевшую кружку и возвела очи к небу.

– Ну, вот за что, а?

Еще в самом начале своего пути, идя по главной улице, с ее налепленными друг на друга домиками, девушка в капюшоне пожалела о том, что покинула дом собственный, следуя единственному предназначению – бродить в местах, где другие не могут. Теперь, когда Сиенора застряла в столь непривычном городе, ей оставалось лишь терпеливо ждать, пока кто-то, или что-то, не заставит подняться со стула и направиться в путь по умирающему лесу.

Молча поправив непослушную алую прядь, выбившуюся из-под капюшона, Сиенора подозвала мальчика служку и попросила налить ей еще. Сама не зная почему, девушка побаивалась пить в этом заведении другие напитки, из-за чего уже третий час опустошала местные запасы  молока.

Тут, как назло, в таверну ввалилась толпа из восьми  человек, одетых в простую крестьянскую одежду. Не успели деревенские войти, как с их стороны послышался подобный грому смех, заставляющий неокрепшие уши исходить кровью.

— Замечательно. – Скривилась Сиенора. – Вот оно — ‘’что-то’’…

Уже собираясь уходить, девушка с алыми волосами краем глаза заметила, что один из крестьян вовсе не походит на крестьянина. Не было у него ни серпа, ни плуга, как у остальных. Выйдя из-за стола и пройдя мимо подозрительного человека, Сиенора заметила навершие большого меча, плохо спрятанного добротно утепленным плащом.

— Спрячь игрушку. – Мимоходом посоветовала Сиенора. – Отберут ненароком.

— А ты кто такая?

Девушку схватил за руку человек с самой зализанной прической, какую ей только приходилось видеть. Изогнув брови дугой, гостья в капюшоне вырвала руку из хватки и, повинуясь инстинктам, потянулась за мечом, как и положено, спрятанным за спиной.

— Не твое дело. – Огрызнулась Сиенора. – Садись на самый чистый стул, и не лезь в мои дела.

— Да, я бы с радостью, вот только есть одно “но”, которое не позволит поступить так, как ты советуешь. – Человек в плаще усмехнулся и потер пальцами длинный ус. – Видишь ли, я знаю всех местных, от крестьян, до ополченцев. Но тебя вот не припоминаю. Ты не местная?

— Очевидно же, что нет. – Процедила девушка, медленно пятясь к выходу.

— Вот именно. – Кивнул светловолосый. – А я люблю знать всех. Работа у меня такая – приглядывать за людьми. Меня зовут Дж’гуок. А тебя?

— Не твое дело, как меня зовут, Дж’гуок. – Скривилась в гневе Сиенора. – Оставь меня в покое и дай пройти.

— Ну, что же ты так грубо. Расскажи, откуда ты? И почему так злишься? Я уверен, нет никаких видимых причин для гнева. Знаешь что? Давай я угощу тебя.

— Нет, спасибо, я не пью.

— Ладно, тогда давай поговорим без выпивки. – Страж кивнул. – Откуда ты? Кто такая? Как оказалась в этом дешевом трактире?

Сиенора тяжело вздохнула. Казалось очевидным, что человек, по имени Дж’гуок от нее так просто не отвяжется, а проливать кровь понапрасну было не самой лучшей из затей.

— Сиенора. Так меня зовут. Я издалека. Оказалась здесь точно так же, как и ты. Пришла ногами и вошла через дверь. Через нее же, я планирую отсюда выйти. Удовлетворила я твое любопытство? Можно я уже пойду?

Дж’гуок прищурился.

— Ладно, Сиенора издалека, иди. Но знай – я буду за тобой присматривать.

— Вот уж чего не советую… — Проворчала девушка, покидая трактир.

 

— Ты куда собрался? – Наморщив лоб, спросил трактирщик с приятным, гладковыбритым лицом. – Поосторожнее с такими, как она. Видно же, что не в порядке у нее с головой.

— С чего ты взял, что я пойду за ней? – Усмехнулся Дж’гуок. – Просто хочу подышать воздухом. Душно у тебя тут.

— Ну конечно… — Мрачно усмехнулся хозяин трактира. – Душно ему.

 

— А ведь когда-то тут была настоящая утопия… — Нехотя признала Сиенора, хмурясь и глядя на дорогу.

Не имея ни малейшего понятия, куда податься, девушка в капюшоне просто брела вперед по дороге, время от времени натыкаясь на колонны крестьян, ищущих прибежища в некогда зеленом городе. Об уровне упадка можно было судить глядя на огромные деревья, в стволах которых люди раньше вырезали целые дворцы. Теперь эти самые дворцы рушились под натиском иссохшей древесины, покрываясь огромными трещинами и надколами.

— А урожаи-то гибнут… – Мрачно подметила Сиенора, глядя на скудные крестьянские обозы. – Как они только планируют дожить до зимы, если здесь вообще есть зима?

Каждую повозку тщательно проверяли ополченцы, выискивающие уже испорченное недугом зерно и, судя по невеселым физиономиям как крестьян, так и самих ополченцев, ситуация становилась все хуже. Молча идя по проторенной дороге, спрятав руки в карманы и не обращая внимания на суматоху вокруг,  девушка с алыми волосами почувствовала устремленный на нее взгляд. Не обратив внимания на такую мелочь, она продолжила шагать, не сбавляя темпа.

“Никак от меня не отвяжется.” – Подумала красноволосая, пряча лицо глубже в капюшон.

Повинуясь простой логике построения города без стен, Сиенора надеялась выйти к окраинам до наступления темноты, просто шагая вперед. Со временем, однако, светило все быстрее и быстрее стремилось  за горизонт, и отовсюду стала подступать ночная темнота. В жилищах, вырезанных в дуплах деревьев, зажигались огоньки, а от каменных домиков, построенных вокруг широких стволов, исходило приятное тепло. Время от времени, Сиенора вспоминала свой дом, просторный и уютный, обдуваемый морским ветром с одной стороны, и скованный огромным серым лесом с другой.

“Хорошее было время…” – С нежностью подумала девушка, наконец, скидывая капюшон. Теперь, когда наступила ночь, вряд ли кто-то обратит внимание на тонкое лицо с высоким лбом и характерной полоской узкого шрама у самого скальпа.

Потуже затянув волосы в высокий хвост, Сиенора вздохнула и обернулась. Чужой взгляд, словно наконечник копья, колол ей спину.  Внимательно вглядываясь в темноту, даже в самые мрачные, не осветленные теплым мерцанием окон закоулки, Сиенора вновь вздохнула и направилась дальше, повинуясь желанию поскорее покинуть город.

***

— Итак, Риль. – Усмехнулся Темный. – Наступила ночь и…

— Заткнись. – Сквозь зубы прошипела Ларильтани.

— Ну, что ты, нельзя быть перманентно угрюмой. Это вредно для здоровья, как я слышал.

— Молча. Иди. За мной. – Сдерживая гнев, прыснула драконица.

Сама не ведая почему, она испытывала невыразимо сильную, жгущую изнутри злость, едва ей стоило завидеть темного собрата, либо же услышать хоть единое слово из его уст. Именно поэтому Ларильтани старалась пропускать мимо ушей любые словестные уколы со стороны Хаса, которыми тот, несомненно, продолжал тешить свое самолюбие.

— Ладно. – Пожал плечами Темный. – Посмотрим, куда ты нас заведешь.

Как недавно услышала Ларильтани, бродя по улицам родной лесной деревушки, местные племена агуаннов, живущие, в том числе и в Тайлмуре, начинали терять свой рассудок. Как считала сама драконица, причиной всему было постепенное вымирание земли, а так же всего живого, что на ней обитает. Своими догадками она поделилась и с Хасом, проходя очередной глухой закоулок.

— Неужели? – С любопытством поднял бровь Хас. – В таком случае, мой черед задавать вопросы. Я, конечно, понимаю, что о местном мироустройстве ты знаешь немного, так как ничего здесь толком не изучала, но просвети меня хотя бы в одном — кто такие агуанны?

Ларильтани гневно скрипнула зубами, насилу перебив желание схватиться за меч.

— Еще хоть одно лишнее слово, и я тебя выпотрошу.

— Страшно. – Поразмыслив, заключил Темный. – Однако не слишком. Тем более, мне придется пойти на риск, ради нас обоих. Итак, Риль, кто же такие агуанны?

— Насекомые. – С явной неохотой выдавила из себя драконица. – Внешне как люди, но в хитиновых панцирях, а внутри дикари, поклоняющиеся деревьям.

— Понятно. – Кивнул Хас. – Ты не любишь их так же, как и я тебя.

— Уж поверь, — Опалив собрата гневным взглядом, обернулась Риль. – Твоя неприязнь ко мне целиком и полностью взаимна.

— Не сомневаюсь. – Подметил Хас, зачем-то принюхиваясь. – В общем, веди. Чем скорее разберемся с башней — тем быстрее разойдемся кто куда. Согласна?

— Всецело. – Мрачно усмехнулась Ларильтани, скривив симпатичное личико.

Далее, невольных товарищей по несчастью вела едва различимая в ночном тумане дорожка, выложенная когда-то давно из полированных ивовых поленьев. Как пояснила Темному его сестра, ей менее всего хотелось встретить на главной улице толпу сбрендивших насекомых, имеющих привычку сбиваться в небольшие, но очень опасные шайки.

— Нда. – Вздохнул Хас. – Драконица, которая страшится насекомых. Если б кто спросил, я тут же ответил бы, что это более чем любопытно.

— Как я рада, что никто не спрашивает…

Темный злорадно улыбнулся.

— Поэтому, дорогая Риль, я и отвечаю.

Кривая дорожка, вскоре, привела одетых в человеческую шкуру драконов к небезызвестному в низших слоях населения трактиру, с коротким и очень не броским названием, которое оба из порождений Бездны вскоре позабыли, едва переступив его порог. Оказавшись внутри небольшого деревянного помещения, пропахшего дешевым деревенским пойлом и сыростью, Хас стал принюхиваться куда более тщательно, едва не закатывая глаза от усердия.

Ларильтани, тем временем, терпеливо выпытывала у невысокого статного человечка любые весточки от своего друга, Дж’гуока, незаметно для себя выплескивая на трактирщика накопившийся гнев в виде простейших эпитетов.

— Увязался он за кем-то, — Стараясь отделаться от обозленной Ларильтани, выкрикнул хозяин трактира. – Рыжеволосая, та, за кем он увязался, высокая и худая, в капюшоне.

— Откуда ты знаешь, что у нее красные волосы, если на голове у нее был капюшон? – Присоединился к информативной беседе Хас.

— Волосы торчали. – Ответил трактирщик, спокойно реагируя на беззлобную речь Темного. – Это я запомнил отлично. И еще, у нее меч за спиной изогнутый. Явно девка не местная.

— С чего ты это взял? – Усмехнулся сородич Ларильтани, почесывая угловатый подбородок, иссеченный парой мелких шрамов.

— Я погляжу, ты, юноша, тоже не местный, раз не знаешь о запрете ношения оружия в пределах города. Совет не позволяет никому, кроме ополченцев и стражей владеть оружием. Странно, что девицу эту еще не задержали ни те, ни другие.

— Ясно… – Задумчиво кивнул Хас, после чего закрыл глаза и вновь принюхался.

— Что с тобой? – Спросила Риль. – Плохо воспринимаешь местные ароматы?

— А я вообще все местное воспринимаю очень плохо. – Без тени шутки, ответил Темный. – Это башня. Ее резонанс очень болезненно выворачивает мои чувства. Бездна не терпит манипуляций, как я уже говорил, а мы – ее порождения.

— А вы, кто такие, собственно? – Оглядывая сородичей, прищурился трактирщик. – Откуда прибыли?

— Спасибо за сведения, добрый человек. – Вежливо склонил голову Хас. – Знать о нашем происхождении вам нет нужды.

— Странный у вас говор. – Подметил невысокий человечек. – Возможно, ты и прав. Не охота мне знать о вас. Идите, куда шли.

Хас усмехнулся.

— Идем, Риль. Поищем девчонку с красными волосами, за которой угнался твой дражайший друг. В конце концов, могла-бы и поведать мне о нем, как и о цели нашего прибытия в этот город.

— И получить по ушам очередным потоком твоего остроумия? – Подняла бровь Ведущая в тень. – Очевидно, что существо вроде тебя ничего не знает о дружбе. Особенно с людьми.

Хас вздохнул, возведя очи к небу.

— Ты даже не представляешь, насколько ошибаешься, Риль. Когда тебе приходится бегать из мира в мир, поневоле привыкнешь любить людей.

— Как неожиданно… — Сухо усмехнулась Ведущая в тень. — … И не правдоподобно.

***

Сиенора все шла и шла вперед, чуя кожей колющий спину взгляд надоедливого стража. Останавливаться девушка, однако не хотела. Лишний миг в постепенно умирающем городе казался ей невыносимой пыткой, раздражающей само ее нутро.

Практически без цели и надежды, она просто брела по дороге, терпеливо  вынося и слежку, и гнетущее эхо умирающей земли, пока по пути ее не встретила целая группа из похожих на людей существ, одетых в старые, поношенные одежды.

Вытянутые морды, надежно защищенные толстым панцирем, с явной угрозой устремились в ее сторону, и впервые Сиенора почувствовала настоящую тревогу.

Глядя на обрывки одежд, надетые на странных существах, девушка невольно отпрянула назад, сглатывая комок в горле и унимая дрожь, поразившую ее руки.

— Чего вам надо? – Подавляя испуг, выкрикнула Сиенора, невольно тревожа нависшую среди улиц тишину.

Сперва, укрытые панцирем люди даже не шелохнулись в ответ. Сиенора, хватаясь за меч, попятилась назад. Глядя на странную реакцию ее очевидных противников, она невольно дотронулась до живота, аккуратно проведя ладонью до самых ребер. Повинуясь инстинкту, Сиенора глянула за спину, после чего нервно сглотнула. Позади девушки, на крышах домиков, и среди ветвей деревьев, притаились другие насекомые, нацелившись на нее из примитивных луков и пращей.

“Докатилась ты, Син…” — Про себя выдохнула девушка и, ни секунды не раздумывая, оголила меч. Понимая, что возможно придется пробиваться сквозь густую толпу, она схватила рукоять обратным хватом так, чтобы клинок оказался за спиной, после чего выпятила левую руку вперед и немного согнула колени.

— Не спеши, Сиен. – Послышался мягкий, мелодичный голосок.

Девушка обернулась.

На освещенную звездным светом улицу вышло юное, щуплое создание со странной внешностью. Невысокий рост, синие волосы, белая кожа, золотые глаза и почти детское, милое личико придавали этому чуду нелепый вид, однако было что-то привлекательное в ней и светлое, помимо цвета кожи.

— Сиен, я хочу поговорить открыто. Нам не нужна лишняя кровь.

Сиенора нахмурилась.

— И ты говоришь мне это, окружив толпой вот этих существ, Ли’ир?

— Не будь их здесь, ты не стала бы говорить со мной. – Угрюмо подметила девочка, обматывая шею зеленоватым плащом. – Не пытайся отрицать этого. Наша встреча один на один не посулит ничего хорошего.

Сиенора покрепче сжала рукоять меча и сухо осмотрела неровные ряды невиданных ею ранее существ.

— Ты одурманила их разум, не так ли?

— Мне пришлось. – Опустила взгляд Ли’ир. – Моя задача важна, а потому приходится идти на жертвы. Это все во благо.

— Ну как же… — Хмыкнула Сиен. – Ты ведь воплощаешь собой святость и добрые намерения.

— Знакомый юмор. – Улыбнулась Ли’ир, оголяя белоснежные, заостренные хищные зубки. – Однако, мне нужна помощь. Оказалось, что эти существа, именуемые агуаннами, оказались очень податливыми, так что я решила использовать их какое-то время.

— Ясно. – Нервно закивала Сиенора, медленно и аккуратно поправляя собранный на затылке алый хвост. – Ничего не изменилось. Так, что ты хочешь от меня?

— Все просто, Сиен. – Добродушно улыбнулась Ли’ир. – Я отправлю тебя домой. Туда, откуда тебя вырвал этот бездушный Ха’аста’аммит.

— Домой, говоришь? – Сиенора немного опустила клинок. – А ты можешь?

— Разумеется. Я ведь дракон, как и Хас.

Сиенора угрюмо оглянулась, еще раз взвесив свои шансы против толпы так-называемых агуаннов.

— Прошу тебя, не стоит этого делать. Не хочу навредить, но придется, если вздумаешь мешаться. – Примирительно подняв ладони, почти пропела Ли’ир.

Сиенору перекосило.

— Ты безумная. И не представляешь, чего желаешь добиться.

— А Хас знает? – Усмехнулась Лиора. – Ты понятия не имеешь, кто он такой, если думаешь, что такому существу можно доверять.

Пока две дамы дискутировали, толпа агуаннов пополнялась новыми представителями, разрастаясь до размера небольшой армейской роты. Каждый новоприбывший имел при себе какое-никакое оружие, будь то старый молот, либо же истерзанный ржавчиной меч или кинжал.

Сиенора понимала, с кем ведет диалог, а также знала, что Лиора искренне верит в то, что говорит. Дабы подольше потянуть время, девушка с алыми волосами не выходила из стойки активной атаки, что позволяло ей в любой момент ворваться рыжей молнией в разрозненный строй агуаннов и разорвать на куски многих из них, прежде чем ей удастся выбраться из плотного кольца людей-насекомых, хищно поглядывающих на ее клинок. Единственное, что мешало Сиеноре немедленно вступить в бой, так это лучники и пращники на крышах и ветвях. Девушка не горела желанием бежать с ежовой спиной, утыканной десятком проржавевших стрел.

Как оказалось, проблема разрешилась сама собой.

— Давай, Сиенора! – Выкрикнул надоедливый страж, соскакивая с ветви самого широкого в поле зрения древа. Удерживая в руках устрашающего вида цвайхендер, Дж’гуок с громким хрустом приземлился на плечи одного из агуаннов, моментально превратив насекомое в небоеспособную лужицу.

Сиенора, между тем, подметила отличный навык маскировки, присущий настойчивому стражу.

— Он на дереве! – Послышался поскрипывающий, обескураженный возглас одного из агуаннов, из тех, кто загородил Сиеноре дорогу.

Ни секунды не раздумывая, девушка с алыми волосами холодно заглянула в глаза Ли’ир, после чего молнией ворвалась в строй агуаннов, по широкой дуге взмахнув изогнутым клинком. Разгорелось настоящее уличное сражение. Толпа людей насекомых набросилась на Сиенору, норовя заколоть примитивным оружием.

— Сдерживайте их, друзья! – Крикнула Ли’ир и словно исчезла. Во всяком случае, посреди улицы Сиен ее больше не видела. Дж’гуок, тем временем, неплохо справлялся с отвлечением пращников и лучников на себя, чем давал Сиеноре возможность как следует проредить плотный заслон агуаннов, посягнувших на жизнь и без того покалеченной девушки.

***

— Слышишь? – Нахмурившись, процедил Хас и, не дожидаясь ответа, ускорил шаг по узкой аллейке.

— Да. Слышу. – Кивнула Ларильтани, хватаясь за меч. – Что-то явно не так…

Темный не ответил. Вместо этого он вновь, как следует, принюхался.

— Что, никаких уколов в мою сторону? Никаких шуточек? Сарказма? – Наигранно изумилась Ларильтани.

— Нет. – Усмехнулся Хас, переходя на бег. – Ты еще не заслужила!

Перебегая улицу, образованную пересечением нескольких древ-домов, драконы услышали звуки боя, доносившиеся из-за ближайшей подворотни, со стороны главной улицы.

— Агуанны?! – Удивилась Ларильтани, глядя, как девица с алыми волосами ловко истребляет насекомых. – Куда смотрят стражи?!

— В землю. – Угрюмо ответил Хас. Из-под пальто он достал короткий меч. – Я знаю, кто виновен в этом безумии. А злом в конце оказываюсь все равно я…

Драконы забежали агуаннам в тыл, отвлекая на себя как можно больше внимания. Как оказалось, Хас заинтересовал их куда сильнее, чем его сестра.

— Ларильтани! – Воскликнул радостно Дж’гуок, не прекращая размахивать мечом. – А ты как здесь оказалась?

— Я нашла причину всех бед! – Крикнула в ответ драконица, уходя в оборону. – Он все знает!

— Ничего я не знаю! – Огрызнулся Хас, пробиваясь ближе к Сиеноре. – Не отвлекайте меня!

— Любопытно! – С застывшим смехом откликнулся страж, быстро забираясь на широкую ветвь. – А как вообще твои дела? Все хорошо?

— Я потом все расскажу! Не умри!

Дж’гуок рассмеялся в ответ, сбрасывая на землю, засевшего на дереве, лучника. Тем временем, Хас наловчился аккуратно пронзать панцири агуаннов, не прилагая особых усилий. Как подметила Ларильтани, Темный не убил ни одного насекомого, лишь ранил нескольких и вывел их из боя, постепенно приближаясь к девушке с алыми волосами.

— Хас! – Надрывно крикнула Сиенора, удерживая левую руку на животе. – Скорее!

Темный отбросил двоих агуаннов, схватив за горло одного, и отшвырнув в другого, после чего встал бок о бок со своей опустошенной боем подругой.

В последующий миг грянула вспышка. Ларильтани обернулась. Перед ее взором предстала колокольная башня, объятая пламенем. Послышались крики.

Драконица растерянно глянула на темного собрата, с застывшим на устах вопросом.

— Это Лиора! – Крикнул Хас. – Она подчинила себе этих существ, а после не смогла контролировать!

— Нет, все намного хуже. – Подала голос Сиен, истощенная длительным боем. – Лиора просто ушла, оставила их здесь, не успев освободить их разум. Теперь они сойдут с ума и будут атаковать все, что не похоже на них.

— Что значит “она ушла”? – Вопросительно прыснул Хас, отбрасывая агуанна подальше от Сиен.

— Она пришла ко мне, пока тебя не было, уговаривала уйти, вернуться домой. – Девушка застонала, припадая на одно колено. Выронив меч, она удерживала трясущиеся ладони на животе, тяжело дыша и откашливаясь.

Тем временем, Дж’гуок, громко выкрикивая местное ругательство, спрыгнул с очередного древа, в падении разрубив толстый панцирь одного из агуаннов. Ворвавшись в толпу, страж явно не растерялся, и пинком ноги отправил ближайшее насекомое в непродолжительный полет.

— Теперь я вообще ничего не понимаю! Почему другие стражи не остановили это безумие! Где ополченцы?

— Будь уверен, маленькая бестия догадалась ослабить их. – Мрачно усмехнулся Хас, поднимая на ноги Сиен.

Тем временем, судя по крикам и звукам боя, сражения ширились по городу. Со всех сторон разгорались огни пожаров, и, судя по отдаленному лязгу клинков, ополченцы все же пытались дать отпор.

— Да уж, Риль. – Усмехнулся Хас. – тебе предстоит продолжительная уборка!

— Не смешно. – Угрюмо проронила Сиенора. – Здесь люди умирают.

— Да плевать. – Махнул рукой Темный, отбрасывая в сторону последнего агуанна. – Стоять можешь?

— Да, спасибо. – Болезненно улыбнулась девушка, поднимая с земли меч. – Как ты нашел меня?

— От тебя несет Резонансом за версту. Прости, но ты им просто воняешь.

— Ничего, я еще тебе припомню. – Шутя, процедила Сиенора.

— Вы знакомы? – Приближаясь, поинтересовалась Ларильтани.

Хас обернулся.

— Очевидно же, что да.

— Почему не сказал мне? – Прищурилась драконица, собрав руки на груди.

— Мы не делимся секретами, помнишь? – Нахмурился Хас.

Дж’гуок, подойдя ближе, присоединился к беседе. Улыбка с его лица, однако, пропала бесследно.

— Что нам делать, Ларильтани? Тайлмур – единственный город на много лиг в округе. Если он будет разрушен…

— Нам ответит он. – Ларильтани кивнула на Хаса, который тем временем помогал Сиеноре прийти в себя.

-… Старая рана все еще болит?

— Очень. Как будто вчера убили. – Скривилась Сиен, кое-как переводя дух.

— Должно пройти, когда-нибудь. – Улыбнулся Хас. – Такое бывает с теми, кто возвращается после смерти…

— Хас, — Окликнула собрата Ведущая в тень. – Как нам найти Лиору?

Дракон с любопытством глянул на сестру, почесывая подбородок.

— Никак. Я не чувствую ее присутствия здесь, а значит, нам она не помощница.

Сиенора, между тем, медленно, опираясь на меч, обошла Дж’гуока и Ларильтани, тихо постанывая.

— Да уж, я уже не та, что прежде…

— Не забывай, нам нужно избавиться от проклятой башни! – Воскликнула Риль, чувствуя, как душит ее гнев. – Что ты обещал мне?

— Ничего. – Пожал плечами Темный. – И кстати, нам с Сиен уже пора идти. Наши дороги здесь и разойдутся.

— Но Резонанс Бездны все здесь погубит! Сам же сказал! – Воскликнула Ларильтани, оголяя меч против собрата. – И ты не…!

Послышался глухой хруст. В тот же миг, Ведущая в тень, выронила клинок и посмотрела на спокойного Хаса, после чего, опустив взгляд, увидела торчащий из своей груди кончик меча. Дж’гуок к тому времени уже распластался по земле, оправляясь после меткого удара в шею.

— Жить будет. – Кивнул Хас, оценивая взглядом стража.

— Прости. Так нужно. – Прошептала Сиен, и рванула клинок.

Молча вздрогнув, Ларильтани упала на колени, затем, опалив собрата гневным взглядом, завалилась набок и закрыла глаза.

В голове, ярким вихрем промелькивали угасающие образы и мысли. Словно замок из песка, сознание драконицы рушилось, соразмерно погружению ее человечности во мрак, растянутый в форму тонких черных нитей. Не сразу, но с течением временем, Ларильтани захотелось ловить эти уходящие в неизвестные пространства нити, проводящие ее память в темный водоворот. Потянувшись за угасающими образами, драконица словно окунулась в темное течение всеми остатками своего умирающего сознания. Постепенно впитывая в себя кусочки былых мыслей, образы людей, а так же чувства, похороненные под многовековым слоем безразличия и самолюбия, Ларильтани неожиданно получила ответы, после чего, почувствовав страшную боль, ухватила легкими воздух и открыла глаза.

— Я ведь говорил – жить она будет. – С довольным видом кивнул Хас. – Думаю, силенок ей хватит.

— Ты уверен, что это так? – С явным сомнением прищурилась Син, стоя рядом с Темным. – Кто знает, сколько времени понадобится на возврат памяти.

— Немного. – Хас с уверенностью помотал головой. – По собственному опыту знаю, как это бывает.

— Вы что натворили?! – Взъярился Дж’гуок, падая на колени рядом с едва живой драконицей. – Она умирает!

— Вовсе нет. – Сложив руки на груди, усмехнулся Хас. – Она лишь становится мудрее. Местами, даже сильнее…

***

Наступал рассвет. Алыми линиями он перечеркивал светлеющий небосвод, встречая теплое дневное светило. Подул ветерок, поднял с земли пожелтевшую листву и пыль, закрутив их в воздушном хороводе, мертвом и пустом, какой была сама земля вокруг.

Хас потер носком сапога осколок кости, оставленной давно мертвым животным, и нарочито громко вздохнул, глянув на рыжеволосую подругу.

— Боль никогда не пройдет, если ты не научишься обходить воспоминания стороной. Раны на теле заживают быстрее ран душевных. По крайней мере, так обычно случается.

— Да. Я знаю. – Кивнула Сиенора, держа руку на животе. – Давай не об этом. Скажи лучше, что дальше? Лиору я упустила, в этом мире ее больше нет. Что делать теперь?

— Ну, как что? – Светло улыбнулся Хас. – Где твой былой энтузиазм? Отправимся следом, как и планировали ранее. В конце концов, воскрешать мертвых – дело последнее. Помышлять такими мерзкими делами Лиора не вправе. Я ведь держу монополию.

Сиенора рассмеялась.

— З-л-о-о-о!

Хас вновь усмехнулся, но промолчал, сжимая в кулак пораненную Смещением кисть.

Нависла тишина. Листва и пыль осели наземь. Лишь треск сухих стволов играл свою мелодию, встречая новый день. С высоты нависшего над лесом обрыва, оголенного недавним оползнем, высилась огромная каменная заноза, глубоко впившаяся в плоть земли. Где-то там, рядом с башней, Хас чуял сестру драконицу, вновь сильную и мудрую, но более не безразличную, какой она ему запомнилась когда-то. Темный усмехнулся, задорно помахав рукой, отлично понимая, что никто, кроме него и Сиеноры, жеста не увидит, а сам он, вскоре, бесследно исчезнет с полей этого мира и, со временем, никто не вспомнит о нем, кроме драконицы, ищущей высшего блага.

— Мы вернемся сюда? – Спросила Сиенора, глядя на почерневшие городские шпили. – Вдруг, когда-нибудь…

— Э-э-э… нет, пожалуй. – Хас скривился. – Пусть лучше помнят нас источником горя и корнем всех зол. Я сюда ни ногой.

Девушка рассмеялась, кладя руку на плечо Темного.

— Прощайся, в таком случае с сородичем драконом, и мы пойдем.

— Я попрощался. – Неуверенно ответил Хас, склонив голову набок, и, с промелькнувшим на секунду любопытством, посмотрел в сторону башни. – Осталось узнать, захочет ли Риль попрощаться со мной.

— Она все поняла. – Уверенно отозвалась Сиенора. – Глупость – это человеческая черта. Риль выше этого.

Хас с усмешкой глянул на Сиен, отходя от края обрыва.

— Как самокритично. Пойдем. Лиора сама себя не вразумит и не остановит. А кому-то, все же, стоит, иначе время начнет настоящий хоровод…

— Любопытно, как вещи вокруг приобретают новые оттенки. – Спокойно подметила Риль, шагая по лесу. – Знаешь, я тут же вспомнила все, на что пытался намекнуть мне Хас.

Страж Дж’гуок, придерживая подругу драконицу, с интересом глянул на нее, но промолчал.

—  Бездна ведь и впрямь не терпит никаких манипуляций, понимаешь? Бездна – это такой свод правил, не позволяющий всем мирам слиться в один и расплющиться под натиском различных законов природы. Знаешь, что удерживает время в колее, и не дает ему растечься по мирозданию? Бездна. Теперь она пытается подстроить наш лес под отравляющее влияние башни, попавшей сюда из другого мира.

Дж’гуок промолчал.

— Не все воспоминания вернулись, но, знаешь что? – Ларильтани улыбнулась. – Я здесь уже четыре сотни лет.

— Правда? – Поднял бровь страж, изображая интерес. – И как ты память умудрилась потерять?

— Еще не знаю. – Мотнула головой драконица, придерживая пробитую клинком грудь. – Когда я вспомнила Хаса, то подумала, он к этому причастен, но, как оказалось, это не так. Самое смешное в том, что он сам пытался мне на это намекнуть. Он вообще на многое намекал, но был при этом честным. Странно, да?

— Это точно. – Проворчал Дж’гуок, сдувая со лба светлый локон. – Странно, что он не убил нас обоих.

— Видимо, у него не было причин. Мы были знакомы когда-то, ты знал? Терпеть друг друга не могли, и неспроста. Он казался злобным, ненавидящим все и вся существом, вредил всему в округе, не давал житья многим собратьям. Таким я его и запомнила, и до этого момента не задумывалась, какими он запомнил нас, своих сородичей.

Драконица, почуяв где-то вдалеке знакомое тепло, вдруг вспомнила приятный звездный свет и красоту восходящего солнца, после чего глянула на холм, с которого недавно сама спускалась в лес. Улыбнувшись и мысленно простившись с Темным, она обернулась, и целеустремленно продолжила путь.

— Лунатик… – Тихо процедил Дж’гуок.

Медленно подходя к серой каменной башне, Ларильтани вскоре почувствовала легкое головокружение, причинявшее неестественно сильный дискомфорт и ослабляющее восприятие. С трудом прикоснувшись к серой стене и проведя по ней ладонью, драконица сконцентрировалась на Резонансе. Как оказалось, Резонанс исходил отнюдь не от самой башни, а из реальности, откуда эта башня появилась.

Ошарашенная такой находкой, Риль отдернула руку и открыла глаза.

— В чем дело? – Не скрывая взволнованности, утомленно проворчал Дж’гуок, ухватив драконицу за плечи.

— Резонанс, он не просто убивает землю, друг, он искажает время. – Откликнулась Риль, пытаясь тверже стоять на земле. — Это не проклятие, как думали мы все, это нечто похуже. Последствия перехода из другого мира разрушают, если не проявлять осторожность, и кто-то сильно с этим оплошал. Лиора, видимо. Или Ли’ир? Как там ее…

— Я не понимаю, Ларильтани, что это значит?

— Это значит, что время молохом прошлось по родной реальности этой башни. – Вздохнула Риль. — Не хочу даже знать, с чем столкнулись ее обитатели.

Тут же, не сходя с места, драконица дотронулась до стен башни и та, в единый миг, исчезла, оставив после себя лишь глубокий шрам, черный и холодный.

— Ну, и это все? – Удивился страж.

— А ты чего ожидал? Ярких вспышек? – Ларильтани улыбнулась. – Это все. Пойдем обратно в город, нам нужно вернуть агуаннам их рассудок.

Дж’гуок рассмеялся. Во взгляде его плясала огоньками истинная гордость наставника, который  передал ученику мантию мастера.

— Точно. А еще, ты молодец. Физиономия твоя больше не походит на оскаленный кусок глины.

Драконица усмехнулась. Вместе с другом, она отправилась в город. Им обоим предстояло сыграть роли настоящих миротворцев, с чем ни Риль, ни Дж’гуок мешкать не желали…

читателей   120   сегодня 4
120 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...