Сказка про настоящий изумруд

Зал был забит зрителями до отказа. Мужчины, женщины и дети – все, кому посчастливилось попасть на сегодняшнее уникальное представление. Тысячи людей жадно смотрели на сцену, боясь пропустить хоть единое движение. На сцене были слон и маэстро Гудини. Слон должен был исчезнуть, а Гудини – получить своё признание как величайший фокусник в мире.

Ассистенты маэстро накрыли слона огромным белым покрывалом. Гудини выдерживал свою знаменитую паузу. Женщины ахали и качали в нетерпении головами, на которые были надеты шляпки, украшенными перьями, живыми цветами, петлями из пёстрых лент, цветами из ткани, маленькими птичками, бантами и тюлем. Это движение шляпок, возникшее в зале, добавляло нереальности происходящему на сцене.

В ложе, на одном из лучших мест, сидела красивая дама. Глубоко посаженные глаза смотрели серьезно и внимательно. Подкрашенные губы складывались в полуулыбку, на высоких скулах играли ямочки. На даме была шляпка «флеранж» из фиолетового фетра, отделанная бархатными фиалками. Небрежно наброшенное на шею боа «флери» ниспадало на большой круглый живот – скоро на свет должен был появиться малыш. Сидящий по левую руку от дамы статный мужчина с неодобрением поглядывал на свою жену. Женщины в такой ситуации, по его мнению, меньше всего должны находиться в столь людных местах. Но дама, сходившая с ума от феерических трюков Гудини, никак не желала пропустить удивительное представление. Она наклонилась вперёд, следя за каждым движением фокусника.

Раз! Одним движением руки Гудини сдернул со слона покрывало, оно взлетело и опустилось на сцену мягкими волнами.

– Ааах! – выдохнул зал. Слон исчез.

– Ааа! – застонала дама, с трудом оторвав свой взгляд от происходящего на сцене. – Поедем скорее отсюда! – нетерпеливо крикнула она своему мужу.

Спустя час на свет появился малыш, которому, как и всем малышам, родители дали имя. В честь сегодняшнего представления великого маэстро, а также в угоду матери, непременно желавшей дать ребёнку созвучное имя, мальчик был назван Гудвином.

Маленький Гудвин полностью оправдывал мечтания матери. К двенадцати годам он разгадал все трюки маэстро Гудини и карточные фокусы Дэвида Вернера, к шестнадцати – создал свои, еще более чудесные и удивительные. К двадцати годам Гудвин перепробовал всё, до чего смог дотянуться его пытливый ум, и осознал, что отныне сердце его отдано единственному делу, которое ещё не довелось до конца постичь – магии.

Проводя бесконечные алхимические опыты, он получал один сплав за другим, однако не золото было его мечтой. Гудвин мечтал получить изумруд. Прошло долгие четыре года, на протяжении которых он не выходил из лаборатории, смешивая в разных пропорциях хром, ванадий и железо. И вот однажды труд его был вознаграждён. На свет появился изумруд такой редкой красоты, что ему бы позавидовали все другие самоцветы, если бы они умели завидовать.

Гудвин стоял неподвижно, держа в руке магический изумруд. Неизвестно, сколько прошло времени, пока мать, случайно заглянув в лабораторию, не застала его, как будто находящегося в тяжком оцепенении. Она силой отобрала у сына камень и Гудвин тот час же очнулся.

– Нельзя позволить, чтобы камень овладел твоей душой, — сказала она строго. – Сын, у тебя бездна талантов, не дай никаким силам забрать их у тебя.

Гудвин задумался. Раз он сумел сделать один изумруд, то сделает и другие. Много, много прекрасных изумрудов! А что делать потом? Куда девать такое богатство? Как защитить его от любителей лёгкой наживы? Ответ пришёл неожиданно: нужно сделать так, чтобы никто, кроме него самого, не знал, что это настоящие изумруды. И Гудвин принялся за работу.

Дни и ночи снова проводил он в своей мастерской. Пришлось сделать пристройку, в  которой хранились изготовленные изумруды. После того, как камней было создано превеликое множество, Гудвин позвал бригаду рабочих и велел свезти камни прочь из города. Была у него такая мысль – построить свой собственный город, Изумрудный, подальше от того места, где он родился и жил. И быть в том Изумрудном городе правителем. Вот тогда-то ничто не будет мешать ему день и ночь наслаждаться своими несметными богатствами. А чтобы другие люди не завидовали, и ничего не попытались украсть, придумал Гудвин надеть им всем розовые очки. Эти цветные очки, скорее даже сиреневые, чем розовые, были изготовлены в огромном количестве. Первыми, кому довелось ими воспользоваться, были те самые рабочие, перевозившие изумруды из мастерской Гудвина на место постройки нового города. Они, конечно, поначалу удивились, да только как можно долго удивляться, если выполняешь заказ мага и фокусника. Ведь чародеи – не такие люди как мы с вами.

А тем временем мечты Гудвина постепенно обретали свои изумрудные очертания. Город расширялся, воздвигались здания и ратуши, мосты и арки. Мастерство Гудвина росло. Он научился создавать изумруды разных оттенков, и теперь весь город сиял зелёными узорами. Маэстро-фокусник стал Великим Гудвином.

Конечно, рабочие, которые достраивали город, и жители, уже поселившиеся в нём, обязаны были носить розовые очки. Эти очки разрешалось снимать лишь ночью, когда становилось совсем темно. А утром, ещё не открывая глаз, каждый должен был снова надеть свои очки. Вот поэтому все строения казались людям серого цвета. Но всё равно город им очень нравился – серые орнаменты и узоры были хороши. Внешнюю стену города воздвигли из обычного камня, так что проходящие мимо путники ничего не могли заподозрить.

Посторонних людей в городе не привечали. Пускали иногда, но предварительно такой гость должен был обязательно одеть розовые очки и ни в коем случае не снимать их. Великий Гудвин строго-настрого наказал стражникам у ворот растолковывать чужакам правила пребывания в городе: те, кто снимут розовые очки – исчезнут с лица земли. Ведь город-то волшебный. Лишь только сам правитель мог не носить очков. Все знали репутацию Гудвина как великого чародея, который заставил исчезнуть огромного слона. Поэтому никому не приходило в голову усомниться в его словах, до тех пор, пока не произошёл один случай.

Однажды в город прибыл путник. Его звали Фома. Путника этого привёл мятежный западный ветер, который всегда делал то, что ему хотелось. Фома прослышал про новый город, стремительно выросший на берегу извилистой реки, и мечтал на него посмотреть. С огромным интересом путник размышлял о правителе Гудвине. Зачем он заставлял жителей и гостей города носить розовые очки? Говорили, что человек, снявший очки, сразу же исчезнет. Фома в это не верил.

Стражники у ворот вручили гостю розовые очки, помогли их надеть и указали дорогу к центральной городской площади. Они ничего не заподозрили. С виду путник был обычным странником, который настойчиво просил пустить его в город. Никто и не знал, что Фома готовит большое разоблачение Гудвина. Дважды ему доводилось видеть, как кто-то из зрителей, постигнув тайну магического трюка, разоблачает незадачливого фокусника. Конечно, Гудвина ещё никогда и никому не удавалось разоблачить, но Фома надеялся, что уж ему-то повезёт. Сам он в жизни ничего придумать не сумел, а мог только злословить о других и судить их.

Выйдя на середину центральной площади, Фома поправил свой рюкзак и внимательно осмотрелся по сторонам. Прямо перед ним, на балконе городской ратуши, стоял правитель Гудвин, с удовольствием обводивший взором свой город. Они встретились глазами. Фома насмешливо поклонился и… сорвал с себя розовые очки. В тот же миг он остолбенел. Сияние тысячи тысяч изумрудов ударило по его глазам. Фома ослеп и оглох одновременно. Он стоял, судорожно ловя ртом воздух, как рыба, выброшенная из воды. Люди на площади глядели на Фому, не веря своим глазам. В звенящей тишине мгновение времени растеклось, как будто кто-то растянул резиновую ленту. С легким глухим хлопком лента сжалась, и Фома исчез. Совсем, полностью и мгновенно, как будто растворился в воздухе. Жители города смотрели на происходящее, не в силах промолвить ни звука. Никто из них и не заметил, как Гудвин вытянул вперёд руки и произвёл ими ряд ловких и необыкновенных движений, уследить за которыми было просто невозможно. А в это же время где-то далеко, в сотнях миль южнее, под цветущей яблоней очнулся человек. Он не помнил ни своего имени, ни того, как сюда попал. Человек подставил лицо западному ветру, подтянул повыше свой рюкзак и пошёл вдаль по дороге.

— Это большая удача, — подумал Гудвин, — что я вовремя заметил опасность. Хорошо, что дерзкий странник не успел ничего сказать про изумруды. И мой трюк остался незамеченным. Пусть лучше все думают, что это сам город изгнал того, кто не уважает его законы.

После этого случая жители города стали носить очки даже в темноте, а случайные путники и вовсе позабыли сюда дорогу. Ведь никто не знал, что ещё может прийти в голову волшебному городу.

Прошло несколько лет. Великий Гудвин всё так же бродил по своим улицам и площадям, наслаждаясь блеском и богатством драгоценных изумрудов. Однако со временем он стал замечать, что прежнее очарование сокровищ меркнет в его глазах. Наваждение ушло. Пытаясь найти ответы, он снова стал проводить долгое время со своим магическим изумрудом, созданным раньше всех. Когда Гудвин держал в руках этот камень, ему чудилась какая-то нежная песня, тонкая мелодия, почти без слов. Ему казалось, что мелодия эта просто грезится, как мираж посреди пустыни. А так как ни единой души в эти минуты рядом не было, то некому было и оспорить это. Что же касается новых фокусов, то маэстро уже давно ничего не создавал: не было ни желания что-то творить, ни свежих идей.

Желая разобраться в себе, Великий Гудвин пытался заглянуть в будущее, понять смысл происходящего, но всё тщетно. Однажды ему даже приснилась Изумрудная скрижаль. Гудвин был уверен, что там написано что-то очень и очень важное, прочитав которое он, наконец, обретёт себя. Однако строки текста плыли у него перед глазами, буквы то плясали, то и вовсе исчезали, как будто кто-то неведомый засыпал их в калейдоскоп и теперь встряхивал и вращал его – то вправо, то влево. Сон затягивал в какую-то безумную воронку и никак не отпускал, а проснувшись, Гудвин заметил у себя седую прядь волос. В этот день он впервые сам надел розовые очки.

Однажды Гудвина навестила мать. Она уже постарела и стала вдовой, но ямочки на щеках делали её всё такой же обаятельной, как в юности.

— Мальчик мой, — сказала она. – Расскажи мне, что тебя так гложет?

Правитель города невесело усмехнулся. Только наедине с матерью Великий Гудвин чувствовал себя маленьким мальчиком. Мальчиком, у которого всё впереди – ошибки, удача, разочарования, успех, потери и новые победы. Взлёты и падения. Белое и чёрное. Плюс и минус. Нужно лишь выбрать, на чьей ты стороне сейчас. Ведь нельзя быть удачливым, если не веришь в удачу. Так же как и нельзя падать духом, если на щеках твоих играют ямочки.

— Что мне делать, мама, — спросил он. – Я всю жизнь пытался найти настоящий изумруд. И вот я нашёл его. Даже не нашёл – я создал его сам. Но он уже не радует меня, как прежде. Неужели всё, к чему я стремился – напрасно? Где я ошибся?

— Милый мой, если ты чего-то страстно хочешь, это непременно исполнится. Возможно, тот изумруд, который у тебя в руках – не настоящий. Да, он красивый и драгоценный. Но, — вдруг! – это не тот изумруд, который сделает тебя счастливым.

— Мама, — ласково попенял мать Гудвин. – Это самый совершенный самоцвет, которого смог увидеть белый свет. Большей драгоценности нет в мире, и если бы кто-то, жадный и алчущий, узнал о его существовании, жизнь моя не стоила бы и капли росы. Каждый бы захотел заполучить мой изумруд.

Мать загадочно улыбнулась и покачала головой. Гудвину показалось, что в её глазах калейдоскопом промелькнули строки Изумрудной скрижали. Она на миг нахмурилась, но потом наклонилась и нежно поцеловала сына:

— Думаю, — сказала она, — ты, в конце концов, найдешь тот изумруд, который соберёт свет твоей жизни в точке истины.

— Что ты имеешь в виду? – спросил Гудвин, но его мать была матерью великого волшебника – она тоже умела исчезать неожиданно для всех.

Гудвин посидел ещё немного, глядя в окно. Солнце отражалось в тщательно отполированных камнях, играло радужными бликами и искрилось. Ему не было дела до сомнений Гудвина. Великий правитель тяжело поднялся со стула и вышел на площадь. Он шёл и шёл вдоль по улицам, пока не достиг городских ворот. Стражники торжественно отсалютовали Гудвину, но тот лишь рассеянно кивнул в ответ.

Он вышел за пределы дворцовых стен и предоставил ветру вести себя. Так он достиг берега реки.

— Странно, — подумал Гудвин. – Раньше мне никогда не приходило в голову побывать здесь. А место и вправду очень красивое и тихое.

В этот миг, словно отвечая его мыслям, раздалось тихое нежное пение. Звук шёл от реки. Правитель Гудвин мог поклясться, что это была та же песня, которую он слышал, глядя на свой магический изумруд. Мелодия приближалась, звучание становилось всё глубже и объёмнее. Гудвин спустился ближе к реке, раздвинул руками ивовые ветви и застыл, не в силах скрыть изумление. Прямо перед его глазами танцевала свой чудный, ни на что не похожий танец зеленоволосая русалка. Она плескалась и пела. Длинные волосы её струились по поверхности воды густым зелёным облаком. Пытаясь подойти поближе, Гудвин наступил на сухую ветку. Песня резко оборвалась. Русалка испуганно нырнула и спряталась за густыми камышами. Спустя какое-то время оттуда выглянула пара любопытных глаз. Зелёных глаз. Такой была первая встреча русалки и Гудвина.

С тех пор жизнь его полностью изменилась. Если раньше правитель почти не выходил за пределы городских ворот, то теперь, напротив, всё своё время он проводил на берегу реки. Русалка пела свои пленительные песни и плескалась, вздымая над поверхностью реки разноцветную водяную пыль. Иногда она плела венки из цветов, ивовых ветвей и осоки, а потом наряжалась, любуясь собою в зеркальной глади воды. Но больше всего она любила расчёсывать свои густые зелёные волосы и вплетать в них цветы кувшинок. А что же Гудвин? Любовь к прекрасной русалке возродила его душу, открыв пути для страсти и вдохновения. Великий Гудвин снова творил. Он создавал удивительнейшие фокусы, не похожие ни на какие придуманные ранее. Люди со всех уголков мира приезжали, чтобы посмотреть на эти чудеса. Они качали головами и ахали, удивлялись и говорили друг другу:

— Вы только посмотрите – как талантлив маэстро Гудвин! Ни в одном своём номере он не повторяется. И никому не удаётся разгадать секреты его фокусов. Это волшебство, наверняка волшебство!

А Гудвин ткал тонкую ткань иллюзий, радуя людей. Ему теперь было легко на сердце, ведь он нашёл свой настоящий изумруд.

— А как же Изумрудный город и его жители? – спросите вы.

Гудвин вернулся в него лишь раз. Выйдя на центральную городскую площадь, он поднялся на высокий балкон городской ратуши. Жители столпились внизу, восторженно глядя на своего правителя.

— Почтеннейшие горожане, — обратился он к толпе. – Для меня было честью править этим городом. Но теперь я покидаю вас.

Народ поднял удивлённый гул. Никто был не в силах сдержать своё огорчение и изумление.

— Постойте, — Гудвин поднял руку. – На прощание у меня есть подарок для всех вас.

Он вытянул вперёд левую руку, а правой сделал несколько быстрых неуловимых движений. Раз! Все розовые очки исчезли как по мановению волшебной палочки. Жители города удивлённо взирали на дома и мостовые, сделанные из чистейших изумрудов.

— Отныне этот город – ваш, — промолвил Гудвин. – Берегите его от недобрых людей. Живите с миром. – После этих слов бывший правитель покинул стены ратуши. Волшебник Изумрудного города ушёл, чтобы прожить жизнь со своим настоящим сокровищем – прекрасной русалкой.

Правда ли всё то, что было рассказано? И где находится этот Изумрудный город? Что ж, найти его несложно. Нужно лишь только следовать за западным ветром.

читателей   127   сегодня 4
127 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...