Привидение из Веденина

На мосту вновь авария, третья за месяц. Майор Иванов тоскливо посмотрел на закрытую дверь. Его расследования были именно из закрытых дверей. Столкнулись машины, все просто есть погибшие, есть виновные, все просто, если бы не одно, но…

В двух первых авариях свидетели говорили о мужчине невысокого роста в черном плаще и черной шляпе. Мужчина внезапно возникал на дороге и машины ехали друг на друга, а результат авария. Именно черного мужчину и должен был искать майор, специалист по особым поручениям. Искать черную кошку в черной комнате. Задребезжал звонок.

-Майор, опять авария, тебя ждут, – на другом конце трубки хихикнули.

Иванов понимал его вызвали на место аварии, значит очередному свидетелю привиделось.

Вант на базе привидений был из Мудрецов. Его считали лучшим по проблемам небытия. Вант читал курс по трансцендентальной философии ограничения пространства. Самые лучшие практические занятия были у Ванта. Он обычно вывозил одновременно молодых призраков из 1 класса и из выпускных классов по местам происшествий. Вант считал оптимальным сочетание голубеньких и наивных с белёсыми и вещими. Молодость училась у зрелости терпению, спокойствию, молчанию.

-Срочный сбор. Ночная авария, -кричал и суетился помощник Ванта.

-Зачем создавать петлю пространства и времени? -возмутился Вант, когда все призраки зависли над аварией. -Сколько этих петель болтается вокруг Земли, скоро её не видно будет из великого космоса. Вам надо уяснить: пространство ограничено. Кто из вас шлялся на мосту на проезжей части?

-Я, — промямлил Урсаг и сжался в точку.

Урсаг ничего не мог с собой поделать его тянуло на место личной аварии, там осталась его любовь, в памяти сохранился нежный сладкий вкус её губ. Она вероятно попала сразу к духам, а он к привидениям.

Вант молчал. Урсаг был его любимый ученик. Он из всех призраков слыл тихим, робким, мечтательным привидением, хотя имя его   переводиться как герой, но ничего героического в нем не было. Учился Урсаг на базе привидений в Веденино в выпускном 10 классе привидений. Первое правило, которому учат молодых привидений в Веденино: вас не должна касаться рука человека, иначе привидение раствориться и больше не появиться. Когда нам надоедает жизнь привидения, а такое случается мы все делаем для того чтоб к нам прикоснулся человек. Второе правило. Жизнь привидения зависит от мыслей людей. «Может Урсаг хочет уйти из жизни привидений, может он ищет смерти», подумал Вант, «это было бы печально он умный и толковый призрак».

— Нас выдают пустые стеклянные глаза, поэтому мы появляемся вечером или ночью.

Науку о нас люди называют лженаукой и это самое грустное, молодые призраки, продолжал Вант, — но с другой стороны имеются свои плюсы: нас никто не беспокоит из людей, не бегают со своими шнурами, проводами и камерами.

Урсаг понимающе покивал головой. Вант стрельнул на него тяжёлым, но добрым взглядом.

-Когда молодой призрак всякую ахинею порет, всё помнит себя человеком, все страдает по своим эмоциям, всё не может расстаться с родными и близкими – ему простительно, — назидательно говорил Вант, — он от молодости томится. Но выпускнику высшего, зрелого класса нельзя. Это я вам, Урсаг, говорю и тем, кто не научился не бродить по проезжей части, не пугать, не нападать, не угрожать. Не секрет, что ограниченные умы людей в обычных условиях к тонким материям невосприимчивы, но в критической ситуации они видят нас. Вот почему мы вас учим долго и упорно не пугать и уж тем более не угрожать. Профессор переместился по кругу призраков, зависших на месте аварии, немного покачался в центре, укоризненно посмотрел на выпускников. Молодые призраки смотрели на него, ожидая продолжения, но его не последовало. Выпускники понимали, в паузах постигается большее.

-Уходим, уходим, — вдруг закричал Вант.

Он несколько раз поменял свой цвет, что было признаком опасности.

-Духи пожаловали на место аварии, -выдохнул профессор. – Люди нас боятся, не верят и боятся, а духи нас не любят. Они нас хорошо видят, да и мы тоже их видим при определенной тренировке. Видите, светящиеся точки –то духи, точно облако мошкары, они порой выписывают и выделывают такие сложные пируэты и кульбиты. По «пляскам» мы и узнаём их. Прибыли на место аварии своих встречать.

-Своих? — спросил кто-то из молодых призраков.

-Да своих. Вы знаете, что люди состоят из плоти и божьей искры. Когда человек умирает, божьи искры выскакивают из тела, -шёпотом зашелестел Вант. — Искры соединяются по принципу подобия и кружат, кружат над Землей.

-Они далеко летают?

-Гораздо выше нас и живут на не6асах много дольше нас. Они обитают в верхних небесных слоях, духи любят играть с облаками, облака белые на голубом фоне, а на облаках, как на островах, города, высотные дома, звери гуляют, самолёты летают. Люди с низу смотрят удивляются.   А призраков духи не любят, даже я бы сказал ненавидят, потому что мы не расстались до конца с плотью. Они нас считают падшими трусами.

Свою машину Иванов отвез в ремонт, пришлось ехать на дежурной. Майор закрыл глаза и то ли задремал, то ли задумался, в памяти всплыл полковник Садальский Георгий Иванович, его тёска. Они молодые курсанты на лекции слушают полковника.

-Работа следователя такая же как у ученого. Никакой лженауки, только факты и только факты. Ученый ищет по крупицам новое, неизвестное и следователь ищет крупицы события, а результат один и тот же — открытие.

Как часто по молодости молодой специалист Иванов выдумывал небылицы: вот он становится лучшим сыщиком, и президент вручает ему орден и премию в миллион рублей, нет лучше он становиться самым молодым министром и вручает медали заслуженным следователям. Болезнь молодости. Он и дальше вспоминал бы, но машина остановилась у места аварии. Было прохладно, ночной воздух распадался на ароматные струйки. Иванов поёжился «ещё не хватало дождя» подумал он, куртку забыл, зонта нет. Надо было опрашивать свидетелей. К счастью никто ничего не видел, оставалось опросить молодую девушку, которая находилась в шоковом состоянии. Иванов прищурился, посмотрел в небо, словно ища там поддержки, звезды ему моргали, со всем соглашались. В пространстве он увидел облачко мошкары. Откуда здесь ночью мошкара? Но думать было некогда, потерпевшая начала говорить. Лучше бы она молчала.

-Он был маленький, — сквозь слезы сказала девушка, — весь в черном. Шёл прямо на нас, вместо глаз у него были стеклянные шары. Иванов с тоской подумал «точный признак призрака».

Сегодня у призраков выпускного класса экзамен. Урсагу достался вопрос: все ли мертвые имеют привидения? Он понимает, как ему повезло, у него простой вопрос.

-Не все мертвые имеют привидения, а только те, у кого есть тень. Тень-это иллюзорный образ души, который возникает в момент смерти людей, при их огромном желании жить, или при больших достижениях перед людьми, например, у нас есть философ Вант, -рапортовал он.

-Как всегда отлично. Мудрецы одобрительно закивали головами.

Урсаг хотел еще рассказать про Ванта, но Мудрецы замахали руками.

-Достаточно, достаточно мы о нём и так много знаем.

С Вантом Урсаг дружил, философ часто бывал на базе в Веденино, они могли долго и безмолвно сидеть рядом, или мечтать о том, что потеряли, вспоминали безучастно, как хороший фильм.

-Философ ты чудак, -смеётся Урсаг, при очередной встрече, — ты бродишь и бродишь по улицам города, где родился и жил, что ты там ищешь?

-Слова, друг мой призрак, слова. Я там оставил свои слова и «дерево счастья». Я когда-то давно посадил дерево и назвал его «дерево счастья». Когда-нибудь мы слетаем к «дереву счастья», посидим в тени ветвей, подумаем.

-Ты хоть знаешь, что город сегодня называется по-другому, ты вероятно мечтал, что город будут называться Вант.

-Я не честолюбив, как называется город, так и называется. Я люблю его таким каков он есть.

Он замолчал. Урсаг тоже задумался.

-Кстати у меня много подражателей в городе. Рассказывают, что меня видят в одно и тоже время на разных улицах, -засмеялся Вант

-А почему у тебя много подражателей.

-Потому, что я никогда не полезу на проезжую часть, в отличии от некоторых.

-Учитель я вам должен признаться, я люблю женщину из людей.

-Это пустое, — задумчиво произнес Вант. — Мы разные миры возврата в мир людей не будет. Ты сам устроил такое небытие, а может не сам. Тебе казалось, что так будет совсем неплохо, удобно. Ты будешь видеть её, видеть её жизнь, жить её страстями, а получилась

одна тоска, обида, раздражение. Она умерла мгновенно, и искра божья улетела к своим. Не надо обманывать себя. А ты остался один в образе призрака, закутанного с головы до ног в черные. Не уподобляйся людям, у них в головах одни мечты. Мечты –пустоцветы. Большинство людей ничего не делают для своей мечты. Они тупы и ленивы.

После долгого молчания он добавил:

-Это пустое. Живи тем, что даровали тебе небеса.

Очередная влажная, безлунная ночь. Злой Иванов сел в машину, завел мотор, ему было холодно, и он на полную мощность включил обогреватель. В голове была тишина, пустота, теснота. Мысли не скакали, не метались, не вращались.

-Вероятно от сырости в голове пустота, — грустно подумал майор, -сейчас поеду заскачут, замечутся, завращаются.  Иванов очень аккуратно вырулил с парковки и понесся по улице, окутанной ночными фонарями. Это было его дело, но он не справлялся, не было даже концов, за которые можно зацепиться. Да какие концы, одни показания после шоковых пострадавших, у которых вместо лица был один сплошной страх. Проходило время, и они с трудом вспоминали черного человека, то ли был, то ли не было. Однако три аварии в одном и том же месте за последний месяц. Почему? Потому что пугались черного человека. А может и правда призрак. Иванова злила не понятная ситуация. Нет, хочу домой, хочу в горячую ванну, хочу пива. Автомобиль Иванова катил к месту засады. Глупость, какая глупость. Черный человек может появиться через неделю, через месяц, через год или никогда не появиться. Чистой воды глупость сидеть и ждать. Это было дело Иванова и его как-то надо было решать. До места засады на мосту оставалось недалеко.

-Надо сбросить скорость, -подумал майор.

Но не успел, нарушая все правила на него летела огромная фура.

-Кажется, конец, -чиркнула последняя мысль.

Над головой Иванова склонился мужчина в черном плаще и черной шляпе. От неожиданности у майора все похолодело внизу живота. Собравшись с силами, он ловко схватил мужчину за грудки, оторвал от земли, как ему показалось, и прохрипел:

-Наконец-то я тебя нашел.

-Ошибаешься, это мы тебя нашли. Полетим на базу. Время не ждет, скоро рассвет. Теперь тебя зовут Сик, тебе надо многому учиться, поступать в подготовительный класс, -медленно пропел Урсаг.

-Какой класс? Какая база?

Руки обессилили, и Иванов выронил призрака, тот завис черной тенью в воздухе.

-На базу, на базу тащи его, -вопили привидения.

Иванов огляделся и только тут заметил голубые тени, черные тени, серые тени, у него пересохло в горле.

-Это же призраки, -простонал в испуге Иванов.

-Мы, мы, -кричали привидения.

-Очухался. Не пугайся. Ты попал в аварию и родился среди нас, -так же медленно на распев говорил Урсаг.

-Среди вас.

Ужас охватил Иванова.

-Мы все рождались когда-то и всем было трудно. Меня зовут Урсаг, я из группы Мудрецов, провожу здесь строевое практическое занятие, изучаем призрачные понятия

не угрожать, не нападать, не пугать.

-Вы размножаетесь, как мухи, — прошептал Иванов. У него кружилась голова, он плохо соображал. А тени хватали его за руки, за ноги, за голову и тащили, тащили, как ему казалось в разные стороны.

-Мы не размножаемся, мы приумножаемся, — продолжался Урсаг свой первый урок для новичка. -Привидения не до конца развоплощенные душа и тело. Мы живем долго, но не так как духи. Они живут 3600 земных лет и более.

Вдруг призраки засуетились, зашумели на разные голоса, закричали:

-Он уходит от нас опять в тело.

-Значит живой, — прошелестел Урсаг с потаённой завистью. –До встречи. Я больше не появлюсь на дороге, считай, что ты меня поймал.

Урсаг помахал ему рукой.

-Он хоть жив? – спросил длинный и толстый дэпээсник.- Иванов очнись, очнись Иванов.

-Вы привидения? — спросил шёпотом майор, приоткрыв глаза.

-Да, здорово припечатала его фура. Жив и это странно, после такой аварии он ещё говорит.

Иванов сидел в кабинете, держался за голову. Кому такое расскажешь засмеют. Засмеют в лучшем случае, а в худшем будут косо смотреть, у виска пальцем крутить, а злые языки открыто говорить, что по нему клиника Кащенко плачет. Только сейчас понял Иванов древнюю мудрость, о которой ему толковал задержанный монах: всё знать, всё уметь и молчать.

читателей   116   сегодня 1
116 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...