Последняя охота

— Я ухожу от тебя, Дэйв, — пафосно заявляю я, сверкая серыми, как сталь, глазами.

Впредь мою волю не сломит даже самый влиятельный человек из всех, кого я знала, однажды посланный мне не то в дар, не то вместо проклятья.

— Ты хорошо подумала, прежде чем заявлять такое мне? – вкрадчиво спросил Дэйв, стоя ко мне спиной и скрываясь в излюбленной тени. Он опасен, но не опаснее, чем я.

Резкий звук донёсся до моих ушей, но я и бровью не повела. Я могу ослепнуть, но буду всегда знать, что происходит вокруг и чем занимаются остальные. Для меня не существует преград – мой слух абсолютен.

В его правой руке сверкнула зажигалка, и сигаретный дым наполнил мрачную комнату.

— Скажешь что-нибудь? – не сдерживаюсь я и первой нарушаю затянувшееся молчание.

— Ты не ответила на мой вопрос, — лениво растягивая слова, замечает он.

— Мне кажется, он был риторическим.

К тому моменту разговор мне порядком надоел, и я разворачиваюсь к выходу, кокетливо цокнув каблуком.

— Кристина, — окликает он. – Ты кое-что забыла.

Я нетерпеливо оборачиваюсь как раз тогда, когда собеседник выходит из тени, покидая зону комфорта. Его глаза невероятной голубизны смотрят прямо на меня, проникая в самую душу.

— Что? – спрашиваю я, касаясь холодной металлической ручки двери.

— От меня нельзя уйти, — с кривой ухмылкой шепчет он.

Я услышала выстрел прежде, чем почувствовала, как пуля проникает в солнечное сплетение. А ведь меня предупреждали: к этому человеку нельзя поворачиваться спиной…

Неимоверное жжение и резкая боль на мгновение парализуют меня, после чего ноги подкашиваются, и я ничком падаю на пол. Руки непроизвольно тянутся к ране, из которой горячим потоком хлынула кровь.

Когда в моих глазах начинает темнеть, я хрипло смеюсь. Я слышу, как в ушах завывает старушка Смерть, хлопая надо мною чёрными крыльями. Забавно, она снова хочет меня забрать…

Мне не страшно. У меня есть Маркус.

Двумя часами ранее

Ночной воздух всегда пахнет по-особенному. В нём витают еле уловимые ароматы, и их ни с чем нельзя сравнить.

Они незаметно разносятся сумеречным ветром, уносясь подальше от шумных улиц, наполненных толпой тусующихся кампаний, собирающихся промочить горло горячительными напитками в баре-другом, или, наоборот, возвращающихся домой после сумасшедшей вечеринки.

Я же в это время только выхожу на охоту.

И тем временем, когда ветер достигает узких проулков – трущоб, очень грязных и вонючих, я, распахнув обшарпанную дверь своей неприметной коморки, шагаю в таинственную прохладу ночи, чувствуя, как аромат звёзд наполняет лёгкие. Вскоре начинается самое интересное, ведь костюм, напоминающий экипировку супергероев, ночью становился моей второй кожей…

Нацепив платье-стрейч цвета электрик, еле прикрывающее мои аппетитные бёдра и каблуки высотой в пятнадцать сантиметров, я заняла место возле барной стойки. Отхлебнув из бокала с холодной содовой, я внимательно оглядела переполненный зал ночного клуба.

— Крис, ты выглядишь очень… соблазнительно, — Дэйв окидывает меня игривым взглядом с ног до головы.

Я громко рассмеялась, весело покачивая головой:

— Когда это вульгарность была привлекательной?

Открыв расшитую бисером сумочку и вытащив из неё зеркальце, я нанесла ещё один слой ярко-розового блеска на губы и скривилась: явно не мой стиль.

— Пойду поставлю сети, — оповестила я, кивнув на прощание боссу.

«Знать бы, кто этот маньяк», — подумала я, кокетливо подмигнув рыжему парню на танцевальной площадке, приблизившись к нему вплотную.

— Сигареткой даму не угостите? – промурлыкала я, часто хлопая ресницами.

— Простите, не курю, — ответил тот, расплывшись в ужасной широкой улыбке.

— Ну и чёрт с тобой, — шикнула я, отталкивая незадачливого ухажёра.

— Постойте! Я могу угостить вас чем-нибудь… – не сдавался парень, крича мне в спину.

Я подавила смешок и на прощание сделала ему ручкой, прокладывая себе путь сквозь танцующую толпу.

Моя ловля «на живца» продолжалась, увенчавшись успехом далеко не сразу.

Вчера

— За последний месяц произошло три убийства, — манерно растягивая слова, произнёс Дэйв.

— Что случилось? – я невольно подалась вперёд, предчувствуя: скоро мне вновь придётся выйти на охоту.

— У девушек вырезали сердца, прибегнув к перочинному ножу. Причём преступник во всех случаях следил за тем, чтобы во время «процедуры» жертвы находились в сознании.

Я вздрогнула, услышав жуткие подробности, но промолчала.

— Примечательно то, что девушки подходят под одно описание: миниатюрные брюнетки лет двадцати пяти, незамужние тусовщицы.

— Идеально! Я сыграю роль приманки, а потом разберусь с подонком.

Так я получила новое задание, справиться с которым могут лишь подобные мне.

К сожалению, в роли приманки выступила не я сама, а невинный человек, смерть которого я не смогу простить себе никогда…

Сегодня

На тротуаре у газона лежал человек. Совершенно неподвижно.

Моё сердце заколотилось так, словно вот-вот выпрыгнет из груди. Я не надеялась на хорошее.

Несмотря на то, что в жизни мне довелось повидать всякое, особенно после обретения своей силы, в эту минуту мне стало так страшно, что захотелось зажмуриться. Но по какой-то причине я этого не сделала. Из упрямства, наверное.

Глянув на распростёртое рядом тело, я с ужасом поняла, кто это был. Сделав шаг вперёд и присев на корточки, я позвала подругу по имени. Но Николь не пожелала ответить.

Я дотронулась до её ещё тёплого плеча. Широко распахнутые глаза тёмно-вишнёвого цвета уставились в никуда. Перевернув девушку на спину, я увидела, что её кофта была залита кровью, в лунном свете казавшейся чёрной.

Мне стало дурно, когда я поняла, что у неё, как и у предыдущих жертв, вырвали сердце.

«Надеюсь, к тому моменту она уже была мёртвой», — с содроганием подумала я, не в силах отвести взгляда от столь чудовищной картины.

Перед глазами заплясали кроваво-бурые пятна, разум отказывался верить в очевидное: к сожалению, далеко не все люди могут вернуться, как когда-то это сделала я.

Кровь была повсюду – на засохшей траве, на новой, ещё только вчера купленной блузке Николь белого цвета – особенно в районе груди, представляющей месиво. На белом кровь казалась особенно красной.

В этот момент девушка была так красива – казалось, красивее, чем при жизни, что моё сердце на миг замерло. Какая жестокая несправедливость!

— Я обещаю, что отомщу тому, кто этот сделал, Николь. Клянусь тебе.

И, не теряя больше ни секунды, я сорвалась с места, подняв в воздух клубы пыли. Со стороны это походило на небольшой смерч, пронёсшийся над землёй столь стремительно, как вспышка молнии.

Я буду ждать, а потом – охотиться. Ведь вся моя жизнь – это охота. И ничто этого не изменит. Я всегда буду охотником, а кто-то будет служить мне жертвой.

И я знаю, кто сегодня идеально подойдёт на эту роль…

Я слышала отдалённый плеск воды у причала, мои ноздри улавливали все многогранные запахи приближающейся ночи.

Используя сверхспособности – скорость и силу, я без труда поднялась на крышу многоэтажки и принялась терпеливо ожидать наступления часа, когда на тёмном небе появятся яркие мигающие звёзды и выплывет наружу правда.

Внезапно я почувствовала, как внутри закипает адреналин: пора!

Абсолютно неслышно, как дикая кошка, я спускаюсь на землю. Тихонько насвистывая, направляюсь вглубь безлюдного двора, чувствуя, как за мной кто-то наблюдает…

Когда за спиной раздался едва слышный шорох, я резко, словно в быстром, но грациозном танце развернулась и заехала кулаком с надетым кастетом по чьей-то скуле.

«В день, когда я начну убивать людей, я сама стану тем монстром, на которых охочусь» — вспомнила я свои слова, недавно сказанные подруге.

Вот так ирония судьбы…

Он был немолод. В густых усах проглядывалась проседь. Мужчина щеголял редеющими волосами, заплетенными в крысиную косичку, перебитым носом и кольцом на мизинце. Его холодные чёрные глаза с лихорадочным блеском могли принадлежать только убийце.

От удара его голова откинулась, и он, пролетев пару метров, отлетел к дальней стене обшарпанного дома, обеспечившей ему не слишком мягкую посадку.

Тяжело дыша, как раненое животное, мужчина уставился на меня во все глаза.

— Кто ты такая? – грозно спросил он. – Кто тебя послал?

— Я – твоё три «с»: совесть, страх, смерть, — еле слышно ответила я, позволяя маньяку подняться на ноги.

Мой слух был обострён до предела, я подмечала каждую мелочь: приглушённый шум автобусов и автомобилей со стороны проезжей части, шорох подошв по асфальту – это моя неудачливая жертва попятилась назад — правда, очень медленно и осторожно. Но от меня не ускользает ни одна деталь…

Он быстро достал пистолет и направил его прямо мне в сердце. Очень трусливый поступок, учитывая то, что я безоружна. Ну и чёрт с ним…

Я отпрянула в сторону в последний момент, дабы произвести эффект. К несчастью, столь опрометчивый поступок не остался безнаказанным: пуля всё же попала мне в плечо, раздробив кость.

Это меня разозлило.

По глупому лицу мужчины было написано недоумение: как мне удалось так быстро переместиться? Он прицелился и выстрелил снова. Потом ещё и ещё раз, всё больше закипая от гнева… А нужно бы ему насторожиться.

Я с лёгкостью уворачиваюсь от пуль, играя с ним как кошка с мышкой. Поняв, что его дешёвый номер со мной не пройдёт, убийца пытается сбежать.

Я почувствовала, как губы кривятся в горькой ухмылке.

— Эй, не так быстро! – выкрикнула я, догнав жертву через секунду, оказавшись за его спиной.

— Кто ты, чёрт побери? – прохрипел маньяк, отступая на шаг и боязливо ища взглядом какое-нибудь оружие. Я слышу, как учащённо бьётся его злое сердце, как пульсирует в жилах алчущая моей смерти кровь.

Мой ответ был краток:

— Я большая любительница охоты. Особенно на людей вроде тебя.

Подбежав к убийце, я выбила из его рук пистолет ногой, а кулаком ударила в скулу.

Вновь оказавшись на земле, маньяк извергнул такую матерщину, что повторять её здесь я не берусь.

Не обращая на это внимания, я медленно подошла к нему и присела на корточки:

— Не повезло тебе пересечься со мной, дядечка…

Он шевельнулся, явно пытаясь меня ударить, но я молниеносно поднялась с колен и, оттолкнувшись, через спину выполнила кувырок. Маньяк лишь удивлённо охнул. Он и моргнуть не успел, как я накинулась на него, использовав его же колено для упора и отвесила сильный удар в лицо, из которого ручьём текла горячая кровь.

Я практически не видела лежащего у моих ног скрючившегося от боли человека. Изуродованное тело Николь то и дело всплывало из глубин памяти, заряжая моё собственное тело слепой яростью. Я поняла, что теряю самообладание.

Плохой признак.

— Знаешь, люди становятся наиболее честными, когда чувствуют усталость, поэтому ночные разговоры считаются самыми искренними, — прошипела я, нарезая круги вокруг жертвы. — Начинай.

— Ты хочешь узнать о тех шлюхах? – убийца сплюнул кровь, при этом с разбитых губ не сходила глумливая усмешка. Он даже не пытался подняться. – Из-за них ты здесь, стерва?

Я молчала, испытывая удовлетворение от того, что за раз убью двух зайцев: выполню задание и отомщу за смерть подруги.

— Быстрая смерть – слишком лёгкое наказание для них, — продолжал улыбаться маньяк, обнажая чёрные полусгнившие зубы. – Они заслуживают страданий.

— Знал бы ты, что тебя ждёт – не радовался бы.

Я сняла ажурную маску и огненно-красный парик.

— Что ты делаешь? – насторожившись, спросил он.

— Мне это больше не понадобится — навряд ли ты кому-то сможешь рассказать, как я выгляжу… Уж точно не в этом мире.

— Ты собираешься убить меня, стерва? – вновь сплюнул он, пытаясь выглядеть грозным. Но храбрился напрасно: не из того теста был сделан.

— А ты соображаешь… — мрачно хмыкнула я.

— Думаешь, бог отпустит тебе грехи?

Я искренно удивилась:

— Это ты говоришь о боге? Не знаю… — я безразлично пожала плечами. — Лучше о своих грехах побеспокойся. Твой Судный день слишком скоро настанет.

Он побледнел.

— Сдохни, сволочь! В загробном мире тебя уже заждались!

— Сомневаюсь… Видишь ли, я там уже была, но меня выгнали оттуда.

— Тебе доставляет удовольствие убивать, да, стерва? Любишь видеть чужие страдания?

Я молчала, сосредоточившись на своём задании. Как любой охотник, я запаслась оружием. Сегодня оно помещалась на ладони…

— Можешь гордиться собой, — нерадостно заметила я, извлекая из заднего кармана брюк ультразвуковой свисток. – За три года я впервые выполняю задание, следуя всем инструкциям.

Я поднесла к губам свисток и, продолжительно дунув в него, призвала своих четвероногих помощников.

— Беги, — спустя мгновение посоветовала я.

Расширенными от ужаса глазами он взглянул сначала на меня, потом на свору, и только тогда помчался со всех ног.

Но его скорости оказалось недостаточно…

Запрыгнув на трёхэтажное здание, я наблюдала за страшной картиной: маньяк загнал себя в ловушку, из которой не смог выбраться, а желания его спасать у меня не возникло. Тогда я поняла, что никогда не любила собак… Думаю, убийце они тоже не пришлись по вкусу.

В последний момент я всё же передумала. Что-то внутри меня дрогнуло, а потом и вовсе сломалось… Что я делаю?

В следующий миг я оказалась на месте казни. Кровожадные собачки уже разбежались, оставив тошнотворные кровавые следы… Взглянув на мужчину, я поняла, что опоздала: сотворённое мною правосудие не имело обратной силы.

Маньяк, имени которого я не знала, да и не хотела знать, был ещё жив, но опасно ранен. Это причиняло ему неимоверные страдания.

Я попятилась было назад, в подворотню, но вдруг произошло такое…

Уцелевший глаз, залитый кровью, уставился на меня. Он не выражал ожидаемой ненависти, но в нём затаилось нечто другое, непередаваемое словами: я будто увидела своё истинное отражение – лицо бесчувственного монстра, и это было невыносимо.

«Помоги мне», — просил его беспомощный взгляд. И я неожиданно подчинилась. Нащупав в кармане куртки пистолет с глушителем, я произвела «чистый» выстрел – так, как учили в университете на курсах по стрельбе, прямо в голову.

Сглотнув, я отвела взгляд и опустила оружие. В руке чувствовалась небывалая доселе тяжесть.

Грянул гром и с небес полился дождь. Я вздрогнула всем телом и закрыла глаза, не чувствуя холода колючих капель. В потрясённом мозгу билось всего одно слово: «убийца». Снова и снова, снова и снова… бесчисленное количество раз. Наконец, я почувствовала, что больше не могу стоять на этом месте.

«Беги!», — приказала я сама себе и снялась с места, превратившись в размытое цветное пятно.

«Куда теперь?», — мелко стуча зубами, спрашивала я себя.

В квартиру? Зачем? Чтобы окончательно свихнуться? Нет уж, это я всегда успею сделать…

Оглядевшись, я понимаю, что ноги принесли меня к дому, в котором жил босс. Тогда-то я решаю, что с меня хватит: я больше никогда не буду работать на Дэйва.

Сейчас

Я лежу на продуваемом ветром полу в собственной луже крови, иногда проваливаясь в спасительную темноту. В голове вертятся глупые фразы, типа: «Конец – это чьё-то начало», но почему-то они не вселяют в душу ожидаемого покоя.

Мой убийца покинул квартиру. Скоро его «шестёрки» явятся, чтобы прибраться здесь.

Надеюсь, что Маркус успеет до их появления…

Наша судьбоносная встреча произошла в день моего пробуждения от комы. Перенеся клиническую смерть, я наивно полагала, что с меня достаточно жестоких испытаний.

Но, как оказалось, настоящий кошмар ожидал впереди: врачи категорично заявили, что я навсегда останусь инвалидом.

Чудесным спасением от незавидной участи я обязана маленькому целителю, от случайного прикосновения которого моё тело наполнилось силой, ослабевшие мускулы окрепли, а сломанные кости заросли…

Дождь усиливается, но даже это не мешает мне услышать шорох. Через секунду раздаётся звук разбившегося стекла. Ледяной ветер, завывая, врывается в осиротевшую комнату.

Я счастливо улыбаюсь: мальчишка вмиг залатает мои раны, а это значит, что мне вновь удастся обмануть саму Смерть.

читателей   80   сегодня 2
80 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...