Под знамёнами Тёмного Повелителя

Собаки лежали под колбасным деревом и ждали порыв ветра. С небольшого холма за ними наблюдали два бритоголовых монаха в жёлтых одеждах. Старый мастер Вдунь неподвижно сидел на походном коврике, а его юный ученик Хронь почтительно замер рядом с учителем. Позади них стояла ручная тележка со скарбом, которую таскал за собой молодой монах. Тишина царила над степью: не колыхалась трава, не шелестели листья на одиноком дереве, только изредка проносился обалдевший от полуденного зноя шмель.

Наконец Вдунь изрёк:

— Ленивые люди, как эти псы, сидят на месте и ждут, когда с неба упадёт колбаса. Люди же деятельные сами бьют по стволу мироздания.

— О, учитель, ты мудр, — благоговейно прошептал ученик. — Можно я запишу это в свою книжечку?

— Записывай, — дозволил Вдунь.

Ученик тут же вынул из-за пазухи потрёпанную тетрадь, перо и чернильницу и принялся писать. Шорох бумаги и тихий скрип пера присоединились к басовитому гудению шмелей. Потом Хронь убрал тетрадь и снова замер в почтительной позе.

Солнце медленно тащилось по небосклону. На горизонте показалось смелое облачко, но истаяло в неравной схватке со светилом. Собаки изредка вертели мордами, лениво клацали зубами на мух, монахи же оставались без движения.

— Воистину, мудрость лучше доходит через руки, чем через уши, — промолвил Вдунь. — Будь достойным своего учителя, принеси священный плод для воздаяния богам.

— Как?! Там же дикие псы? — опасливо заметил ученик.

— Воспользуйся тем, что есть у тебя и чего нет у собак, — сказал учитель и молитвенно сложил руки.

— Умом?

— Палкой, бестолочь, — поправил Вдунь.

Ученик озадаченно замер, чувствуя подвох.

— А, понял! Это испытание. Прогнать псов-демонов и добыть священную колбасу с волшебного дерева, — догадался он и, больше не раздумывая, бросился с холма. По пути Хронь истошно орал и размахивал боевым посохом.

Собаки покосились на человека, нехотя поднялись и потрусили в стороны от этого чудака. Не тут-то было — Хронь, вместо того, чтобы сбить спелую колбасу, стал гоняться за собаками вокруг дерева. Те разбегались и снова возвращались к вожделенной кормушке, а Хронь пытался угнаться за всеми сразу.

Старый мастер провёл ладонью по лицу и утомлённо закатил глаза.

— Собаки-то поумнее будут, — пробормотал он.

Хронь вернулся нескоро, уставший и с надкусанной колбасой в руке — в пылу боя один из псов отхватил добрую четверть. Вдунь уже успел разложить костёр, добыл из тележки котелок, наполнил его водой и водрузил на огонь.

— Учитель, я принёс священный плод. Как его передать богам?

— Давай его сюда, — потребовал учитель. — И больше не разбрасывайся едой.

Вдунь забрал колбасу и покрошил её в котелок.

— Учитель, а разве не надо?..

— Не надо! — отрезал старый мастер, но тут же спокойно добавил: — О, неразумный ученик мой, старайся совмещать нужное с полезным, как этот обед с жертвой высшим силам. Два по цене одного, как говаривал мой наставник.

— Можно я запишу это в свою книжечку? — тут же просиял Хронь.

— Записывай, — разрешил Вдунь. — И да ниспошлют нам боги свои видения.

Он достал из мешочка пригоршню чёрных семян и высыпал в котёл.

— А теперь смотри. Смотри внимательно!

Монахи склонились над похлёбкой.

 

Их было четверо. Они стояли в ряд, перегородив широкую улицу.

— Огонь! — крикнул первый, и в его ладони зажглось пламя.

— Вода! — сказала вторая, и вокруг неё пролился дождь.

— Земля! — проревел третий, и камни под ногами задрожали.

— Воздух! — прошелестела четвёртая, и засвистел ветер.

— А вместе мы… — сказали они хором.

— Придурки, — закончил Тёмный Повелитель и превратил их в желе.

Ветер затих, камни успокоились, последние капли упали в пыль, а пламя зашипело и растворилось струйкой дыма.

— Так, с этими всё. — Повелитель брезгливо отряхнул с чёрной хламиды случайно долетевшие капельки воды. Под тканью проглядывала воронёная кольчуга. — Йоник, кто тут ещё мной недоволен? — спросил он своего спутника.

— А?

Йоник с трудом оторвал взгляд от четырёх гипнотически дрожащих кучек желе. Больше на улице никого не было — прохожие разбежались чуть раньше, когда заметили высокую фигуру Тёмного Повелителя и его приспешника. На фоне уверенного в себе и могучего, как скала, господина, сгорбленный Йоник выглядел нарочито невзрачно.

Йоник открыл толстый фолиант, который держал в руках.

— Следующий… Его зовут Бенган, по прозвищу Чёрный Властелин.

— О! Коллега? — удивился Тёмный Повелитель.

— Нет. Он чернокожий, и он… — Йоник зачитал нужное место в книге.

Тёмный Повелитель помолчал с минуту, переваривая услышанное.

— Надо же, какой оригинал.

— Извращенец и нимфоман!

— И что, он тоже что-то имеет против меня?

— Нет, даже наоборот. Но он позорит твоё имя! — возмутился Йоник.

— Да? Каким образом?

Йоник, захлёбываясь от ярости и сопровождая речь обильной жестикуляцией, ещё раз поведал о пристрастиях Чёрного Властелина и закончил:

— И при этом, его путают с тобой!

Повелитель нехотя согласился:

— Да, нехорошо. Пойдём, посмотрим на него. Но я так и не понял, почему ему платят девушки, а не наоборот? Это какой-то противоестественный акт.

Повелитель мерно зашагал к кварталу развлечений, а за ним засеменил Йоник. Когда они удалились, из подворотни выскочил человек и побежал в другую сторону, а кучки желе растворились в воздухе.

 

Реальность ворвалась в грёзы Вдуня голосом ученика:

— Учитель, учитель!

Старый монах вздрогнул и пришёл в себя. Хронь тормошил его за плечо.

— Долго так стоять? Я ничего не вижу, кроме каких-то бурых пятен на дне котелка!

— Плохо дело, — пробормотал в ответ Вдунь, — сбывается древнее пророчество. Зло вернулось на нашу землю.

— Зло, учитель? Я готов с ним сразиться! — приосанился Хронь.

Мастер покачал головой и мрачно сказал:

— Одни не справимся, ибо сказано: тот, кто превращает завтра в сегодня, не способен вернуть вчера.

Хронь застыл, пытаясь постичь смысл изречения, а Вдунь продолжил:

— Тёмный Повелитель вновь шагает по миру. Тридцать лет, три года и три месяца с третью прошло с тех пор, как мы изгнали его. Я был молод и глуп, почти как ты.

Взгляд Вдуня затуманился, но ученик прервал воспоминания:

— Что же нам делать, учитель?

— А что мы можем? Придётся снова объединяться всему человечеству против общего врага, — горько вздохнул Вдунь и показал на варево. — Ешь. Там ещё не всё выветрилось, может, тебя и торкнет. То есть, я хотел сказать, мудрость богов снизойдёт на тебя.

 

Оживлённые улицы пустели при приближении этих двоих. Пустели загодя — слухи о возвращении свергнутого владыки разбегались, как круги на воде, а что от него ждать, пока никто не понимал. Громкий голос Тёмного Повелителя вспарывал вечернюю негу, словно нож рыбу, и люди спешили убраться с дороги. Повелитель был в приподнятом настроении и шагал широко. Йоник едва поспевал за ним.

— Потрясающе! Я впечатлён. Ты видел, какой у этого Чёрного Властелина огромный…

— Да-да, видел, — Йоник смотрел под ноги и нервно грыз ногти.

— Арсенал кандалов? А у той девицы… Не той, что висела, а той, которая стонала снизу, какая большая и крепкая…

— Видел-видел, — перебил Йоник.

— Лежанка? Очень удобно, особенно распорки. Но больше всего меня поразил его…

— Может, хватит об этом?! — взмолился Йоник.

Повелитель словно не слышал и продолжал:

— Тяжёлый, сильный…

— Я понял!

— Взгляд. Когда я засунул его хозяйство в его же ящик и прокрутил там два раза.

— Я смотрел в другую сторону!

— Зря. Ты пропустил очень любопытное зрелище. Этот взгляд, эти напряжённые члены, — Повелитель согнул могучие руки, показывая напряжение в членах.

— Хватит уже! — не выдержал Йоник. — Волшебникам нельзя об этом думать!

— Воодушевляюще. В самом деле, ты многое пропустил. Но, ты знаешь, мне показалось, что он не в обиде.

Йоник не выдержал и истерично завопил:

— Да уж конечно, не в обиде! Подумаешь, кто-то собрал с пола все игрушки, засунул в сундук и перемешал! Хорошенькое наказаньице!

— Я тебя уверяю, их будет очень сложно распутать. Там много цепей и верёвок.

— Много цепей! — передразнил Йоник. — Ты же должен внушать страх и ужас! А вместо этого играешь в бирюльки!

— Это не бирюльки, они имели вполне естественную форму, — твёрдо сказал Повелитель. — Я даже прихватил один на память. Вот, смотри.

Повелитель полез в карман.

— Не надо! — Йоник в панике отскочил.

— Нет, ты посмотри и скажи, что я прав!

— Уйди от меня! Прочь!

Повелитель достал из кармана короткий, толстый жезл, но Йоник уже бросился наутёк, не разбирая дороги и размахивая руками, словно отгоняя тучу пчёл. Он забежал за угол дома и пропал из вида. Повелитель не стал догонять его, а только озадаченно глядел вслед.

— Ну и что мне теперь делать? — поинтересовался он у ближайшего столба.

— Собирать армию! — незамедлительно ответил столб.

Тёмный Повелитель скептически осмотрел его. В самом деле, столб не внушал доверия — он был старый и замшелый, хотя и довольно крепкий. Ну да, говорящий. С кем не бывает? Но это только усиливало подозрения.

— Думаешь? — спросил Повелитель.

— Уверен! — сказал столб.

— А ты кто?

— Меня зовут Август, в честь месяца, в котором я родился. Мой отец служил у тебя лейтенантом. Он до самого конца был верен тебе, а его доспехи достались по наследству мне. Я буду счастлив пойти за тобой! И не я один, здесь много наших. Ты не представляешь, как нам надоел король!

— Пойти за мной? Ты умеешь ходить?

Из-за столба вышел рыцарь в рогатом шлеме. Аспидно-чёрные доспехи жадно поглощали свет вечернего солнца. В них ничего не отражалось, но всё равно создавалось впечатление, что они надраены до зеркального блеска. Точнее, его полной противоположенности — до абсолютно чёрного рыцарского тела.

Рыцарь встал на одно колено перед Тёмным Повелителем, склонил голову и сказал:

— Я видел, как ты расправился с теми выскочками. Ну, теми, что выскочили из ниоткуда. Ты снова в силе! Я много сражался в армии короля, но эти доспехи надел в первый раз. Умоляю, Повелитель, возьми меня в свои оруженосцы! Иначе я умру за тебя!

— Что ж, живи. Хотя это и нелогично, — произнёс Повелитель и прикоснулся к шлему героя жезлом, что так и держал в руке. — Служи мне верно.

— Повелитель подарил ему жизнь, — послышалось из подворотен и переулков, и оттуда, как мотыльки на свет, потянулись люди.

Август же сказал:

— А ещё мы сохранили твоё знамя. Я принёс его.

 

— И развернули они знамя с ослом на чёрном фоне, и встали под ним, и каждый просил Повелителя принять его в армию, — нараспев вещал Хронь и раскачивался в такт словам. — А потом ты шлёпнул меня ложкой по лбу, и я всё-таки проглотил тот кусок.

Старый монах поцокал языком.

— Да, история неполная, — сказал Вдунь. — С другой стороны, если бы ты задохнулся, я бы и этого не услышал. И так и эдак нехорошо.

Вдунь заглянул в котелок. На дне оставалась ещё пара ложек варева.

— Давай доедай. Глядишь, на старые дрожжи ещё и не так попрёт.

Солнце почти коснулось горизонта, когда Хронь проглотил остатки похлёбки.

 

Армия Тёмного Повелителя стремительно росла — народ стекался отовсюду, несмотря на сумерки. Люди поняли, что чем раньше они примкнут к победителю, тем больше им достанется трофеев. В победе Тёмного Повелителя над королём уже никто не сомневался, а если и сомневался, то помалкивал. Приходили ремесленники, крестьяне, дворяне, подтянулись и обитатели квартала развлечений — какая же армия без них? Пришёл и Чёрный Властелин — детина в кожаных ремнях, заменяющих ему одежду.

— Я хотеть присоединяться к твой, — сказал он. — Ты знать толк в извращения, я оценить. Весь вечер распутывать. Я приносить твой книга. Ты забыть в мой будуар, — и отдал книгу Йоника.

— А, волшебная книга… Йоник что-то совсем разволновался, он же её всегда с собой носил. — Повелитель забрал фолиант и внимательно осмотрел его, держа на вытянутой руке. — Бедный Йоник.

— Я знать его… проблема. Он воздерженец. Старый воздерженец. А у меня быть трое голяшки. Его и накрыть.

Тёмный Повелитель заглянул в фолиант. Слова, буквы, строчки, всё мельтешило на волшебных страницах, ускользало от взгляда, будто желая скрыть не только суть написанного, но даже малую его толику. Повелитель прижал пальцем пару суетящихся слов и тут же отдёрнул руку.

— Кусаются, — сказал он, захлопнул книгу и спрятал под одежду. — Йоник умеет с ними как-то договариваться.

— А ты не мочь?

— Мне это без надобности. Я и так всемогущ. — Повелитель положил руку на плечо Бенгана. — Будешь моим чёрным рыцарем!

— Но Повелитель?! — воскликнул стоящий рядом Август. — Ведь это я — чёрный рыцарь!

— А ты будешь очень чёрным рыцарем! — решил Повелитель. — А теперь найдите мне бледного коня — люди считают, что я должен ехать только на таком.

 

Костёр давно потух. Хронь закончил пересказ своих видений и сыто икал, обняв пустой котелок.

— Всё пропало, — решил Вдунь. — Теперь он раньше нас доберётся до королевской кладовой, заберёт волшебный посох, который мы отобрали у него в прошлый раз, и снова захватит мир. Мы и оглянуться не успеем.

Старый монах в задумчивости глядел на звёздное небо. Вдруг одна из звёзд мигнула, увеличилась в размерах, и её луч озарил чело Хроня. Свет невесом, но этот звёздный зайчик со свистом ударился о лоб молодого монаха и расплескался искрами, словно с неба кто-то плюнул. Глаза Хроня тут же засияли раскалённым серебром, он приосанился и изрёк:

— Ты обомлеешь старого врага, коль встанешь под его знамёна, — и тут же икнул, теряя величие и дармовое освещение.

— Обомлеешь?! Это как понимать?

— Спеши! До трети сотни лет успей, с тех пор как свергнут был тиран!

Вдунь возмутился:

— Легко сказать! Нам два месяца топать!

— Дорогу осилит бегущий, — пробормотал Хронь, завалился на бок и захрапел.

— Треть сотни лет… — прикинул Вдунь. — Тридцать три года и четыре месяца. Значит, осталось двадцать дней.

Мастер прищурился на силуэты спящих псов и потянулся за верёвкой.

 

Хронь бежал налегке — лишний скарб бросили у священного дерева — и всё равно дышал как кузнечные меха.

— Давай-давай, не отставай! — подгонял Вдунь. Сам он ехал в тележке, запряжённой сворой собак.

Их кормили колбасой, и от этой диеты собаки принимали глубокомысленный вид, будто размышляли о судьбах вселенной. Обладай собаки речью, они давно бы заменили десяток оракулов, но только с тоской выли по ночам — как могли, делились сокровенным. Когда запасы священной колбасы закончились, свору отпустили, и в тележку впрягся Хронь. Он бежал не так споро, но выбирать не приходилось — мастер Вдунь боялся опоздать, а сам так быстро идти не мог.

— Учитель, — на ходу прохрипел Хронь, — мне кажется, боги не это имели в виду, когда говорили про бег.

— Не сбивай дыхание! Ты слишком молод и глуп, и не способен в полной мере оценить мудрость богов, — недовольно ответил Вдунь и вытянул ученика вдоль спины посохом. — Ведь не зря говорят: чем меньше слон, тем громче топот.

Хронь долго морщил лоб и шевелил губами, повторяя про себя слова Вдуня, а потом осторожно спросил:

— Учитель, а можно?..

— Помолчи. Запишешь во время стоянки. Я напомню.

Неделю они путешествовали по землям кочевников. Людей становилось всё больше, и всё чаще приходилось останавливаться и объяснять жестами, что монахам не нужна лошадь, потому что их ведёт божественное откровение. В такие моменты Вдунь показывал на небо, закатывал глаза и громогласно вещал какую-нибудь тарабарщину. «А-а, шаманы», понимающе кивали кочевники и делились снедью, а дети показывали пальцами на Хроня и дразнили: «Рик шаар! Рик шаар!», что на их языке означало: большой навозный жук, который катит по небу жёлтый шар.

— Шаманы, — объяснил ученику Вдунь, — это те же монахи, только одичавшие вдали от монастыря. Не будем разочаровывать местных, просто воспользуемся их гостеприимством.

Потом дикие земли закончились, потянулись дороги меж городами, и бежать стало легче. Здесь люди не были столь добры и сердечны — едой делились неохотно. А когда Вдунь отказывался от места в попутной повозке, они не стесняясь крутили пальцем у виска.

Несмотря ни на что, путешествие подошло к концу. На двадцатый день монахи добрались до поля, где перед боем друг напротив друга выстроились две армии.

Воины приготовились к драке и теперь с удивлением взирали, как между ними один монах везёт другого. Больше всего был удивлён рыцарь в чёрных доспехах, который как раз выехал на середину поля, чтобы вызвать на поединок кого-нибудь из королевской армии. А там, при виде монахов, кто-то воскликнул: «Зеалоты!», и его возглас подхватило множество глоток, восторженно встречая прославленных воинов света. От избытка чувств люди застучали в щиты мечами, в воздух полетели шлемы и стальные рукавицы (что явилось причиной многочисленных травм).

Хронь остановился, помахал в ответ, а потом сцепил руки над головой и завопил:

— Конничи-ва! Ни хао! Но пасаран!

Впрочем, его крики утонули в общем гвалте.

Появление монахов не зря вызвало такой восторг — доброе знамение перед дракой и маркитантке приятно. Монахи славились своим боевым искусством — ходили легенды, что они могли в прыжке сбить всадника голой пяткой. Поэтому все решили, что нашёлся воин, который побьёт чёрного рыцаря. А в армии тьмы приуныли и молча взирали на происходящее. Впрочем, недолго.

Старый монах что-то сказал, требовательно постучал палкой по спине молодого товарища, тот одной рукой подхватил поводья у тележки и, не переставая кричать, махать второй рукой и оглядываться, укатил в армию Тёмного Повелителя.

В краткий миг тишины раздался растерянный голос чёрного рыцаря:

— Я не понял? Я победил?

Роли поменялись: теперь армия тьмы восторженно взревела, а солдаты короля приуныли. Чёрный рыцарь пожал плечами и уехал вслед за монахами.

Тех встретили сердечно. Совершенно незнакомые люди радовались им как родным, хлопали по плечам, обнимали, а один полуголый чернокожий детина даже расцеловал. Тёмный Повелитель, сидя на белом коне, благосклонно склонил голову в приветствии. Его конь казался не просто белым, он буквально светился и невольно притягивал взгляды. Чернокожий гигант заметил недоумение Вдуня и пояснил:

— Это есть фосфор и мел. Я придумать. Делать так раньше в темнота с часть мой тело. Женщина восторг.

— Шутишь? — не поверил Вдунь.

— Я Бенган. Я не шутить.

Гигант свистнул, и к нему из задних рядов протиснулись несколько легко одетых девушек. Они с таким восхищением смотрели на своего господина, что Вдунь решил, что тот не врёт.

В армии короля возникло движение, и вперёд вышел сгорбленный человек в чёрной хламиде. В руках он держал замысловатый посох из перекрученных дерева и тёмного металла. Зелёные огоньки пробегали снизу вверх по узорным переплетениям и стекали в траву изумрудными каплями. Там, где они падали, тут же прорастал чертополох.

Человек дошёл до середины поля, развёл руки в стороны и проревел:

— Зло-о-о!

— Йоник! Ты ли это?! — Тёмный Повелитель сам выехал вперёд. — Что ты делаешь в свите короля?

— Йоник?! Не-ет, я не Йоник, — ответил тот. — Меня зовут… Впрочем, не важно, как меня зовут. А вот как твоё имя? Скажи!

— У меня нет имени! Я — Повелитель, и ощутил себя как данность в этих реалиях. А ты — Йоник. Я тебя узнал.

Йоник рассмеялся.

— У тебя нет имени, потому что ты кадавр! Это я создал тебя! Ты труп, в которого я вселил душу пса и заставил поверить, что ты — это я! Ты должен был служить мне, как собака, и принять на себя удар светлых, но получился слишком своенравным. А Тёмный Повелитель — это я!

В обеих армиях зашептались.

— Что он несёт? — спросила одна из стоящих возле Вдуня девушек.

— Не похож он на Повелителя, — с сомнением заметила другая. — Какой-то мелкий.

— Старый воздерженец. Боится голяшек, — проворчал Бенган.

— Знаешь, Хронь, — тихо сказал Вдунь, — а ведь в моей молодости Повелитель и правда был помельче. А если ещё и состарился… Путаница какая-то.

Кто-то крикнул:

— Повелитель! Преврати его в жабу!

— В жабу? — услышал Йоник. — Великоват он для жабы.

— Не к тебе обращаются, а к Повелителю! — возмутился тот же голос.

— Лучше в ежа! — поддержали другие. — В цаплю! Муравья! Тушканчика! В желе, как тех четверых!

Йоник расхохотался.

— Он не сможет! И в желе не сможет. А тех четверых и не было никогда. Это морок, который я навёл, чтобы все решили, какой Повелитель могущественный.

— Всё верно. Я всемогущ, — твёрдо заявил Повелитель.

— Да я тебя! — Йоник вскинул посох, с его навершия сорвался зелёный сгусток огня и с пронзительным воем ударил Повелителя в грудь.

Бледный конь испуганно заржал. На мгновение все ослепли, а когда проморгались, увидели, как Повелитель спокойно отряхивает свою хламиду.

— Дырку в одежде прожёг. Спрашивается, зачем? — недовольно заметил он.

Йоник дёрнулся, как от удара, снова поднял посох и один за другим выпустил в Повелителя целую очередь огненных шаров.

— Йоник, перестань! Ты делаешь мне больно.

— Ага!

— У меня уже глаза слезятся от искр.

Йоник застыл, а Повелитель полез в карман.

— Теперь моя очередь.

Когда Йоник увидел, что тот достал, его аж скорчило.

— О. Мой инструмент, — довольно заметил Бенган и крикнул: — Давай! Показать ему, как не любить любить!

Вдунь встрепенулся, похлопал Бенгана по плечу, тот наклонился, и они о чём-то зашептались.

Тёмный Повелитель тем временем поднял жезл над головой и сказал:

— Сдавайся, Йоник. Не вынуждай меня причинять тебе вред.

— Никогда! Ты ничтожество! — истерично крикнул тот.

— Я всемогущ, — уверенно произнёс Повелитель и плавно опустил руку, направив жезл на Йоника.

Одновременно с этим Бенган тихо скомандовал:

— Фемена, перфоманс!

Грудастая девушка вышла в первый ряд и распахнула куртку, надетую на голое тело. Большинство людей были так увлечены магическим поединком, что не обратили на это внимания. Только самые глазастые солдаты в армии короля открыли рты. А Йоник уставился на перфоманс, всхлипнул, побледнел, схватился за сердце и повалился замертво.

— Бах, — сказал Повелитель.

В королевской армии будто мор прошёл. Всем и так казалось, что воевать с Тёмным Повелителем себе дороже, а теперь стало и вовсе глупо. Сначала монахи, а потом Йоник своим поведением (а, главное, поражением) здорово подмочили репутацию якобы светлой стороны. Стоявшие сзади и на флангах воины, кто по одному, а кто целыми группами, стали разбегаться. Некоторые и вовсе по дуге перебегали к противнику. Через пару минут остатки рати, теряя стяги, просто перешли через поле и смешались с войсками Повелителя. Армия короля растаяла как дым. Остались только он сам, королевский конь, да косоглазый горнист.

— Я не виноват! — крикнул король. — Он сам пришёл! Обещал помочь, только старый посох из хранилища попросил.

Горнист поднял горн и неумело протрубил. Звук получился пронзительным и тоскливым. Король бочком отодвинулся в сторону, а потом запрыгнул на коня и умчался. Горнист издал ещё пару диких трелей и строевым шагом ушёл к победителям.

А Повелитель вынул из-за пазухи магическую книгу Йоника, осмотрел следы от огненных шаров на обложке и удовлетворённо изрёк:

— Всемогущ.

 

Монахи шагали на восток. Тележку они отдали Бенгану — у него появилась какая-то идея, связанная с ночными катаниями девушек. Или запряжёнными девушками — акцент Бенгана помешал понять точный смысл. Вдунь немного жалел, что приходится идти самому, но, с другой стороны, он уже мозоли натёр, сидя на грубых досках. А ещё решил, что нужно сделать такую же тележку, только удобную. Пусть молодые ноги работают, пока седая голова думает. Монахи отошли довольно далеко от военного лагеря, когда Хронь спросил:

— Учитель, а почему мы не стали сражаться с Тёмным Повелителем?

— А зачем? Он делает именно то, что хотят от него люди, он предсказуем и надёжен, как пёс на службе. Настоящий Повелитель отверг его, и теперь тот предан всем сразу.

— Но как же другие королевства? Ведь будет война?

— Какая война, о чём ты? Да он их всех без боя одолеет, ты же видел. Короли совсем распоясались от безнаказанности и дерутся постоянно меж собой. А один владыка сплотит людей, и войны прекратятся. В кои-то веки люди объединятся не против, а за, — вот где настоящее волшебство! Неожиданный результат, но разве не сказано: куда ни плюнь, куда-нибудь да попадёшь?

Хронь немного подумал и привёл последний, самый убедительный аргумент:

— Но он же тёмный, а мы светлые?

— И что? Люди же не тёмные и не светлые, они…

— Полосатые?

— Сам ты полосатый! Они разноцветные, да ещё и перекрашиваются всё время. И на их фоне, что чёрный, что белый, — одинаково чужеродны.

На сей раз Хронь думал долго.

— Учитель, а это мудрая мысль? Можно я запишу её в свою книжечку?

— Нельзя. Это истина, Хронь. Мудрость можно записать, а истину нельзя, иначе опошлят. Вот запишет её какой-нибудь дурак, вроде тебя, а умные начнут спорить, извращать, и от истины останется только мнение. Так что запоминай, Хронь. Запоминай.

читателей   181   сегодня 2
181 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...