Охота за жизнью

Триша смотрела на огонь. Огонь был живым. Он вбрасывал в пространство тысячи искорок, а сам то вспыхивал, то угасал – словно говорил с девушкой на неизвестном никому языке. В лесу сгущались сумерки. Чем темнее становилось вокруг, тем ярче горело пламя. Оно не сдавалось, исправно разгоняя мрак. И Триша не сдастся. Не так просто.

Пропела песню голубая сойка, возвещая о начале вечерней охоты. Девушка неспешно подкинула в огонь сухих веток и осмотрелась.

Глаза ярко сверкнули фиолетовым, и Триша быстро закрыла их ладонью. Не стоило выдавать своего присутствия раньше времени. Ее колдовство позволяло скрыть свет костра, но сияние магической метки приходилось прятать физически.

Ганс был рядом. Девушка протянула к нему руку, налаживая контакт. Мокрый нос коснулся кожи. До поры до времени, он будет ее глазами.

Волк чихнул от запаха трав, брошенных в огонь, и по просьбе охотницы двинулся глубже в лес. Отойдя метров на пятьдесят, спутник позвал ее, и перед Тришей возникли образы.

Смотреть на мир глазами животного в первый раз всегда трудно. Но девушка работала с Гансом не один год, и ее давно уже не смущали ни иной угол обзора, ни отсутствие некоторых цветов, ни четкость движущихся объектов. А возможность видеть в темноте сейчас была как нельзя кстати…

Триша смотрела по сторонам, на движение деревьев. Ветер колыхал листву, заставляя лес шуметь, мешать охоте. Девушка тщательно осмотрелась и попросила Ганса двигаться дальше. Спутник не мог учуять того, кто был нужен ей, однако волчьи глаза могли уловить следы его присутствия. К тому же, сама охотница не сидела, сложа руки, а «плела» сложное заклинание, чтобы временно позволить Гансу смотреть на мир ее Взглядом. Это увеличит шансы на успех.

Волк продвигался дальше в лес. Следуя просьбам девушки, он осматривал землю, траву, листья, то и дело поднимая голову вверх, к луне. Сегодня она была полной…

Наконец, Триша закончила заклинание и «подвесила» его на слово, чтобы иметь возможность призвать магию в любую секунду. Ганс был уже достаточно далеко от нее, и охотница заволновалась, хватит ли ему времени для загона. Ее колдовство продлится не больше трех минут, потом волку придется действовать вслепую.

Сложно, сложно охотиться в таких условиях. Одно дело – ходить с другом на уток да куропаток, используя лук, и волчьи клыки, и совсем другое – рискнуть отправиться на охоту за существом, о котором она слышала лишь из детских историй. Ситуация была отчаянной, иначе она никогда бы не посмела прийти в лес в это время. Не посмела бы мешать кому-то столь значительному…

Девушка то и дело проверяла магию, раз за разом сканировала пространство и повторяла в голове ключевые слова. Но прежде, чем волнение стало предельным, Ганс прислал ей очередной образ.

Триша увидела, как луна слегка изменилась в цвете. Ночное светило вспыхнуло чуть ярче – едва уловимое изменение даже для волчьего глаза. Но девушка оживилась и взглянула вниз.

Трава была слегка примята. На земле и на растениях поблескивали серебряные точки – крошечные, но хорошо различимые во тьме. Они не успели исчезнуть, значит, ее цель была где-то совсем рядом…

– Взгляд! – произнесла Триша в тишину, активируя заклинание. Она продолжала смотреть на мир глазами своего спутника, и чуть не подпрыгнула от радости, когда перед волком из ниоткуда возник молочно-белый заяц.

– Гони его! – завопила девушка, забыв о том, что Ганс слишком далеко, чтобы услышать ее. Но волк и так знал, что от него требуется. Он прыгнул к дичи, щелкнув зубами почти у самого ее уха.

Заяц секунду не шевелился, вероятно, не в силах поверить в то, что кто-то видит его. Затем сорвался с места и пулей полетел в сторону Триши.

Девушка вскочила с земли и, не открывая глаз, приказала костру погаснуть. Огонь и так был невидим, но охотница не собиралась попусту рисковать. Затаив дыхание, она следила за охотой…

Заяц бежал резво и без устали. Гансу приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы поддерживать заданный им темп. Несмотря на это, волк мог давно нагнать и схватить животное, но его задача состояла не в этом. Он лишь создавал иллюзию опасности, заставляя зайца двигаться в нужном направлении.

Триша, закусив губу, ждала их приближения, почти физически чувствуя, как уходит время. Все-таки волк зашел слишком глубоко в лес.

До костра оставалось около километра. Ганс в очередной раз щелкнул зубами возле белой лапки, и вдруг дичь растворилась в воздухе. Дезориентировавшийся волк чуть было не остановился, но мысленная просьба Триши заставила его бежать дальше. Ее спутнику пришлось гнаться за призраком…

Триша стояла у потухшего костра и ждала. Она ужасно нервничала, то и дело порываясь открыть глаза. Приходилось постоянно сдерживать себя, чтобы не испортить всю охоту. Не слишком поздно, не слишком рано – вот границы, которым ей необходимо следовать…

Текли секунды, и девушка переживала все сильнее. Вдруг животное свернуло? Вдруг затаилось по дороге? А вдруг уже пробежало мимо, и все ожидание охотницы напрасно?

Триша отбросила эти мысли и вся обратилась в слух. Сейчас звук – ее единственная надежда, и в то же время главный враг… Лес живет своей жизнью, не желая замолкать ни на секунду… Но, видимо, сегодняшней ночью удача была на ее стороне.

Ветер внезапно стих. После непрерывного шелеста листвы, тишина показалась девушке оглушающей. И в этой безмолвной темноте охотница отчетливо услышала характерный звук бегущего зверя. Шорох потревоженной травы стремительно приближался, и девушка действовала, не раздумывая:

– Ти-джи! – крикнула она, открывая глаза.

Фиолетовое сияние залило поляну, и Триша увидела прямо перед собой столь старательно загоняемого зайца. Он смотрел ей в глаза, не моргая, и девушка знала, что стоит лишь на секунду отвести взгляд – и он убежит. Вернется на Луну, в свое небесное царство. В горле вдруг застрял ком. Девушка не могла произнести ни слова – только смотреть, чувствуя, как каждая секунда растягивается в вечность, норовя стать последней. Зверь не будет ждать ее слишком долго.

На поляну вышел Ганс. Почтительно остановившись в стороне, волк посмотрел прямо на Тришу. Охотница не видела его, не могла отвести взгляд, но почувствовала поддержку друга. Стало легче. Голос вернулся. Ей был дан шанс, и ни в коем случае она не упустит его. Нужно найти слова – любые, лишь бы шли из самого сердца.

Охотница медленно присела на корточки перед зверем и прошептала:

– Мне нужен порошок жизни. Для моего брата. Пожалуйста…

Лунный заяц повел носом, внимательно глядя на человека. Девушка знала, что, несмотря на все старания, он может отказать ей – и тогда все потеряно. Поэтому, Триша могла лишь надеяться. Надеяться так, как никогда в жизни…

 

***

Когда девушка вошла в дом, Марк лежал в кровати под одеялом. Обычно его было туда не загнать, даже когда он был простужен и кашлял. Однако эта болезнь могла стать для него последней…

Триша села рядом с его постелью. У мальчика был жар, но, увидев сестру, он улыбнулся и собрался встать.

– Лежи! – строго сказала она. – Слушай… Я принесла тебе лекарство. Не знаю, каково оно на вкус, не знаю, поможет ли оно тебе, но ты примешь его без всяких возражений, ясно? Даже если тебе будет больно глотать, ты должен выпить все, понял?

Марк послушно кивнул. Робко спросил:

– А это правда, что ты на лунного зайца…

– Все вопросы потом! – нахмурилась девушка. Она отчаянно верила, что «потом» будет.

Триша встала и налила в кружку теплой воды. Достала из-за пазухи маленький пузырек и высыпала все его содержимое в ёмкость, старательно перемешав. В комнате невыносимо запахло чем-то горьким. Почти вошедший в комнату Ганс чихнул и, сморщив морду, скрылся за дверью.

Невольно зажав нос рукой, девушка протянула кружку Марку. Мальчик с печальным видом взял лекарство и, не откладывая, послушно сделал глоток. Брови его удивленно приподнялись.

– Знаешь, на вкус как сладкое молоко, – произнес он.

– Не болтай, пей… – буркнула Триша, невольно радуясь, что брату не придется глотать какую-нибудь отраву.

Через три глотка, девушка увидела на щеках Марка румянец. А когда кружка полностью опустела, мальчик сказал ей, что голоден.

Весь следующий день Триша провела на кухне, готовя для брата множество вкуснейших блюд. Попутно она рассказывала ему шаманскую легенду о добром боге, живущем на луне. О боге, который явился на землю в образе серебряного зайца и в своей безграничной щедрости преподнес ей дар, перед которым меркнут все людские богатства – великий дар жизни.

читателей   115   сегодня 1
115 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...