Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Не может быть

 

Весна всегда вызывала у Марины душевное волнение. Солнечные теплые дни, наполненные сиренево-индийскими ароматами, свежая изумрудная зелень вселяли надежду на светлое будущее. И лишь работа, с каждым годом все больше, омрачала жизнь. Марина не была лентяйкой. Напротив, полностью выкладывалась на работе. Получив отличное образование, она упорно трудилась и быстро стала руководить отделом анализа и продвижения в одной из крупнейших рекламных компаний. Ее труды приносили неприлично большой доход, но сама суть работы отравляла ей душу. Приходилось продавать мебель, технику, автомобили и другие товары, которые едва выдерживали гарантийный срок и затем превращались в хлам. Это она испытывала и на себе. Производители в благодарность за неизменно высокие результаты продаж, сверх основного дохода, одаривали ее семью своей продукцией и обеспечивали новые модели, как только старые переходили границу гарантийного срока службы. Утро перед каждым рабочим днем превращалось в пытку. Вот и сегодня, сев в кровати, она молилась, чтобы продукт предстоящей презентации оказался безопасным. Хотя вчерашнее предупреждение от начальника отдела маркетинга, не сулило ничего хорошего.

– Не вздумай что-то съесть на дегустации! – бросил он с улыбкой, проходя мимо, и подмигнул.

И жизнерадостный щебет птиц за окном не радовал в это весеннее утро.

Тем временем муж Марины, Амид, закончил свой утренний туалет.

– Милая, ты что зависла?! У тебя опять хандра? – спросил он, целуя ее.

С Амидом Япикчан она познакомилась на работе. Это была любовь, как говорится, «с первого взгляда». Он успешный журналист. Их отношения развивались стремительно. Родился сынок. Жить бы да радоваться. Семья могла бы стать убежищем от рабочих проблем, островком счастья, но с каждым годом доверие друг к другу ослабевало. Амид откровенно боялся писать правду в своих статьях. Он, как и Марина, был специалистом в своем деле. По заказу клиента его тексты наполнялись ложью в отношении добрых, честных людей и дифирамбами настоящим подлецам. Белое было черным, черное – белым. Вот и сейчас, Марина не верила в искреннюю заботу мужа, которая сквозила в его словах.

– Давай, вставай. Все будет хорошо, – сказал Амид.

Уже одевшись, он подошел и ласково потянул ее за руки. Она встала.

– Ты поставил чайник? – спросила она, направляясь в ванную.

– Я уже бутерброды сделал. С икоркой, как ты любишь. Пойду сынулю поднимать в садик.

Последние слова мужа донеслись уже из-за закрытой двери. Марина подошла к умывальнику, включила воду и просто смотрела на струю воды, своеобразно растекающуюся по поверхности раковины. Вдруг что-то изменилось вокруг. Она подняла глаза. В зеркале над умывальником стоял мрак. Затем в нем начал проявляться силуэт женщины с темными волосами и в темной одежде неразличимого фасона. Но черты лица?! «Мое лицо!» – с ужасом подумала Марина, – «Черные волосы, черные глаза! Это что? Моя черная душа?». Изображение начало таять в белой дымке, которая становилась все светлее. В зеркале постепенно появилось изображение сказочной красоты женщины с белыми, как у Марины волосами, в ослепительно белом платье и нереально синими глазами. Женщина серьезно смотрела прямо в глаза. Божественный свет залил все пространство вокруг. Казалось, он струился из синих глаз. Красавица вытянула руки вперед…

***

Осень самое благодатное время года. Анирам, в жилах которой течет восточная кровь, любит все яркое и золотое. Австралия, в этом смысле полностью, соответствует ее представлениям о красоте и благополучии и этим компенсирует тоску по средней полосе России, где она выросла, и где, в настоящий момент, буйствует весна. Стоя у панорамного окна кухни, Анирам допивала кофе, ждала пробуждения мужа и любовалась красно-золотым буйством осенней зелени парка напротив. Завтрак был готов и уже начал остывать. «Нужно поторопить Диму», подумала она и направилась в спальню.

– Дим! Дима-а-а!

Анирам села на колени перед кроватью и стала нежно, чуть касаясь, гладить мужа по лицу. Дима проснулся со счастливой улыбкой и крепко обнял жену.

– Вставай, любимый. Завтрак стынет, – ласково сказала она, улыбаясь и высвобождаясь из объятий мужа, – Ты завезешь сынулю в садик? У меня тяжелый день сегодня.

– Конечно, родная. А что случилось?

– Я увольняюсь.

Дима застыл с немым вопросом на лице.

– Знаешь… – начала Анирам и выдала вполне правдоподобную историю, однозначно оправдывающую ее увольнение. Муж, как всегда, безоговорочно поверил ей.

– Да, да. Я тебя понимаю. По-другому точно нельзя. Не переживай, у тебя есть я. Все будет хорошо.

Дима никогда не догадывался, что за всеми историями жены стоит ложь. Его отец, Гоча Начкипия, всегда говорил: «Если хочешь, чтобы жена тебя никогда не обманывала, бери в жены восточную женщину». И Дима был стопроцентно уверен, что Анирам, как она и говорит, – выдающийся специалист в области информационных технологий и талантливейший программист. Поэтому ее просто «разрывают на части» работодатели всего мира. Все хотят заполучить такого уникального специалиста. Он искренне гордился своей женой. А она виртуозно оставляла его в неведении об истинном положении дел. Истина состояла в том, что недостаток образования вынудил ее развить природные таланты и, прикрываясь верхушками схваченных знаний, умудрялась «водить за нос» не только мужа. Используя свое обаяние и владение словом, она заставляла верить в свою исключительную квалификацию даже опытных специалистов. Они смотрели ей в рот и, если что-то не понимали, относили это на свой счет. Умение манипулировать людьми позволяло ей реализовывать некоторые задачи чужими руками. А если не получалось, то убеждала руководство потратить деньги на аутсорс, оперируя техническими обоснованиями. Она отлично писала отчеты, включая не существующие разработки. Это обеспечивало иллюзию бурного рабочего процесса и долгосрочность работы. По сути, работодатели платили большие деньги и ей, и внешним программистам, и никогда не получали готовый программный продукт, потому что Анирам вдруг находила более выгодное предложение и уходила морочить голову другому работодателю. Она всегда чувствовала, когда нужно исчезнуть, и не забывала прихватить рекомендательное письмо, которое часто сама и составляла, для портфолио. Увольняясь, Анирам грамотно удаляла все следы своей несостоятельности. Именно по этой причине ей часто приходилось менять не только рабочее место, но и место проживания. Но она всегда уходила на более высокую ставку, ее резюме неизменно приводило в восторг любого нового работодателя. Вот и сейчас настал момент реально показывать плоды своей работы, а показывать то и нечего. Картинки, которыми она долгое время отчитывалась, остались просто картинками.

День увольнения прошел традиционно. Расстроенные пользователи задарили подарками, Анирам раздавала свои контакты налево и направо, обещала помогать, если позвонят. Растерянное руководство выразило надежду, что она передала все наработки преемнику. В итоге, она, якобы, не успела ничего передать, но дала обещание прислать по электронной почте инструкции с указанием, что и где можно найти.

Дома ее уже ждала семья. Осенний вечер они провели в парке, сходили в кафе. Так закончился день. Легли спать они рано.

Ночью Анирам проснулась от тревоги. В ногах она ощутила какое-то давление. Прямо перед ней забрезжил тусклый свет, в нем едва угадывался клубящийся туман. Она подумала, что спит, и решила повернуться набок, чтобы не видеть происходящее. Анирам всегда старалась избегать неприятных моментов и, обычно, ей это удавалось. Теперь не удалось – ноги были скованы. В белесых клубах вдруг начала проявляться женская фигура с длинными белыми волосами и в длинном платье свободного кроя. Глаза у женщины сияли в темноте голубыми топазами, черты лица были точно такими же, как у Анирам. В соседней комнате часы пробили полночь. Видение начала заволакивать серая дымка, которая быстро стала чернеть, из нее резко выпрыгнула растрепанная черная женщина с искаженным от злости лицом. Она вцепилась в горло Анирам и перед ее глазами замелькали отвратительные картины: обманутые люди, расплачивающиеся за нее, незаслуженные увольнения, разрушенные на этой почве семьи и даже самоубийства… У Анирам начало возникать чувство вины. Уж, с этим она никак не желала мириться! «Никто не смеет разрушать мой счастливый мир!» – закричала она, попыталась дотянуться до спящего рядом мужа и ей это удалось.

– Ани! Ани! Тебе приснилось что-то страшное? – залепетал Дима сонным голосом.

Прежде, чем он открыл глаза, видение исчезло. Вокруг было все, как обычно, но волнение ее покинуло не сразу. «Проклятая Полуночница! Крикса! Здесь ты меня не достанешь!» – подумала она, а вслух промолвила:

– Да, милый. Прости, что разбудила. Спи.

Она глубоко «зарылась» в объятия мужа и спокойно проспала до утра. Анирам точно знала по сказкам прабабушки, кто к ней приходил и как обезопасить себя от такой напасти. Ее мама была родом из Афганистана, она сбежала с ее, в то время еще будущим, папой в Россию от брака по принуждению. Папа был русским. Так как Анирам осталась рано без мамы, то жила с бабушкой, а отдыхала летом у прабабушки в лесной деревне, она то и рассказывала маленькой внучке про духов полудня и полуночи.

***

После видения в зеркале Марина не знала, что и думать. То ли это нарушение психики, то ли… Нет! Другого «то ли» она допустить не могла. «Видимо, придется обращаться к психиатру», – подумала она. Оставалось время перед презентацией. Можно было сделать перерыв. Она направилась в кафетерий, обдумывая по дороге, как скрыть от руководства посещение специфического врача и куда лучше обратиться.

Когда Марина вернулась в свой кабинет, времени хватало только на то, чтобы привести себя в порядок. Она подошла к зеркалу. Подаренные одним из клиентов часы на стене возвестили о наступлении полдня. В это мгновение в зеркале опять возник образ белокурой женщины с васильковыми глазами. Она вытянула руки. Еще мгновение. И Марина оказалась по плечи втянутой в светлую, клубящуюся поверхность зеркала. Женщина смотрела на нее, не отрываясь и не шевеля губами, но Марина явственно слышала слова: «Ты не имеешь права творить зло! Если не изменишь свою жизнь, будешь уничтожена! Твои близкие в опасности!».

В дверь постучали. Неведомая сила вытолкнула Марину из зеркала. Она еле удержалась на ногах.

– Можно? – спросил начальник отдела маркетинга, уже входя и недоуменно озираясь, – Нам пора. Вы готовы?

Марина посмотрела в зеркало и поправила растрепавшиеся волосы. «Наверно, он видел свет через дверное стекло», – подумала она, и они вышли.

Презентация прошла успешно. Представители производителя молочных продуктов щедро одарили организаторов своей продукцией. Отказываться было неудобно. Она собиралась выбросить «дар» по дороге. Оказавшись в кабинете, Марина набрала в поисковике «женщина в белом с васильковыми глазами» и пробежалась глазами по ответам: «забытые славянские мифы», «Полуденница», «берегиня»…

Придя домой, Марина начала готовить ужин. Вдруг раздался неестественный хрип. Она стремглав бросилась в детскую. На полу, обхватив живот двумя руками и хрипя, корчился ее сын. Его лицо раздулось, малыш задыхался. На столе стояла опрокинутая баночка из-под йогурта из подарочного пакета. Погруженная в свои мысли, Марина забыла его выкинуть. Скорая приехала быстро.

– Вам повезло. Это сегодня далеко не первый вызов. Спасти удалось не всех, – сказал врач, выходя из детской, – и продолжил, кивнув в сторону пакета с надписью «Натуральный продукт», – Только уж, не кормите больше ребенка ядом.

Амид с Мариной не отходили от сына, пока он не заснул. Они с трудом пришли в себя. В этот вечер им пришлось принять единственно правильное решение.

 

***

Дима уехал в командировку, и Анирам осталась одна. Днем она сходила на собеседование и ее приняли на работу, выйти на которую она согласилась с начала следующей недели. Она закупила амулеты, какие только смогла найти, и развесила их вокруг кровати. Продавцы уверяли, что их товар убережет от всех напастей. Приходилось только надеяться, что так и будет.

Ночь превратилась в сущий кошмар. Обереги не помогли. Полуночница со знанием дела истязала Анирам, внушая ей чувство вины и угрожая расправой: «Ты не имеешь права творить зло! Если не изменишь свою жизнь, будешь уничтожена! Твои близкие в опасности!».

Анирам очнулась. Похоже, было уже утро. Ее тело застыло в неестественной позе: нижняя часть оставалась лежать на боку, верхняя – была распластана как при падении вниз. Было такое ощущение, что где-то в районе верхней части спины и шеи лежал гигантский камень. Руки были вывернуты и, как исковерканные крылья, распластались с двух сторон от подушки. Она чувствовала себя сломанной куклой и не могла пошевелиться. Болела затылочная часть головы, как будто ей изо всех сил драли волосы. Ломило все в области шеи, предплечья и даже фаланги пальцев.

– Мам! – донеслось из-за двери, – Ты еще спишь?

«Сынок!» – пронеслось у нее в голове. Она на миг представила его сиротой, и сердце сжалось от нестерпимой боли. Анирам осталась мамы в десять лет и знала как тяжело ребенку без самого близкого человека. Ее не смогли заменить любящие папа и бабушка. Она собрала всю волю, медленно привела тело в естественную позу и ответила сыну, как можно спокойнее:

– Уже встаю! Иди умывайся, малыш. Я сейчас.

Удивительно, но боль быстро отступила. Жизнь потекла в привычном русле. Анирам твердо решила, что будет бороться за счастье своей семьи. И первое, что она сделала – это постаралась на новой работе самостоятельно решать поставленные задачи и никому не давать пустых обещаний. Оказалось, что годы работы в этой сфере не прошли даром. Хорошая память и природный ум позволили многое сохранить. Впервые в жизни она испытала настоящее удовлетворение от своей работы, но поняла, что долго не протянет. Она вспомнила уютную, окруженную лесами деревеньку на берегу Ветлуги, бабушкин старый домик. Решение пришло само собой.

Когда Дима вернулся, Анирам ошарашила его новостью:

– Дим, я хочу жить в деревне. Мы едем в Россию. Помнишь, я говорила про бабушкин домик в деревне? Я заведу живность, буду растить овощи. Чистейший воздух, свежайшие продукты, все натуральное! И никаких ядохимикатов, которыми травят людей по всему миру. Ты будешь работать удаленно. А когда надо, выезжать на место. Отказ не принимается.

***

Осень в России – золотое и щедрое время. Марине удалось вырастить неплохой урожай овощей, а куры уже начали нестись. Она любовалась золотистым налетом на березках перед домом и с удовольствием вдыхала вкусный осенний воздух. Здесь, действительно, все казалось вкусным. В домике по соседству появились новые соседи. У них тоже был мальчик, но самих соседей она еще не видела. А сынок уже играл с новым другом на дороге. Появилась женщина с длинными черными волосами. Что-то знакомое мелькнуло в ее лице. Не сговариваясь, они шли к забору, разделяющему их участки.

– Здравствуйте. Мы ваши соседи. Давайте знакомиться! Анирам Начкипия.

– Здравствуйте. Очень приятно. Марина Япикчан.

– Вон мой сын, – указала Анирам в сторону увлеченно играющих мальчиков, – Я вас сейчас познакомлю.

– И мой… — чуть растерянно проговорила Марина.

– Натан! – в один голос закричали обе и удивленно переглянулись.

– Мой сын – Натан, – сказала Анирам.

– И моего сына тоже зовут Натан.

Часы на руках у обеих известили, что настал полдень. Женщины переглянулись. По лицам было видно, что их одновременно осенила догадка.

– Не может быть! – в унисон воскликнули обе и рассмеялись.

 

читателей   150   сегодня 1
150 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...