Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Мое имя…

Зима в этот год выдалась морозной и снежной. Уже как несколько дней стояли большие сугробы, счищенные с дорог и тротуаров. А вот парк никто не спешил убирать. Его раздетые деревья, касаясь своими кронами друг друга, навевали тоску и какую-то обреченность. Хотелось очень сильно вернуться домой, но сессия была только в самом разгаре.

В это время я училась довольно таки далеко от своего родного города. Это был, конечно, минус. Приходилось ездить домой только на зимних и летних каникулах, редко видеться с родителями и друзьями. Но в этом был огромный плюс – я круглый год жила возле моря. И каждый раз, оно меня не переставляло поражать своей необычною красотой.

Море никогда не было однообразным: даже в зимние дни оно было спокойно-умиротворенным, словно сама пустота; холодным, как царица снегов и льдов; сказочно-зеркальным, словно ворота в волшебный мир.

Как всегда меня куда-то угораздило попасть, не как все остальные мои школьные знакомые! Они выбирали университеты поближе к дому, чтобы на каждых выходных возить огромные сумища с едой, закрывачкой и множеством мясных изделий, которые им слаживали их мамы-наседки. А еще успевать видится с одноклассниками и перемывать им косточки: как же он или она учатся, с кем встречаются, где напиваются и, как вешают лапшу родителям, когда нужны, якобы, деньги на днюху преподам, на поезду группой на экскурсию или же на новую одежду. Хотя, на самом деле, каждыми вечерами «пишут конспекты» за барной стойкой и пьют только «горячий чай с лимоном».

В такую компанию я не вписывалась. Привыкшая работать, я не могла понять, как можно тратить свое свободное время на эту чепуху. Можно же использовать свободную минутку для чего-то полезного. Например, смотреть документальные фильмы про природу или играть на гитаре. А лучше всего заниматься творчеством – создавать маленькие бонсаи из бисера, нежные орхидеи или икебаны с подсолнухами…

Из-за своего маленького мирка и слегка других взглядов на жизнь в студенческие годы у меня был мало друзей, а самый главный друг был один – книга.

Я вечерами напролет, помимо учебы, всегда читала приключенческие романы. Меня захватывали невероятные картины природы, храбрые и отважные герои, нежные и преданные героини, непредсказуемые и счастливые финалы. Помимо этой слабости была и еще одна – это восточная мифология. А особенно японская. Почему? Я и сама толком не могу ответить на этот вопрос. Может, потому что долгое время Страна восходящего солнца была недоступна европейцам. И там сформировался особый колорит, непохожий на наш. Может, возник интерес из-за популяризации восточной культуры через фильмы и аниме. А возможно, и другая причина, которая спрятана глубоко во мне. Кто его знает…

Постояв возле моря и покормив крикливых наглых чаек, я не спеша двинулась вдоль Набережной домой. Вдыхая свежий воздух и ощущая полную свободу, я встречала очень мало прохожих. И меня это радовало. Было больше пространства, и больше кислорода. Никто не толкался, не пинал – не было той сумасшедшей суеты, как обычно это бывает в летний период времени…

В подъезд я заходила с пакетом из АТБ. Достала ключи, открыла железную дверь. Зашла. Привыкая к темноте, нащупала выключатель. Клацнула его. Яркий желтый свет залил небольшую прихожую с длинной вешалкой – это была вся мебель крохотной комнатушки, где с трудом вмещались несколько человек.

Я снимала однокомнатную квартиру на первом этаже напротив университета. Возможно, это было роскошью, но жить в общежитии, где все стоят на голове, мне не хотелось. Все время шум, мешал бы готовится к парам, а здесь я была сама себе хозяйка.  Не успела помыть посуду в обед – сделала это вечером, после работы. Не прибрала учебники с кровати – не беда. Опустел холодильник к концу недели – можно перебиться хлебом и чаем…  Да и делить пространство с соседками по комнате не прельщало –  не хотелось высушивать их всхлипы в жилетку из-за очередного «хорошего» парня.

Сняв верхнюю одежду и загрузив холодильник, я прошла в спальню-залу – большую квадратную комнату с тремя узкими окнами. Включила телевизор, чтобы хоть кто-то тарахтел, а то самой в четырех стенах немного страшновато. Открыв небольшой комод, достала теплые носки, махровый халат и пижаму, и направилась принимать водные процедуры. После, как традиция, позвонила родителям. Пожелала им спокойной ночи, пообещав завтра обязательно их разбудить. А себе налила большую кружку горячего черного чая с лимоном и залезла на кровать. Взяв планшет, я снова углубилась в чтение романа, зная, что завтра выходной и можно не бояться проспать. Дочитав его до конца, я еще немного побороздила просторы Интернета, полистав интересные сайты с мифическими демонами востока, внимательно рассматривая иллюстрации и читая комментарии авторов после статей. А еще попыталась запомнить причудливые, а порой даже смешные названия приведений, оборотней и прочих духов.

Засидевшись до поздней ночи и обнаружив, что уже стрелки будильника – что стоял возле телевизора – перевалили за полночь, я поняла, что нужно было закругляться. Хорошего должно быть в меру, иначе это хорошее превратиться в медленно плохое. Выключила гаджет и, не снимая теплого халата, укуталась в одеяла по самый нос.

В комнате не было уж так холодно, но, так как я была «тепличным растением», по высказыванию мамы, я всегда мерзла. То ли кровь медленно разгонялась по организму, то ли зима была ветреной, то ли первый этаж был сырой и промерзлый. В общем, мне всегда не хватало тепла, и приходилась прибегать к радикальным мерам – утепляться.

Чтобы сон уж наверняка ко мне пришел, я решила еще немного посмотреть новости по Первому каналу. Под монотонный диалог диктора и корреспондента с Каннского фестиваля, я выставила время на телевизоре, через которое он выключиться, а сама перевернулась набок и не спеша начала уплывать в царство снов.

 

…Открыв глаза, я сначала не могла понять, где нахожусь. Вроде бы засыпала дома, в кровати, а сейчас стою на центральной улице ночью, да еще и одна. Полумрак от горящих столбов не рассеивается. Высокие деревья на центральной аллеи, между двумя дорогами, шелестели черно-зелеными листьями. Силуэты темных лавочек, впереди автобусная остановка, за спиной вывеска зелеными буквами магазина косметики и бытовой химии  «Лотос» — все это напоминала футуристический фильм-ужас. Что вообще происходит, было абсолютно не понятно.

Осмотревшись вокруг, я не увидела ни людей, ни бездомных собак. Проехала одна машина на зеленый свет. И, хотя, я стояла практически рядом, казалось, что меня никто не заметил. Будто и вовсе я прозрачная или невидимая.

Испугавшись такого поворота событий, я не могла решиться, что делать дальше. То ли идти, то ли стоять, а может надо у кого-то попросить помощи… Лихорадочно перебирая все возможные и невозможные варианты, я не могла прийти к единому решению. Я начала понимать, что меня захлестывает паника. На глаза стали наворачиваться слезы.

Так! Стоп! Нельзя впадать в истерику, как базарные бабы!..

Сделав глубокий вдох и медленный выдох, я постепенно стала успокаиваться. Еще раз осмотревшись, я пришла, на мой взгляд, пока что к единственному правильному выходу: нужно у кого-то расспросить, где я нахожусь и что происходить. Может это  какая-то эпидемия или война началась и надо прятаться в бомбоубежища? Нужно все разузнать. А где найти информацию? Конечно же, в общественных местах, то есть на близлежащей остановке! А там и магазин рядом, и кафешка…

Воспрянув духом, я решила последовать своим умным мыслям. И только я собралась сделать шаг на пешеходную полосу, как услышала за спиной голос:

―Ты разве не знаешь, что на красный свет нужно стоять?

Вздрогнув от неожиданности, я медленно обернулась к говорившему человеку и, хотела было сделать замечание по поводу того, что не стоит добропорядочным людям подкрадываться сзади и пугать, но я так и застыла, не веря своим глазам. Язык прилип к небу. А во рту стало сухо. Передо мной стоял настоящий лис-оборотень – Кицунэ1.

В обличии молодого, довольно таки симпатичного молодого мужчины, он был одет в традиционную одежду: штаны молочного цвета, подвязанные ремешками, на ногах обувь-гэта2 и двойное кимоно3.

Нижнее кимоно было однотонным, светлого оттенка золота, а вот верхнее смотрелось роскошнее и богаче. Сшитое из шелка, который блестел в тусклом рассеивающимся свете, оно словно излучало какую-то невероятную вселенскую силу. Не соответствуя традиционным темным цветам и орнаментам, оно словно ломало стереотип – мужчина может быть красив и в таких тонах, и рисунках. Начиная с воротника, который был  практически белый, кимоно постепенно изменяло свой оттенок на более темный, пока внизу не стало угольно-черным. Словно ты увидел события, которые начинались с черно-белого немого кино, и закончились цифровым цветным телевиденьем. Это преломление цвета создавало эффект светового дня, заканчивающегося глубокой ночью.

Багряные листья клена всевозможных размеров усеивали подол наряда, делая его еще невероятнее! Несколько листиков поменьше затерялись на верхнем стоячем воротнике, и казалось, что подуй сейчас ветер и листья взметнутся ввысь, кружась в своем особом танце – танце осени…

―Вижу, люди такие же невежды, как и были раньше. Никакого уважения!− вновь обратился лис ко мне.

Оторвавшись от созерцания его наряда, я все же смогла посмотреть на его внешность. Это был довольно высокий и по меркам людей, и по меркам потустороннего мира, оборотень. Не сказать, чтобы Кицунэ был слишком худым, но и толстым он не выглядел. Более походящее слово – это подтянутый, поджарый. Даже за многочисленным слоем одежды было понятно, что он в меру силен и ему не стоит труда всего одним пальцем переломить вон ту большую иву.

Короткие пепельные волосы Кицунэ были разбросаны в какой-то, только ему ведомой, хаотической манере, но они не топорщились и не спутывались. Они создавали незабываемый образ гостя из другого мира. На самой макушке виднелись два лисьих пушистых ушка с длинными кисточками на концах.

―Простите, я не хотела вас обидеть.− Я поклонилась оборотню.− Меня зовут…

― Я знаю, как тебя зовут.− Перебил меня он.− Не стоит разбрасываться именами, иначе ты дашь ками4 над тобой власть. Имя – это секретный код, и если он у тебя есть – ты имеешь силу подчинить любое создание.

Кицунэ сделал несколько шагов, и мы практически уже стояли на расстоянии вытянутой руки. Его взгляд  мерцающих глаз, будоражил и затягивал. Они были янтарные, хитрые и коварные. Но в тот момент я чувствовала, что Кицунэ не причинит мне вреда. Это было что-то другое, сродни интереса.

―Хорошо. – Я зябко поежилась, и только теперь смогла увидеть, в чем стою перед этим разумным существом.

Я была в тонкой летней пижаме: клетчатых бриджах и футболке с коротким рукавом. А на ногах были комнатные тапочки. Гулять ночью в морском городе, где дуют ветра, и может спонтанно идти дождь, в легкой одежде – это заработать себе насморк и кашель. Просто безумие! И главное Кицунэ видел меня в этом…

Вздох безнадежности вырвался из груди.

―Пойдем, я хочу прогуляться с тобой.− Обратился ко мне лис.

―Ну… Может не стоит.− Робко заметила я. Оборотень сверкнул глазами, а я быстра выпалила:− Я замерзла. У меня ноги и руки холодные.− И зажмурилась, ожидая, что меня если не сожрут, то превратят… пусть даже и в жабу.

Магия Кицунэ довольна сильная и необычная. Они могут практически все. А те, кто обладает всеми девятью хвостами, могут вселяться в чужие тела, приобретать невиданные формы – становиться гигантскими деревьями или второй Луной. И это еще не все возможности этих демонов, остальные просто – безграничны… Кстати, а сколько у него хвостов?

Никаких действий, угрожающих моей жизни, от лиса не последовало. И я приоткрыла глаза. И каким же было мое удивление, когда он развязывал верхнее кимоно и начал его снимать. То ли я действительно видела сон, то ли злой шутник посмеялся надо мной, но чтобы Кицунэ, этот хитрый дух лисицы, отдал свое одеяние смертной!..

Оборотень подошел ко мне вплотную и одним размашистым движение подкинул кимоно вверх, а потом резким и быстрым рывком накинул мне свое одеяние на плечи. Все выглядело так волшебно и нереально, что я в какой-то момент потерялась во времени. И, долго стояла, словно статуя, наблюдая за его действиями, не спеша самой держать края одежды.

А Кицунэ стоял рядом, и его белая кисть с длинными пальцами напоминала руку пианиста, если бы не одно «но»: длинные ухоженные ногти-когти. Хотя даже это смотрелось гармонично в его образе.

―И эта пустяковая проблема мешала тебе, чтобы пойти со мной на прогулку под прекрасной Луной?− Буднично и с легкой ленцой спросил он, продолжая так близко стоять возле меня, что сердце в груди заколотилось чаще.− Впредь, не заставляй меня огорчаться.− Его длинный коготь указательного пальца легонько, чуть касаясь, очертил мою скулу. При этом лис смотрел мне в глаза.

Я начала тонуть в них. Почувствовалось легкое головокружение и слабость в ногах, но это быстро прошло, стоило оборотню прервать зрительный контакт.

―Занятно…− проговорил он. – Пойдем.− И взяв меня под руку, мы направились к автобусной остановке.

Сначала я шла, молча, боялась даже шевельнуться лишний раз. Но потом постепенно пришла в себя, и мне стало любопытно. Почему вдруг я оказалась в такой компании? И действительно ли это сон или может быть это другая реальность?..

Кицунэ шел рядом. Его шаги были плавными и грациозными. Он никуда не спешил и не подгонял меня, словно на самом деле наслаждаясь нашей прогулкой. От него приятно пахло травами и цветами. А еще было тепло, да и я не так стала смущаться из-за своего внешнего вида.

―Это сон?− набравшись смелости, спросила я.− Или явь?

Я не ожидала ответа, понимая, что играть будут не по моим правилам. Не я завариваю кашу – за меня это кто-то сделал.

―Если я скажу, что трансформировал излом времени и пространства, ты поверишь мне?− мы миновали магазин и остановку, и стали приближаться к главной площади города.

―Я… Я верю…− Лис улыбнулся.

―Не будь такой доверчивой.− Назидательно мне сказали.− Иногда, то, что говорят, не есть правда. Правда, скрыта совсем в другом, в обычном… и незначительном. В том, на что люди мало обращают внимания. – Кицунэ при этих словах пристально посмотрел на меня, словно читая душу изнутри.− Сколько мыслей?! Ах, Боже мой!− засмеялся он, а я еще больше смутилась. Ведь знала же, что лисы могут читать все наши помыслы, словно открытую книгу.

―Я не хотела…. Правда… Простите меня…− Может, стыдно мне и не было, немного страшно. Но больше всего интересно: сколько у лиса хвостов?

―Если так хочется знать, почему не посмотреть?− И один из его хвостов обвил мою талию.

Я не вскрикнула только потому, что этот нахальный дух просто издевался надо мной. Прощупывал, проверял… Это у них заложено в крови – шутить, подтрунивать, сбивать с толку… Обманщики и заговорщики.

Я повернула голову назад. Серебристые, словно свет месяца, хвосты окружали лиса и меня. Посчитав их, я ужаснулась – ведь их было девять! Восемь жили, как бы своей жизнью, и один все еще продолжал быть у меня на талии.

―Ты девятихвостый лис?!− спросила я вслух.− Но почему ты здесь, а не в свите богини Инари5? Ты же…− Договорить я так и не смогла, остановившись на полуслове. Кицунэ хохотал. Да так, что нам даже пришлось остановиться. Его девятый хвост, как бы невзначай коснулся моей руки. Пушистый и мягкий, словно кашемир, он взмыл в воздух и вернулся к остальным, которые мелко подрагивали из-за смеха своего хозяина.

―Ты смешная… Не могу…− Оборотень держался за живот, потом выпрямился и вытер несуществующие слезы.− Ну, и рассмешила ты меня. Давно я так не веселился!− Взяв себя в руки, он снова подошел ко мне, захватив мою.− Эта ночь обещает быть незабываемой!− Шепнул мне на ухо лис, отчего по спине пробежали мурашки. – Пойдем, я хочу кое-что тебе показать, в благодарность за веселье.

Приблизившись к началу площади, где еще росли молодые деревья, мы остановились.

―Я посланник богини Инари.− Сказал Кицунэ, посмотрев на меня. – И она просила присмотреть за тобой в эту ночь. Так что, считай тебе выпала огромная честь находиться со мной рядом. – Как-то доброжелательность лиса пропала, и я осталась с демоном, который не имел понятий о «гуманности» и «человечности». – Смотри!− и он махнул рукой в сторону центра площади.

А там начало происходить что-то фантастическое. Из ниоткуда, как в туманной дымке, начал вырисовываться прозрачный мост в небеса. Ажурные перила серебрились в полной луне, поднимая само сооружение выше и выше. Стоило мосту оторваться от земли, как появилось множество таких же ступеней – это была лестница, длинная и высокая. Она терялась уже на сотой ступени самого неба. Потом внезапно мир озарила яркая белая вспышка. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, то перед нами блестел Небесный Парящий Мост.

―Это… чудо!− Выдохнула я. Даже высвободилась от хватки лиса и пошла навстречу этой красоте.

Меня, словно магнитом, притягивало к мосту, звало, нашептывало. Необычная песнь небожителей манила, была родной. И хотелось петь, танцевать, смеяться, словно какая-то эйфория захлестнула все мое тело и сознание. И я уже чуть ли не бегом кинулась к этой вожделенной мечте, когда кто-то довольно грубо дернул меня. Я поддалась этому порыву и впечаталась в грудь Кицунэ.

―Вы, люди, всегда создаете одни проблемы.− Философски изрек демон. – Посмотри на меня!− Приказал он. Мне не хотелось, потому что знала: посмотрю в его глаза – и это чувство свободы исчезнет. Но, а если не посмотрю?..

Я не успела принять решение, когда Кицунэ сам развернул меня к себе и заставил смотреть в эти радужки, которые, казалось, меняли и цвет, и форму. Магические вихри клубились и засасывали меня, словно пылесос, который собирает крошки мусора. Я полностью растворилась в нем и окружающий мир исчез…

Придя в себя, я оказалась лежащей на земле, укутанная в кимоно наподобие кокона. Рядом сидел недовольный Кицунэ.

―Очнулась.− Язвительно констатировал этот лис.− Не прошло и часа.

Пока что, соображая не очень хорошо, я приподнялась на локтях, перевернулась на бок и попыталась сесть. Одежда распуталась и дала свободу действиям. В голове не то чтобы зашумело, загудело как в вагоне тепловоза − громко и противно. В ушах появился звон, а перед глазами замельтешило множество черных мушек.

―А что… произошло?− я почувствовала, что сейчас завалюсь назад. Деревья и плитка площади пошла в дикий пляс. И, наверное, я бы и рухнула, приложившись головой, но что-то меня поддержало, точнее кто-то. Кицунэ позволил мне облокотиться и опрокинуть свою голову ему на плече.

―Мне, кажется, это должен быть мой вопрос.− Сказали мне в самое лицо.− Не находишь?

Я пока ничего «не находила». Тело было ватным: ноги не слушались, а руки налились тяжестью. Было лень даже пошевелиться, не то чтобы ответить.

―Я не знаю…− выдавила я из себя хоть более-менее, на мой взгляд, подходящий ответ.− Что это было?

Над ухом показательно громко вздохнули, немного пофыркали, но объяснить все-таки решили:

―Это Небесный Парящий Мост, по которому первые боги Идзанами7 спустились на первый, созданный ими остров Оногородзима.

―А почему этот мост появился?− Я повернулась к нему лицом и нос в нос столкнулась с оборотнем. Он пристально смотрел на меня, казалось, что сейчас прожжет во мне дырку. Но мне было как-то безразлично. То ли от усталости, то ли от нереальности происходящего, страх начал отступать.

―Интересно,− неожиданно начал дух,− у тебя чувствительность к магии?.. Хотя, откуда тебе знать.− Сам же спросил, и сам же ответил на свой неуместный вопрос. Мое же обращение вовсе было проигнорировано.

Я не обиделась. И даже не надулась.

―Поднимайся! Мы уходим.− Неожиданно сказал лис, принюхиваясь, оставив меня без поддержки. Но каким-то чудом я смогла усидеть и не растянуться звездочкой.

―Я не смогу…− Я смотрела на него снизу вверх. Он казался еще выше и божественнее. Кицунэ оставался спокойным, но черты и мимика лица заострились. Его что-то беспокоило.

―А ты смоги.− Заявил он.− Иначе Они8 тобой полакомятся.

―Они? – я после это даже как-то взбодрилась.− Откуда им взяться?

―Если будешь рассиживаться, то мы узнаем откуда. Вставай!

Хотелось мне или нет, я поняла, что Кицунэ прав. Узнать какие это демоны мне, увы, и в радужном сне не прельщало. Не хватало битвы для более реалистичной картинки.

С горем пополам встав на две ноги, по ощущениям оказалось, что все было не так уж и плохо. В голове шумело, но думаю, что это ненадолго.

Площадь была такой же, не считая Небесного Парящего Моста, клумб с цветами и молодыми деревцами.

―Я не вижу никого.− Сказала я лису, подходя к нему ближе. Он, не церемонясь, схватил меня за локоть и куда-то поволок.

Я немного шаталась, а походка была, как у хорошо набравшегося пьянчуги. Ноги так и норовили завязаться бантиком.

―Шевелись!− рыкнул Кицунэ.− Если ты их не видишь, это не означает, что я их не чувствую.− Он пару раз обернулся. Убедившись, что прошли достаточное расстояние, мы остановились в самом конце площади, которая пересекалась с улицей Свободы.

―Что нам делать?− спросила я, тоже обернувшись назад. Что-то вдалеке завибрировало.

Оборотень не ответил. Потянувшись к шее, он достал цепочку. На ней висела небольшая жемчужина – хоси но тама9. Взяв ее в ладонь, лис закрыл глаза. Через мгновение рука засветилась, глаза Кицунэ раскрылись, излучая серебристо-синий свет.

Вытянув руку вперед, он очертил в воздухе круг. И там, где проходили его пальцы, оставался магический след, словно лис вырезал кусок стекла. Когда линия сомкнулась воедино, поверхность пошла волнами, а после и вовсе размылась, оставив после себя темноту. Такое ощущение, словно Кицунэ слаживал пазлы, а вот в этом месте кусочек потерялся, и зияла черная дыра.

―Пойдем. – Жестом дух показал на этот провал.− Это портал. В нем мы сможем затеряться, и демоны немного отстанут от нас.

Было неуютно. Такое ощущение, будто ты перебрал кислорода и вот-вот в голове взорвется стая бабочек. Но меня, довольно таки быстро, все это стало приводить в восторг. Я каждой клеточкой чувствовала невероятную силу и мощь. Магия опьяняла.

―А нельзя нам вдвоем шагнуть?− Обнаглев, спросила я оборотня, махнув на портал. Он с шумом выдохнул, но не отказал.

Приобняв меня за плечи, мы вместе сделали шаг – я к неизвестности, а дух лисицы −  по привычке.

Только мы переступили имитацию входа, как он тут же за нами схлопнулся. Оборотень щелкнул пальцами и на уровне глаз появился огненный голубой шар. Размером чуть больше теннисного мячика, шарик поплыл вперед, освещая нам путь.

―Красивый. А это настоящий огонь? Ну… огонь кицунэ?− Вслух поинтересовалась я у лиса.

―Если хочешь узнать, то попробуй?!− Предложил он, ухмыляясь, но руку все, же переместил мне на талию, придвинув меня ближе к себе. Это не было посягательством или чем-то запретным. Нет! Это был жест защиты, опоры. С ним было спокойно, только бдительность терять не стоит.

Хотя Кицунэ вруны, этот был каким-то неправильным. Пусть он и не договаривал, но меня уберечь отчего-то пытался. Что вообще твориться в этом мире?! Или он сошел с ума или я…

Мы шли по узкой тропинке. Она была усыпана то ли камнями, то ли средней по величине гальке. И это наводило на мысли, что мы перебираем своими ногами по устью реки. Вокруг было мрачно. Таинственное место напоминало туннель, если бы не дремучие деревья с лева и справа. Они, словно охранники, загораживали дорогу от посторонних. Вскоре наш маршрут стал круче подниматься вверх. Мы, как будто, преодолевали речные пороги. Кое-где попадались камни побольше или вообще булыжники. Приходилось карабкаться по ним, словно обезьяны по деревьям.

―И куда мы идем?− спросила я, озираясь по сторонам. Мне почудилось, что там, впереди зашуршало. Внутри все сжалось, готовясь к развязке.

―В очень интересное место.− Загадочно ответил Кицунэ.− Раз его увидишь – никогда не забудешь.

Дальше мы шли молча. Я смотрела под ноги, иначе могла остаться без обуви. Гладкие камушки, словно отпечатывались на моих подошвах. Больно не было – было дискомфортно. Высоко ногу не переставишь. Тапки сразу же норовили слететь. Приходилось практически волочить их по дорожке. Зато массаж ступней – полезно для здоровья.

Лис о чем-то напряженно думал. У него так смешно подрагивали уши, когда он хмурился.  И глаза стали ярче, даже немного синевой отдавали из-за огня.

Впереди начало светлеть. Это тропа заканчивалась, как вдруг слева что-то темное и круглое выскочило нам навстречу. И я заверещала не своим голосом, цепляясь и вися на Кицунэ: хватая его за шею, поджимая ноги и продолжая забираться все выше и выше, пока не оказалась у него на руках.

―Перестань орать!− Грозно приказал мне лис.− Иначе я оглохну, да и всех ками созовешь своим криком!

―Но там… там…  что-то светится.− Ткнула я пальцем в направлении невиданного чудовища, но оно еще раз блымнуло желтыми пуговицами и исчезло.

―Это мелкие духи высохшего ручья.− Оборотень посмотрел в том направлении, куда я показывала. Но я упрямо продолжала прожигать взглядом пустоту, намереваясь увидеть это нечто, но в действительности там никого не было. А мелкие божества и духи любят так развлекаться, заставляя сердце замирать.

―Удобно ли тебе, человечешка?!− спросил слащавым голосом Кицунэ, смотря прямо на меня. Я сначала не поняла, почему он так близко и к чему он клонит, но постепенно до меня начало доходить абсурдность ситуации. Я мертвой хваткой обхватывала шею духа лисицы и продолжала сжимать руками, как тисками.

―Ой!− Этим было все сказано.

―Ой?− Лукаво улыбнулся Кицунэ.− И это все, что ты можешь мне сказать?− Руки с шеи я убрала, поправив воротник кимоно. Но меня продолжали удерживать в объятиях. Я съежилась и опустила глаза, рассматривая рисунок на ткани, лишь бы не смотреть на лиса. Было так стыдно, что хотелось провалиться сквозь землю.

―Извините.− Тихо-тихо выдавила я из себя.− Я не хотела…

―Н-да?− С поддевкой вопросил лис.− Накинулась на меня, словно разъяренная собака и стала душить. Между прочим, у меня кожа нежная. Останутся следы насилия.− Я подняла голову и взглянула на его шею. Но там даже покраснения не было.− И как ты намерена заглаживать свою вину? А?− коварно улыбался Кицунэ, потешаясь моей растерянностью.

―Я подумаю над этим… но только завтра.− Сказала я, спрыгивая с его рук. Отойдя на несколько шагов, чтобы, не дай Бог, меня не пришибли, я смотрела на духа, а он − на меня. Кажется, этот ответ поверг Кицунэ в шок. Он стоял статуей, однако улыбка моментально слетела с его губ.

―Такого мне еще не предлагали решения…− С минуту помолчав, молвил он.

―Мне хотели что-то показать?− нахрапом накинулась я на духа. Лучшая тактика заговаривать зубы – это не дать опомниться, постараться свернуть на другие темы. Так быстрее забудется.

―Да… показать… пойдем. Осталось совсем немного.− Кицунэ, сделав какие-то выводы, двинулся вперед. Я за ним.

До конца этой странной дороги, мы дошли в молчании. Когда деревья расступились, предстала картина самой красивой природы, которую я могла когда-либо видеть.

Это была огромная лесная поляна. Сосны, красные клены, дикие сливы и вишни перемешались с мелкими кустами и сочной зеленой травой. Пели птицы, и слышалась чудесная музыка. А еще было, тьма тьмущая, лисьих огоньков – кицунэ-би10. Они были белые, словно снег, матовые, блестящие, кремовые и слегка розоватые, как облака на рассвете. Кицунэ-би наполняли все вокруг, словно мерцающие светлячки. Из-за них было светло и уютно, как днем.

―Ты помнишь, что эти жемчужины не стоит брать?− Спросил Кицунэ у меня за спиной.

―Почему?− удивилась я.− Ведь если я возьму одну, то взамен получу одно желание?!− повернулась я к нему, чтобы видеть его лицо.

―Потому что, у тебя уже есть жемчужина.− Ответил мне лис и приблизился совсем вплотную.

―И где она?− не успела я опомниться, как Кицунэ достал из-под моего кимоно эту жемчужину.− Но как она оказалась у меня?− я смотрела на цепочку в его руках и не верила.

Он отдал ее мне добровольно? Когда успел? Мне это сниться! Такого не может быть!!!

―Считай,− отошел оборотень от меня и сложил руки на груди,− я дал тебе ее на время… На хранение… После вернешь!

―А когда ты выполнишь мое желание?! Когда отдам жемчужину?! А когда ты ее заберешь?!− я все никак не могла уняться, ведь мне привалило такое счастье. Нужно действовать пока коварный тип не передумал.

―Когда придет время, я приду и заберу ее. А желание… − Увертливый лис, улыбнулся, показывая клыки.− Я подумаю… над этим завтра.− И он двинулся в сторону леса. За его спиной в такт пешего шага подрагивали все девять хвостов.

―Вот же рыжая зараза!− вздохнула я и поплелась за ним.

Лис все шел, и шел. Поверхность возвышалась и возвышалась. Мы поднимались на гору.  Деревья стали расти плотнее, кусты – шире, а дорожки так и не было. Казалось, Кицунэ тащит меня через лес напрямую, чащей, не заботясь, о том иду я или нет. С того момента он даже не оглянулся назад.

Я остановилась, прислонившись к стволу, передохнуть. Мне было жарко, и я все время зевала. Значит, менялось атмосферное давление, не хватало кислорода, и воздух казался каким-то влажным.

Посмотрела на свои ноги. Комнатным тапочкам пришел полный песец! Иногда ступая на сухие ветки, я ощущала их подошвой. А там, где был большой палец, намечалась дырка.

―И куда он меня тащит? – спросила я, у проплывающего мимо кицунэ-би. В ответ тишина. Этой жемчужине не известно.− И я не знаю.

Пришлось снова топать за Кицунэ, а то его светлая одежда уже еле-еле различалась вдалеке.

Пройдя совсем немного, я поняла, что потеряла оборотня из виду. И подобрав кимоно, побежала вперед с прытью быстроногой косули, стараясь догнать. Пока бежала, успела потерять тапки и уже, не заботься о пропаже, ускорилась. Наступая на ветки и камушки, ойкала, останавливалась, вытирала ладонью ступни от мусора и снова бежала.

Я не заметила, как на пути оказалась преграда – мягкая и пушистая. После столкновения с ней, я услышала вредный голос:

―Сколько же от вас шума, людишки?!

Я решила не доставлять этому духу удовольствия, и попыталась стразу же отскочить от его хвостов. Но, увы, не вышло. Я оступилась и почти упала. Но эта хитроумная нечисть, умудрилась в считанные минуты повернуться и подхватить меня под локти. И теперь я висела в воздухе, болтая босыми ногами, а Кицунэ держал меня на вытянутых руках, словно котенка.

―И вы, называете себя взрослыми?− ворчал он, и не замечал, что я все-таки не пушинка, как максиму два с половиной мешка картошки по двадцать кило.− Без спотыканий и шагу не сделаете по ровной земле. Даже по лесу идти без криков и шорохов не можете, всех нужно поставить на уши, и еще вещи свои теряете.− Красноречиво он кивнул на мои ноги.− А кто убирать будет? Это же Священная гора!!!

―Я…  я… все приберу! Только поставьте меня!− Я с ожесточением замотала нижними конечностями, пока не почувствовала под ними твердую поверхность. – Спасибо.

Кицунэ гордо задрав нос, отвернулся от меня и куда-то уставился. Я решила тоже взглянуть, что там, за его спиной.

―Это же гора Фудзи!− выдохнула я с трепетом, выглядывая из-за его плеча.

―А то!− С достоинством ответил дух. – Это Фудзи-сан11. – И низко поклонился ей.

Мы стояли на небольшом возвышении. Внизу раскинулось темная гладь озера. Гладкая и стеклянная вода, в которой отражались звезды и светящиеся огоньки. А еще виднелся снежный пик горы Фудзи – давным-давно потухший вулкан. Над ним, словно в чаше, лежала полная луна, желто-оранжевая, словно дыня.

―Так красиво!− протянула я, положив свой подбородок на плече лиса. Тот не возражал. Наверное, мы стояли так, довольно, долго. Очухался первым Кицунэ, повел носом, вздрогнул телом и ожил.

―Что-то случилось?− Насторожилась я, выпрямляясь.

―Да.− Предельно честно ответил дух лисицы.− Пришли те, кто охотиться за тобой. И они совсем рядом!

―Но разве такое возможно?!− поразилась я.− Это же, священное место! Они не имеют права вторгаться!

―Не имеют.− Согласился Кицунэ.− Только их это не остановит.− И напряженно посмотрел на меня, добавляя:− Кто жаждет твоей крови? Отвечай!!− В его голосе послышалась сталь, жестокость. Вот истинная натура этих оборотней.

―Я честно, не знаю. Могу, чем хочешь поклясться! – Я в порыве чувств, схватила его за руку. Теплую. Он не отдернул. Правда, целую вечность смотрел на меня. Поверит или нет?

―Ладно.− Наконец-то сказал Кицунэ.− Разберемся с этим попозже. А сейчас нужно остановить Они. Становись у меня за спиной и не высовывайся.− Приказал он мне. Я подчинилась, понимая, что оборотень – это единственная моя надежда остаться живой.

Похоже, лис стал призывать своих собратьев. Я увидела, как множество кицунэ-би стали исчезать, а на их месте появляться кицунэ. Они были разного окраса, большинство рыжие, кто-то светлее, кто-то темнее. Несколько, которые подошли и стали с Кицунэ, были белые или золотистые и все с девятью хвостами. Они о чем-то переговаривались, поглядывая на лес.

Я повернулась и посмотрела на гору. Луна была уже высоко. И только сейчас заметила, что больше не звучала музыка. Тишина стояла, что слышался каждый шорох листьев, когда дул ветер. Все замерло в ожидании. И это давящее ожидание приближало что-то страшное. По спине, словно холодной чешуёй, прошелся всепоглощающий ужас-уж. Я обхватила себя руками.

Завибрировала земля. Поднялся оглушительный гул, отдающийся эхом отовсюду. Кицунэ как-то все подобрались. Оскалили зубы. У некоторых стали изменяться черты лица: появляться огромные клыки, вырастать острые когти-лезвия, а кто-то вообще трансформировался во что-то огромное и неизвестное мне. Стало еще светлее. В воздухе стали летать огненные шары.

―Господи, что это?− прошептала я.

И внезапно раздался, как раскат грома, боевой клич. И из леса стали выскакивать огромные Они. Эти демоны были выше человеческого роста раза в два, с растрепанными космами. Имели разноцветную кожу: голубую, красную, желтую и даже зеленую. На головах у них были рога, а в руках жуткие дубинки с острыми шипами. Их лица искажали гримасы злобы, жестокости, подлости, а глаза горели жаждой крови. Одеты всего лишь в набедренную повязку из шкуры дикого животного, они сами напоминали чудовищ из преисподней.

Я видела только первые ряды, но их было много. Около ста, может больше.

―Кицунэ!!− закричала я.

Лис тут же оказался рядом со мной. Я заплакала, потому что было очевидно – нам не выстоять эту битву. Они были очень сильны. Не равные богам, но их посланники. Точнее посланники бога Ада – Эммы12.

―Мы не выживем!.. – Всхлипнула я и, не ожидая от самой себя такой бесшабашности, обняла Кицунэ.− Мы все умрем!!!

―Никто не умрет!− Сказал лис, поглаживая меня по голове.− Демоны ворвались на нашу землю, в нашу святыню. Богиня Инари не позволит такого бесчинства! Мы не позволим!− А после недолгой паузы, уверенно договорил:− Она уже тут!

Я перестала плакать, и, отстранившись от духа, посмотрела по сторонам. Никого видно не было.

―Мне нужно идти!− его слова заставили повернуться к моему собеседнику.− А тебе стоит покинуть это место. Здесь опасно.

―Но, как, же ты?!−Я схватила его за руку.− Я не уйду, не брошу вас!− Я обвела рукой всех кицунэ.− Я хочу помочь, ведь часть вины лежит и на мне! Они пришли за мной!

В глазах оборотня блеснуло уважение. И то, что произошло дальше, не укладывалось у меня в голове: он притянул меня к себе и поцеловал. Нежно, невесомо, словно хрупкий цветок, боясь сломать. Это был поцелуй равного с равной, но человека и духа. Он словно говорил, что его чувства настоящие, в отличие от его слов. Кицунэ не врал и не шутил. Это было маленькое чудо.

Нехотя, прервав поцелуй, оборотень сказал:

―Человечешка,− теперь это слово звучало не унизительно, а почтительно,− ты не похожа на своих собратьев. Видимо, не нужно судить всех одинаково. Жаль, что это пришло ко мне так поздно.− Крепко обняв меня, лис приблизился очень близко. Загородив своими хвостами от посторонних кицунэ, он только одними губами прошептал:− Мое имя… Тэкэхиро. Запомни его…− Провел ладонью по щеке, оттолкнул и очень резко ударил меня с разворота, что из легких выбило весь воздух, а меня откинула в сторону озера, за пределы суши. Сильно, но в тоже время, продумано-расчетливо. Зависнув на секунду в воздухе, я полетела вниз, в холодные воды. Даже закричать не смогла. А перед глазами стояло лицо Кицунэ – Тэкэхиро и его печальная улыбка.

С плеском я врезалась в тихую колыбель восточных вод, не успев сказать много, не успев спросить его, не успев помочь… И было так больно… Ведь снова этот дух лисицы обманул. И обманул не только меня. Он превзошел себя самого. И себя же обделил…

 

…Резко вскочив, я оказалась у себя дома. В своей комнатке, на диване. Еще были сумерки, но через шторы проглядывали первые языки рассвета.

«Реальность или сон со мной приключились?»− задала я себе сама вопрос. И ответ был однозначным: реальность.

Я была все в том же кимоно, а на шее болталась жемчужина, подаренная Тэкэхиро. Да и ноги чистотой не отличались, словно я по-настоящему бродила по лесу, потеряв тапочки.

―Он самый настоящий идиот!− поджав колени, и обхватив их руками, я зарыдала в голос. То ли от бессилия, то ли от обиды…

…Легкий осадок осел в моей душе. И этот нахальный лис не выходил из головы. Я не знала, что случилось там, на горе, была ли битва, жив ли оборотень… Прошел день, второй… Кимоно весело на вешалке в шкафу. Я каждый день на него смотрела, гладила шелковую ткань, вдыхала аромат трав и ждала. А его все не было и не было.

…Так прошел год, а потом и второй. Постепенно история с ночными приключениями стала забываться. Да и образ Тэкэхиро померк. Я уже не помнила черты его лица, не ощущала тепло руки на щеке. Только кулон я не снимала и хранила его, как самое дорогое сокровище в мире…

 

Одевшись потеплее, я направилась кормить чаек. Весна хоть и была ранняя, но затяжная и холодная. Сегодня солнце соперничало с тучами и никак не могло выиграть этот спор – то пряталось, то появлялось. А влажный ветер, пахнущий йодом, швырял волны на песок. А они, подобно загребущим лапам, засасывали ракушки назад в море, а потом выплевывали, словно пересоленную кашу.

Отдав птицам больше половины батона хлеба, остальной спрятала в пакет и пошла вдоль Набережной, наблюдая, как стало больше выходить людей из своих раковин-квартир, словно крабы, когда наступает отлив. Чаще стали встречаться дети и маленькие собачки в разноцветных костюмах и платьях. Появился гомон и шум. Город оживал, просыпался после снежной зимы, словно огромный муравейник.

Остановившись возле кованой беседки, я наклонилась вниз. В лицо ударили соленые брызги. Через тучу проскользнул лучик солнца. Вода заблестела, как золотистая чешуя у рыбки. На душе стало радостно и спокойно.

―Ты разве не знаешь, что перегибаться через перила нельзя?− услышала я замечание сзади.

Резко повернулась. И просто растворилась в лукавых, улыбающихся глазах. Одетый в темное пальто, джинсы и туфли, он напоминал обычного человека. Да и торчащих ушей не было видно. Короткая стрижка, по последней моде. И такой знакомый запах трав.

―Вижу люди такие же невежды! Никакого уважения!− Ухмыльнулся этот плут, а потом раскрыл объятия, жестом приглашая обнять.

―Тэкэхиро…− вылетело из груди имя кицунэ.

―Не ждали? А я пришел. – Не успел он договорить, как я с разбегу повисла у него на шее.

―Ждали. Очень ждали!− в воротник пальто сдавленным голосом проговорила я, обнимая его крепче, чем следовало.

―Я знаю.− Зарываясь в мои густые волосы, без издевки сказали мне.− И желание твое… мне известно.− Я сильно-сильно обняла его.− Я не уйду…

―А я не отпущу…

 

 

 

читателей   108   сегодня 4

Примечания

  1. Кицунэ – в японской мифологии демон, лис-оборотень, наделенный сверхспособностями, одна из которых – это превращение в людей.
  2. Гэта – японские национальные сандалии с высокой деревянной подошвой.
  3. Кимоно – традиционная одежда в Японии.
  4. Ками – с японского означает «божество» или «дух».
  5. Инари – богиня злаковых растений, богиня плодородия. Кицунэ являются ее посланниками и слугами.
  6. Идзанами – богиня творения и смерти в синтоизме, супруга бога Идзанаги. и Идзанаги6Идзанаги – бог творения, супруг богини Идзанами.
  7. Они – в японской мифологии злобные, клыкастые, рогатые демоны с красной, голубой или черной кожей.
  8. Хоси но тама – (с японского «звездный шарик») – круглый или грушеобразный объект, хранящий в себе запасы магии. Если завладеть им можно заставить кицунэ помогать себе.
  9. Кицунэ-би – блуждающие лисьи огоньки, источником которых являются лисьи жемчужины – хоси но тама.
  10. Сан – вежливое обращение.
  11. Эмма – в японской мифологии бог-властитель и судья мертвых, который правит подземным адом.
108 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...