Магами не рождаются

Дождь начался неожиданно и сильно. К счастью, здание трактира было уже совсем рядом. Мужчина быстро пробежался по скользким ступенькам и вошёл внутрь. В помещении пахло кислой капустой и брагой. Незнакомец снял промокший бурый капюшон мантии, обнажив жидкие и белые как, молоко волосы и огляделся по сторонам. Справа о чем-то громко болтали трое выпивох, в дальнем углу зала находилось пара маленьких столов, слева располагалась стойка, за которой стоял рыжебородый трактирщик. Хозяин заведения грязной тряпкой полировал стакан и, заметив вошедшего, смерил его презрительным взглядом.

«Через пару часов здесь яблоку негде будет упасть, — подумал незнакомец и подошел к трактирщику. – Мне бы хотелось чего-нибудь выпить. У вас есть березовый сок?»

Рыжая борода наклонился через прилавок и, прочистив носовые пазухи, плюнул под ноги блондину: «Есть пиво и ром».

Незнакомец опустил голову, оценивая жест трактирщика. Пол был усеян шелухой тыквенных семечек и капустными листьями. Затем, блондин снова взглянул на трактирщика и положил на прилавок широкую золотую монету с профилем императора: Тогда мне одно пиво. У рыжебородого блеснуло в глазах, и он тут же побежал выполнять заказ.

Забрав бокал, незнакомец   направился к находящемуся в самом конце зала маленькому столику.

«Из этого места хорошо видно все помещение, кроме того он расположен так не удобно, что на вряд ли кто-то захочет ко мне подсесть», — подумал мужчина. Незнакомец  знал, что пиво не удаляет жажду, но выбора не было, и он сделал один большой глоток.

Через некоторое время в трактир вошла троица. Один из них — главный,  громко смеялся, демонстрируя окружающим ряды гнилых зубов, второй — двухметровый амбал с загорелой лысиной, а третий был молодчиком, лет двадцати от силы.  Они обмолвились парой фраз с трактирщиком, после чего рыжебородый махнул головой в   сторону незнакомца и вся  троица как бы невзначай обернулась. Блондин  делал вид, что никого не замечают, а все что его интересует – это  дно пивной кружки, до которого он хотел как можно быстрее добраться.

Через пару мгновение троица оказалась за столом незнакомца. Главный, как бы соблюдая меры приличия, пододвинул себе стул и, улыбаясь, произнёс: «Позвольте?»   Слева  сел амбал, блокируя все пути к отступлению. Его мускулы были напряжены, и он, казалось вот-вот   вцепиться незнакомцу  в глотку.  Справа, нервно поглядывая по сторонам, встал молодчик.

Главный облизываясь, достал длинный нож и положил его на стол: «Меня зовут Крид, это Нико, а это Малыш». Он кивнул сначала на  здоровяка, а затем на молодчика.

«Вейлор», — коротко  ответил незнакомец.

«Какое интересное имя», — призадумался Крид. — Наверное, вы с востока? Ну уж точно не с островов».

«Вы почти угадали», — Вейлор слабо улыбнулся.

«Послушай, Вейл… Можно я буду так тебя называть? — главарь хищно облизнулся, — Остров Гаргут не самое безопасное место во всей Лотозарии. И когда я встречаю здесь человека вроде тебя, то сразу себя спрашиваю: А что он здесь делает? А может, ему нужна моя помощь?»

Вейлор нехотя сделал очередной глоток: «У меня есть очень интересная история, о том как я здесь оказался и я готов вам даже заплатить, если вы дослушаете ее до конца».

«Ты в любом случае заплатишь, —  Крид старался выглядеть дружелюбным. —  А что касается истории…» Он посмотрел на своих собратьев, затем откинулся на спинку стула и повернувшись к трактирщику, прогорланил: «Хэнк, три рома, пожалуйста».

Вейлор посмотрел в несуществующую даль, пытаясь нащупать в прошлом точку, с которой следует начать рассказ:  «Мне было пятнадцать лет, когда  кальды объявили войну Лотозарии. По всей стране набирала рекрутов, и вскоре я оказался в Академии боевой магии  Риинкорта. В то время, мальчишки вроде меня о таком могли только мечтать, так как магическое ремесло было доступно только высшему сословию».

«Хотя, я всегда хотел пойти по стопам моей матери, — Вейлор мечтательно улыбнулся. — Она была аптекарем и с детства учила меня готовить зелья и яды.  У меня была хорошая память, и я быстро всему научался. Правда, процесс подготовки кадров в академии не отличался дотошностью: два года на магию стихий, три на оружейные науки. В общем, готовили пушечно мясо».

«Сами подумайте, — маг оглядел собеседников, — чему можно научить за пару лет: заклинанию огненного дождя, удаления боли и воздушного щита? Курам на смех. Про другие школы колдовства нам даже не рассказывали. Вроде как на поле боя и этого должно хватить».

Вейлор сел поудобнее: «Разумеется, кое-что полезное я все же оттуда вынес».

Маг щелкнул пальцами, и над ладонью появилось крохотное алое пламя: «Вот, заклинание светлячок. Самая нужная вещь в походе. Незаменимо когда нужно разжечь костёр или осветить мрачную пещеру».

«А наш парень-то фокусник», — надрывно заржал гнилозубый, оглядывая заполняющийся трактир.

«Большую часть времени в академии меня учили обращаться с оружием, — продолжил рассказ Вейлор. —  Все-таки там готовили боевых магов. Уроки фехтования были для меня самой желанной забавой. Но со своей любимой катаной я все же расстался. Иногда мне ее так не хватает!»

«После окончания обучения меня отправили  в крепость Хор, находящуюся на самой границе с эльфийским лесом. Там располагался гарнизон капитана Бугрима. Не смотря на грозных соседей, служба моя проходила легко и беззаботно. А предыдущий маг и вовсе умер, захлебнувшись собственной рвотой, когда перебрал вина. Согласитесь не самая почетная смерть для боевого мага?!

В один прекрасный день капитану пришло письмо от управляющего земель. Мол, в одной из деревень  странные вещи происходить начали, местные жители напуганы и надо бы разобраться, что к чему. Тем более что недалеко от села усадьба помещика находилась. Ну а когда дело касается растерзанных тел, пусть даже и овечьих, тут без мага не обойтись.

Конечно, все сразу вервольфа заподозрили. Кстати, в академии семинары по ликантропии вел сам Шарль Гавот – самый известный в Лотозарии охотник на оборотней.

На следующее утро я был уже на месте и собрал местных жителей на пустыре перед храмом. Многие были не рады моему приезду, большинство относилось с подозрением, другие просто хотели побыстрее вернуться к своим делам.

 

 

       Маг спешился и стал всматриваться в собравшихся перед ними людей.

— Что тебе от нас надо, — не выдержал высокий детина.

— Пожалуйста, Лютер, сразу попытался успокоить его полный мужчина в монашеском одеянии.

— Говорят, в ваших краях оборотень лютует, — начал Вейлор.

— Может в наших, а может и не в наших, но двух овец моих он сожрал, — просипел невысокий старик в засаленной соломенной шляпе.

— Вот собственно для этого я здесь и оказался, — как можно более рассудительно проговорил Вейлор. —  Возможно, кто то из вас стал жертвой злого умысла, а может среди вас есть настоящий колдун?

— Не смешите нас, — толстая бабка в зеленом платке и с толстой бородавкой на щеке была громче всех, — у нас тут отродясь никаких колдунов не было.

— Может быть, но, тем не менее, один из вас оборотень, —  произнеся последнюю фразу, Вейлор обошел почти всех собравшихся и неожиданно остановился у одного из них. —  Более того, прямо сейчас он находится именно здесь.

     Кто-то на заднем ряду громко охнул.

Маг посмотрел на неприметного низкого, с густой чёрной щетиной и длинными грязными волосами, завязанными сзади в тугой пучок  человека: Вот вы, например, чем занимаетесь?

— Я? Плотник? —  немного испуганно ответил мужчина. — А как это связано с нападениями оборотня?

— Пока никак, — Вейлор сделал глубокий вдох и снова посмотрел на мужчину. Он чувствовал едва уловимые уксусные нотки  знакомого запаха. «Lupus Unguentum или волчья мазь. Её используют, чтобы перевоплотиться в  животное».

Итак, — Вейлор попытался изобразить интригу, —  есть простой способ  узнать кто из вас ликантроп.

На лице плотника не дрогнул ни один мускул.

— Нужно встать на колени спиной к солнцу, — продолжал боевой маг. — Мудрые книги твердят, что оборотни сделать этого не могут. Вейлор пристально взглянул на плотника: «Начнем, пожалуй, с вас, если, конечно никто не желает сознаться в содеянном». Вейлор покрутил головой, но в ответ услышал лишь молчание. Мужчина недовольно хмыкнул и, взглянув на солнце, опустился на колени. Вейлор выхватил катану и быстрым, но сильным движением отрубил ему голову. На кого-то попала кровь, женщина сзади упала в обморок, громко захныкал ребёнок. Вейлор словно ужаснувшись тому, что он натворил, сделал пару шагов назад. К убитому подбежал седоусый толстопуз и, упав на колени громко зарыдал.

— Больше вам ничего не угрожает, —  только и смог выдавить Вейлор. Аккуратно он вытер лезвие меча о подол убитого  и убрал оружие.

— Он бы не остановился, поэтому мне пришлось его убить.

— Убирайся отсюда, — толстопуз сотряс кулаком воздух.

 Маг  вскарабкался на коня, осмотрел место казни и добавил: «Тело и голову сожгите».

Пришпорив скакуна, Вейлор отправился восвояси. Боевые маги либо несут смерть, либо являются её предвестниками. Люди должны это знать.

Крид одобрительно покачал головой, затем чокнулся бокалом с амбалом и сделал в воздухе характерный жест: «Вот так, чик и все!»

«И что же было дальше», — скромно поинтересовался молодчик.

«Я продолжил службу, — маг сделал маленький глоток, — а подобного рода задания и поручения мне стали давать все чаще. Неупокоенные погосты, огры,  гигантские пауки: я сражался с нечистью, но она не отступала. Однажды, возвращаясь с очередного задания, я пропустил тропу, заблудился и уткнулся в стену высоких чёрных деревьев. Местные крестьяне сказали мне, что это зачарованный лес, и он находился здесь всегда, сколько они это помнят. Мое чутье подсказывало мне, что в центре этого леса живет колдун, который и виновен во всех тёмных делах происходящих рядом. Ближайшая школа магов находилась в Хрустове и я отправился туда.  Местный маг – старый пердун, развлекающих детей местной знати фокусами, сказал, что знает о Мелвинском колдуне уже давно, но из этого леса до сих пор никто живым не возвращался, поэтому даже могущественные маги обходят его стороной. В общем, идти туда было чистым самоубийством, но у меня был план, о котором, впрочем, я расскажу немного позже».

В следующую секунду дверь трактира в очередной раз отворились и на пороге показались два неприлично высоких человека. Блеснула молния, и раздался оглушительный звук грома. Незнакомцы были одеты в длинные плащи и широкополые шляпы, по которым водопадными струями стекала вода. Они огляделись, сняли головные уборы и медленно побрели в сторону трактирщика.

Вейлор проводил незнакомцев взглядом, после чего продолжил рассказ.

«А в один прекрасный день я получил особое поручение, — маг произнес эту фразу почти шепотом и собеседники невольно прильнули к нему поближе, — Собственно говоря, с него все и началось».

     Капитан Бугрим выглядел немного возбужденным: «Знаешь где находятся Грифоновы острова?

— Конечно! — Вейлор вскинул брови. Ещё будучи студентом в Риинкорте, я одну из первых стипендий потратил на  большую карту Лотозарии. С тех пор я часто её изучаю, и иногда наношу на нее сделанные собственноручно открытия.

— Это просто замечательно, — растаял Бугрим, — Тебе нужно отправиться на эти острова и привезти оттуда яйцо грифона.

От услышанного мага скрючило: Только не говорите, что кто-то из королевской семьи захотел омлет?

-Сейчас не время для шуток? — посерьезнел Бугрим. — Идёт война. И тот, у кого будет мощнее оружие — победит.

Я сделал кислую мину: Неужели вот так легко они готовы отправить меня на верную смерть?

— Все что тебе нужно знать, так это то что приказ пришёл оттуда! — последнюю часть фразы капитан произнёс шепотом, тыкая вверх указательным пальцем.-Вот, возьми, здесь 50 медяков.   Он всунул мне в руку мешочек с монетами.

— Пятьдесят! — проговорил про себя Вейлор. —  Он явно не рассчитывает на мое возвращение. 

— Ах, да и вот ещё что, — добавил капитан, — В Кейруме в храме Лиандры найди Катю. Она будет твоим проводником и помощником в этом опасном задании».

Вейлор тяжело выдохнул и отправился навстречу своей судьбе.

«Да, это уже интересно, — закивал головой Нико. – Я вроде бывал в тех местах».

     Я оказался там к вечеру следующего дня, — Вейлор продолжил рассказ. —  Кейрум — небольшая рыбацкая деревушка, расположенная на берегу Красного моря. Среди утлых рыбацких домишек и покосившихся лачуг я быстро отыскал храм Лиандры — единственное каменное сооружение на много верст вокруг.

Внутри было полутемно и тихо. Беспорядочно стояли скамейки. Над алтарем возвышалась белокаменная фигура богини лечения и милосердия. Я сделал несколько шагов вперёд и уселся на жесткую лавку. Пламя свечей легонько встрепенулось.

«Это место должно вызвать надежду, а от него веет унынием и безысходностью», — подумал я и тут же услышал ее голос.

— Я и есть надежда, — невысокая девушка в серой мантии словно из ниоткуда появилась рядом со мной  и широко улыбаясь, протянула свою руку. — Меня зовут Катя, я служу богине Лиандре и исцеляю людей.   

-Вы читали мои мысли?

-Нет, — возмутилась Катя, — у вас все на лице написано.

Затем, она сняла,  висящую на моей шее накидку, так легко словно репетировала это тысячу раз, и, прежде чем я успел открыть рот, опустила свои нежные руки мне на плечи. Почти сразу я почувствовал необычайную лёгкость и отдохновение. 

— Это магический массаж? — пояснила Катя. Когда девушка  убрала руки,  я  чувствовал себя так, будто только что отошёл от крепкого и  чудесного сна, в котором мне было так хорошо, что я не хотел просыпаться. 

У неё была изумительная улыбка. Она притягивала и завораживала. Я вдруг осознал, что последней женщиной в моей жизни была мать. В академии и гарнизоне меня окружали одни мужчины. И Катя, стала единственной за очень долгое время девушкой, которая оказалась рядом со мной. Кроме того, она была необычайно добра и хороша.

«Ангел с ямочками на щеках», — впервые за все время повествования глаза Вейлора подобрели.

Мы добрались до мыса Ворг, а затем на лодке отправились на остров. Побережье было затянуто туманом, и Катя меня постоянно торопила. Она говорила, что грифоны очень хорошо видят, но плохо слышат и пока природа  на нашей стороне нужно действовать быстрее. Я помню как, окутанная густыми хлопьями тумана, лодка  бесшумно скользила по мелководному морю. Мне казалось, что мы плывем в облаках.  Украдкой, я  наслаждался ее  красотой, желая, чтобы это мгновение длилось вечно.

Когда мы добрались до острова туман начал рассеиваться.  Я никогда не видел грифона вживую и молил Деозара и Лиандру чтобы этого так и не случилось.  Мы на четвереньках ползли по песку,  внимательно осматривая каждый камушек. Неожиданно, прямо  над головой я почувствовал мощных взмах крыльев и как можно быстрее прижался к земле. Сердце бешено заколотилось, но лишь от понимания, что я могу ее потерять.  Буквально через несколько метров я уткнулся на широкую насыпь, в центре которой на сухих ветках лежали гигантские,  размером с человеческую голову, яйца.

«Ну, судя по тому, что ты находишься сейчас здесь с нами, все еще живой и здоровый, с грифонами ты так и не встретился?» — Крид впервые за все время изрыгнул что-то умное.

«Да, мы благополучно вернулись на материк и расстались, — Вейлор с грустью посмотрел вдаль. — Проведенные вместе десять дней, были самым чудесным временем в моей жизни».

«Как трогательно», — Крид изобразил гримасу сожаления. Все это время он сидел, опершись головой о кулак.

«Я так понимаю, на этом история не заканчивается?» — Крид угрюмо взглянул на дно кружки.

«Все верно, — ответил маг, — но развязка близка».

«Отлично, — улыбнулся гнилозубый и чуть громче добавил, — Хэнк ещё три рома».

«Вскоре после этого, маг Инабэль  убил императора и захватил трон. Многие не желали признавать его власть, и в стране началась междоусобица», — Вейлор откинулся на спинку стула.

«О, это мы знаем, — махнул рукой Крид. Князьки и вассалы расправили крылья. Каждый считал себя сильнее других, а некоторые даже стали метиться в королевский трон».

«В тот день, — продолжил маг, — я, получив увольнительную, отправился в Кейрум. По дороге нарвал полевых цветов, представляя с какой радостью она их примет. Подъезжая к деревне, я увидел зарево пожара. Горели дома: воздух был пропитан стонами умирающих и детским плачем. Я нашёл Катю в храме, истерзанную, порезанную на куски. Она не могла защищаться, все, что она могла – облегчать боль страждущим».

Вейлор ненадолго поник:  «Я узнал, кто это сделал, люди князя Чурума. Он объявил себя новым правителем Лотозарии, а столицу пустынных островов город Кулу  сделал новым центром мира. У него был самый мощный флот, и он использовал его, чтобы нападать на прибрежные города, грабить и убивать людей, топить чужие суда».

«Я бы не стал, прямо здесь, на Ахтионе так богохульно выражаться о нашем господине, — Крид поднял наш головой бокал рома и что есть силы прокричал, — За  Чурума Великого, тысячу лет ему жизни». Кто-то одобрительно ответил и гнилозубый как бы в подтверждении своих слов сделал несколько больших глотков, вытер рот рукавом и громко отрыгнул.

«Я был в ярости, с этого момента ничто в моей жизни не имела смысла кроме жажды отмщения, — глаза Вейлора налились кровью и Крид впервые почувствовал лёгкий привкус страха. — Одна ведьма, перед смертью рассказала мне, что на северном море есть маленький остров, на котором живёт немой тёмный маг, и он многому может меня научить. Она не соврала. Он хоть и был немым, но обладал прекрасной памятью и все свои знания он записал и передал мне. В том числе и заклинание,  способное пробить любую защиту. При помощи него и пары отравленных кинжалов я намеревался расправиться с Мелвинским колдуном».

«Так просто?!» — изумился молчаливый Малыш.

«Звучит просто, — эхом отозвался Вейлор, — но реальность оказалось более непредсказуемой».

Когда я приблизился к зачарованному лесу, страха я не испытал. Мне казалось, что гигантские чёрные стволы, доселе стоявшие непроходимой стеной, сейчас как будто бы расступились, пропуская меня внутрь. «Что это? Засада?» — я вспомнил всех, кто был мне дорог и пошёл вперёд. Смерти я не боялся, хотя мне все ещё хотелось жить.

Блуждающая среди серых деревьев тропинка привела меня прямиком к логову некроманта. Вход в пещеру напоминал гигантскую разинутую пасть рыбоголового чудовища. Я отодвинул рукой занавески из лиан корней и паутины и вошёл внутрь.

«Заклинание светлячок», — вдруг выпалил Нико.

«Точно, — я стрельнул в него указательным пальцем. — Но не в этот раз.

Я ведь названный гость и не хочу, чтобы меня обнаружили раньше времени. Я даже не хотел использовать заклинание «кошачий глаз»: сильные маги всегда чувствуют, когда рядом кто-то ворожит.

Я спускался вниз по темному коридору бесконечно повторяя одно и тоже заклинание. Когда длинный проход закончился, я оказался в тускло освещенном зале. В самом его конце на громоздким стуле сидел старик.

— Проходи, я ждал тебя… мы ждали, — устало пробормотал колдун.

— Кто мы? — я уже занёс руку, чтобы сотворить тысячекратно отточенное заклинание.

— Когда то давно, я был таким же как и ты, может быть даже моложе. Я жаждал славы и уважения, но, к сожалению, выбрал  тёмный путь и стал хозяином этого посоха, — он махнул рукой в сторону стола. — А когда я захотел все исправить, было уже поздно. Уничтожить его у меня не получилось. Уж слишком большой силой он обладал, слишком много душ  загубил. А я стал стареть… не по дням, а по часам. Старик протяжно кашлянул: Дело в том, что посох этот добро превращает в зло, а  энергию созидания в разрушение. Поэтому все, что я мог сделать — это отнести его туда, где бы до него никто не добрался.  Моё сердце — сосуд добра и он невероятно быстро опустошает его, а твоё пропитано ненавистью, поэтому он тебя и выбрал.  

— Да, да, — старик еще раз кашлянул, — Думаешь, ты сам сюда пришёл?

 Я подошёл к широкому дубовому столу, на котором в самом центре, среди разноцветных склянок и сосудов, свитков и костей черепа лежало перламутровое древко. Вершину трости украшал светящийся зелёный камень.

«Следует ли говорить, о том, что до этого я всего лишь два раза видел настоящий волшебный  посох. Оба раза у высших магов в Академии Риинкорта.

— А если я буду убивать только плохих людей? — спросил Вейлор.

— Свой выбор ты уже сделал, — тихо произнёс старик.

Я завернул оружие и собирался уходить, когда мой взгляд остановился на высоких книжных полках. Древние манускрипты, колдовские пергаменты, свитки с заклинаниями призывающих демонов из глубин ада: библиотека, о которой мог бы мечтать любой волшебник.

«И?» — спросил Крид.

«Я убил старика и стал новым Мелвинским колдуном», — как ни в чем не бывало пояснил маг.

«А посох?» — поинтересовался молодчик.

«Посох? Он здесь».

Только сейчас троица заметила, что за спиной мага топорщился кусок льняной ткани. Вейлор не спеша достал из-за спины посох и в смотке положил его на стол.

Крид нервно схватился за нож. Но Вейлор, быстро его перебил: «Нет, нет, нет. Не стоит беспокоиться. Дело в том, что посох мне сейчас нужен. Видите ли, он даёт огромную силу, но в данный момент мне она не нужна.  Забери у мага посох, и он потеряет большую часть своей энергии, завяжи магу руки и он превратиться в ребёнка, закрой магу рот и делай с ним что хочешь».

«Кажется, настало время заткнуть твой рот», — Крид привстал из-за стола.

«Нет, — улыбаясь, покачал головой Маг, — чтобы творить заклинания мне достаточно одной мысли. Например, сейчас я думаю о ваших горящих костях».

Крид собирался схватить нож, но его пальцы не послушно скрючились и он завыл от боли.

Амбала стошнило на стол, и Вейлор пинком отправил его корчащее тело на пол. Молодчик сделал два шага, чтобы убежать, но тут же упал на колени и схватился за горло. Вейлор сжал кулак, и молодчик уже мёртвый рухнул на землю.

«Зачем я убил его так быстро?», — с досадой подумал маг.

К этому моменту все присутствующие, включая рыжебородого, изрыгая  кровь и проклятия, в конвульсиях бились на полу. Вейлор быстрым движением освободил завернутый в ткань посох и взял в правую руку гладкое древко.

«Как вы понимаете, — громко начал маг, — это были всего лишь фокусы. А сейчас начнётся настоящее представление».

Он поднял  руки и в воздухе стал чертить невидимые фигуры. Губы шептали заклинание, глаза сияли стальной пустотой. В это время огромный остров вместе с многокилометровой толщей земли, камней и грязи  начал медленно подниматься над морем. Те, кто был в домах, подумали, что это землетрясение, но оно закончилось так же быстро, как и началось. В море образовалась гигантская воронка, в которую вместе с морской водой тут же устремились стоящие в порту корабли и разбросанные по побережью суденышки. Некоторые люди, пытаясь спастись, прыгали в воду. Кричащих и стонущих, их, если не засасывало в смертельную воронку, убивало падающими с неба камнями.

Когда остров поднялся на несколько километров вверх, вокруг Вейлора, по-прежнему, в предсмертных конвульсиях бились люди.

«Жаль, что ты этого не видишь», — маг обратился к лежащему рядом человеку с обгоревшим лицом и спекшимися глазами.  Крики о помощи постепенно сменились предсмертными стонами.

«А сейчас самое интересное», — Вейлор взмахнул посохом, и гигантский летающий остров стал медленно переворачиваться вверх ногами. Люди с воплями падали вниз, разбиваясь о воду. Другие продолжали держаться за спасательные соломинки, дожидаясь своей участи. Вейлор ликовал глядя на вызванные им разрушения. Последний жест и остров на огромной скорости устремился вниз, уничтожая последних, чудом выживших обитателей.

читателей   112   сегодня 6
112 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...