Контрабандисты

Аннотация:

Если больше всего в жизни вы любите драконов и готовы приложить все силы для их спасения, то вы неизбежно станете контрабандистом.

[свернуть]

 

 

— О, так вы хотите завести дракона, миледи? – мужчина с седой бородой наклонился вперёд над прилавком, сверкнув очками, чтобы оказаться как можно ближе к покупательнице, та насупилась, смотря на него по-прежнему снизу вверх, но всё же ответила:

— Да, милорд, — лицо мужчины расплылось в широкой и слегка лукавой улыбке.

— Что же, тогда вы явно пришли по адресу. Но хочу вас предупредить, миледи… прошу прощения, как вас зовут? Я чувствую себя немного неловко, обращаясь к вам столь официально.

— Бре́тта, — ответила покупательница, ещё больше насупившись.

— А меня Ба́рхам, очень приятно, — мужчина протянул массивную руку с большими вздувшимися венами, и покупательница посмотрела на него слегка удивлённо, но всё же протянула ему свою маленькую белоснежную ручку. – Ну а раз мы теперь знакомы, тогда перейдём к делу! – Бархам резко выпрямился и вышел из-за прилавка. – У вас уже есть какие-нибудь соображения по поводу того, какого дракона вы хотите?

— Ну, в первую очередь, не очень большого, — вмешалась в разговор шатенка с искусственной завивкой.

— О, я прекрасно понимаю вас, миледи…

-… Валта́р. Миледи Валтар, — чопорно произнесла она.

— По фамилии, так по фамилии, — пожал плечами Бархам и жестом пригласил мать и дочь следовать за ним. – Что же, — начал он, когда покупательницы подошли к стеллажу с огромным количеством террариумов и аквариумов, — если миледи Валтар хочет приобрести небольшого дракона, а Бретта полностью с ней согласна, — он посмотрел на девочку и не продолжил, пока она не кивнула, — тогда вам в первую очередь вам стоит обратить внимание на эту коллекцию. Здесь представлены все наиболее интересные виды миниатюрных драконов, — мужчина сделал шаг назад, позволив матери и дочке восхищённо пробежаться глазами по рядам удивительных существ. – Миледи Валтар, могу я полюбопытствовать, был ли у вас когда-нибудь дракон?

— Да, — женщина повернулась к продавцу, — в детстве. Норный крикс.

— О, ну разве это дракон? – разочарованно всплеснул руками Бархам. – Покрытый чешуёй хомячок в лучшем случае. У нас есть кое-кто поинтереснее! Например, водный алья́т, — Бархам подошёл к одному из аквариумов. – Обитает в ручьях с медленны течением на экваториальных островах восточного полушария. Большую часть времени проводит в воде, однако, как и все драконы дышит воздухом, — седой мужчина сделал многозначительную паузу, — поэтому раз в пять минут поднимается к поверхности, чтобы сделать вдох. Быстрый, проворный, манёвренный, и до чего же умный! Хорошо поддаётся дрессировке. Запоминает хозяина. Более того, через некоторое время, чтобы выпросить какую-нибудь вкусняшку,  будет выделывать такие пируэты, стоит только вам подойти к аквариуму. Да вот же, посмотрите.

Мать и дочь прильнули в стеклу, наблюдая, как небольшой (длинной с кисть), похожий на змею дракон серебристого цвета с массивными перепончатыми лапами и крупной чешуёй закручивается в спираль прямо у них перед носом. Закончив представление, дракон всплыл, вдохнул и зыркнул на них своими маленькими чёрными глазками в ожидании гонорара.

— Кстати, они хищники, — добавил Бархам, снял с крючка небольшой сочок, зачерпнул им в соседнем аквариуме, выловил несколько рыбок, выбрал самую большую и кинул её альяту, мгновение и рыбки как ни бывало, – как и его дальние родственники гигантские альяты, которые живут в северных морях и могут достигать в длину до двух лидов1. Но не пугайтесь, в отличие от них, руку он вам не откусит, его даже можно погладить. Эту конкретную особь не стоит, это самка с кладкой, она может быть агрессивной. Вон, видите, Бретта, там, на небольшой насыпи, на которую она иногда выходит подышать воздухом, среди камней есть с десяток яиц. Но зато, — он пробежался глазами по стеллажу, — вот! Молодой самец. Ещё не достиг своего окончательного размера. Его можно погладить.

Мужчина закатал рукав своей рубашки и опустил кисть в аквариум с драконом. Альят сначала испугался и отплыл в дальний угол, но когда разобрался, кто к нему заглянул, сразу же стал смелее и даже принялся тыкаться носом в тыльную сторону ладони и плавать змейкой между пальцами Барахама. Что и говорить, Бретта была в восторге, однако вскоре она вспомнила, что пришла сюда вовсе не за альятом:

— На самом деле, Бархам, мне бы хотелось летающего и огнедышащего дракона.

— Нет, нет, нет, никаких огнедышащих драконов! – запротестовала миледи Валтар. – Летающие – возможно, огнедышащие – ни в коем случае!

— Ну, ладно, тогда просто летающего, — вздохнула Бретта.

Бархам переводил взгляд с матери на дочь и обратно:

— Я бы мог предложить вам цветочного ти́рина. Они как раз небольшие, умеют летать, а единственное, что они могут поджечь – это собственные хвост, если будут чересчур долго на него дышать. Однако тирины уж очень проворные, за ними тяжело угнаться… А знаете что? – в глазах мужчины блеснул озорной огонёк. – Я знаю, какой питомец вам нужен! – жестом он пригласил мать и дочь следовать за ним в комнату, огороженную занавеской.

Комната оказалось просторной и залитой светом. В ней играли и копошились около двадцати драконов совершенно различных видов. Объединяло их только одно: все они были размером примерно с кошку. Бархам улыбнулся, и трижды свистнул. Откуда-то сверху на него свалился небольшой дракон и принялся, обдавая горячим дыханием, вылизывать мужчине лицо. Кое-как продавцу удалось утихомирить дракона и усадить его к себе на плечо. Ящер нехотя уселся и принялся с интересом рассматривать мать и дочь.

— Малый тфинкс. Один из самых умных и хитрых драконов столь небольшого размера, которых я когда-либо видел. Летает не очень хорошо, зато планирует и прыгает просто отменно. Что  касается конкретно этого тфинкса, то он просто хулиган. Сразу предупрежу, чтобы он не сел вам на шею, во всех смыслах, вы должны стать для него лидером, — поймав восхищённый взгляд девочки Бархам добавил. – Ну, что, Бретта, хотите подержать тфинкса на руках? – та лишь смущённо кивнула. – Держите. – Тфинкс сложил свои руки-крылья, вытянул длинную шею и принялся внимательно рассматривать молодую покупательницу.

— Мама, погляди, какой он душка! Давай возьмём тфинкса! – пролепетала девочка, не отрываясь от дракона на своих руках.

— Что ж, Бретта, должен  тебя предупредить, как хотел предупредить в самом начале. Завести дракона – это совсем не то же самое, что завести питомца. Это скорее походит на то, как завести друга. Не только дракон должен понравиться тебе, но и ты дракону.

Тфинкс, который всё это время сидел на руках девочки и присматривался к ней, вдруг вытянул шею ещё сильнее и начал вылизывать Бретте лицо.

— Ой, чего ты делаешь! Щекотно же! – захохотала она.

— Этому, похоже, ты понравилась, — констатировал факт Бархам.

Дракон прекратил вылизывать девочку и в одно мгновение оказался у неё на левом плече, ещё мгновение – и он уже на правом деловито сложил руки-крылья, обвив их хвостом, совсем как это делают кошки, всем своим видом показывая, что никуда отсюда уходить не собирается. Мужчина подошёл к дракону и принялся чесать его под подбородком:

— Ну что, ты нашёл себе новых друзей? – в ответ послышались мурлыкающе и булькающие звуки; Бархам хмыкнул. – Ну а вы что скажете? Берёте тфинкса? – обратился он к покупательницам.

— Да! – тут же выпалила девочка.

— Да, — развела руками миледи Валтар, однако было видно, что и ей тоже этот дракон приглянулся.

— Вот и чудно! – хлопнул в ладоши седой продавец.

Пока он объяснял миледи Валтар все тонкости ухода за драконом и совершал сделку, Бретта всё никак не могла наиграться со своим новым другом. На прощание Бархам ещё раз почесал тфинкса под подбородком и обратился к девочке:

— Помни, он такой же разумный, как ты и я, и заботься о нём.

— Хорошо! — ответила Бретта, улыбаясь во весь рот.

— Хорошо, — тихо и как-то по-доброму ответила миледи Валтар.

Колокольчик на двери зазвенел, и мать, дочь и дракон вышли из магазина. Бархам поднял руку в знак прощания. Какое-то время он сидел за прилавком, пролистывая изрядно потрепавшуюся книгу, потом хотел уже было прибраться в вольере у агатовых  то́рнов, но тут прямо над его ухом трижды зазвонил колокольчик. Мужчина лениво поднял руку и дёрнул за висевшую неподалёку цепочку один раз, в знак того, что посторонних нет, можно говорить. Из трубки возле колокольчика послышался голос:

— Бар, привет. Шеф просил тебя подняться, он хочет тебя видеть.

Бархам взял трубку, подтянул её к себе и ответил:

— Хорошо, я иду.

Он отложил книгу на прилавок и направился к двери, попутно выискивая в кармане ключ. Когда ключ наконец-таки был найден, мужчина вставил его в замочную скважину и провернул два раза, а потом повесил табличку: «Технический перерыв. Приносим извинения за причинённые неудобства». Посвистывая какую-то старую песенку, он направился к лестнице на второй этаж. А там, миновав уборную и пару подсобок, подошёл к небольшой обшарпанной двери. Мужчина постоял возле неё с минуту, потом сделал глубокий вдох, повернул ручку и вошёл внутрь.

За дверью оказалось очень просторное округлое помещение, исполненное в оранжевых тонах. Стены его были испещрены множеством дверей выходящих на круговую площадку, под которой находилась уйма рычагов, кнопок, труб с какими-то жидкостями и прочих странных приборов. В центре помещения возвышалась колонна, возле которой также располагались рычаги, кнопки и трубы.

Бархам сделал шаг на площадку, выдохнул, а потом спокойно спустился вниз, где мужчина с огромными усами настраивал что-то с помощью большого чёрного рычага и кнопок.

— Привет, Бар, — буркнул он, не отрываясь от работы.

— Привет. А где Тэн?

— Шеф-то? – неопределённо повёл плечами усач. – Ещё не прибыл. Как раз сейчас настраиваю для него врата. Ага! – воскликнул он и резко опустил чёрный рычаг вниз до упора.

Один из дверных проёмов, выходящих на круговую площадку, до того заполненный темнотой, начал тускло мерцать. Через минуту в нём появился зелёный туман. Туман сгустился, приобретая очертания человеческой фигуры. Фигура взмахнула рукой и вышла из проёма, становясь человеком в чёрном плаще. Усач хмыкнул и поднял рычаг. Мерцание погасло. Человек в плаще снял капюшон, и под ним оказался достаточно миловидный мужчина лет тридцати пяти. Он улыбнулся усачу и Бархаму и неспешно направился к ним.

— И зачем нужно было так понтоваться, шеф? – спросил усач.

— И зачем нужно называть меня шефом, Дилт, у меня ведь и имя есть, — без всякой злобы в голосе ответил мужчина в плаще.

— Прошу прощения, шеф. Однако, шеф, вы всё-таки шеф.

— И он считает себя чертовски умным, когда говорит подобные вещи, — обратился человек в плаще к Бархаму. – Привет, Бар.

— Да, считаю, — стоял на своём Дилт. – Между прочим, вы должны быть мне благодарны. Починить запасные врата всего за десять минут! Да где ещё вы найдёте такого специалиста?

— Ах, раз уж ты заговорил о своих профессиональных качествах, — не оборачиваясь, парировал «шеф», — то вот тебе повод их продемонстрировать. Перенаправь девятые врата к третьему бассейну и активируй их, когда я скажу.

— Уже делаю, шеф! — отсалютовал Дилт и побежал к рычагам и кнопкам на одной из дальних стен.

— Тебя не было около недели, Тэн, где ты пропадал? – обратился седой мужчина к «шефу», проводив усача взглядом.

— Не всё сразу, дружище, не всё сразу, — Тэн приобнял Бархама за плечи. – Для начала, думаю, нам стоит пройти к третьему бассейну.

Они направились к лестнице, ведущей вниз, преодолели несколько пролётов и вышли в огромный зал, одна стена которого была сделана из стекла и служила стенкой просто колоссального бассейна, не меньше четверти километра в длину, вдвое меньше в ширину и около тридцати метров в высоту. Подойдя к этой громадине, Тэн взял висевшую на стене трубку и сказал в неё:

— Ну что, Дилт, у тебя готово?

— Да, шеф! – раздался радостный голос.

— Запускай, — скомандовал Тэн и бросил трубку.

В одной из стенок бассейна показалась арка. Из неё вывалилась огромная бочка — на юге в таких перевозят больше партии солёной сельди – а из бочки стрелой вырвался дракон. Глаза Бархама округлились, он прильнул к стеклу:

— Чтоб мне сгореть! Да это же гигантский серебристый альят!

— Ага, — торжествующе подтвердил Тэн.

— Он огромный!

— Да.

Дракон начал быстро перебирать лапами, радуясь простору, потом увидел людей, широко раскрыл пасть и на огромной скорости понёсся на них, но в последний момент стукнулся носом о стекло. Раздался гул. Дракон непонимающе замотал головой и поплыл прочь. Восхищению в глазах Бархама не было предела:

— Надо будет сказать Бинни, чтобы покормил его, — произнёс он, наблюдая, как дракон резвится в своём новом доме.

— Знаешь, Бар, почему я взял тебя в команду? – вдруг сказал мужчина в плаще.

— Почему же? – не отрываясь от альята, ответил Бар.

— Потому что любой другой человек при виде такого зрелища в ужасе бы отпрянул, но ты только сильнее прижимаешься к стеклу.

Они немного помолчал, наблюдая за драконом, а потом Барахам повернулся к «шефу»:

– Признавайся, где ты его достал?

— Выиграл у одного из этих Тийрэ́йвских лордов в карты. Признаюсь, я немного жульничал, да и лорд был в стельку пьян, но какое это имеет значение, по сравнению с тем, что мне удалось вырвать дракона у этого психа.

Какое-то время мужчины как заворожённые наблюдали за плавающим альятом.

— Ты будешь смеяться, однако это не главная новость. В Тийрэйв я заехал из Шэнто́ра, когда услышал, что один из лордов держит дракона в бочке. А вот в Шэнторе у меня были гораздо более интересные дела. Думаю, нам лучше пройти в мой кабинет, — по этой фразе Бархам понял, что намечается нечто весьма занятное, кивнул и направился за «шефом».

— Ну, ты знаешь Шэнтор, — говорил Тэн по дороге, — кучка воинственных князей со взглядами на мир как лет триста назад, обосновавшаяся на юге. И вот об одном из этих князей, совсем молодом, мне удалось кое-что узнать. Мне в руки попала его романтическая переписка с одним Тийрэйвским герцогом, в которой они весьма красочно расписывают, что они уже друг с другом сделали и что только собираются сделать, — Тэн лукаво посмотрел на Бархама. – Разумеется, я не мог упустить такую прекрасную возможность, — «шеф» открыл дверь своего кабинета, впуская друга внутрь.

— Сам понимаешь, если бы я предал эту переписку огласке, то в Шэнторе у этого князя могла бы быть только одна учесть, — Тэн провёл пальцем по горлу и сел за стол, Бархам сидел напротив него, внимательно слушая. – Так что выкупать эти документы, ему пришлось очень дорогой ценой! И, погляди, что я раздобыл! – Тэн вынул из-за пазухи какой-то листок и протянул Бархаму, чуть ли не взрываясь от восторга.

— И что это? – недоверчиво спросил седой мужчина.

— А ты посмотри! – сгорал от нетерпения «шеф». – Это приглашение на аукцион по продаже сизокрылого пещерного крикса!

— Да ладно! – глаза Бархама округлились, он принялся лихорадочно разворачивать бумажку, и она действительно оказалась приглашением на аукцион. – Но сизокрылые пещерные криксы вымерли лет двести назад! – не верил своим глазам он.

— Похоже, что нет! – сиял Тэн. – Я поговорил с этим князем, и, судя по всему, эти приглашения рассылали только ценителям, так что с большой долей вероятности там действительно будет сизокрылый пещерный крикс!

— Хорошо. Хорошо, хорошо, хорошо, – пытался прийти в себя Бархам, но мысли всё равно возвращались к дракону. —  Ты раздобыл действительно неплохую бумажку, Тэн. Однако она на имя Сандри́ра Второго Ха́лла. Только не говори, что нам опять придётся лезть в дымоход!

— Не придётся! Читай внимательно, — Тэн выхватил у друга листок и пробежал его глазами. – Вот! «Если гость не сможет присутствовать лично, тогда он имеет право прислать своего официального представителя с соответствующей бумагой, заверенной печатью гостя». А вот и вторая «неплохая» бумажка, которую я добыл, смотри, — Тэн, вынул ещё один конверт, который оказался доверенностью на имя некого эмира Салва́ра Тэ́рра, заверенной печатью вышеупомянутого князя. – Я буду этим эмиром, не даром же я, всё-таки, граф, а ты слугой, которого милорд Тэрр имеет право взять с собой.

— М-да, графской заносчивости тебе не занимать, — саркастически вздохнул Бархам.

— Да молчал бы! – усмехнулся Тэн, и друзья расхохотались.

Когда последние смешки стихли, Бархам подался вперёд:

— Ну что, как в старые добрые времена, команда контрабандистов спасает дракона?

— Как будто у нас есть выбор! Мы же не хотим, чтобы он сидел на цепи у какой-нибудь принцесски.

— О, конечно же, нет! – глаза пожилого мужчины блестели. – Боже, даже не верится, что нам представился случай выкрасть сизокрылого пещерного крикса, одного из умнейших драконов в истории! Прямо, как раньше. Помнишь, я нелегально вывозил из Тийрэйва яйца горгулин, а ты прикрыл меня на таможне, хотя практически не знал. Ты спросил: «Любите драконов, да?» А я ответил: «Больше всего в жизни». И сколько после этого драконов мы вывезли и спасли! – лицо Бархама расплылось в мечтательной улыбке. – Но вот мы снова идём на дело. Так, где там этот аукцион? В Тилдо́не… Не меньше дня езды на самых быстрых лошадях, а начало через пару часов.

— Кому нужны ездовые лошади, когда есть Дом? – улыбнулся Тэн.

— Ну, да, конечно. Сколько лет прошло, а я всё никак не могу привыкнуть к этим перемещениям… — вздохнул Бархам.

— В Тилдоне мы будем меньше, чем за секунду, если, конечно, Дилт соизволит настроить ворота. Хотя, нет, постой, там же есть постоянно действующие! Даже настраивать ничего не надо!

— Вот и чудно! – хлопнул в ладоши Барахам и встал. – Выдвигаемся сейчас же! Только, я перекинусь парой слов с Бинни, а ты пока дай подзатыльник Дилту, ему полезно.

— Будет сделано, шеф, — подмигнул Тэн.

Бархам усмехнулся и вышел из кабинета. Он прошёлся по небольшому коридору, взял первую попавшуюся трубку и спросил в неё:

— Дилт, ты там?

— Я всегда там! Чего хотел? – раздался оптимистичный голос.

— Ты можешь сказать, где сейчас Бинни?

— Разумеется! Так, дайка посмотреть… Ага! Его сейчас раздирают на части горгулины! Хотел бы я на это посмотреть… но с безопасного расстояния.

«Спасибо, Дилт», — пробормотал Бархам, бросил трубку и направился на минус третий этаж. По громкому смеющемуся скрежету горгулин мужчина понял, что дело плохо, и ускорил шаг. Он старался не смотреть по сторонам, потому что знал, что там располагаются вольеры, которые гораздо больше внутри, чем кажутся снаружи. И сколько бы Тэн не объяснял про пространственное искривление Дома, это всё равно ломало мозг.

В вольер горгулин он ворвался чуть ли не бегом, и очень вовремя. Три дракона, похожих на покрытых чешуёй летучих мышей с лошадиными мордами, размером с большого быка каждый, обступили молодого парня и пихали его носами, устроив свою известную игру. Тот пытался отдавать им какие-то команды, однако они и не думали его слушать. Приди Бархам на пару минут позже ситуация могла бы развернуться очень неприятным образом.

— Сидеть! – громогласно скомандовал седой мужчина, драконы подняли морды на Бархама, на мгновение застыли, а потом выстроились в ряд и подняли головы. – Вверх! – горгулины захлопали крыльями и поднялись в воздух. – Вольно! – драконы разлетелись кто-куда, исподтишка наблюдая за людьми внизу.

— О, как хорошо, что вы пришли, мастер Бархам! – обратился парень к мужчине.

— И впрямь хорошо, — вздохнул он. – Хотел убраться в вольере у горгулин, Бинни, но они оказались не такими уж и покладистыми?

— Да, — виновато улыбнулся Бинни, — я делал всё, как вы говорили, однако сами ведёте, что вышло. Наверное, чтобы уметь обращаться с драконами, как вы, нужен талант…

— Дело не в таланте. Дело в том, что ты относишься к драконам, как к животным. Они это чувствуют, и они это используют. К дракону надо относиться, как к личности, тогда, и только тогда, ты сможешь понять его и с ним договориться, — он сделал паузу. — Ничего, когда-нибудь у тебя получится, — Бархам похлопал Бинни по плечу, — а сейчас вот какое дело: я с Тэном уезжаю по делам, возможно на всю ночь, так что вся работа, которую выполняю я, сегодня на тебе. Надеюсь, ты понимаешь, что это вынужденная мера, и не будешь слишком сильно ворчать…

— О, что вы, мастер Бархам! – глаза юноши расширились. – Для меня это наоборот большая честь и ответственность, так что я скорее буду нервничать из-за того получится ли у меня, так же хорошо, как…

— Конечно, получится! – оборвал его наставник. – Ты ведь тысячу раз видел, как и что я делаю, так что не волнуйся. Из нового разве что только покорми гигантского серебристого альята в третьем бассейне…

— У нас появился гигантский серебристый альят?! – удивлённо вскричал Бинни.

— Да, Тэн сегодня привёз, — рассеянно отмахнулся Бархам. – И ещё: сделай массаж Жоржетте, я ей уже сто лет обещал, так что если сегодня не сделать, то – ты знаешь её – начнёт обижаться.

— Массаж Жоржетте, вы уверенны? – нервно переспросил парень.

— Да, а что?

— Ну, она же императорский рубиновый крали́н… Огромный огнедышащий дракон, длиной около полулида…

— Возможно, она и кралин, — усмехнулся Бархам, — но в первую очередь она Жоржетта – одна из самых нежных и ранимых созданий, которых я когда-либо встречал, ну и, конечно, до чёртиков обидчивых…

— Вот и я о чём…

— Да ладно тебе! – Бархам слегка стукнул молодого человека в плечо. – Где ты тот маленький мальчик, который с неописуемым восхищением наблюдал за медленно жующим траву марадо́ном в зоопарке Каал’ва’Ри́фа? – Бинни выдавил лёгкую улыбку. – Вот, уже лучше! Ну всё, я пошёл в зал врат, Тэн, наверняка, уже меня заждался.

Парень бросил беглый взгляд на горгулин, одна из которых ответила на это звуком средним между скрежетом и мяуканьем, и поспешно добавил:

— А, знаете что, я пойду с вами, — седой мужчина подмигнул ему, и они вместе направились наверх.

В зале врат они застали следующую картину: Тэн и Дилт, сидя на корточках, пытались разобраться в каких-то проводах под одним из дверных проёмов и при этом ругались. Точнее, в проводах разбирался Дилт, а вот ругался Тэн:

— Ты точно уверен, что это хорошая идея?

— Не боись, шеф, ща мы всё сделаем!

— Мы здесь сидим уже битый час! И только это я от тебя и слышу!

— Во-первых, не битый час, а пятнадцать минут. Во-вторых, конечно, вы могли бы пройти и через действующие врата в Тилдоне, но если я починю эти запасные, то это сэкономит вам по меньшей мере часа три пути до замка Вэнтола́р. А в-третьих, секундочку… Ага! – Дилт соединил два провода и тут же опустил рычаг, врата над ними тускло замерцали. – А в-третьих, я их уже починил, — самодовольно добавил усач.

— Ладно, сдаюсь, — выдохнул «шеф», — починить эти врата, было хорошей идеей.

— Кто бы сомневался! – усмехнулся Дилт.

Тэн перевёл взгляд с усача на Барахама и его подмастерья:

— О, вот и вы! Бар, не будем терять время! – он жестом позвал седого мужчину подниматься на круговую площадку. – Бинни, уже получил указания, что делать?

— Да, мастер Тэнэва́р!

— Хорошо, — кивнул Тэн. – Дилт, тебя мы с собой не берём.

— Можно подумать, стал бы я с вами бегать за драконом! Да я лучше в чан с раскалённым скипидаром прыгну! Нет, я так считаю, что каждый должен заниматься своим делом: вы спасать драконов, я заниматься этой машиной.

— Сколько раз тебе повторять, Дом – это не машина, он живое магическое существо.

«О, вот и начался вечный спор», — подумал Бархам.

— Признаю, шеф, Дом – самая совершенная машина из всех, что я видел. Но по мне так машина она и есть машина, а уж работает она на магии или на коровьих лепёшках для меня нет разницы,- Тэн закатил глаза и вошёл в светящийся проём, Бархам чуть-чуть замешкался, и из проёма высунулась рука «шефа», схватила седого мужчину и потащила его за собой.

Бархам закашлялся, судорожно втянул воздух и гневно посмотрел на друга:

— Сколько раз я просил тебя так не делать!

— Ну, если бы я не схватил тебя, то ты бы там ещё полдня простоял, настраиваясь, чтобы сделать шаг.

— Да, простоял бы! – гневно кивнул Бархам. – Потому что, знаешь ли, — его воротила сама мысль наличия дыр и искривлений в пространстве, — далеко не всем приятно вот так туда-сюда шастать, как тебе! — он громко выдохнул и осмотрелся, они были в густом и тёмном лесу, какие часто можно встретить на севере. – Ну и где мы?

— Если верить Дилту, то где-то недалеко от дороги, ведущей в Вэнтолар, примерно в двухстах лидах на запад. Так, значит нам на восток.

Через пару минут они вышли к дороге. Она была широкой, пыльной и пустынной. Юный вечер повсюду разливал сизые краски. Двое мужчин остановились, размышляя в какую сторону дальше идти. Вдруг послышался цокот копыт. Мужчины прильнули к земле, и на дороге показались двое всадников на вороных лошадях, вслед за ними ехала роскошная карта, запряжённая белоснежной тройкой, а замыкали процессию ещё два всадника на вороных. Когда пыль на дороге улеглась, мужчины поднялись. Барахам посмотрел вслед карете, присвистнул и сказал:

— Знаешь, Тэн, если мы припрёмся на аукцион на своих двоих, то боюсь, что, не смотря на твою бумажку, нам никто не поверит. Я знаю, как ты этого не любишь, но я вынужден просить тебя применить твои способности.

— Мои способности… Ах, ну да, я же великий маг! – печально усмехнулся Тэн. – Ну ладно, попробую. Ты это, отойди на всякий случай, — Бархам поспешно последовал совету друга.

Тэн глубоко вдохнул, выдохнул, немного потряс руками, закрыл глаза и простоял так около пяти минут. Более всего он сейчас напоминал Бархама перед вратами. Наконец мужчина открыл глаза, и на его радужках переливались белые всполохи. Он выставил перед собой руки, подул ветер, а в нескольких метрах от Тэна воздух начал оплывать, как это бывает в жару. Раздался хлопок, и в том месте, где воздух оплывал, появился роскошный корабль.

— Тэн, — осторожно позвал Бархам, — мне кажется, что это немного не карета.

— Правда? – с искренним удивлением спросил маг, в его глазах всё ещё играли всполохи. – Ну ладно, я попробую ещё раз, — он простоял ещё минут десять, потом вскинул руки, и корабль начал стремительно таять, превращаясь во что-то менее массивное, а именно в небольшую аккуратную повозку в сдержанном стиле с тройкой лошадей и кучером, уставившемся в одну точку.

— Прекрасно! — подбодрил Бар.

— Если это не подходит, я могу попробовать ещё раз, — предложил Тэн.

— Не стоит! – тут же запротестовал седой мужчина. – Всё и так вполне хорошо! – добиться нужного результата со второго раза для Тэна было просто удивительным достижением, поэтому Бархам переживал, что если он продолжит экспериментировать, то превратит повозку, на которой хотя бы можно было перемещаться, в какое-нибудь авокадо.

— Как скажешь, — пожал плечами Тэн, — но пока я ещё в силе магии, надо что-нибудь сделать с нашей одеждой.

На этот раз попыток было гораздо больше, но, наконец, Тэн остановился на чём-то более или менее соответствующем шэнторскому эмиру и его слуге. Всполохи в его радужках погасли, и двое мужчин забрались в повозку и тронулись путь.

— Уму непостижимо, как ты это делаешь? – пробормотал Барахам, ощупывая мягкие сидения.

— Как-как… Плохо, сам видел, — проворчал Тэн в ответ, всякий раз после того как ему приходилось использовать магию, он был сам не свой. – А если серьёзно, то всё это иллюзия: чем я ближе к ней, тем она реальнее, а стоит мне отойти на тысячу лидов, как всё это растает и превратится в воздух.

Какое-то время они молчали, потом Тэн осторожно спросил:

— Бар, как ты думаешь, у драконов есть магия?

— Магия? – седой мужчина недоверчиво посмотрел на друга. – Не знаю, Тэн, только в сказках, наверное, сколько я работаю с драконами, никогда ничего подобного не видел. Однако что я точно знаю, так это то, что у драконов есть разум, ничуть не уступающий человеческому. А почему ты спрашиваешь?

— Да так, не почему, — нервно пожал плечами Тэн.

— Ты же не думаешь, что сизокрылый пещерный крикс может научить тебя управлять твоей силой? – наклонился вперёд Бархам.

— Нет! Да, нет, да, нет… Я не знаю, Бар. Магия она ведь как передаётся: от отца к сыну, от матери к дочери. Но чтобы сын смог управлять своими способностями, они с отцом должны вместе сотворить какое-нибудь мощное волшебство, и только так сын может узнать всё необходимое, от магии отца. Но кто обучил магии первых людей, а? Явно не их прародители. Мне кроме драконов на ум никто не приходит. Сам ведь знаешь, что на древних рисунках рядом с каждым волшебником изображали дракона, а самих драконов называли никак иначе, нежели проводники магии.

Бархам заглянул в глаза друга, на лице старика читалось явное беспокойство:

— Тэн, умоляю, скажи, что ты затеял всё то, что мы с тобой делали на протяжении всех тех лет не ради того, чтобы найти дракона, который обучит тебя магии!

— О, конечно же, нет! – всплеснул руками маг. – Страсть к драконам у меня с детства, от моего отца. Он заразил меня любовью к драконам, он создал для меня Дом, и он передал мне магию, правда, так и не успел научить ею пользоваться…

Остаток пути ехали молча, каждый в своих тяжёлых мыслях.

На въезде в замок Вэнтолар их остановил часовой. Так и не добившись никакого ответа от возницы и сочтя его слабоумным, он решился постучать в окно повозки. К нему вышел Тэн, показал все бумаги, и часовой, приторно улыбаясь, пригласил его внутрь. Оставив ненастоящую повозку вместе с ненастоящими лошадями и ненастоящим возницой во внутреннем дворе, Тэн и Бархам в сопровождении слуги, который вручил им маски, по винтовой лестнице направились наверх, в большой зал, где собирались гости. Когда они пришли, и слуга их оставил, Бархам спросил друга:

— Тэн, а зачем нам маски?

— Видишь ли, мы здесь не единственные контрабандисты. Все эти люди занимаются нелегальным ввозом и вывозом драконов. Большинство из них друг друга знают, и готовы глотки друг другу перегрызть. Более того, бьюсь об заклад, что от полвины из них мы, так или иначе, спасали драконов, так что маски даже очень кстати.

В зале и впрямь была далеко не дружественная обстановка: гости перекидывались словами исключительно со своими слугами и бросали косые взгляды друг на друга, если кто и подходил к столам с закусками, то подходил быстро, долго там не задерживался, и также стремительно уходил вглубь зала, все напряжённо ждали, когда же аукцион начнётся и закончится.

— И какой у нас план действий? – спросил Бар.

— Для начала надо понять, где находится дракон, — ответил Тэн, когда они подошли к столику с пуншем, — для этого мне опять придётся… применить мои способности. Как только мы поймём, где они его держат, надо туда пробраться, а там будем действовать по обстоятельствам, — Бархам кивнул.

— Тогда за дело.

Тэн закрыл глаза, призывая свою силу.

***

Дилт протирал какой-то стеклянный цилиндр, насвистывая простенькую песенку. Закончив, он окинул критическим взглядом свою работу, улыбнулся, сказал: «Ага!» и поставил цилиндр на место. Из трубки сверху раздался голос:

— Мастер Ди́лтофэн, откройте, пожалуйста, вольер два-дробь-пять.

— Пожалуйста, Бинни, — добродушно ответил Дилт, нажав пару кнопок. – Как поджаришься, выходи, — в ответ из трубки раздалось пару сдавленных смешков.

Бинни повесил трубку и вошёл в открывшийся перед ним проём. Внутри вольер представлял собой огромную цветочную поляну с небольшой рощицей и холмом поодаль. Также тут был крохотный прудик, строение, стилизованное под руины замка, и несколько книжных шкафов с романами и сказками о драконах, принцессах и рыцарях, которые очень любила слушать обитательница этого вольера. А вот и она, развалилась в центре поляны и уставилась в прудик, размышляя о смысле жизни.

Бинни сглотнул, сделал ещё один шаг вперёд, приветственно поднял руку и крикнул:

— Здравствуй, Жоржетта!

Дракониха флегматично повернула в его сторону голову, и с печалью подумала, что Бархам совсем её бросил: вот уже пару дней не появлялся, в прошлый раз не дочитал сказку, а теперь вот, когда обещался сделать массаж, прислал вместо себя этого мальчика. Она горестно вздохнула, испуская струйку огня.

— А я вот к тебе пришёл, — неуверенно улыбнулся Бинни, — массаж сделать, — Жоржетта лениво кивнула и вновь уставилась в пруд, юноша посчитал, что это знак того, что он может приступать.

Он быстро, но осторожно подошёл к драконихе, разулся, и по хвосту забрался на спину Жоржетте. Теперь предстояла грубая физическая работа – массаж восьмиметровому дракону далеко не простое дело. Пока Бинни изо всех сил мутузил спину Жоржетты, она продолжала предаваться мрачным мыслям о бренности своего существования. Наконец, она решила больше не может держать все свои переживания в себе и должна изложить их своему массажисту. Дракониха издала глубокий рык, начиная свой печальный рассказ, однако Бинни этого не оценил. Напротив он остановился и спросил:

— Жоржетта, что такое? – она издала ещё один рык, и повернула к нему голову, от этого юноша попятился, споткнулся и упал с драконихи. Жоржетта удивлённо на него посмотрела, привстала и сделала шаг сторону парня. Он попятился назад, она сделала ещё один шаг и открыла пасть, чтобы произнести что-то очень глубокое и трагичное. Бинни закричал, кое-как поднялся на ноги и побежал к выходу, а Жоржетта неспешно направилась за ним, чтобы разъяснить недоразумение.

Выбежав из вольера, Бинни схватил трубки и, как сумасшедший заорал в неё:

— Закрывай вольер! Быстро закрывай вольер! – но в этот самый момент Дилт разбирался в каких-то проводах под колонной и поэтому не слышал истошного голоса.

Жоржетта была уже близко (и уже начинала обижаться), Бинни бросил трубку и побежал по коридору к ближайшей лестнице. Дракониха протиснулась в выход из вольера, издала обиженный рык и помчалась за парнем. Она считала это верхом неприличия, вот так безо всякой причины ни с того, ни с сего сбегать, даже не попрощавшись. Жоржетта выпустила струйку огня и направилась за Бинни по лестнице, ведущей в зал врат, чтобы высказать ему все, что она думает.

Взмыленный парень вбежал в зал, столкнулся с Дилтом и прежде, чем тот успел что-либо сказать, схватил его за руку и крикнул: «Беги!» Не успел механик понять, в чём дело, как в дверном проёме показался огромный красный дракон. Дилт закричал и припустил ещё быстрее, чем Бинни. Жоржетта стремительно ворвалась в зал врат, но не рассчитала ускорения и по инерции врезалась в колонну. Она треснула и развалилась.

Под крик ужаса Дилта обломки множества механизмов полетели на дракониху. Она, наконец, затормозила, затрясла головой, и только сейчас до неё дошло, что это она причина всей этой беготни и последующих разрушений, что это она напугала Бинни, так что он убежал, а единственное существо, на которое ей есть смысл обижаться – это она сама. Жоржетта опустила голову и громко заплакала, извергая струйки пламени, которые уничтожали всё, что ещё уцелело.

***

Зал замка Вэнтолар заметно оживился. К гостям вышел невысокий дядечка в маске, который подчёркнуто неестественным голосом толкал приветственную речь. Тэн открыл глаза, в которых играли белые всполохи:

-Пойдём, я чувствую дракона, —  он огляделся и поманил друга за собой, они незаметно прошмыгнули мимо стражника и с видом знатоков пошли по сложной сети коридоров замка.

Через некоторое время Тэн и Бархам оказались перед массивной дверью. Маг кивнул, седой мужчина приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Пауза. И Бархам повернулся к другу:

— Тэн… это не совсем то, что мы ищем, — он открыл дверь и за ней оказался роскошный гобелен с изображением дракона.

— Ой, — смутился маг, — я попробую ещё раз, — на этот раз они шли гораздо дольше и сложнее, маршрут извивался и противоречил себе, но, наконец, они пришли в подземелье. – Это здесь, — хрипло произнёс Тэн. – Я чувствую его, — друзья осторожно выглянули из-за угла туда, где, по словам волшебника, должен был быть дракон, и обнаружили четырёх стражников, охраняющих дверь в камеру. – Я чувствую его! – повторил Тэн, его глаза налились белым светом, маг выставил руку и стражники медленно осели.

— Что с ними? – встревоженно спросил Бархам.

— Они спят, — сухо ответил Тэн и направился к двери. Свет в его глазах был пугающе ярким; замок на двери слетел стоило магу его коснуться. Дверь открылась, и за ней оказался закованный в цепи дракон.

— Сизокрылый пещерный крикс! – вскричал Бархам, не веря своему счастью.

Дракон был среднего размера и очень изящным, он поднял морду и посмотрел на мужчин огромными, светящимися, как у Тэна глазами. Маг сделал шаг к животному и положил руку ему на нос. Цепи лопнули, крикс радостно уркнул и расправил свои сизые крылья.

— Бар, это удивительно, – пролепетал волшебник, – но у нас с ним установилась некая связь. Он обладает магией, но недостаточной, чтобы сбросить оковы, однако способной структурировать мою на некоторое время.

— Кстати о времени, — нервно вставил Бархам, — его-то у нас как раз-таки нет. Гости идут посмотреть на крикса! – мужчины обеспокоенно забегали глазами по камере, пытаясь придумать, что делать. И тут крикс ещё раз громко уркнул, кивнул наверх и расправил крылья. Мужчины вскинули головы и обнаружили, что потолка нет. Крикс сидел в башне.

— Блестяще! – крикнул Тэн. – Бар, залезай на дракона!

Когда толпа ценителей редких видов ввалилась в башню, крикс и двое мужчин уже были в воздух и стремительно поднимались вверх. Когда они вышли в ночное небо, Тэн склонился над ухом ящера и прошептал в него:

— Держись запада, малыш, скоро мы будем у ворот в место, где тебе ничто не будет угрожать.

***

Когда плакать больше было сил (а ничего ценного уже не осталось), Жоржетта глубоко вздохнула, положила голову на лапы и принялась корить себя за всё произошедшее. Бинни и Дилт ошарашенно стояли, наблюдая, как дело всей их жизни было уничтожено в одночасье, а дракониха которая это только что сделала, сейчас впадала в депрессию.

В этот момент юноше подумалось, что это же просто ужасно, быть настолько большим и разрушительным по своей природе, но при этом настолько ранимым. От этой мысли он проникся некоторым сочувствием к Жоржетте и, пересилив себя, сделал шаг к драконихе и положил ей на нос руку.

Жоржетта подняла на него свои огромные печальные глаза, а он по-дружески ей улыбнулась. Дракониха попыталась ответить тем же, но получился скорее оскал, и она снова поникла. Бинни провёл рукой по её морде и сказал:

— Ну, чего ты? Я понимаю, как тяжело быть столь большим и страшным, когда все считают, что ты только и можешь, что извергать пламя да всё крушить, и при этом обладать тонкой душой и любить сказки, — в глазах драконихи отразилась надежда. – Так что я нисколько тебя не виню за то, что произошло. И ты себя не вини. А заешь что? Вот как мы сейчас сделаем: помнится, мастер Бархам говорил, что не дочитал тебе одну сказку, так вот, предлагаю сейчас её дочитать. Что скажешь? – Жоржетта ответила утвердительным и благодарным рыком, парень улыбнулся, быстро сбегал за книгой, нашёл нужную сказку и принялся читать.

К тому времени, когда он закончил, Дилт наконец отошёл от шока:

— Это всё очень мило, но что мне теперь делать с тем, что эта жирная ящерица натворила?! – заорал он, Жоржетта обиженно заурчала.

— Поаккуратней в выражениях! – окрикнул его Бинни. – Поверь, он не хотел тебя задеть, просто он сейчас не в себе. Ведь правда, Дилт? Подойди сюда.

«Подойти к этому?!» — одними губами спросил усач.

— Да, — ответил Бинни, — не бойся!

Механик сделал пару неуверенных шаг к драконихе, юноша схватил его за руку и положил её на нос Жоржетте. Она кокетливо обдала мужчину горячим дыханием, а тот пролепетал: «Ага».

Вскоре Дилтт принялся разбираться в обломках зала врат, выясняя можно ли что-нибудь починить, а Бинни и Жоржетта за ним наблюдали, по возможности оказывая помощь.

Через пару часов из чуть оплавившейся трубки послышался голос Тэна:

— Эй, команда контрабандистов на связи! Открывайте врата, мы идём с хорошими новостями!

— А вот мы с плохими, — мрачно ответил Дилт, наблюдая, как стены зала оплывают белым свечением. – Жоржетта вышла на прогулку и случайно разворотила зал врат. С ней всё в порядке, у неё есть Бинни, а вот зал – в хлам. Боюсь, я ничего не могу сделать, становая жила – магия Дома повреждена, стены начинают разлагаться.

Тэн встревоженно повернулся к Бархому:

— Есть идеи, что будем делать?

— Дай сюда трубку, — ответил он. – Эй, Дилт, слушай, поднеси трубку к Жоржетте, — мужчина подождал, пока это будет сделано. – Жоржетта, привет. Это я, я в трубке. Не обращай на это внимание, скажи с тобой всё хорошо? — дракониха прорычала что-то утвердительное в ответ. – Вот и чудно. В таком случае выполни, одну мою просьбу. Жоржетта, в тебе есть сила, и ты всегда это чувствовала. Пожалуйста, найди её и используй, чтобы всё восстановить или хотя бы приостановить разложение. Прошу, это очень важно.

Связь оборвалась, но главное уже было сказано. Жоржетта шумно втянула в себя воздух, в радужках её глаз замерцали белые всполохи, и всё в зале врат пришло в движение.

***

— Силы дракона не хватит для восстановления, — горестно произнёс Тэн. – Даже силы всех драконов Дома.

— Да, но твоей хватит! А пока что мы выиграем немного времени. Есть ли уцелевшие врата?

— Если началось разложение стен, то нет. Хотя, постой… есть один способ попасть в Дом, минуя врата. Через дверь в моём родовом поместье в Э́троссе, там где Дом соприкасается с реальностью напрямую! Думаю, на нашем новом друге за пару часов мы будем там!

— Тогда летим! – мужчины поднялись в воздух.

***

Уже под утро они приземлилась возле фамильного замка. Мужчины быстро спрыгнули на землю и вбежали внутрь, дракон помчался за ними. Преодолев пару лестниц, они вышли к невзрачному чёрному проёму и быстро шагнули в него. Крикс не влезал в проём, и поэтому остался ждать снаружи. Направляясь к залу врат, Бархам и Тэн миновали бассейн номер три, уменьшившийся до размеров бочки, из которой сегодня вызволили его обитателя. На мгновение маг застыл возле бассейна, пробормотал: «Пространственное искривление распрямляется, плохо дело», — а потом побежал дальше.

Тэн и Бархам стрелой ворвались в зал врат и застыли на пороге от того, что там практически ничего не осталось. Конечно, Жоржетта всю ночь боролась с умиранием Дома, от чего сейчас выглядела жутко измученной, но всё же энтропия брала верх. Дом умирал, а зал врат оплавлялся.

Не теряя времени, Тэн подбежал к драконихе:

— Спасибо, за помощь, если бы не ты, то Дома наверняка бы уже не было. Я понимаю, что ты устала, но сейчас нужен последний рывок. Поможешь? – в глазах Жоржетты появились белые всполохи, Тэн приложил к ней руку и глаза обоих засветились ярким светом.

Зал врат начал потихоньку восстанавливаться: стены приобретали изначальную форму, порталы вновь появлялись, а предметы возвращались на свои места. Однако через пару минут всё вновь будто обрушилось.

— Что такое? – обеспокоенно спросил Бархам.

— Не могу. Силы не хватает. Разрушение Дома зашло слишком далеко, чтобы я мог это исправить.

Положение было критическим, и Бархаму пришла в голову одна мысль:

— Тэн, ты ведь говорил, что Дом, по сути, это сгусток магической силы. Так почему бы не направить эту силу на исцеление самого Дома?

— Звучит бредово, но стоит попробовать, — маг и дракониха вновь соединили силы, но на это раз Тэн подключил ещё и Дом. Магия ощущалась покалыванием на коже, а потом мир погрузился в белое.

***

Седой мужчина очнулся от радостного крика волшебника:

— Я знаю! Я знаю, как это делать! – белое сияние пропало, зато зал врат обрёл свой изначальный вид, не считая мирно посапывающей Жоржетты. – Бар, ты гений! – Тэн подбежал к другу и в засос его поцеловал, тот поморщился.

— К чему такие слюни? – проворчал он.

— К тому, что использовать Дом было просто блестящей идеей! Ты был прав, Дом – это сгусток магической энергии, но не просто магической энергии, а магической энергии моего отца! Фактически, Дом – это его магия. То есть только что мы с отцом вместе создали мощное волшебство, и что ты думаешь?! Он научил меня! Он научил меня пользоваться даром!

Глаза мужчины округлились:

— Вот и чудно, — только и смог вымолвить он.

***

Колокольчик над дверью зазвенел, седой продавец оторвался от книги и улыбнулся новому покупателю:

— Хотите завести дракона, милорд?

читателей   142   сегодня 6

Примечания

  1. Лид – мера длинны мира «Контрабандистов», примерно равна 15-ти метрам;
142 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...