Кольцо Времени

Аннотация (возможен спойлер):

В подземном ходе, ведущем к заброшенной усадьбе, Виктор подбирает возле скелета странный браслет. Где значок Крест даёт силу, Луна невидимость, Рожок, лишает людей сознания и может убить, Солнце нейтральное положение. Спеша домой, Виктор спотыкается и получает вторую странную находку, кольцо Времени. И отправляется в гости к Д, Артаньяну.

[свернуть]

 

— Эй, да погоди ты! – Виктор рванул за тронувшимся от остановки автобусом и сделав три шага вдруг запнулся о что – то и полетел носом на асфальт. Успев вытянуть руки, он растянулся на тротуаре, больно ударившись коленкой. Стиснув зубы от боли, сел на корточки и протянул руку к выпавшей из – за ремня брюк книге. Подняв книгу, заметил блеснувшее в лучах солнца спрятавшееся в расселине меж камней кольцо.

— Оп – па ещё одно кольцо, — прищурился мальчик, доставая находку, — а это, интересно, что умеет?

Отряхнув колени, мальчик  выпрямился и, сунув кольцо в карман, поспешил к остановке.  Дома никого не было. Виктор прошёл в комнату и сел на кровать. Достав кольцо, повертев в пальцах, разглядывая крупный камень, похожий на бриллиант. Упавший из окна солнечный луч, заиграл на его гранях.

 

— Лук, когда кончатся эти чёртовы скалы? – воскликнул в отчаянии измученный парнишка, огибая очередную серую скалу, — я уже выбился из сил.

— Мы почти пришли Карл! – обернулся идущий впереди проводник. – За этим поворотом будет крепость Нордхол. Я уже слышу запах жаренного мяса.

— Какое к чёрту мясо? – потянул носом воздух парнишка, — это запах болотных оргов колдуна. Мы опоздали Лук! Скорей! – парнишка толкнул в спину замедлившего шаг проводника. Миновав последнюю скалу, парни вывалились на узкую площадку горной тропы. Глянув вперёд, Лук остановился, вскрикнув от удивления. В конце широкой долины высились серые стены крепости Нордхол. А сама долина была плотно заполнена шевелящейся пёстрой  массой чудовищ разных размеров и видов.

— Что это Карл?

— Это войско колдуна Лук, — встав рядом, мрачно сообщил Карл, — мы опоздали, они уже заняли долину. И скоро пойдут на штурм. Последний штурм, — парнишка с тоской глянул на светлеющее небо над другим концом долины.

— Ты думаешь, крепость не устоит? – глаза проводника стали круглыми от страха.

— Как только взойдёт солнце, всё, что есть в долине кинется на стены, — покачал головой Карл. – И не остановится, пока крепость не падёт. Такой рати у колдуна много. Слишком много. Везувл с ней не справится один.  А я опоздал. – Карл сунул руку за пазуху и достал узелок. Развязав его, вынул кольцо.

— Прости меня Везувл, я не успел прийти к тебе.  Но у меня осталось последнее желание. Я дам тебе время подготовиться к встрече с колдуном на равных.

Надев кольцо на средний палец левой руки, Карл поднял руку над собой, вытянув её в сторону долины. Разбросанные по небу над долиной тучки, словно по команде стали собираться над скалой, где стояли парни.  Набрав полную грудь воздуха, Карл крикнул.

— Кольцо Времени! Я хочу, чтобы все живые существа, в этой долине, превратились в лесных кроликов! – над головой парнишки ворчливо громыхнуло. —  Исполняй!

Над головой парней громыхнуло, несколько молний упало в долину.

Из – за гор, выскочил первый солнечный луч и потянулся к кольцу. Карл не успел опустить руку, и луч заплясал на гранях большого камня кольца.

— Аааа! – завопил парнишка, мотая рукой, пытаясь сбросить с пальца, вдруг ставшее раскалённым кольцо. Кольцо ж соскочив с пальца, полетело вниз, в долину.

 

— Значить ты кольцо Времени? – Виктор покрутил кольцо, — и исполняешь желания.   Что же мне пожелать для испытания?

Тут его взгляд упал на лежащую на тумбочке недочитанную книгу про мушкетёров.

— А вот пожелаю – ка я встретиться с Д, Артаньяном. Выполнишь? – кольцо мигнуло светом.

— Отлично, — Виктор достал из кармана браслет, найденный накануне в подземелье, куда случайно они попали с братом в поисках древних сокровищ. Действие браслета мальчик уже понял. Но до полноценного испытания дело ещё не дошло. Надев браслет на левую руку, значком Солнце наверх, Виктор надел на средний палец и кольцо Времени. Подняв руку перед собой, набрал в грудь воздуха.

— Хочу познакомиться с Д, Артаньяном! – произнёс он громко. Солнце за окном исчезло, где – то над головой, глухо рыкнул гром.

 

…Вдруг кровать под ним задрожала, появились яростные вопли,  ругательства, глухие удары, гневное ржание лошади.

-Дед телевизор что ль включил? – подумал Виктор и, повернувшись на бок, открыл глаза.

Он лежал не дома на кровати, а на травяном взгорке. Под ним бежала широкая река. И у этой реки яростно отбивался шпагой всадник, от толпы крестьян. В руках тех шпаг не было, зато они неплохо махали кольями. При этом больше попадая по лошади, чем по всаднику. Лошадь бешено крутилась, лягаясь, и нападавшие никак не могли достать всадника. Но, постепенно отступая, тот сам себя загнал в реку. Вода стесняла движения лошади, и минуты отчаянного сопротивления всадника с каждым мгновением таяли.

-Я не знаю, кто из них виноват, и за что они лупят друг друга, — нахмурился Виктор, вставая, — но мне не нравится, когда семеро бьют одного, —  он сбежал к реке. Треснув последнего детину по шее, отобрал у того длинную слегу, которой тот намеревался спихнуть с лошади всадника и громко крикнул: -а ну разойдись, басурмане!

Подняв слегу над головой, он двинулся на оглянувшихся, на крик крестьян. Те кинулись врассыпную.

— Концерт окончен, — Виктор погрозил слегой, —  танцев тоже не будет.

Повернувшись к всаднику, выбравшемуся на берег, он еле сдержал смех. Молодой худощавый парень был весь в грязи. Грязь стекала не только с одежды, но и с лица и с непокрытой головы.

— Что, негодяи, хотели просто так взять гасконца?! – завопил он, грозя шпагой крестьянам, -кишка тонка!

-Сударь, опасность миновала, — Виктор отбросил слегу, — вам бы не мешало привести в порядок свою лошадь, -он кивнул на тяжело дышащее животное. И, заметив валяющуюся в траве шляпу, поднял её. – А заодно и себя, — он протянул шляпу всаднику.

-Да, сударь, вы правы, — всадник спрыгнул на землю, — лошадь — единственное моё богатство пока в этом мире. О ней надо позаботиться. Вернув шпагу в перевязь, он взял шляпу и осмотрел Виктора. – Я, Д, Артаньян, последний сын своего отца, гасконец, направляюсь в Париж, за удачей, — и изобразил почтенный поклон. – Кому я обязан своим спасением от этой своры озлобленных неблагодарных свиней?

— Я, Виктор,  студент, — Виктор с достоинством кивнул головой.

-О, господин студент, я вам очень обязан, если не жизнью, то моим юным здоровьем, точно. Эти варвары набросились на меня толпой. И за что, спросите вы? За то, что я им помог, — всадник оскорблённо развёл руками и погрозил всё ещё стоявшим в отдалении

крестьянам. – Я ехал по улице их захудалой деревушки. Вдруг из переулка выскакивает свинья. А эти за ней гонятся. Ну, я подумал, что они ловят её, чтобы зарезать. И на ходу проткнул несчастное животное шпагой, чтобы оно не мучилось долго в руках этих безруких олухов. И вот, вместо благодарности они набросились на меня, — юноша опять погрозил крестьянам грязным кулаком, — неблагодарные свиньи!

-Действительно, неблагодарные создания, — усмехнулся Виктор, представляя разочарование потерявших свинью крестьян. – Но пойдёмте, отсюда подальше, — он махнул рукой вдоль берега, — поищем место почище.

-Да, да, сударь, мне надо искупать мою лошадь, — кивнул юноша.

Отойдя на приличное расстояние, Виктор оглянулся. Деревенские парни побросав колья, ушли домой, ругаясь.

— Ну и славненько, — вздохнул с облегчением Виктор, — калечить не придётся.

Выбрав укрытое кустами удобное место, они остановились. Всадник, не раздеваясь, завёл в воду лошадь и стал её любовно отмывать. Виктор присел на траву, наблюдая.

Вымыв лошадь, Д, Артаньян вывел её на берег и привязал к кустам. Та сразу потянулась к траве, жадно её хватая.

-Нищий дворянчик, голодная лошадь. Что надо для чести и славы рыцаря Франции? — хмыкнул Виктор. – Сударь, а вы сами мыться не будете? – спросил он, видя, с какой брезгливостью юноша отряхивает с рук воду.

— Простите, но я же не лошадь, — поднял на него удивлённые глаза тот.

— А при чём тут лошадь, Д, Артаньян, — пожал плечами Виктор. – Насколько я понял, у вас одно платье. Сейчас оно грязное, как и вы. В чём вы намерены показаться в Париже? Вас   не пустит стража.

— Вы уверены? – юноша в смятении оглядывал свой костюм, — но тогда мне придётся нарушить запрет церкви? – он поднял на Виктора смятённые глаза.

— Не переживайте сударь, — Виктор усмехнулся, — пастора поблизости нет, господь сейчас отдыхает после вкусной трапезы, — он показал на застывшее в зените солнце, — а я никому не скажу, слово чести.

— Ну, тогда другое дело, — повертел головой юноша. – Костюм мой действительно сейчас не для Парижа, — он стал неохотно раздеваться. Сняв одежду, Д, Артаньян постирал её в реке и развесил на кусты сушиться. Потом умылся сам, прополоскав волосы. И видя неодобрительное покачивание головой Виктора, наконец, полностью залез в воду. Через некоторое время оттуда понеслось удовлетворительное похрюкивание. Отмывшись,   рыцарь выполз на берег и улёгся сохнуть на траву.

— Ну, вот другое дело, — кивнул Виктор, — теперь вы настоящий красавчик.

Они сидели на берегу, болтая, ожидая, когда подсохнет одежда рыцаря. Д, Артаньян рассказывал о своей семье, об отце. Тот послал младшего сына искать счастья в Париж, снабдив в дорогу одной лишь шпагой.

— И что же вы намерены делать в Париже, сударь? – узнав лучезарные планы юноши, спросил Виктор.

— О, у меня есть письмо отца к его старому сослуживцу, а ныне капитану королевских мушкетёров, господину Д, Тревилю, с рекомендацией взять меня под своё покровительство.

— Ну, это не плохое начало, — согласился Виктор.

— Мне этого достаточно, — выпятил худую грудь рыцарь, — дальше, кто я такой, покажет моя шпага. А она не знала поражений последние три года в моих краях.

— Замечательно, — Виктор пощупал край камзола, висящего над его головой. – По моему, уже можно собираться, если мы хотим куда — то сегодня успеть.

— Да, да, я мигом, — юноша вскочил и стал лихорадочно натягивать сырое платье.

Через пять минут они уже шли по берегу, направляясь к недалёкому тракту, по которому двигались кареты, повозки и люди с узлами.

— А движение–то оживлённое, — хмыкнул Виктор, — видно, город близко.

 

…От шарканья деревянных башмаков, колёс проезжающих телег и карет, над дорогой висел пылевой смог. Минут через десять он уже изрядно надоел Виктору.

— А сколько до города, любезный? – остановил он встречного крестьянина.

— Десяток лье, сударь, — испуганно поклонился тот и, оглядываясь, поспешил дальше.

-За десять лье я стану как тот коврик, что лежит у порога таверны, — буркнул парень и почесал запылённый затылок.

— Я бы мог вас, сударь, подвезти, — улыбнулся гасконец. – Но, боюсь, моя бедная лошадь этого не одобрит, — кивнул он на еле передвигающего ноги своего одра.

— Да, вы правы, вдвоём мы на нём далеко не уедем, — скривился Виктор, бросив сожалеющий взгляд на лошадь спутника.

— Берегись! С дороги! – вдруг заорали сзади. Виктор обернулся. По дороге неслась богатая карета, запряжённая четвёркой. Привставший на козлах слуга, оскалившись, размахивал кнутом. Люди шарахались в стороны, роняя вещи. Зазевавшихся слуга безжалостно стегал. Вдогонку кареты уже неслись проклятия. А кое–кто не жалел и камней.

— Д, Артаньян, я подожду вас на въезде, — махнув рукой разинувшему рот гасконцу, Виктор прыгнул. Вцепившись в ручку двери и опираясь одной ногой на подножку кареты, он подтянулся. Увидев его, кучер обрадовался и занёс над головой кнут. Широкий замах, рассчитанный на сильный удар, пропал впустую. Виктор успел отклониться и перехватить кнут. Резко дёрнув его, он помог кучеру слететь на землю. Кнут остался в руках парня. Проводив взглядом закувыркавшегося в пыли кучера, Виктор забрался на его место. Подобрав вожжи, он огляделся. Здесь пыли было значительно меньше чем внизу. И разогретую солнцем и борьбой физиономию обдувал ветерок. Лошади продолжали нестись, и Виктору пришлось исполнять обязанности кучера. Он громко предупреждал пешеходов об опасности, но кнутом не размахивал. Не получая ударов кнутом, лошади стали замедлять бег и вскоре перешли на мелкую рысь.

— Эй, Жак, ты что заснул? – раздался из кареты недовольный женский голос. – Чего стоим?

Удивлённо хмыкнув, Виктор подогнал лошадей. Те стали набирать скорость. Виктор оглянулся. Шляпы Д, Артаньяна в пыли не было  видно. Приподнявшись на козлах, он посмотрел вперёд, город приближался.

— Жак, скотина, я тебя уволю! – из кареты раздался новый рык. – Гони, я опаздываю!

— Интересно только, куда? – поморщился Виктор и продолжаил спокойно сидеть.

— Ну, ты меня достал, — дверца кареты приоткрылась, и высунулась женская рука с хлыстом. Виктор едва успел увернуться. Удар пришёлся на скамью.

— Мадам, вы что себе позволяете? – Виктор прижал хлыст ногой.

— Я тебя запорю, негодяй, — завизжала дама, пытаясь выдернуть хлыст.

— А маникюр не повредите? – хмыкнул парень, убирая ногу. От неожиданности, женщина чуть не выпала из коляски. Дверца, распахнувшись, хлопнула по стенке кареты.

— Ну, всё, тебе не сдабровать, свинья, — охнула женщина, отлетая в угол сиденья кареты.

— С такой ведьмой точно, — хмыкнул Виктор, натягивая вожжи. Карета уже подъезжала к городским воротам. Впереди выстроилась плотная очередь. Она еле, еле втягивалась в ворота.

— Опять стоим, скотина! – дверца кареты распахнулась. Женщина встала на подножку, пытаясь разглядеть, что происходит впереди. Вот она подняла голову и застыла с открытым ртом.

— Эй, ты кто? – покрутив по сторонам головой, наконец спросила она.

— Да вот везу вас, мадам, — Виктор развёл руками, изображая радостную улыбку.

— А Жак где? – женщина шарила по карете, ища слугу.

— Перегрелся, побежал пивка попить, — продолжая улыбаться, пожал плечами парень.

— Ну, свинья, я ему попью! – стала наливаться злобой женщина. – А ты откуда взялся?

— Так мимо шёл, вот, — Виктор продолжал сверлить женщину весёлыми глазами.

— А чего скалишься, нищеброд? – та впилась в парня злым взглядом. – А ну, вали отсюда, пока цел.

— Да, пожалуйста, — пожав плечами, Виктор бросил вожжи и спрыгнул на землю. – Я уже и так приехал. – Он стал отряхивать одежду.

— Скотина, вожжи мне дай! – запоздало крикнула женщина, протягивая руку.

— Вожжи? – Виктор глянул наверх. – Это опять лезть надо.

— Так лезь, что стоишь, — топнула ногой разъярённая дама.

— Только ради ваших прекрасных глаз, — Виктор изобразил шутовской поклон и, вспрыгнув на подножку, схватил лежащие на скамье вожжи. – Прошу, мадам, — он протянул вожжи женщине, держась одной рукой за дверную стойку.

— Скотина, деревенская, — женщина двумя руками схватила вожжи, и локтем хотела ударить Виктора по лицу. Уловив это движение, тот пригнулся. Перед глазами закачался висящий на поясе дамы кошелёк. Та в это время взмахнула вожжами, и карета дёрнулась вперёд. Женщина по инерции стала отклоняться назад. Виктор, будто желая её удержать, схватился за её талию.

— Пошёл вон, скотина, — взбесилась та от такого бесцеремонного с собой отношения и сильно толкнула парня коленом. Вываливаясь из кареты, Виктор машинально схватился за кошелёк и вместе с ним улетел в кювет. Карета, набирая скорость, пролетела мимо.

— Ну вот, и прокатился, — ухмыляясь, Виктор встал и, сунув кошель за пазуху, стал отряхиваться.

— Эй, студент, ты жив? – раздался над ним озабоченный голос гасконца.

— Жив, и даже не ранен, — Виктор поднял голову. Его спутник сидел на тяжело дышащей лошади и насмешливо уважительно смотрел на парня.

— Ну, ты и рисковый парень, как я посмотрю, — покачал тот головой. – С тобой того и гляди куда-нибудь вляпаешься.

— Так ты ж хотел приключений, — улыбнулся Виктор, — или мне показалось?

— Так приключений же, а не разбоя на дороге.

— Не вижу разницы, — пожал плечами Виктор, выбираясь на дорогу.

В город они прошли спустя полчаса. Виктор вертел головой, рассматривая старый Париж. И он ему всё больше не нравился. Зловонные сточные канавы, серые дистрофичные лица копающихся в мусоре детей. Худые, злые, их матерей и отцов. Д, Артаньян свернул с центральной улицы и, пройдя пару кварталов, остановился у постоялого двора с вывеской подковы. У раскрытых ворот стоял оборванный мальчишка и презрительно на них смотрел. Виктор сунул руку за пазуху и пальцами развязал стягивающий узел чужого кошелька. Достав наугад первую монету, он зажал её в ладони и вынул руку наружу. Отвернувшись от озабоченно вертящего головой спутника, он раскрыл ладонь. Жёлтый кругляш радостно блеснул на солнце.

-Эй, пацан! – Виктор поманил парня. Тот, лениво сплюнув, нехотя оторвался от столба.

— Ну и что господам надо? – подойдя, скривился он.

— Возьми вот эту героическую лошадь, и чтобы, пока её хозяин будет в городе, она ни в чём не нуждалась. Понял? – Виктор подбросил верх монету.

— Понял, господин, — мгновенно преобразившись, парень поймал монету. И та исчезла в его кармане. Схватив лошадь гасконца, он повёл её в ворота.

— Эй, погоди, — растерялся от такой прыти хозяин лошади и потянулся за ней.

— Он позаботится о ней, господин кавалер, — остановил гасконца Виктор. – А нам бы тоже не мешало перекусить. Как ты думаешь, здесь кормят прилично?

— Не знаю, — пожал тот плечами, провожая глазами лошадь, — я сам тут первый раз.

— Тогда пошли, посмотрим, — и Виктор пригласил спутника войти.

— Слушай, студент, — Д, Артаньян приостановился на пороге, — я как бы в некотором роде ещё пока стеснён в средствах. Ты имей это в виду.

— Хорошо, я угощаю, — Виктор, улыбнувшись, подтолкнул кавалера вперёд.

В большой по здешним меркам комнате за длинными столами сидели люди разных сословий и профессий. Они ели, пили, играли в какие-то игры. В основном, в кости. В воздухе висела неповторимая смесь кислого вина с подгоревшей едой. На полу валялись кости, которые собирали шнырявшие под лавками собаки. Виктор поморщился и оглядел помещение. Край одного стола был свободен, и он подтолкнул к нему гасконца. Они присели. Д, Артаньян с любопытством крутил головой. Было видно, что всё это ему в новинку. Стоявший за стойкой хозяин заведения проводил гостей брезгливым взглядом и кивнул выглянувшему из дверей кухни юнцу. Тот, не спеша, подошёл к нашим спутникам.

— Что господа изволят? – быстрый взгляд беззастенчиво обшарил сидящих.

— Юноша, нам бы поесть, и, если еда понравится, комнату, — улыбнулся приветливо Виктор и протянул парню жёлтый кружок.

— Ай, момент, господа, — тут же преобразился парнишка и, крутнувшись на одной ноге, исчез в дверях кухни, успев по пути перекинуть монету хозяину. Тот с интересом уставился на гостей. Монету заметили и кое-кто из посетителей. В трёх местах тут же сдвинулись головы, делясь мнением. Виктор, заметив это, только хмыкнул. Вернулся с подносом слуга и расставил перед ними тарелки.

— Вино самое лучшее, — отерев вспотевший кувшин, сообщил он, наклонившись над столом.

— Спасибо, любезный, — кивнул с достоинством гасконец и подставил свою кружку.

Виктор оглядел свою тарелку. Кусок жареного мяса непонятного происхождения выглядел аппетитно. Запах, шедший от каши, тоже был вроде съедобен. Он взял ложку и зачерпнул кашу.

-Есть можно, — попробовав, хмыкнул парень про себя, и взялся за мясо.

-Я слышал, студенты вино любят, юноша? – вопросительно взглянул гасконец на Виктора, — а вы что–то даже и не притронулись.

-Я не из их числа, — поморщился Виктор. – К тому же кому-то из нас надо быть сегодня в норме.

Они, не спеша, поужинали. Гасконец опорожнил кувшин вина. Виктору слуга принёс кружку козьего молока. Наблюдавшие за ними только хмыкали. Закончив трапезу, Виктор поднялся и подошёл к хозяину.

-Мы можем рассчитывать в вашем заведении на приличную комнату?

-Второй этаж, третья слева, — протянул тот ключ.

-Спасибо, — Виктор кивнул гасконцу и направился к лестнице. Сзади звякнула шпага спешащего спутника. На последней ступеньке Виктор обернулся и окинул взглядом зал. По меньшей мере, за тремя столами их провожали внимательные глаза.

-Мдааа, мир не сильно изменился, — хмыкнул Виктор, поворачивая в коридор второго этажа. Предоставленная им комната имела широкую деревянную кровать и лавку. Небольшой стол  в углу и два стула с высокими спинками. Дверь закрывалась на толстую задвижку. Задвинув за собой задвижку, Виктор подошёл к окну. Оно выходило на внутренний сад. Несколько фруктовых низкорослых деревьев, чахлых кустов и грядки с буйной зеленью.

— Предлагаю осмотр города отложить на вечер, — Д, Артаньян, прямо в одежде, завалился на кровать и вытянул ноги поверх одеяла.

-Не возражаю, — Виктор выдернул из-под головы кавалера подушку и кинул её на лавку. Сняв обувь, лёг, задумчиво глядя в потолок. За дверью протопали.

– Интересно, они подождут ночи или нападут сейчас? – Послышались опять шаги и прервались у их двери.

-Господам ещё что нужно? – донёсся голос слуги. Виктор поднялся и открыл дверь.

-Кувшин воды и таз, — улыбнулся он парню.

-Я мигом, — кивнул тот, разворачиваясь. Вернулся он действительно быстро. Поставив принесённое, он бросил быстрый взгляд на спящего кавалера и шагнул к Виктору. – Там вами интересуются, — он ткнул пальцем вниз. – Они очень плохие люди.

-Что посоветуешь? – Виктор протянул парню монету.

-У вас одна шпага на двоих, — улыбнулся тот и вытащил из-под полы длинный узкий нож, — вот. Это может пригодиться. И ещё, — парень показал на окно, — через огород можно попасть на соседнюю улицу. Она справа. Там у забора ящики навалены.

-Ты честный малый, — улыбнулся Виктор и протянул вторую монету. – О лошади позаботься, если нам вдруг придётся уйти.

-Хорошо, не волнуйтесь. Она будет в сохранности. На конюшне мой брат.

Парнишка ушёл. Виктор наполнил принесённый таз и, раздевшись по пояс, умылся. Потом помыл и ноги. Утираясь взятым со спинки кровати полотенцем, он услышал, как скрипнула последняя ступенька лестницы. Потом прошуршали подкрадывающиеся шаги. Храп гасконца мог потягаться с несмазанной телегой. Виктор быстро оделся и, взяв нож, встал за притолку. В щель меж дверью и косяком пролез нож и стал сдвигать задвижку. Дверь тихо поползла в сторону. Стало явственно слышно участившееся дыхание нескольких человек.

— Средь бела дня лезут и не боятся, — хмыкнул парень и крепче сжал нож. Вот появилась голова первого. Его глаза впились в спящего. В руке блеснул нож. Гость сделал два шага и посмотрел на лавку. Следом вошёл второй. За ним просматривался ещё один. Виктор присел и снизу вогнал нож второму в  живот, толкнув его на третьего. Выдернув нож, не вставая, прыгнул на первого. Падая ему на спину, вонзил нож в шею. Вскочив, развернулся и встретил третьего. Парни были не плохо подготовлены. Внезапное нападение третьему не помешало. Отбросив товарища, он кинулся на Виктора. Но зацепился плащом за выступающий из открытой двери засов и промахнулся. Виктор, сделав шаг в сторону, развернулся и вогнал нож в бок падающего мимо мужика. Упав, тот попытался встать. Но был тут же добит вторым ударом в шею.

-Вот где-то так, — Виктор огляделся. Трое гостей лежали, истекая кровью. Д, Артаньян храпел. Выглянув в коридор, и никого там не обнаружив, Виктор закрыл дверь и задвинул засов. Обыскав гостей, бросил на стол три ножа и кошельки. Подумав, подошёл к окну. Рама легко открылась. Ни кого не увидев, Виктор выкинул гостей в окно. Куском плаща, оторванного у одного их напавших, замыл кровь с пола. Вылив воду за окно,  прислушался. Тональность шума с первого этажа не изменилась. Вот опять простучали шаги и остановились у их двери. Взяв нож, Виктор занял свою позицию. В дверь тихо постучали.

-Кто там? – спросил Виктор.

-Это я, — голос слуги. – У вас всё в порядке?

-Заходи, — открыв дверь, кивнул Виктор парнишке. – У тебя, говоришь, брат на конюшне? Есть работа для него. – Он подвёл парня к окну и показал на лежащие внизу тела, — спрятать сможет?

-Не вопрос, — улыбнулся тот. – Пять минут, и всё.

-Тогда пусть займётся, — Виктор сгрёб со стола кошельки гостей и сунул парнишке. – И вообще, пусть посматривает сюда периодически, — он кивнул за окно. – Может, ещё кто упадёт нечаянно.

-Я передам, — кивнул серьёзно парнишка и, спрятав кошельки, исчез за дверью.

Закрыв за ним дверь, Виктор подошёл к окну и, встав с боку, стал наблюдать. Минут через пять появились два парня с лопатами. Без суеты и разговоров, они перетащили грабителей в дальний угол сада и стали копать яму. Через полчаса, её уже закапывали, набросав сверху навозу.

-Оперативно, — хмыкнул Виктор, понаблюдав за слаженной работой. – Видно, не в первый раз это делают. Интересно, сколько тут неизвестных могил ещё? – Проводив парней, он вернулся к лавке и лёг, подперев дверь стулом.

 

…….- Эй, юноша, хватит дрыхнуть! – рявкнул над ухом голос гасконца. – Мы, вроде, собирались прогуляться?

— Лучше б нам сидеть дома, — буркнул Виктор, потягиваясь. Сев на лавке, он глянул в окно. Последние лучи солнца едва цеплялись за соседскую крышу.

— Вставай, вставай, — гасконец нетерпеливо топнул ногой, — а то темно скоро станет.

Ужинать они не стали и направились сразу на улицу. Виктор заметил, когда они проходили через трапезную, как несколько прищуренных глаз проводили их до двери. Жара спала, и дышать стало легче. Д, Артаньян, энергично шёл впереди. Виктор следом, не забывая смотреть по сторонам  и назад. Он видел, как из дверей заведения вышли пятеро и юркнули в переулок.

-Где-то будут ждать, — хмыкнул он и положил руку на рукоять ножа, подаренного слугой.

Пройдя переулок, они остановились на перекрёстке большой улицы. Здесь движение было более оживлённое, и кавалер немного растерялся. Виктор остановился рядом. Повертев головой,  кивнул направо. Там высился шпиль ратуши. И большинство идущих, тоже двигались туда. Кивнув, Д, Артаньян влился в толпу. Виктор еле поспевал за быстроногим гасконцем. Впереди слышался гул многих голосов. Улица закончилась большой площадью. Остановившись на входе, они попытались понять, что здесь происходит.

— По — моему тут кого-то хотят поджарить, —  шепнул кавалер, показывая глазами в другой конец площади. Там, на невысоком помосте, стоял столб. Рядом лежала кучка хвороста, и стоял человек в рясе священника.

— Подберёмся поближе, — предложил гасконец и стал протискиваться к помосту. Виктор следом. Вскоре они очутились перед помостом. Стоявший на нём монах, смотрел на узкий коридор, оставленный в людской толпе. Виктор огляделся. Плотная шеренга здоровых монахов, в чёрных рясах с капюшонами окружала помост, не давая толпе подойти ближе.

— Кого сжигать будут? – наклонился Виктор к молодой девушке.

— Жасмину, — хмуро глянув на парня, буркнула та.

— А за что?

— За красоту. Они всех нас жгут за красоту.

— А разве за красоту жгут? – искренне удивился мальчик.

— Если ты красива, да ещё и отказываешься быть подстилкой у монахов, то твоя судьба одна, костёр, — зло выговорила девушка. На неё  обернулся монах. Девушка, ойкнув, юркнула в толпу. Монах победно хмыкнул.

— Ну и дела тут творятся, — Виктор потрогал левый рукав, нащупывая браслет. Тот был на месте. – А вот теперь мы тебя и испытаем, -злорадно ухмыльнувшись, мальчик повернул браслет на Рожок. И согнув руку в локте, чуть сжал пальцы. Впереди стоящий монах вдруг схватился за голову и присел. – Ага, работает.

Толпа задвигалась, гул голосов усилился. Все головы были повёрнуты в сторону прохода. Там показалась повозка на высоких колёсах. В клетке кто-то сидел. Виктор присмотрелся. Это была молодая девушка. Густые, чёрные волосы закрывали опущенное лицо. Белые руки, в синяках и кровоточащих ссадинах обхватывали плечи. У помоста, телега остановилась. Стражники распахнули дверь и направили копья на девушку. Та встала и, гордо вскинув голову, шагнула на помост. Стоящий на её пути монах, испуганно дёрнулся в сторону. И стал неистово креститься.

— Ведьма, ведьма, — пробежало искрой по толпе. Площадь затихла. Девушка, выйдя на середину помоста, остановилась и обвела площадь презрительным взглядом. К ней уже спешили два стражника с верёвками. Виктор шагнул вперёд и сжал пальцы. Стоящие перед ним монахи упали на колени, а потом и ниц. Тот, что был на помосте, удивлённо вздёрнул взгляд. Виктор повёл рукой вправо и влево. И шеренга монахов стала падать на колени. За ними упали и стоящие сзади люди. У монаха полезли на лоб глаза. Он изумлённо пялился на упавших. Заметили движение внизу и стражники. Опасливо глядя на стоящую с невозмутимым видом девушку, они попятились к монаху. Тот тоже стал отходить к краю помоста. Девушка, наконец, заметив движение, пригляделась к нему и вдруг улыбнулась. Площадь глухо охнула. Монах и прибившиеся к нему стражники стали неистово креститься, бормоча молитвы.

— Ты видел? Нет, ты видел? – дёрнул Виктора за рукав Д, Артаньян. – Настоящая ведьма. Одним взглядом уложила всех монахов.

— Погибать, так с музыкой, — кивнул Виктор и, направив ладонь на стоящих на помосте монаха и стражников, резко сжал пальцы. Те, дёрнувшись, рухнули с помоста на булыжники площади. Толпа ахнула ещё громче. Девушка подняла израненные руки вверх и открыла разбитые губы.

-Силой, данной мне Богом, я проклинаю всех гонителей наших. И пусть смерть будет им единственным искуплением! – перекатываясь волнами, слова понеслись над замершей толпой.

— Аааа, ведьма! – взвился в воздухе истеричный вопль. – Спасайте свои души! – ахнув, толпа бросилась бежать, давя друг друга.

— А славные ведьмы живут в Париже, — усмехнулся Д, Артаньян, пряча свой страх за показной бравадой. Повертев головой, он оглядел опустевшую площадь. – Ну, и кто позаботится о девушке?

— Придётся нам, — Виктор направился к помосту. И, запрыгнув, поклонился девушке.

– Сударыня, позвольте проводить вас куда-нибудь в более подходящее место, чем эта площадь.

— А куда? – удивлённо вскинула глаза девушка. – Мой дом сожгли. Родителей у меня нет.

— Понятно, — скривился мальчик. – Вы сирота. Что ж, это и упрощает, и усложняет задачу. Но, всё равно, отсюда надо уходить. А то монахи сейчас очнутся и привалят новой толпой.

-А с этими что? – девушка пнула подвернувшегося ей под ноги бывшего палача.

— Сражены вашей красотой, — хмыкнул Виктор, оглядываясь. Из переулков выглядывали любопытные, но на площадь входить опасались. – Д, Артаньян, вы с нами или остаётесь здесь? – Виктор посмотрел на стоящего с отвисшей челюстью кавалера.

-А, что? – тряхнул тот головой, и, глянув на мальчика, кивнул, — с вами. Здесь скоро будет жарко.

-Отлично, тогда возьми девушку под руку, видишь, силы её покидают, — Виктор подхватил спасённую с другой стороны и повернул браслет на Луну. – Пойдёмте тихо отсюда.

Они пересекли площадь и мимо таращившихся на пустой помост любопытных углубились в сумрак улицы. Кавалер, усиленно вертел головой, старясь прятать лицо от встречных пешеходов. Но к его удивлению, те проходили мимо, даже не взглянув на странную троицу.

-А мы куда идём? – пройдя метров двести, спросил он у Виктора.

-Дама нуждается в отдыхе, Д, Артаньян, — улыбнулся мальчик. – Неужели, вы откажите ей в приюте?

-Вы хотите отвести её в нашу комнату? – глаза гасконца полезли на лоб. – Но, завтра нас самих повезут на тот самый помост, мой друг.

-А никто не будет знать, что дама у нас, — улыбнулся успокаивающе Виктор, сворачивая в узкий переулок. Пройдя немного, он увидел щель меж домов и свернул туда. – Вы постойте тут немного, я быстро. Он провёл девушку в щель и, оставив кавалера на выходе, вернулся на улицу. Пять минут назад он заметил богатую лавку одежды, мимо которой они прошли, и у него мелькнула одна мысль. Дойдя до лавки, Виктор повернул браслет на Рожок и провёл рукой с чуть сжатыми пальцами. За дверью кто-то вскрикнул. В большой комнате на стене, отгороженной от входа прилавком, висела разная одежда. Перепрыгнув прилавок, мальчик чуть не наступил на валяющегося на полу хозяина магазина. Потрогав его пульс, убедился, что тот жив. Выбрав нужную одежду, свернул в узел.

-И что мы тут делаем, интересно, господин кавалер? – ехидный голос принадлежал среднему из троих парней, стоящих перед гасконцем. Тот молчал, следя за парнями напряжённым взглядом. Шпага в его руках лишь немного вздрагивала, выдавая волнение. – И что мы молчим? Али благородство не позволяет господину общаться с нами?

Виктор, подойдя поближе, положил у стены свой свёрток и шагнул к парням. Стоящие чуть позади главаря, вдруг хрюкнув, осели на землю. Главарь, оглянулся и приземлился рядом.

-Господин студент, — увидев мальчика, опустил шпагу гасконец, — мне этот город начинает нравиться всё меньше и меньше. А вам?

-Мне тоже, — кивнул Виктор и, подхватив свой узел, протиснул в щель. – Постойте ещё чуть-чуть, господин кавалер. Я приведу в порядок нашу даму.

-Вот, переодевайтесь, — Виктор положил перед сидящей у стены девушкой узел и отвернулся к проходу меж домов. – Поторопитесь, уже ночь.

-Но это мужская одежда? – услышал он через полминуты удивлённый голос.

-Правильно. А вы что думали? Искать вас не будут после того, что произошло на площади?

-А что там произошло? – хмыкнула девушка, шурша одеждой.

-Ваша красота убила всех тамошних монахов.

-Что, насмерть?

-Совсем.

-Значит, тот монах не врал, — через минуту услышал Виктор тяжёлый вздох. – Красота, действительно, страшная сила.

-Ещё какая, — усмехнулся Виктор, оборачиваясь.

Перед ним стоял молодой человек. И если б не спадающие на плечи волосы. — Виктор хмыкнул,- спрячьте волосы. Там была шляпа.

-А так? – девушка опустила руки и повертелась.

-Так сойдёт. Но вам придётся не вертеть резко головой.

-Попробую, — девушка, закинула свою одежду в кусты, – что дальше?

-Дальше, — Виктор поглядел на высунувшуюся из-за конька дома Луну. – Вам есть куда уехать?

-Я уже говорила, я сирота, — пожала плечами девушка. – Некуда.

-Ладно, тогда пока поживёте у нас, а там что-нибудь придумаем. Пошли.

До постоялого двора они добрались без приключений. Виктор послал кавалера вперёд, велев открыть дверь их комнаты, и ждать за ней. А сам, чуть подождав, взял девушку за руку и, предупредив, чтобы та шла тихо и ничему не удивлялась, шагнул следом. В комнате стоял сдержанный гул сидящих за столами людей. На них никто не смотрел. Поднявшись по лестнице, Виктор толкнул дверь своей комнаты. Д, Артаньян стоял у окна и что-то там рассматривал. Закрыв дверь на засов, Виктор повернул браслет на Рожок и пригласил девушку сесть, но шляпу пока не снимать.

-Что ты там увидел? – Виктор шагнул к окну.

-Мне показалось, что там что-то мелькнуло, — пожал тот плечами, оборачиваясь. – Мы ужинать пойдём? Или заказать сюда?

— Закажи лучше сюда, — Виктор протянул кавалеру монету, — но не говори, что на троих.

— Я понял, — улыбнулся тот, исчезая за дверью.

— Мы так и будем сидеть в темноте? – девушка недовольно засопела.

— Сейчас придёт слуга, я попрошу свечу, — Виктор подошёл к кровати и, сдёрнув одеяло, стал прилаживать его на окно. Стало ещё темней.

Д, Артаньян вернулся со слугой минут через пятнадцать. Тот поставил на стол поднос и убежал за свечой. В руках кавалер держал кувшин и кружку. Пока несли огонь, он опорожнил одну.

— А теперь можно и закусить, — кавалер подвинул к себе тарелку.

— Господам ещё что нужно? – слуга преданно смотрел на Виктора.

— Тюфяк и подушку с двумя одеялами, — кивнул Виктор.

— Я мигом, — парнишка шмыгнул за дверь.

Пока нечаянные спутники ужинали, в комнате появился тюфяк, подушка и два одеяла. Потом три кувшина с водой и глубокий таз. Получив монету и наказ, держать язык за зубами, довольный слуга ушёл, пообещав утром принести завтрак. Поужинав, кавалер, оглядев комнату, взял тюфяк и, расстелив его в углу, завалился спать. Через три минуты, его храп уже сотрясал язычок пламени свечи.

— Мадемуазель может помыться, — Виктор кивнул на кувшины и таз.

-Вы мне польёте? – девушка, встав, стала снимать одежду.

— Полью, — хмыкнул мальчик и поставил таз поближе к окну. Раздевшись, девушка встала ногами в таз, и Виктор стал поливать её из кувшина. Трёх кувшинов с трудом хватило на то, чтобы избавить красавицу от грязи и засохшей крови.

— Слуга не выдаст нас? – вытершись, девушка стала одеваться.

— Будем надеяться, — Виктор открыл окно и выплеснул грязную воду. Внизу что гукнуло. Он наклонился, стараясь рассмотреть что там. Ничего не увидев, сжал пальцы и махнул рукой. Что-то глухо упало. Виктор мысленно выругался, — ещё работа для конюха. Закрыв окно, он опять его завесил.

— Кстати, вас как называть? – посмотрел он на девушку. Та сидела на кровати и пыталась расчесать мокрые волосы.

— Соседи звали Жасминой, — пожала та плечами, — а теперь и не знаю.

— Будете Жаком пока, — улыбнулся мальчик. –  А там события покажут.

— Жаком, так Жаком, — хмыкнула Жасмина и, заплетя косу, свернула её кольцом на голове.

-Ложитесь, — Виктор взял на лавку подушку и одеяло, — я свет погашу.

– Спокойной ночи, таинственный незнакомец.

— Меня Виктором зовут, — мальчик погасил свечу, — а моего спутника Д, Артаньяном. Он гасконец. Приехал в Париж искать удачу. А я студент.

— Удача — это хорошо, — зевнула девушка и, что-то бормоча, повернулась на бок.

 

Разбудили его тихие голоса. Подняв голову, Виктор огляделся. В углу храпел гасконец, на кровати посапывала Жасмин. Звуки шли из-за окна. Приоткрыв одеяло, мальчик выглянул. Был тот предутренний свет, когда движущиеся фигуры казались заблудившимися ночными призраками. Меж грядок два парня кого-то несли в дальний угол сада. Виктору показалось, что это был монах.

— Значит, за нами следили, — покачал он головой. – Это плохо. — И зевнув, снова лёг. – Надо менять место проживания, сегодня же.

Второй раз мальчик проснулся от прикосновения к щеке. Он  открыл глаза. Рядом стояла улыбающаяся Жасмин. Увидев, что он проснулся, она отошла к окну. Кавалер всё ещё спал. Виктор поднялся и швырнул в него своей подушкой. Храп стих. Послышалось бормотание,  кавалер сел, протирая глаза.

— Надо куда-то идти? – посмотрел он на Виктора.

—  И желательно поскорей, — кивнул тот. – Нам нужно новое жильё.

— Давай снимем комнату или целый дом, — предложил кавалер, вставая на ноги.

— Лучше мансарду, — повернулась к ним девушка. – Дешевле.

— Вы знаете где? – посмотрел на неё гасконец, зевая.

-Город большой, можно найти.

-Вам бы лучше вообще отсюда уехать, — усмехнулся Виктор, кидая одеяло на кровать.

-У меня нет на поездку денег, — пожала плечами девушка, — как и на жизнь тоже.

-У меня тоже нет денег, — хмыкнул гасконец, — но я же не расстраиваюсь.

-Деньги, деньги, деньги, — чертыхнулся про себя мальчик, – они уже  и здесь диктуют условия жизни. А вслух сказал, — позавтракаем и пойдём искать квартиру.

Город встретил их заметной суетой. По улицам сновали озабоченные стражники и монахи. То тут, то там раздавался женский визг и злые ругательства.

-А вас сударыня ищут, — усмехнулся Д, Артаньян, — приглядываясь к монахам. – И очень яро.

-Значит, из города теперь не выбраться, — поморщилась девушка.

Они вышли на рыночную площадь. Тут тоже шныряли. Но, горожане, занятые своими делами, мало обращали на них внимание. Путники,   поспешили покинуть рынок и углубились в боковую улицу. Они прошли её почти до конца, когда Жасмин тронула Виктора за локоть и кивнула на последний дом.

-Попробуйте здесь, я вижу у них есть мансарда.

-Подождите меня там, — Виктор кивнул в проулок и направился к дому.

Впустивший его немолодой мужчина зябко кутался в плащ. Узнав, что Виктору нужна комната, он кивнул и предложил осмотреть мансарду. Та мальчику понравилась. Не столько своим видом, сколько отдельным входом. Сговорились о цене, и Виктор отдал хозяину пять монет. Плата за месяц. Отдав ключи, хозяин, шаркая ногами ушёл. Виктор спустился по второй лестнице и оглядел новый выход. Неприметная дверь в заборе позволяла входить сюда скрытно. Удовлетворительно хмыкнув, он вышел на улицу. И скривился. Перед Д, Артаньяном опять стояли парни. Но теперь их было пятеро, и одеты они были в серые рясы. В руках держали палки.

-Господи, на минуту оставить нельзя, — Виктор зашёл сбоку, и, согнув руку в локте, резко сжал пальцы левой руки. Монахи попадали в пыль дороги. Оглядевшись, Виктор стал стаскивать их в канаву. Гасконец помогал, опасливо поглядывая на стоявшую у забора девушку.

-Виктор, — приблизился он к мальчику, когда они закончили работу, — вам не кажется, что наша спутница очень опасная особа?

-Пока она с нами, нам она не опасна, — кивнул Виктор. И повёл путников на снятую квартиру.

-А здесь ничего, — девушка плюхнулась на низкий диван. – Моя комната та, — она ткнула пальцем в угловую комнату. – Плохо только, что воду высоко таскать.

-За это не беспокойтесь, — улыбнулся мальчик. – Вам надо поменьше показываться соседям.

-Это может вызвать ненужные подозрения, — буркнул кавалер.

-Дом крайний, с этой стороны городская стена, — кивнула на окно девушка. – Надо посмотреть, нельзя ли через неё удрать в случае опасности?

-Там лестница нужна, — поморщился гасконец.

-А если верёвку с кошкой? – предложила девушка.

-Я вижу мадмуазель, у вас не плохие познания в лазании по стенам, — прищурился кавалер. Жасмин промолчала, а Виктор, обойдя квартиру, остановился у окна.

— Д, Артаньян, вы, когда пойдёте к своему капитану?

— Да, вообще – то, уже надо идти, — вскочил кавалер.

-Тогда мы прогуляемся немного, а вы сударыня поскучайте тут пока.

Парни вышли на улицу и пошагали к королевскому дворцу.

-Берегись! – заорали вдруг сзади. Оглянувшись, они увидели несущуюся на них карету. Стоящий на козлах кучер размахивал кнутом. Улица была узкой, и Виктор вскинул левую руку. Кони шарахнулись в сторону и, сбив низкий палисад, вломились в чужой огород. Кучер, схватившись за голову, скатился им под ноги. Карета, переехав его, резко наклонилась и, подпрыгнув на упавшем заборе, перевернулась. Послышались злобные ругательства. Дверь кареты резко отлетела вбок, выбитая ногой. Из проёма появилась взлохмаченная женская голова. Поглядев под ноги, женщина спрыгнула на землю. Но нога попала на скрытый в траве камень и, вскрикнув, женщина упала. За ней из кареты появился взъерошенный мужчина с багровым шрамом на щеке. Увидев лежащую на траве спутницу, он спрыгнул вниз и наклонился, помогая женщине подняться. Шипя от боли и обиды, та встала, бормоча ругательства. Виктор покосился на стоящего с разинутым ртом Д, Артаньяна. Тот хотел броситься женщине на помощь, но брошенный в его сторону злобный взгляд пригвоздил парня на месте.

— Что уставились, канальи? – заорала женщина, — карету быстро подняли мне!

— Мадам, это невозможно, — улыбнулся доброжелательно Виктор, растерянно разводя руками.

— А пугать моих коней возможно, скотина? – бешенные глаза впились в лицо мальчика.

— Они сами, мадам, мы тут ни причём, — попробовал заступиться Д, Артаньян за товарища и получил тут же злой взгляд.

— Сами? Как они сами, если вы тут стоите? Бездельники. Рофшор, — дама повернулась к приводящему в порядок одежду спутнику, — по моему это пахнет покушением на слуг кардинала.  Как ты думаешь? – она опять ожгла взглядом стоящих парней. – Виселицей они отделаются?

— Мадам, у вас парик съехал, — Виктор вдруг громко засмеялся и ткнул в женщину пальцем.

— Рофшор, — взвизгнула дама, хватаясь за волосы, — убей их сейчас же!

-Хорошо миледи, — мужчина выхватил шпагу и ринулся на стоящих парней.

— Не так быстро любезный, — гасконец со шпагой в руках заслонил собой Виктора. Зазвенела сталь. Бой был скоротечный. Раненый в руку Рофшор, уронил шпагу и, прислонившись к перевёрнутой карете, закрыл глаза.

-На первый раз, тебе хватит любезный, — отступил назад Д, Артаньян. – Но, наперёд знай, что бросаться с оружием на ничего тебе не сделавших людей нехорошо. Понял?

-Да, пошёл ты, — сплюнул под ноги злой кавалер дамы. – Ещё встретимся.

-Лучше не надо, — улыбнулся гасконец, возвращая шпагу на пояс. – Всего хорошего.

Приподняв шляпу, он поклонился и направился дальше своим путём. Виктор, улыбаясь, показал даме язык. Та, злобно зашипев, кинула  вдогонку парням свою туфлю.

-Интересно, кто это? – кавалер оглянулся на перекрёстке на перевёрнутую карету. – Уж, больно сердитая пассажирка этой кареты. И герб мне чей — то напоминает.

— Она поминала кардинала, — хмыкнул Виктор. – Ты с ним не знаком?

— Честно говоря, я даже не знаю, кто сегодня во Франции кардинал, — поморщился кавалер.

Они шли по улицам, ориентируясь на шпиль королевской башни, торчащей маяком над городскими домами. У ворот дворца стояли в карауле мушкетёры. Д, Артаньян, попросив Виктора подождать его у ворот, направился к стражнику. Виктор перешёл на другую сторону улицы и стал рассматривать дворец. У ворот периодически останавливались богатые кареты. Их пассажиры с трудом покидали с помощью слуг экипажи и топали через ворота. Виктор вспомнил про Жасмин и, зайдя в тень, повернул браслет на Луну. Выбрав удобную позицию, стал ждать. Подъехала карета. Спрыгнувший с козёл слуга открыл дверцу и выдвинул ступеньку. Маленький, толстый мужчина, громко сопя вылез, опираясь на руку слуги и встав на землю, брезгливо  оттолкнув её, устремился ко входу. И вдруг растянулся во весь свой рост, роняя в пыль парик. Слуги и стражники оторопели. Молча лежал и сам упавший. Но вот он пришёл в себя и злобно зашипел, стуча кулаком по мостовой. Подбежавшие слуги с трудом его подняли и засуетились вокруг, отряхивая от пыли. Ухмыляющийся стражник подал парик. Злобно брызгая слюной и бурча ругательства, толстяк осторожно двинулся вперёд. Виктор спрятал за пазуху расшитый жемчугом тяжёлый кошель. И поглядел на сдерживающих смех слуг.

Д, Артаньян появился лишь часа через полтора. Виктору пришлось к этому времени даже одолжить у одного из слуг ремень, чтобы не высыпались добытые им кошельки. Вернувшись на другую сторону дороги, он вступил в тень и вернул браслет на Солнце. Увидевший его кавалер махнул рукой и зашагал навстречу.

— Меня приняли с испытательным сроком, — сообщил он, радостно улыбаясь.

— Поздравляю, — кивнул мальчик, — куда теперь?

— Мне надо навестить свою лошадь, — засмущался кавалер.

— Хорошо, сходи, а я пока кое-что сделаю.

Виктор направился к городским воротам. Девушка была права. У ворот дежурили не только стражники, но и серые монахи. Они рьянее стражи перекапывали выезжающие телеги и обыскивали всех женщин и девушек. Дергая их за волосы и срывая платки. Гул возмущения стоял на выезде. Многие мужчины злобно хватались за дубинки, но лишь бессильно слали проклятия. Монахов было слишком много. Понаблюдав и убедившись, что спокойно через ворота не выйти, Виктор направился на рынок. Там он купил подходящую верёвку. Побродив, нашёл рыбацкую кошку. Купив заплечный мешок, наполнил его продуктами. С покупками мальчик вернулся в снятую квартиру. Жасмин сидела у окна и читала какую-то книгу. Это очень удивило Виктора. – А девочка -то не простая, — хмыкнул он про себя.

-Что так рано? – Жасмин потянулась и положила книгу на подоконник.

-В дорогу кое-что прикупил, — Виктор поставил мешок.

— Через ворота уйти не удастся, — сообщил он, – Будем выбираться через стену. А там выйдем на дорогу.

— Пойдём сейчас? – вскинула глаза девушка.

-А что ждать, пока монахи найдут?

— Что я им сделала? – хмыкнула девушка.

— Этого я не знаю. Но ищут вас основательно. А бегать по улицам мы долго не сможем.

— Хорошо, сегодня так сегодня, — девушка стала собираться. Минут через пятнадцать она сообщила, что готова к дороге.

Они долго шли вдоль городской стены, выбирая укромное место. Наконец, остановились. Виктор подошёл к стене и, раскрутив верёвку, забросил её наверх. Кошка зацепилась хорошо лишь с третьего раза. Подняв левую руку, Виктор обвёл медленно окрестности вокруг и полез наверх. В выбранном им месте росли высокие деревья, и они скрывали верхушку стены. Сев на камень кладки, Виктор огляделся. За стеной начинался крутой спуск к небольшой речушке. Людей поблизости мальчик не обнаружил. Проведя на всякий случай окрест чуть сжатым кулаком, он повернул браслет на Крест и быстро поднял на стену мешок и Жасмин. Потом спустил их вниз и спустился сам. Сдёрнув верёвку,  спрятал её в кустах. По берегу им пришлось идти с час, прежде чем попался деревянный мостик. Перебравшись на другую сторону, беглецы направились в сторону тракта. В сумерках они его достигли. Дорога была почти пуста. Вздохнув с облегчением, пошли дальше по твёрдой земле. Ночевать пришлось в лесу. Виктор направился вглубь, увлекая за собой девушку. Найдя небольшую поляну, он собрал сушняку и развёл костёр. Жасмин достала припасы. Перекусив, они завернулись в плащи и, прижавшись спинами, легли спать. Виктор смотрел на догорающие угли, думая, что ему делать завтра с девушкой.

читателей   108   сегодня 6
108 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...