Историчлики

Аннотация (возможен спойлер):

Когда одноклассник вышибает из тебя дух учебником истории России, никогда не знаешь, куда этот дух собственно вышибли. И главное, сможет ли он вернуться в целости и сохранности или же телом бессовестно завладеют коварные личности, внешне очень напоминающие картинки из все того же учебника.

[свернуть]

 

— Расстрелять, — безапелляционно приказал визгливый мужской голос, — Никому не позволено врываться в штаб главнокомандующего без его согласия.

— Болван! Как ты расстреляешь призрака? — сурово заметил другой, после чего послышался приближающийся шелест, — Сослать в Сибирь!

— Сибирь ты тут тоже не найдешь, идиот! — не остался в долгу тот, насмешливо фыркнув.

— Друзья, зачем же сразу так жестоко? Вот поэтому-то о вас и поныне ходит дурная слава, — спокойно остановил перепалку тех третий, для которого это, видимо, было не в первой, — Стоит сначала узнать, что за молодежь к нам пожаловала, а вы…

 

В ту же секунду до нее коснулось что-то холодное и мокрое, а потом будто прошло насквозь, отчего девушка вскрикнула и резко села, распахнув глаза. Перед ней стояли трое мужчин в военной форме, один из которых внешне сильно напоминал картинку из учебника истории. Только вот было бы хорошо вспомнить, какую именно. Худощавая фигура, зализанные волосы, усики щеточкой…

— Офигеть! — казалось, приговоры, не сулящие ничего хорошего, совсем не смутили Римму, — А я думала, в нашей стране косплей еще не так популярен.

— В какой стране, деточка? —  единственный без усов из троих присутствующих, говорящий с небольшим английским акцентом в отличие от своих современников решил пойти по другому пути, — Мы находимся в мире Великих исторический душ. По крайней мере, все здесь называют себя великими, а как на самом деле…

— Круть! Я попала в параллельный мир! — радостно воскликнула Солнцева, бодро вскакивая на ноги и с восторгом оглядывая троицу. — Так ты тот самый Гитлер!

Оказавшись в компании сумасшедших, нужно прежде всего не выделяться и не нарываться на проблемы, да и к придурковатым людям всегда более снисходительное отношение. А если все это было взаправду… почему бы не повеселиться на славу?

— Да как ты смеешь так разговаривать с главой Национал-социалистической немецкой рабочей партии, рейхсканцлером и фюрером Германии, верховным главнокомандующим вооружёнными силами Германии… — начал было сердито и вместе с тем вдохновленно мужчина, но был бессовестно прерван.

— А вот права была Светка из 10- ого, когда говорила, что жизнь сплошное Г! — Римма повернулась к мужчине с усиками, по пути срывая с рядом стоящего дерева яблоко и надкусывая его. Все же обед был довольно давно. — Скажите, а суицид это больно? Понимаете, это я не для себя, для Светки спрашиваю…

Постепенно становясь малиновым от злости, мужчина уже хотел выплеснуть ее всю на наглую девчонку, но не успел. Со стороны безусого послышался сдавленный вскрик, а, когда все присутствующие обернулись в его сторону, увидели, как он злобно потирает руки, хотя на его лице застыло шокированное выражение.

— Вам не кажется, что этот дедок слегка слетел с катушек? — прервала повисшую тишину девушка, скептически смотря на того.

— Деточка, а знаешь ли ты, что сюда попадают только умершие? — издалека начал он, специально делая паузу.

Римма поперхнулась. Что? Нет-нет-нет… Она что, поверит в эту чушь? Он шутит. Да. Точно. Шутит. Только и всего. Да и к тому же… С чего ей верить незнакомцам? Гитлера она хоть в учебнике по истории видела, а этого… Кто он вообще такой?! Да и видок у него что-то подозрительный: быстрая смена настроения у людей ничего хорошего не предвещает. Хотя чья бы корова мычала…

— Нет! Я еще слишком молода!!! — громко завыла Солнцева, используя весь свой актерский талант, которого, к счастью, было не так уж и мало, — И всю свою сознательную жизнь я провела в ШКОЛЕ, я так много не успела: ни Кольку прибить, ни влюбиться, ни Мисс Патриотизм в VK затроллить!

-Да жива ты, жива! — воскликнул тот, изначально планировавший другое развитие событий. Но, как оказалось, крик все же имеет чудодейственную силу… А стать глухим не хочется никому, пусть даже в таком своеобразном обличии, — Не истери! Яблоко ешь, значит жива. Хм… Очень странно… Что же ты такое?

Услышав последнюю фразу, двое до этого спорящих мужчин примерно одного возраста, один из которых, как уже выяснилось, был Гитлером, резко забыли друг о друге и переключили свое внимание на гостью: у всех троих призраков была одна цель, а именно завладеть телом и, вернувшись в реальность, установить господство над миром и распространить свою партию.

Девушка удовлетворенно хмыкнула: раз она живая, значит можно и покуролесить. Не обязательно этим олухам знать, что сейчас в мире творится.

Кстати, кто там остальные два? Самый пожилой смахивает на Сталина, которого она пару раз видела в фильмах, а безусый… Его Римма видела впервые, но раз первые двое были из первой половины ХХ века, то и он, скорее всего, тоже. Возможно…  Рузвельт, припомнила она, когда в голове всплыл недавний урок истории, половину которого она успешно проспала.

— Во-первых, не что, а кто. Я принцесса Англии… — гордо подняв голову, начала она свою пламенную речь, но и ее перебили.

— Заливает, — хмуро раздалось откуда-то сбоку, и перед ними предстала молодая девушка лет 17 с длинными светлыми волосами.

— Кто это? — тихо поинтересовался Гитлер, который ранее не встречал подобных личностей.

— Жанна Д’Арк, — уверенно ответил Сталин.

Спорить с ним, к удивлению, никто не стал. Видимо, все присутствующие не особо интересовались историей Франции, поэтому никого не смутило столь разительное различие во внешности: по описанию соотечественников молодая героиня обладала темными короткими волосами, к тому же была постарше. Да и подобных выражений в средневековье не использовали…

— Агр… Пойдем, — она схватила Римму за руку и потащила в сторону от этой троицы, даже не заметив на своем пути дерева, сквозь которое успешно прошла, ударив при этом Солнцеву.

Рузвельт вновь застыл в шоке: приведения не могут прикасаться к живым людям, они проходят сквозь них. Тогда какого черта?!

— Болван, она сейчас уйдет! — Сталин по привычке замахнулся, чтобы ударить Гитлера, но рука, как и ожидалось, прошла мимо, не встретив преграды.

— Хватит распускать руки, идиот! — визгливо взъелся тот, и между ними вновь началась словесная перепалка, сопровождающаяся редкими отрывочными выкриками.

— Кретин!

— Тупица!

— Баран!

***

— Нет! Куда ты меня тащишь? — Римма уже в который раз безуспешно пыталась вырвать свою руку из крепких пальцев Жанны, как определила ранее встретившаяся троица, — Я же еще не узнала про суицид, а мне надооо… для Светки из десятогооо…

Однако призрак французской героини был непреклонен и ослаблять хватку не собирался, лишь настойчиво тянул ее вперед.

— Да что же ты за изверг-то такой! — воскликнула Солнцева, которая ненавидела быть проигнорированной.

Жанна на секунду обернулась, будто проверить, не совсем ли та слетела с катушек, но девушка успела заметить, что на ее лице застыло какое-то странное выражение лица, словно она  была в неком замешательстве.

— Отпусти же, в конце концов, мою руку! — вновь постаралась вырваться Римма, когда они уже отошли на порядочное расстояние, но в ее голосе присутствовали угрожающие нотки, — Пусти! Пусти! Пусти, кому говорю!

Резко затормозив, она изо всех сил дернула вниз свою руку, и та, наконец, выскользнула из хватки девушки. Солнцева облегченно выдохнула: все же быть на поводке у призрака немного напрягает. Жанна, издав странный звук, видимо, означавший «За что мне такие мучения?!», обернулась и осуждающе посмотрела на нее, ожидая, что еще она выкинет. Но ничего не происходило, и две девушки так и смотрели неотрывно друг на друга, изучая стоящую напротив.

— Дедушка Ленин! Меня обижааааают… — вдруг ни с того ни с сего воскликнула Римма и понеслась в сторону светловолосой.

Та, испуганно вздрогнув, еле успела отскочить в сторону, ведь еще секунда, и ее бы снес русый ураган по фамилии Солнцева, и с немалым удивлением и вправду заметила словно из ни откуда появившегося призрака. Тот стоял с не менее офигевшим выражением лица: до этого его дедушкой никто не смел называть, даже самые приближенные к его персоне люди.

— Жанночка меня решила украсть, Гитлер приказал расстрелять, а вот товарищ Сталин вообще хотел меня в Сибирь сослать, — поджав губы, пожаловалась Римма и кинулась на того с объятиями, — А там хоооолодно….

Но уже в следующую секунду раздался грохот падающего тела на землю, а девушка с обидой в голосе заключила:

— Никому не жаль бедного подростка!

— Не Жанночка я! — недовольно воскликнула вторая девушка, но мужчина ее перебил.

— Ты же должна была умереть… — задумчиво потянул он, нахмурившись.

— Ну не Жанночка, так Женечка, — отмахнулась Солнцева, еще больше коверкая имя, и переключила внимание на Ленина, — Да что вы все заладили: «умерла, умерла»!? Сами посмотрите, я свежа и полна сил, как огурчик.

— Занятный случай… — вновь потянул Ленин, рассматривая девушку, словно та внезапно стала музейным экспонатом. — Сорвать травинку можешь? Недомогания не чувствуешь?

— Она моя! — заорал быстро приближающийся, но уже порядком запыхавшийся Рузвельт.

— Нет, моя! Я первым завладею ее телом и вернусь в реальный мир! Нет, я! Болван, мне надо еще многое там изменить! Идиот, сам разгромил мою Германию, а теперь еще и рвется разрушать весь мир! — наперебой кричали Гитлер со Сталином, проскользнувшие сквозь того и даже не заметив этого.

— Не хватает Николаши, и все «великие» исторические личности XX века будут в сборе. Кстати, где он? Обычно не отлепишь, а тут уже не появлялся порядочное время… — заметил мужчина, смотря на этот балаган, и подмигнул Римме, — Ты, пока они заняты друг другом, иди отсюда. За их действия я не ручаюсь: почти все здешние призраки сделают все, чтобы завладеть живым телом и вернуться к людям, дабы осуществить невыполненное по причине смерти.

— Но я не хочу отдавать свое тело! — возмутилась Солнцева, фыркнув, — Особенно таким не вежливым мужикаааааа…

Договорить она не смогла: призрак Жанны опять схватил ее за руку и потащил подальше от этого места и от этой неординарной и порядком шизанутой компании.

***

— Ты издеваешься? Я тебе не цепная собачка, — гневно воскликнула Солнцева,

вырывая руку, когда Жанна, наконец, ослабила хватку.

Такое поведение новой знакомой немало раздражало, пусть в глубине души она понимала, что та все делает верно.

— Во-первых, я, кажется, уже говорила, что меня зовут не Жанна, а, во-вторых, тебе тут не место, впрочем, как и мне, — закатив глаза, начала призрак, последние слова произнеся чуть тише.

— Когда кажется, креститься надо,  — съязвила Солнцева, на что получила осуждающий взгляд той, и добавила с притворным удивлением, — Ты тоже собираешься стырить мое тело? Ах, да, конечно, тут ведь все этого хотят.

Жанна с возмущением хотела что-то ответить, но ее перебили. Похоже, в этом мире никто не может высказать все, что хочет.

— Тело? Кто сказал тело? Где? Почему я не знаю? — раздался голос над ухом Риммы, отчего та подпрыгнула и недовольно посмотрела на очередного мешающего… призрака? Наверное. Тут все такие. Кроме нее.

— А ты еще кто?! — хором спросили девушки, причем с одинаковой интонацией. Только вот если за недовольством Солнцевой скрывался интерес, то за недовольством призрака Жанны минимум было что-то вроде ярости.

— Я Дмитрий, потерянный сын Ивана Грозного, — расправив плечи, гордо промолвил тот.

— Так-с… на этот раз Лжедмитрии пошли… Какой ты хоть из… четверых, вроде? — пытаясь вспомнить уроки истории, посвященные XVII веку, Римма вгляделась в лицо того, на котором вмиг проступили всевозможные эмоции: страх разоблачения, неверие, презрение и тому подобные.

Нет, конечно, Солнцева не хотела ставить мужчину в неловкое положение, скорее лишь немного поиздеваться, отомстить, так сказать, за все уроки истории. Не зря же она каждую неделю высиживает по 2 часа этого предмета!

— Эээ… Я выживший царевич Дмитрий, правил с 1606 до 1610… — растеряно начал он, но тут же перебил сам себя вопросом, — А что, после меня еще были?

— Были, были… Целых два, да вот только все подставные, — Солнцева рассмеялась, глядя на быстро сменяющиеся эмоции мужчины: даже цари бывают потешными.

— Вообще-то не с 1606, а с 1607, — поправила Жанна, фыркнув. — А еще царем назывался.

— Женечка, не занудствуй, — отмахнулась Римма, — Подумаешь, запамятовал человек, с кем не бывает. Немудрено за столько-то лет.

Но в голове у себя отметила, что эта личность неплохо знает историю и немало в себе уверена, раз поправляет бывшего правителя, пусть и самозванца, в вопросах о дате его правления. А если это так, то происходит не большая несостыковочка. Откуда Жанна Д’Арк может знать то, что произошло в будущем? Причем не допуская возможности ошибки. Стоит повнимательнее приглядеться к ней. Вдруг, тут затерялся волк в овечьей шкуре…

— Верно, юная леди, прошу простить за мою оплошность, — он галантно улыбнулся призраку, — Как вас величают?

— С…

— А, это Жанночка, — не давая вставить ни слова, представила ее Солнцева, после чего получила толчок в бок, — За что?!

— За все хорошее!

Вновь несостыковочка. Девушка начала говорить что-то, совсем не похожее на установленное троицей имя. Конечно, она могла просто начать возмущаться, но шестое чувство Риммы намекало на обратное. Впрочем, уже в следующую секунду появилось и подтверждение.

— Жанночка… Красивое имя… — с мечтательным взглядом потянул Лжедмитрий, — Мою девушку так же зовут. Жанна Д’Арк…

— Что?! — опять хором воскликнули девушки. И если призрак была удивлена, что у него есть девушка, то у Риммы в голове постепенно выстраивалась логическая цепочка.

Девушка Лжедмитрия — Жанна Д’Арк, это он сам сказал. Но эту он не знает, и это факт. Значит это не Жанна Д’Арк. Кто же она тогда, черт возьми, такая? И если вспомнить, она была единственным призраком, кто смог дотронуться до нее…

— Изыди, нечисть, — Солнцева, скорчив рожицу, ткнула в призрака девушки пальцем, отчего та ойкнула и недовольно потерла пострадавшее место.

— О, живая, — меланхолично заметил Дмитрий.

Как казалось со стороны, он уже успел полностью погрузиться в мысли о своей возлюбленной, явно фантазируя уже кроме свадьбы еще и десятерых детей. Причем было непонятно к кому из девушек относилось это замечание, хотя обе пропустили его мимо ушей. Сейчас были вещи гораздо интереснее замечаний давно умерших обманщиков, который даже государство удержать в своих руках не может. Куда уж ему до философствования…

— Кстати, милые дамы, клад нужен? — все так же отстранено предложил Лжедмитрий, витая в облаках и на полном серьезе собираясь выдать тайну, которую не могли разгадать тысячи кладоискателей вот уже не одну сотню лет.

Призрак уставилась на него, как на полнейшего идиота, а Римма заметно оживилась, подпрыгивая на месте от предвкушения: разбогатеть никогда не помешает, даже если большую часть придется отдать государству. Вот только будь девушки внимательнее, помимо обожания заметили бы в глазах мужчины промелькнувшую тень, никак не вяжущуюся с образом влюбленного простачка.

— Вижу вы заинтересовались… Тогда слушайте. Выйдя из града Тушина, пройдите 7 верст в сторону града Калуги, у развилки с большим камнем, про который в мои времена ходило немало легенд, сверните налево, несмотря на виднеющийся темный лес, и пройдите еще 15 верст. Тогда предстанет перед вами сосна-богатырь, указывающая своими могучими ветвями на север. В этом направлении стоит пройти еще 9 верст, после чего упретесь в поросший кустарником холм. Там и надо копать…

Солнцева, на удивление обоих призраков еще в самом начале рассказа, выудила откуда-то блокнот с ручкой и дословно принялась все записывать, изредка переспрашивая и уточняя детали, хотя по сути все было расплывчато. Но что взять с людей периода Смуты? Неграмотные и старомодные, совсем не думающие наперед. Вдруг это дерево сгорит от попавшей в него молнии? Или город расширится? Или… или…

— Только будьте осторожнее с древнем зеркалом.  По легендам, всякий, кто взглянет в него, увидит свое будущее, — предупредил Лжедмитрий, с плохо скрываемым ликованием, но, к его счастью, девушки попались на редкость невнимательные и совершенно не сведущие в легендах. А ведь зеркала — это одно из самых загодчных и покрытых таинственными слухами предметов, напрямую связанные с душами. Особенно древние…

— Ну что же, теперь мне пора, моя дорогая Жанна ждет…

— Во дает, мужик, — с удивлением проговорила Римма, смотря вслед улетающему на крыльях любви Лжедмитрию 2.

— Даже у призраков есть пары, так чем же я хуже? — вздохнула бывшая «Жанна», чем напомнила о своем присутствии. Девушка нарочно медленно повернулась к ней, сложив руки на груди. Кажется, намечался допрос с пристрастием…

***

— Раз возлюбленная Димочки является Жанной д’Арк, но это явно не ты, значит, ты не она. Я допускаю здесь все, но никак не раздвоение исторической личности, — с иронией начала издалека прищурившаяся Солнцева, засунув руки в карманы и в упор смотрящая на рядом находящегося призрака. Или нет?

Какой бы простушкой она не стремилась казаться, мозги и логика у нее все же присутствовали.

Итак, что мы имеем? Этот «призрак» значительно отличается от других, если собрать все странности, что она примечала. Впрочем, если не способность дотронуться до нее, Римма могла бы сомневаться, то в данный момент она была уверена, что эта девушка из одного времени с ней (что выдал ее комментарий, когда Солнцева стала вешать лапшу на уши неразлучной троице) и явно еще не до конца призрак.

— Кто же ты, чудо заморское? — фыркнула Римма, притворно строя глубоко задумчивое выражение лица.

— А я ведь с самого начала пыталась это сказать, — осуждающе проговорила девушка и вдруг усмехнулась, — Но этого я от тебя, Солнцева, уж никак не ожидала.

Римма напряглась: та никак не должна была знать ее фамилию, ведь она еще ни разу не представлялась. А значит стоит ожидать худшего.

— Только не говори, что ты Наталья Васильевна, — зажмурившись, взмолилась девушка, но тут же приоткрыла один глаз, не сумев сдержать любопытство. — Я этого не вынесу. Учитель по истории в мире с историческими личностями это ни в какие ворота не лезет.

— А по мне она милая старушка, — рассмеялась светловолосая, и Римма постепенно стала с ужасом осознавать, что ее конец близок. Так об этой учительнице отзывалсь лишь…

Секунда… Две… Три…

— Мисс Патриотизм! — с отчаяньем воскликнула Солнцева, понимая, насколько влипла.

Отличница всея школы, с которой у нее с самого начала не заладились отношения, сейчас стояла, а вернее парила в воздухе прямо перед ней в образе призрака, и она видела всё, абсолютно всё, что вытворяла тут обычно спокойная девушка.

— Ммм… Оригинальное прозвище, — с усмешкой потянула названная, — Но все же я предпочитаю, когда меня называют по имени. Для забывчивых напомню, оно начинается на А и заканчивается на Я, но чаще меня называют Стася.

— С детства не люблю ребусы, — съязвила Римма, но, скорее, в качестве самозащиты. Режим дурочки тут не прокатит, а значит придется выкручиваться иначе. Вот только с ней… — Угораздило же меня так влипнуть…

Солнцева плотнее закуталась в свою кофту, хотя температура была вполне комфортной. Пожалуй, она впервые жалела, что на ней нет капюшона, который скроет быструю перемену настроения. Римма никогда раньше не общалась с двушкой, в эту минуту стоящей перед ней, ведь та была на класс старше, но была немало наслышана о ней, и обе нелестно отзывались друг о друге. Порой им приходилось пересекаться на некоторых олимпиадах и конкурсах, последний из которых был совсем недавно и объединил 9 и 10 классы. Да и семинар по истории, влезший их привычную жизнь так не кстати и опять же соединивший эти два класса. Кстати, о нем…

— Что ты тут забыла? — поинтересовалась через некоторое время Солнцева, демонстративно зевая, и как бы невзначай добавила, — Может поэтому на семинаре происходит такая клоунада с тобой в главной роли?

— Да ты мисс Логика, — передразнила Стася ту, недовольно фыркнув, — Выперли из тела и теперь поди узнай, что оно творит последнее время без присмотра. Да и первая встретившаяся живая душа оказалась настолько… кхм… неожиданно необычна. Липнет ко всем вместо того, чтобы искать способ вернуться.

Римма присвистнула, даже никак не отреагировав на нелестное высказывание

о ней, и спустя несколько секунд рассмеялась, сгибаясь пополам всякий раз, когда взгляд поднимался на призрака. Та недоуменно уставилась на нее, как на любопытнейший случай психического расстройства, и девушка все же попытала прояснить сквозь смех.

— Ты-ы про-ос.о не пред..ав-вляешь, что он-оо у.пело на-ат.орить за эт. вре-емя. Партия большевиков до сих пор не может отойти потрясения и такой подставы, монархисты молятся, чтобы ты наконец пришла в себя и перестала ими повелевать, остальные же партии косо посматривают, а после уроков ставят тебе различные страшные диагнозы. Особенно после того, как твое тело обозвало Светку чумазым трубочистом и приказало держаться подальше, а меня назвало любимой доченькой и порывалось затискать.

Вспомнив тот случай, Солнцева заржала еще больше. Конечно, еще несколько дней назад ей было абсолютно не смешно, и она, как и все, думала, что Стася маленько (а может совсем и не маленько) перетрудилась, поэтому и несет такую чепуху, но сейчас…  Это был прекрасный шанс поддеть ту, что всегда всем ставили в пример.

— Чееерт… — потянула призрак, хватаясь за голову, ну или пытаясь это сделать, и уходя в прострацию. Ситуация была ужасна, ведь одношкольникам не объяснить, что она застряла в этом чертовом мире, а тело в это время куролесит. А прослыть сумасшедшей, к чему уже была близка ее одноклассница Светка, девушка никак не хотела,  — Черт, черт, черт… Вот это я попала…

— Да ладно тебе, — все еще сквозь смех проговорила Римма и беззаботно махнула рукой, — Не такая уж и трагедия. Всего лишь посчитают временным помутнением от усталости и через некоторое время будут вспоминать, лишь как о комичной истории из однотипных школьных будний.

— Дело в том, что я не хочу, чтобы так было! Я не хочу выставляться комиком! Тем более у меня даже нет уверенности, что я вернуть в свое тело из этого чертового мира! Да еще и ты ведешь себя так беззаботно! Дурочкой быть проще всего?! — вдруг недовольно выкрикнула Стася, гневно смотря на ту, но уже через несколько секунд постаралась вернуть себе самообладание, — Прости… я случайно сорвалась…

Солнцева, вмиг успокоившись, несколько секунд внимательно смотрела на призрака с неким удивлением, а после, издав какой-то странный звук, чем-то напоминающий хмыкание, отвернулась и посмотрела куда-то вдаль. Похоже, она немного перегнула палку, доведя новую знакомую. Но…

— Да, проще, — по интонации Риммы нельзя было понять, всерьез она говорит или, как и раньше, со смехом, — Разве не знала, что у дураков меньше проблем и обязанностей? На них давно махнули рукой и ничего не требуют, понимая, что это бессмысленно. Но если тебя это раздражает… Будем серьезнее. Каких действия ты от меня ожидаешь? Я должна бежать, высунув язык от призраков и искать выход? Или судорожно бить себя всеми попавшимися предметами по голове в попытках вернуться?

Девушка резко обернулась, будто тем самым показывая, что внимательно слушает предложения. На ее лице не было и тени улыбки, поэтому данные варианты звучали как-то… угрожающе?.. Возможно.

На миг Стася оторопела: она никак не ожидала такой резкой смены настроения от нее. Римма, пусть и прослыла вечным оптимистом, на такое могла ведь и обидеться… Хотя по факту ни в чем не виновата, просто попала под горячую руку. Но все же желание вернуться в реальный пересилило все остальные мысли, которые светловолосая решила оставить на потом.

— Было бы прекрасно выяснить, кто торчит в моем теле. Найду — придушу, — призрак погрозила невидимому существу кулаком и хотела добавить что-то еще, но была прервана.

— Николай 2, кто ж еще, — скучающе заметила Солнцева, на что получила недоуменный взгляд, и вынуждена была пояснить. — Выводы из имеющейся информации по этой неделе. Притом дедушка Ленин упоминал, что давно не видел Николашу, хотя обычно он крутится где-то рядом с ним.

Стася кивнула и погрузилась в раздумья. Даже если так все и есть, данная информация никак не помогает ей вернуться обратно. Но… должен же быть какой-то способ! Кстати, об этом…

— Слушай, Солнцева, а как ты вообще сюда попала?

Римма скривилась: она не любила, когда ее называли по фамилии, но все же решила найти в своей голове ответ на данный вопрос. Последним воспоминанием из мира иного, а точнее реального, является то, как в нее прилетело что-то тяжелое (подозрения пали на одноклассников, перекидывающихся каким-то учебником), а потом темнота. Но сказать об этом — значит выглядеть еще большей дурой, а для призрака это объяснение не прокатит,  и она опять решит, что это все лишь россказни.

— Не зависай, — помахала рукой перед ее лицом Стася, но, отведя на секунду взгляд, обреченно вздохнула, — А, поздно. Великая троица приперлась… с хвостиком

Последнее слово она добавила со смешком, впрочем, картина открывалась наилюбопытнейшая. Со склона к ним «летело» следующее: Гитлер с призрачной книгой по оккультизму в руках, вдохновенно бормотавший какое-то заклинание призыва, Рузвельт на разваливающейся инвалидной коляске, так же призрачной, и орущий: «Я обязательно заполучу его! Отдай свое тело, девчонка!», и замыкал это шествие Сталин, размахивающий папкой генералиссимуса и пытающийся ей отбиться от Ленина, который старался повиснуть на нем, правда, безуспешно из-за их… своеобразного состояния, а так же кричал: «Куда собрался! Ты мне еще не рассказал сорок восьмой том моих сочинений».

В этот момент Римма могла поклясться, что услышала от Стаси кое-что явно нецензурное, хотя та впоследствии все отрицала. У самой же Солнцевой вырвалось лишь одно:
«Нам трындец…»

А после произошло все и сразу, поэтому что именно за чем следовало сейчас понять уже просто невозможно. В какой-то момент папка все же выскользнула из рук Сталина и полетела прямиком в лицо девушки, но почему-то Римма почувствовала сильный удар именно в затылок. После по коже прошла волна холода, отчего девушка вздрогнула и на секунду зажмурилась.

Открыв глаза, она тут же поморщилась от яркого света. Перед ней стояла какая-то темная фигура, занесшая над головой что-то вроде.. топора?!

— Спасииите, убивааают, — заорала Римма, прикрывая голову руками, тем самым защищаясь от неведомого врага.

— Солнцева? Солнцева! Ты живая?! Прости, Риммочка, я не хотел! Я в Розку бросал! — ныл смуглый паренек лет четырнадцати, без устали трясший Солнцеву за плечи.

— Сельдюков?! — Римма вдруг осознала, что совершенно не понимает, где находится. Она со смесью удивления и интереса огляделась.

Неужели ее снова занесло в другой мир?
И почему в компанию ей все время достаются какие-то страшные личности. То отличница всея школы, то вот, Сельдюков — заядлый хулиган, хомо, не очень сапиенс. Хотя… компания первой все же была очень даже неплохим вариантом. Однако спустя пару минут Солнцева с радостью осознала, что ее опасения были напрасны: вокруг были знакомые с детства (а сейчас уже будто взрослая) и такие родные коридоры уже порядком надоевшей школы.

— Очнулась-таки, — меланхолично заметила рядом стоящая Светка, которую Римма в первые секунды и приняла за «палача», ведь в поднятой руке у той был так неудачно кинутый учебник истории России за 9 класс, — Ну, я пошла…

Солнцева потрясла головой, пытаясь окончательно сориентироваться в пространстве, как вдруг услышала знакомый голос. Безумная идея пришла в ту же секунду. Бросив Светке, еще не успевшей далеко отойти: «Я одолжу», Римма выхватила из рукой той учебник и быстро переместившись в другой конец коридора, долбанула стоящую там девушку по голове со словами:

— С добрым утром!

Теперь очередь побыть сумасшедшей в глазах других подошла и к Солнцевой, но у нее хоть была уважительная причина — небольшое сотрясение мозгов после удара.

— Солнцева, блин, можно было и послабее! — недовольно воскликнула Стася, потирая ушибленный затылок, но в то же время расплываясь в улыбке. Она была безумно рада вернуться обратно, а остальное не…

— Ну, хоть не Солнышко, как несколько дней назад, — рассмеялась Римма, тыкая ту в бок, чем вновь нарывалась на очередную перепалку. Их одноклассники как-то странно покосились на них: видеть этих двоих общающимися было слишком дико, если учесть что ни от одной, ни от второй ранее нельзя было услышать ни одного лестного слова о другой.

…важно…

Но все же после всего произошедшего за каких-то 3 часа там и минут 5 здесь что-то кардинально изменилось. Они определенно могли бы стать хорошими друзьями… когда-нибудь… в далеком и туманном будущем…

Ведь иначе у каждой есть компромат друг на друга!

***

Вспоминая на следующий день произошедшее, Римма уже сомневалась, не приснился ли ей весь этот бред.

Историчлики, как их она окрестила, совместив слова исторические личности, Стася-призрак, с которой она… общалась?!., учебник истории, Сельдюков, одуревший в конец, меланхоличная Светка… Все это казалось настолько невероятным, что первым делом, войдя в школу, она принялась отлавливать Никиту Сельдюкого с целью выпытать, что происходило на самом деле. К Стасе она, от греха подальше, решила пока не приближаться. Впрочем, поиски Никиты потеряли свой смысл уже через минуту, когда перед взором Солнцевой и других учеников школы №8 предстала Светка в странном, если это можно сказать о такой личности, виде.

Обычна одетая во все черное, десятиклассница-гот в данный момент пестрела, словно новогодняя елка. Белая кружевная рубашка, камуфляжные штаны, заправленные в огромные рыболовные сапоги, красный пионерский галстук, почему-то завязанный бабочкой и… тут девушка засмеялась в голос. Картину довершали две дикие вещи: повязанный сверху кухонный фартук и зализанные волосы на бок, собранные в жидкий хвостик большим белым бантом, как у первоклашки. А ведь еще вчера что-нибудь заплетать было адским мучением для Светки.

Первым делом, Римма, чуть успокоившись, взглянула на дату. Нет, 31 октября давно прошло, а значит объяснение одного из анекдотов, увы, не подойдет, да и на Хеллоуин все же надевают что-то менее дикое и не настолько абсолютно не сочетающиеся. А значит причина в другом…

Тем временем спектакль лишь начинался. Светка, гордо подняв голову, прошествовала, а точнее промаршировала в класс истории, отдав честь портрету Кутузова, висящему над дверью. Откуда его раздобыли, кто его туда повесил и с какой целью он, собственно, там висел, было одной из 9 тайн школы, а так же второй и третьей одновременно.

Солнцевой, по стечению обстоятельств, а точнее в соответствии с расписанием идти надо было туда же, поэтому она постаралась побыстрее проскользнуть за Светкой, пока остальные уже массово обсуждали новый оригинальный образ местной «сумасшедшей» и пытались догадаться, кого она косплеит.

— Расстрелять! — безапелляционно приказала кому-то Светка визгливым голосом. — Никакого уважения к главнокомандующему.

— Болван! Их слишком много. Ты же не хочешь спалиться в первый день? — сурово заметила… вновь она?.. только с другой интонацией и тембром, — Сослать в Сибирь!

— В Сибирь тоже не сошлешь всех, идиот! Полномочий у этого тела однако маловато, — вновь визгливым голосом ответила сама себе Светка, насмешливо фыркнув.

Этот диалог… Римма, тяжело вздохнув, ударила себя ладонью по лицу. Это определенно была та самая сладкая парочка. За что?! Она ведь не такая грешная…

— Ребята, давайте жить дружно? — меланхолично предложила все та же девушка-гот, но уже со своими родными интонациями, будто пародируя кота Леопольда, на что получила молчаливый протест.

Видимо, проблемы только начинались…

читателей   116   сегодня 1
116 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 1,50 из 5)
Загрузка...