Интоксикация

Аннотация:

Кто пьет спиртное – тот говорит дурное.
Кто ищет в водке силы – тот ходит по краю могилы.
(Русские народные пословицы)

[свернуть]

 

Друг сказал правду: это совсем близко. Пройти через двор под арку – там частные дома. Вот он – белый кирпичный дом. Замшелая крыша, увядшие листья виноградника густо оплели вход в палисадник. Поздняя осень. Я нырнул под засохшую лозу и оказался перед дверью в дом. Нажал на звонок. За окном тотчас дернулась занавеска, из-за нее опасливо выглянула старуха в платке, повязанном на манер пиратской банданы.

— Написано же: звонок не работает, стучите, — послышался через форточку скрипучий голос старухи.

Я поднял глаза на звонок. Рядом с ним на белом прямоугольнике бумажного листа черные буквы дрогнули и сложились в слова. Действительно так написано.

— Не заметил, бабуля! Я от Володи.

С Володькой, лучшим другом, мы не виделись полгода – с тех пор, как я уехал на заработки в Москву. Сегодня я вернулся в родной город и случайно встретил его на улице. Друг не раздумывая позвал меня к себе домой. Только вот те три бутылки водки, которые мы купили в супермаркете, уже закончились. Нужно еще.

Увы, моя московская зарплата осталась дома. Идти за ней было бессмысленно. Тоня, моя девушка, все равно ее не отдаст. Не понимает она, что такое мужская дружба.

Мы с Володькой собрали последние деньги, которые у нас были, и поняли, что  хватит только на самогон. А куда идти? Адресок Володька мне подсказал, сам покупал там не раз.

Дверной замок щелкнул, скрипнула дверь. За порогом показалась старая карга в бандане и кухонном фартуке.

— Зайди, милок, нечего хату студить, — пригласила старуха.

Порыв холодного осеннего ветра толкнул меня в спину, и, споткнувшись о порог, я шагнул в дом.

— Так ты, значит,  дружок Володькин… – монотонно заговорила бабка.

Она мне не нравилась.

— Ага! А ты, бабуля, что ль, подруга? – хохотнул я. – И давно Володька в твоей каморке отоваривается? – продолжал я с издевкой, глядя на нее.

— Много знать хочешь, милок. Ты не из полиции, случайно? – старуха, в с вою очередь,  впилась в меня колким насмешливым взглядом. Один глаз у нее был зеленым с искрой и косил, другой был черным и неподвижно пустым.

— Нет, я не из полиции, а из Москвы с заработков, — приосанился я и попытался улыбнуться.

— А Володьке как всегда наливать? – по-деловому спросила карга.

— Да, — я достал из кармана куртки мятые полтинники и россыпью подал ей. – Вот, считай, бабка,  тут как раз хватает.

Старуха, косо взглянув на меня, спрятала деньги в карман фартука и неожиданно быстрыми и ловкими для нее движениями извлекла откуда-то  полуторалитровую пластиковую бутыль с мутной жидкостью. Готов поклясться, что старая ведьма просто обернулась вокруг себя, и у нее в руках оказалась эта бутылка.

— Что-то мутный у тебя напиток, бабуля, — засомневался я.

— Взгляд у тебя мутный, а напиток мой чистейший, — возмутилась ведьма, подавая мне бутылку.

Я тряхнул головой и снова взглянул на зелье. Кристально прозрачная жидкость искоркой блеснула в бутылке. Я отвинтил крышку и понюхал. Вот это да! Запах был  как у чистейшей водки.

— Что, нравится? – спросила старуха. — А вот, на-ка, милок, попробуй. Денег за пробу не возьму.

Сверкнув зеленым глазом, она протянула мне одноразовый стаканчик с прозрачной жидкостью, мгновенно оказавшийся у нее в руках.

— Пей, пей, не сомневайся, — гудела карга.

Я выпил содержимое стакана одним духом. У меня перехватило дыхание, по телу побежали мурашки, в горле и животе стало тепло.

—  Еще спасибо потом скажешь! – голос старухи зазвенел и стал отдаляться.

Я молча повернулся, толкнул дверь, шагнул за порог. Свежий осенний воздух пахнул мне в лицо, но я не ощутил его прохлады. Меня бросило в жар, я задыхался. На ватных ногах я вышел из калитки под виноградной лозой. Калитка начала описывать круги в воздухе, я пытался судорожно ухватиться за нее и вернуть непослушную калитку на землю. Почти поймал. Темнота накрыла меня. Мне показалось, что прошло несколько секунд и я открыл глаза.

 

***

 

— Чертова ведьма! Где я??? – пронеслось у меня в голове.

От ватной слабости в теле не осталось и следа. Каждая мышца моя была полна энергии. Но встать я не мог. Невидимая сила держала меня за руки и ноги мягкими оковами, обнимала мне грудь.

— Отпустите меня!!! Отпусти-и-те-е!!! – завопил я, и голос мой звонко разнесся по дальнему коридору.

Нет ответа. Тишина.

Мышцы мои взыграли от возмущения. Я стал биться в неведомых путах, пытаясь разорвать их, и услышал под собой грохот металла. Мои ступни упирались в холодную решетку, руки нащупали железный каркас подо мной. Мне стало страшно.

— Как решетка для барбекю, — подумал я. – Вот карга! Заманила меня  к себе, зажарит теперь. За стаканчик самогонки пропадаю! – прыгали в голове панические мысли.

Я приподнял голову, пытаясь осмотреться. Я был в маленькой комнате. Стена напротив меня от середины до потолка была стеклянной. Я попытался разглядеть что-нибудь за стеклом и, к своему удивлению, увидел двух бледных призраков с короткими голубыми волосами, скользящими вдоль по коридору.

Я быстро отвернулся от привидений, не желая верить в них. Я наклонил голову, чтобы осмотреть себя, и обнаружил, что был полностью голым. Но самым ужасным было то, что из полового органа тянулась гибкая трубка с пакетом на конце.

— У меня забирают сперму?!. – я был в шоке.

— Ма-а-ма!!! То-о-ня!!! Иди сюда! Помогите мне!!! Скорее! – я  вопил изо всех сил, пытаясь вырвать эту трубочку.

Около меня мелькнуло бледное лицо призрака.

— О, господи… — я откинулся назад, моя голова коснулась чего-то мягкого. Я разглядел под собой сбившийся матрас. Вдруг я заметил, что из-под правой ключицы у меня выходила тонкая прозрачная трубочка, поднимавшаяся вверх. На ее конце был флакон, который парил высоко в воздухе, почти под потолком. Клубы белого дыма кружились в нем. Мне было холодно и очень страшно.

— У меня забирают душу!!! – в ужасе понял я.

Я снова начал судорожно и безуспешно биться в неведомом плену.

— Помоги-и-те-е-!!! Лю-ю-ди!!! Убивают!!!  Помогите!!! Ма-а-ма!!! – я вложил в крик всю душу, мне казалось, что я слабею с каждой минутой.

— Володька, помоги! – задыхался я. – Где ты?!

— Его здесь нет, — услышал я потусторонний голос. Возле меня мелькнуло белое лицо призрака, голубые волосы были уложены в виде шапочки.

— Я слышу призраков, — подумал я, — мне плохо, очень плохо.

От стены отделилась водопроводная труба и наклонилась ко мне.

— А-а-а-а-а!!! Труба падает!!! – закричал я и попытался отстраниться от нее.

— Все нормально, — сказало привидение, — труба не может падать.

— Она падает, падает! – в истерике спорил я.

Конец трубы изогнулся и посмотрел на меня змеиной мордой. Я, видимо, не заинтересовал змеиную трубу, извиваясь, она направилась вверх. Я посмотрел туда, куда тянулась труба-змея. Под потолком оказалась вентиляционная решетка, за ней шевелилось что-то пушистое.

— Котенок! Смотри, смотри, — воскликнул я, обращаясь к привидению, — там за решеткой котенок!

— Там нет котенка, — равнодушно сказал призрак.

— Но он там! – настаивал я, — вот его черная мордочка, усики торчат через решетку!

— Это пыль скопилась за вентиляцией, — прошелестел призрак.

— Неправда, — возмутился я наглой лжи, — я ясно вижу котенка! Он погибнет там. Сделай же что-нибудь! Выпусти его! Немедленно освободи его!!!

— Ладно, — согласилось привидение, но оно обмануло меня и просто исчезло.

Труба-змея тянулась к решетке. Котенок, совсем еще маленький пушистый комочек, доверчиво протягивал бархатные черные лапки через решетку к змее. Призраки мелькали за стеклом.

— Помогите! — звал я их. Неужели в вас не осталось ни капли человечности?! Она ведь убьет котенка!

Привидения безмолвствовали.

Я решился. Что ж, пусть я неправильно жил и умру плохой смертью, но я должен спасти котенка! Задыхаясь от волнения, я сделал мощный рывок и поднялся. Оковы больше не держали меня. Опережая трубу-змею, я метнулся вверх к вентиляционной решетке, быстро открыл ее, ловко схватил котенка и отскочил с ним к окну. Обманутая змея обмякла, превратилась снова в трубу и приросла к стене.

Черный котенок ласкался ко мне, я гладил его пушистую шерстку.

— Глупенький, чуть не попался, — дрожащими губами шептал я, заглядывая в его наивные желтые глазки.

Я отпустил котенка на пол, он игриво подпрыгнул боком и выбежал из комнаты.

Но что-то изменилось! Все стало по-другому. Только теперь я это остро почувствовал. Я взлетел и повис в воздухе возле окна. С удивлением я увидел свое тело внизу, лежащее в невидимых оковах на железной решетке. Но я был вверху. Призраки с голубыми волосами склонились надо мной, нижним.

— Асистолия! Остановка дыхания! – воскликнул один из призраков.

— Кислородную маску! — откликнулся второй призрак.

Раздался громовой голос:

— Дефибриллятор!!!  Налоксон!!!

В комнате появился низенький толстяк с бритыми щеками в синем костюме.

— Так вот он какой, этот Налоксон, — подумал я и хотел выскользнуть из душной комнаты в приоткрытое окно. Прохлада осенней ночи и полная луна в небе манили меня. Как хорошо на улице!

Но неведомые силы потянули меня вниз. Темнота накрыла меня. Казалось, прошло несколько секунд. Я вздохнул и открыл глаза.

 

***

 

Голова раскалывалась от боли, хотелось пить, было так холодно, что меня трясло.

— Тоня, пить! – слабым голосом позвал я.

Ко мне подошла девушка и подала кружку воды. Это была не Тоня.

— Где я? – удивился я и попытался встать.

Ко мне подошли двое врачей: низенький толстяк с бритыми щеками в синем медицинском костюме и высокий блондин в белом халате.

— Неизвестный. Доставлен бригадой скорой помощи в отделение реанимации без сознания вчера в двадцать часов десять минут. Интоксикация суррогатами алкоголя. В двадцать три часа ноль минут дал остановку дыхания. Реанимационные действия проведены успешно, внутривенно введен налоксон, –  толстяк сдавал смену своему коллеге.

— Пришел в себя?! –  спросил высокий блондин в белом халате. – Что вчера пил?

— Не помню, — безнадежно ответил я.

— А как зовут тебя, помнишь? А фамилию помнишь?

Я назвал свою фамилию, имя и отчество, превратившись в медицинской документации из неизвестного в себя.

— Санитарка, снимите вязки! – скомандовал врач.

Молодая санитарка развязала мягкие вязки на руках и ногах, отстегнула широкий ремень, который держал меня под грудь.

— Закройте капельницу и удалите мочевой катетер, — обратился к медсестрам врач-блондин.

Одна из сестер сняла капельницу и убрала тонкую прозрачную трубку у меня из-под ключицы.

Вторая медсестра удалила мочевой катетер.

И сразу резкая боль внизу живота.

— Ой! — кричу я, — хочу в туалет!

— Вот утка, в нее можно помочиться, — сказала медсестра.

— Я хочу сходить в туалет по-мужски, стоя, — требую я.

— В отделении реанимации пациентам нельзя вставать и ходить, — объясняет медсестра, терпеливо подавая мне утку.

— Нет, уж,  потерплю, — ответил я и откинулся на кровать. Матрас сбился немного на бок, и я рассмотрел, что лежу на металлической решетчатой кровати.

— Анализы в норме! — разнеслась радостная весть.

— Переводим в терапию, принесите его одежду, — распорядился врач.

Я покорно жду.

Старенькая санитарка в платке, повязанном на манер пиратской банданы, наконец-то принесла пакет с моей одеждой. Я начинаю одеваться.

— А где мои трусы?! – удивляюсь я.

— Мокрые, все в моче были, я их выбросила, — скрипучим голосом отвечает санитарка.

Я с трудом натягиваю влажные штаны, футболку, ботинки.

— Готов?! – старуха подмигнула мне косым зеленым глазом, другой ее глаз был черным и неподвижно пустым. – Садись, милок, на каталку, отвезу тебя, куда надо.

Я в ужасе отшатнулся и беззвучно зашевелил губами, вытаращив глаза на санитарку.

— Ведьма! Это все твое зелье! – хотел прокричать я, но слова застревали где-то в горле.

— Спасибо, сам дойду, — наконец выдохнул я и нетвердыми шагами вышел из отделения  реанимации. Старуха сопровождала меня.

— Ну, говорила я тебе, милок, что еще спасибо мне скажешь! – напомнила мне она.

Я молчал. Мне было почему-то стыдно перед старой каргой, перед Тоней, перед медсестрами и врачами, и перед целым светом. Я широко зашагал, обгоняя старуху.

— Стой! – зычно гаркнула ведьма-санитарка, и на улице в чьей-то машине сработала сигнализация.

Я вздрогнул и обернулся.

— Ты куда пошел? — окликнула меня карга, — тебе на второй этаж. Пойдем, провожу.

В пролете между первым и вторым этажами я заметил черного котенка, сиротливо жавшегося к стене. Он посмотрел на меня желтыми глазами и призывно мяукнул. Я хотел протянуть к нему руки, но котенок с быстротой молнии прыгнул на старую ведьму, взобрался к ней на плечо, привычными движениями начал удобно устраиваться там и замурлыкал.

— Ох, Уголек, ведь ты же голодный, — запричитала старуха. Она открыла окно и сказала:

— Лети, Уголек! Я под окном тебе хлеба и запеканки больничной покрошила.

С плеча ведьмы вспорхнул вдруг появившийся на месте котенка  молодой ворон с блестящим черным оперением и вылетел в окно. Порыв холодного ветра с его крыльев кольнул меня россыпью мурашек под влажной футболкой. Окно громко захлопнулось.

— Я не совсем здоров, — пролепетал я, вытирая холодный пот со лба, — мне надо к врачу.

— Мы к нему уже идем, — успокоила меня санитарка.

— Девочки, принимайте красавца из реанимации, — весело обратилась к медсестрам старая карга.

— Прощай, милок, — сказала она мне, — а это тебе подарочек, — и вложила мне в руки что-то прохладное.

Я взглянул на медсестер, оглянулся, но старухи уже не было. Да не могла же она так быстро выйти из отделения! Могу поклясться, что ведьма просто провалилась сквозь землю, а вернее, сквозь кафельную плитку.

Лишь бутылка минеральной воды осталась у меня в руках.

читателей   133   сегодня 4
133 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...