Хозяин вершин

С пути сбились сразу, как только свернули с тропы. А ведь всего-то надо было обогнуть вершину, пронзившую небо стальным пиком, выбрать привлекательную полянку, а утром спуститься с другой стороны, успев как раз к электричке. Но – нет:  Саше, который вызвался быть проводником, показалось, что он нашёл более удобную тропу. Как съязвил Серёга, в одном знаменитом фильме тоже не ту тропу выбрали…

Кроме них, в поход отправились ещё однокурсница Анюта и увязавшийся за ней Мишель, которого Серёга терпеть не мог за высокомерие и щегольство. Что такому в горах делать? Хотя, надо признать, Мишель оказался башковитым парнем, знавшем уйму вещей. Ещё в его голове умещалась лузга всякой чуши типа «мест силы», «энергетических центров», теорий заговора и тому подобного. Ещё он интересовался геральдикой и рассказывал, что гербы всех посёлков в округе похожи: на них изображены мифические существа. А когда глазастая Анта нашла на привале возле кострища блестящий значок, Мишель вообще не на шутку воодушевился и выдвинул целую теорию о знаках судьбы. Девушке его болтовня, кажется, не понравилась, так что она даже никому не показала находку, быстро спрятав её в карман. Саша только успел разглядеть, что там изображён какой-то зверь.

А уже утром все краски горной природы утонули в густом тумане.

Шли осторожно, с трудом прощупывая путь. Притихшие, растерявшие всю природную живость, словно туман вместе с красками высосал все чувства. А тропа не хотела показаться, пряталась в густом мареве, путавшемся под ногами, зыбко дрожавшем перед глазами. Когда мутное небо начало темнеть, последняя надежда выбраться из тусклого туманного мира растаяла.

Вот тогда-то они впервые столкнулись с теми, кто обитал в тумане.

Первым подозрительный шорох услышал Серега. Ему, вечному шутнику и балагуру, сначала не поверили. Но потом к нему присоединился Мишель.

— Подождите! – прошипел он. – Кто-то крадётся. Слышите?

Группа притихла. Далеко за спинами шумел невидимый лес. А рядом, действительно, что-то шелестело, перекатывалось, шипело. Звук приближался, затем повторился с другой стороны.

В тумане слева привиделся красный проблеск.

— Видели? – протянула Анюта, неотрывно глядя в темноту. И почти сразу же завизжала, побежав вперёд.

Сразу, будто по команде, остальные кинулись за ней. Последним семенил Саша, у которого оказался самый большой и тяжёлый рюкзак, причитая: «Куда? Стойте! Шею свернём!». И сам же бежал, словно не в силах остановиться.

Темнота ещё загустела, стала практически осязаемой. Туман соскользнул с высоких пик, грозно нависающих над головами, словно гротескные развалины исполинского замка. Казалось, что со всех сторон вспыхивают рубиновые глаза, тропа дыбится и подхлёстывает беглецов, и сама ночь лязгает зубами, хрипло дыша в спины.

В какой-то момент Серёжа с воплем свалился на тропу, подвернув ногу. Саша споткнулся об него и растянулся рядом, рюкзак завалился на голову, в локоть вцепилась боль. Впереди мелькнули фигуры Мишеля и Ани. Кто-то резко дёрнул парней за рюкзаки, заставляя встать на ноги.

— А ну бегом, ребятки, — прозвучал мужской голос.

Раздался грохот, похожий на выстрел. Саше показалось, что кто-то шумно задышал и сразу засмеялся. Хохот повторился снова, перешёл в вой, затем резко – в визг, от которого похолодело сердце, а на затылок словно вылили ковш кипятка. Спустя мгновение прокатился низкий клёкот.

— Что встали? Жить надоело? – кто-то с силой толкнул парней в спины.

Вместе с неожиданным спасителем, двигаясь по-прежнему чуть ли не на ощупь, они обогнули поросший жёстким мхом валун, и поднялись по крутому склону. За спинами всё ещё клокотала и выла ночь, но теперь в её голосе слышалась жалоба.

Скоро они добрались до просторного грота. Высокие округлые стены слабо освещались костром, возле которого сидел на корточках веснушчатый парень. Анюта и Мишель уже были здесь и вжимались спинами в стену. Рядом стоял человек высоченного роста с ружьём в крепких загрубевших руках.

— Ну? – рявкнул он. – Чего разорались? Дразните их!

— Мы не орали, — тихо ответил Саша, но сразу в памяти прозвучал отражённый от скал вопль. Аня шмыгнула носом и промолчала, уставившись в точку перед собой.

— Кого дразним? – спросил Сергей. От его вечной весёлости не осталось и следа. Саше подумалось, что он впервые видит друга таким – смертельно бледным, без улыбки на широком добродушном лице.

Великан открыл было рот, но тут неожиданно заговорил Мишель:

— Тут зоопарка нет? Ну… — продолжил он растерянно, — знаете, бывает всякие сафари в горах устраивают. Что за зверьё тут водиться?

— Нам крышка, да? – голосом, готовым сорваться в плач, спросила Анюта. Губы её дрожали. – Эти … хищники… они нас достанут?

— Сегодня уже вряд ли, — будничным тоном ответил тот, который привёл парней, — спугнули их. Да вы давайте, ребятки, к костру. Чего уже бояться – бояться поздно!

При свете было видно, что он пожилой – волосы совсем поседели.

Тепло огня мягко обволакивало, растапливая ночной ужас. Туманные горы погрузились в тишину, не прерываемую ни обычными ночными шорохами, ни птичьими криками.

— Вы давно здесь? – спросил Саша у великана. – Не те, случайно, которых с месяц назад искали?

— Это вряд ли, – ухмыльнулся тот, – столько тут никто бы не протянул. А мы пару дней всего прохлаждаемся.

— Сбились с пути?

— Что-то вроде. Пошли в этот чёртов туман!

— Но тумана не было, — подал голос Мишель, – он утром появился.

— Прям уж! – нервно хохотнул седой. – То рассеивается, то снова, собака, будто молоко разлили! И всё – нет дороги! И техника ещё глючит: и радио, и телефоны. У вас тоже, наверное?

Вёл группу Дмитрий Иванович, бывалый турист и охотник, недавно вышедший на заслуженный отдых и прикупивший домик у подножия горы. Уже успел к этому времени подняться пару раз, но другими тропами. А сейчас родственники приехали да захотели сходить. Артём Семёнович, который пацанов вытащил. И Санёк (Сашка, который почему-то не любил тёзок, сразу про себя окрестил его Рыжим) с отцом.

— Кто-то ещё есть? – шёпотом, опасливо косясь в сторону молчащего всё время Рыжего, поинтересовался Сергей.

— Уже нет. Двоих потеряли. Папашу Санька и ещё одного…

— Что же это? – спросил Мишель. – Нам показалось, какие-то твари бегут…

— Ну да. Твари. А вот чьи, Божьи или сатанинские, то мне невдомёк. Каждую ночь приходят, заразы! Чуют.

— Вы их близко видели?

— Нет и слава Богу! Они вроде волков, только больше. И умеют кричать по-разному. То воют, то смеются, как гиены. А то клёкот ещё слышится. Я так думаю: что-то тут неладное происходит. Я в горах с малолетства. А тут… тропы крутят, провалы какие-то.

— Порталы в иные миры, — хмыкнул Серёжа.

Саша решил не развивать тему:

— У вас же ружьё, — сказал он.

— А толку? Патронов – раз и обчёлся. Сегодня вот пришлось один потратить. Они на вас отвлеклись. Мы услыхали и пошли, а так бы, конечно, сегодня не высовывались. Очень уж густой туман.

— Но надо же что-то делать! – вмешалась Аня. Сашка отметил про себя, что девушка удивительно быстро пришла в себя. — Рассветёт – и давайте вместе выбираться!

— Ишь, умная какая! – прозвучал густой бас Семёныча.- А то мы без тебя не догадались бы.

— Говорил же – пытались, — пояснил Дмитрий Иванович, — так бы не сидели здесь. Подождём до утра. Если будет возможность, пойдём потихоньку. А ты правда Мишель? – вдруг спросил он, повернувшись к парню. – Редкое имя.

— Да нет, конечно, Миша я. Это так, приятели назвали, — и он смущённо закашлял, быстро глянув на Аню. Серёга заметил этот взгляд и нахмурился.

Поговорив, улеглись все, кроме Артёма Семёновича, оставшегося сторожить. Часа за два до рассвета дозорный вдруг выпрямился, а потом вскочил на ноги. Чуть ниже грота, в кустах на склоне что-то шевельнулось, побежало. Послышался тихий жалобный скулёж, блеснули красные глаза и пропали. Ночь снова ожила, присела на четыре крепкие лапы. Но отчего-то не прыгнула – раздался короткий визг и сразу за ним низкий протяжённый хрип. Слева от грота в тумане поднялась неясная гигантская тень, скрывшая мутное небо. Замерла на мгновение и шагнула в темноту.

К тому времени никто уже не спал. Семёныч, чувствуя на спине взгляды, повернулся к спутникам.

— Всё в порядке, — и натянуто улыбнулся.

Ещё долго они слышали шорохи, осторожные шаги, и ещё – отвратительные хрюкающие и сосущие звуки.

Поднялись, едва только задрожал робкий, молочный рассвет, побеленный туманом. Но всё-таки тропа просматривалась хорошо, горы приобрели чёткие очертания, так что самое время выбираться.

Первый из грота выскочил постоянно молчащий Рыжий. Он шёл не оглядываясь, словно позабыв о спутниках.

К полудню туман окончательно рассеялся, появилось охровое солнце. Путешественники немного приободрились, даже завели ничего не значащий разговор, а ещё через пару часов сделали привал.

Старшие тихо переговаривались, раскладывая консервы. Молодые люди, державшиеся тесной кучкой чуть в стороне, молчали. Серёжа попытался завязать приятельские отношения с Рыжим, но тот весьма невежливо отвернулся.

— Мы успеем вернуться до ночи? – спросила Аня, глядя на небо, которое уже заливалось розовой краской, словно смущённая девица.

Ей не ответили, да и так было всё ясно.

— Надо поискать ночлег, — сказал в конце концов Мишель. – На всякий случай.

Дмитрий Иванович махнул рукой в сторону крутой стены, понимающейся над головами.

— Тут должны быть ещё пещеры. Можно и под открытым небом лагерь разбить, но я не рискнул бы.

— Мы пойдём посмотрим, — отозвался Саша. – Серёг, давай.

— Я-то почему? – пожал плечами Серёжа и покосился в сторону сидящих рядышком Мишеля и Ани. – Пусть Мишка вон идёт.

Но Саша всё-таки настоял. Вдвоём они быстро отыскали подходящий подъём и, действительно, оказались у ряда пещер. Их было так много, что казалось, будто камень изъеден гигантскими насекомыми.

— Смотри, неплохая квартирка вроде, — указал Саша на расщелину, наполовину скрытую за свисающими косами травы.

Взобравшись ещё выше по крутому каменному боку, они оказались на очередной площадке, напоминающей балкон. Перед ними чернел вход в горную глубину, откуда веяло прохладой.

Трава, растущая возле входа в пещеру, была сильно примята. Сергей заметил это первым, молча кивнув приятелю. Саша обошёл его, внимательно осмотрел вход и нахмурился.

— Тут скала поцарапана, — сказал он минуту спустя. — Мне кажется, в пещере кто-то живёт.

— Лев? – выпалил Сергей.

Саша повернулся к другу и недоумённо уставился на него.

— Какой лев, ты что? – спросил он. – Они тут не водятся!

— Знаешь, те… твари тоже не водятся.

Саша неопределённо пожал плечами и снова повернулся к пещере.

— Тут точно кто-то был, — бормотал он, — но сейчас, похоже, никого. Всё тихо.

— Так что? Рискнём?

— В смысле?

— Что в смысле? Давай глянем!

Серёга обошёл приятеля и оказался прямо перед зияющей пастью пещеры. Несколько мгновений помедлил, вздохнул и нырнул внутрь. Саша пошёл было следом, но остановился, слегка наклонился и крикнул:

— Как там?

— Нормально, — глухо донеслось изнутри, — тут пусто. И места достаточно. Ты… оу…

— Серый! – завопил Саша. – Сейчас я!..

И больше не раздумывая, нырнул в пещеру.

Он ожидал, что окажется в темноте, но сразу за узким проходом был зал размером с небольшую комнату, освещённый золотистым солнечным лучом, пробивающимся сквозь дыру в скале. Другим источником света был фонарик Серёги. Слегка дрожащий луч выхватывал выпуклости на стенах, разбросанные камни, неровную арку в противоположной стороне, за которой темнел ещё один коридор, и что-то в углу. Саня подошёл ближе. Первое, что он заметил – несколько белых костей. Дальше валялись перья, такие огромные, каких видеть ещё не приходилось.

— Ого, — выдохнул Саня, — как думаешь, чьи это?

— Не знаю, — пожал плечами приятель. – Наверное, орла. И не надо говорить, что они тут не водятся. По ходу, ему не поздоровилось.

Серёга помолчал немного, потом добавил:

— Сквозит, чувствуешь? Есть ещё один вход, — он кивнул в сторону арки.

— Ладно, пойдём отсюда. Не думаю, что тут стоит останавливаться.

Выбравшись из пещеры, они спустились к лагерю и рассказали, что видели. Семёныч только хмыкнул и молча уставился на костёр, Мишель что-то оживлённо рассказывал Ане, которая прикрывала рот ладошкой и немного неестественно хихикала. Дмитрий Иванович выслушал внимательно, молча покусал губу, а через некоторое время объявил, что если они не хотят остаться ночевать на открытом месте поблизости от жилья неизвестного зверя, стоит отправляться в путь.

И они снова пошли. Небо стремительно темнело, на горизонте уже появились первые белёсые звёзды, а воздух стал удивительно свежим. Но любоваться видами и дышать полной грудью было некогда.

Ещё до темноты наткнулись на очередной грот, в котором устроились на ночлег. Споро развели костёр, поужинали и сразу улеглись спать. Провизии почти не осталось, так что всё ценное сложили в один рюкзак.

Ночью вернулся туман. Медленно сполз с вершин, мягко, неторопливо ступая по макушкам деревьев, по шершавым валунам и жёсткой траве. Воскресшие было горные голоса сразу смолкли, когда туман тяжёлой влажной лапой накрыл мир.

Никто не спал, прислушиваясь к глухой тишине, великой и необратимой. Тишина забивала уши, словно вата, мягко и жутко трогала сердца.

Саша лежал на подстилке с широкой распахнутыми глазами, сверля спину Дмитрия Ивановича. Его сидящая фигура выглядела размытой. Из-за плеча виднелось торчащее дуло ружья.

Туман замурлыкал. Фигура Дмитрия Ивановича стала похожа на распрямившуюся пружину. Мужчина вскочил на ноги, выставил вперёд оружие и направил его куда-то в мертвенную мглу.

— Вы слышали? — раздался шёпот Ани.

Туман ответил ей хрипом, перешедшим в чавкающий звук и надрывный смех. Мелькнули хищные красные глаза.

С другой стороны, откуда никто и не ждал, выскочил зверь, как показалось, огромный волк. Сбил передними лапами Дмитрия Ивановича и унёс в темноту.

Аня закричала. Рыжий проворно вскочил на ноги и бросился следом за тварью. От растерянности все замерли, пока до слуха не донёсся приглушённый крик, затем – выстрел.

— Пойдём, — прямо в ухо Саше сказал Сергей. – Может, получится помочь им. Если не поздно.

Саша попытался не думать о том, что могло быть поздно, а только согласно кивнул и, вздохнув глубоко, как перед прыжком в воду, вышел из грота. Лучше так, чем сидеть и ждать, пока тебя выловят, словно рыбку из силка.

— Не пойду, не пойду, — повторяла Аня, но Мишель нежно и крепко взял её за руку и повёл за собой. Семёныч, ругаясь вполголоса, пошёл следом, прихватив рюкзак с провизией.

Впереди что-то хрустело и чавкало. Стараясь не думать ни о чём, Саша осторожно выбирал тропу, призывая все навыки многочисленных горных походов, в которых успел поучаствовать. Тропа шла круто вниз, но скоро сорвалась почти вертикально. Внизу, между большими камнями, неподвижно лежал Рыжий.

— Сашок, — хрипло позвал Семёныч, — живой? Погодь, сейчас поможем.

Они осторожно спустились, оттащили находившегося без сознания парня от камней, и буквально через несколько минут Рыжий пришёл в себя.

— Я видел его, — проговорил он медленно.

Аня боязливо вжалась спиной в валун.

— Кого, Санёк? – спокойно, даже как-то нежно спросил Семёныч.

И снова, в который раз, раздался женский визг.

Саша повернулся, чтобы посмотреть на то, что было за его спиной. Только сейчас он заметил, как сильно посветлело, сквозь пелену пробился лунный свет, при котором можно более-менее рассмотреть, что творится кругом. Рядом, буквально в двадцати шагах, лежало тело Дмитрия Ивановича. Вся грудь залита кровью, волоски в бороде слиплись. Левая рука неестественно изгибалась, на запястье поблескивал циферблат часов, чудом не разбившийся. Правая вытянута по направлению к людям, окоченевшие пальцы кончиками касались лежащего на земле ружья.

Возле ног убитого стояла тварь.

Это было подобие волка, но гораздо крупнее, с вытянутой крокодильей мордой и рубиновыми глазами. Высоко посаженные широкие уши подрагивали и вращались. Мощное тело, поросшее клокастой рыжеватой шерстью, переходило в толстую шею. Верхняя губа приподнялась, зверь оскалился и зашипел, совершенно по-кошачьи, затем захохотал гиеной и медленно двинулся к людям. О камни клацали внушительные загнутые когти.

Зверь остановился на полпути. Снова зарычал, дёрнув мохнатой губой. Уши прижались к голове, глаза смотрели не на людей, а куда-то вверх и в сторону. Волк оскалился, и вдруг прыгнул в туман, недовольно ворча.

— Что… — начал было Мишель, но тут же замолчал. Саша повернулся к нему и заметил, что лицо у парня приобрело землистый оттенок.

— Не может быть, — послышался голос Серёжи.

Теперь все смотрели на валун в стороне. Там сидело существо, место которому только в старинных легендах, но никак не в горах. Львиное тело гораздо крупнее, чем у той твари, которая исчезла в темноте. Перья казались взъерошенными, зорко и внимательно смотрели круглые птичьи глаза. На грязно-ряжей спине лежали сложенные крылья. Лапы обвивал хвост с кисточкой на конце. Почему-то именно этот хвост первым бросился Саше в глаза. Обычный львиный хвост, ничего особенного. Было от чего спятить…

Никто не понял, что произошло дальше. Молчащий и не шевелящийся всё это время Рыжий вдруг вскочил на ноги так резво, словно и не ударялся недавно о скалы, подбежал к телу Дмитрия Ивановича, поднял ружьё и направил дуло на фантастическое существо.

Грохнул выстрел. Крылья распахнулись, закрыв собой почти всё небо, чудовище закричало тонким свистящим криком и рухнуло за скалу. Раздался ещё один крик, скрежет когтей и сразу – тишина.

Рыжий замер с ружьём, словно статуя.

Снова всё выглядело так, будто не существует на свете химер и монстров из древних сказаний. Только истерзанное тело и стоящий рядом парень с дымящимся ружьём.

Молчание первым прервал Сергей.

— Ты что сделал? – спросил он Рыжего.

— Убил тварь, — угрюмо ответил тот.

— Так вы это тоже видели? – прошептала Аня. – Я думала, у меня галлюцинация. Нет, правда, все видели… грифона? Это же был грифон?

— Они не могут существовать, — потряс головой Мишель. – Просто не могут. Это порождение фантазии и всё. Люди находили скелеты динозавров и думали, что это грифон. Знаете же?

Бледный Семёныч хмыкнул.

— Пофиг, что там за кости и за кого их принимали! – почти закричал Рыжий. – Он на парочку с волками наших убил. Я видел.

— Что видел? – тихо спросил Сергей.

— Перед тем, как упал, видел, как две эти бестии к Иванычу подошли.

— А это-то кто? Какие-то гибриды? – перебил его Мишель.

Ему никто не ответил. Словно разговаривая сам с собой, Мишель пробормотал:

— Я же говорил, что тут место силы. Серёг, — обратился он к спутнику, — как ты там ляпнул: порталы в иные миры? Похоже, так оно и есть.

Теперь все молчали, словно боялись потревожить тишину. Саша заметил, что каждый время от времени кидает быстрые взгляды в сторону мёртвого тела, но сразу отводит глаза. Чтобы посмотреть на скалу, на которой недавно сидело существо из легенд. Если, конечно, это не было видением.

— Пойдёмте уже! – приказал Рыжий и решительно зашагал. От молчаливого пришибленного горем парня не осталось и следа.

— Дорогу плохо видно! – крикнул ему в спину Саша. — А ещё звери…

— Одну тварь прибил – справлюсь и с другими!

Ружьё всё ещё оставалось у Рыжего. Сколько там патронов?

— Вы, ребятки, простите, но я за ним, одного не оставлю, — виновато сказал Семёныч, подхватывая брошенный рюкзак.

Саша оглядел бледных товарищей и кивнул:

— Нет смысла разделяться.

К счастью, небо ещё посветлело, горы окрасились болезненным сиянием луны. Тропа бежала вниз, всё чаще попадались высокие деревья и было достаточно светло, чтобы не сломать шею. Визга и воя не слышно. Шли тихо, в полном молчании.

«Что там говорил Мишель? – думал Сашка. – На гербах у местных грифоны. Знали же. И другие твари у них там. Живут в горах и ловят тех, кто заблудился… А то и золото сторожат – так о них, вроде, говорят».

Сергей, забежавший чуть вперёд, неожиданно споткнулся, упал и даже скатился немного вниз. Однако быстро схватился за выступающие корни.

Артём Семёнович молча наклонился к земле.

— Гляньте, — наконец, сказал он. – Это же наше ружьё.

На земле, действительно, лежало ружьё. Мужчина поднял его, рассмотрел и, буркнув «Разряжено» крикнул:

— Санёк!

— Анют, — прошептал Сережа. – Что случилось?

Девушка смотрела вверх, на ветви дерева. Саша быстро глянул туда же и тут услышал, как всегда интеллигентный Мишель грязно выругался. Рыжий был на дереве. Он лежал на спине на большой ветке, свешиваясь с неё с двух сторон. В такой неестественной позе никто долго не продержится. Значит…

— Какого чёрта ты нас сюда повёл? – вдруг зашипел Мишель и толкнул Сашу в грудь. Несильно, но довольно неприятно. – Говорил ещё, что знаешь горы! Сейчас нас сожрут по одному!

— При чём тут это? – начало было Саша, но его перебил Сергей:

— Ты что, спятил совсем? Тебе просил кто-то с нами идти? Оставался бы дома со своими книжками, раз ссышь теперь!

— Ребят, — прошептала Аня, с трудом оторвав взгляд от свисавшего с ветки тела, — хватит, ребят, ну, хватит. Вы подумайте лучше – они ещё и по деревьям умеют… Как кошки! Волки же не должны по деревьям лазить!

— Припёрлись неизвестно куда! – не успокаивался Мишель. – Награду получить захотел? За открытие неизвестных животных?

— Ты псих! — выпалил Саша.

А Семёныч всё смотрел, бормоча под нос «Эх, Санёк, Санёк! Сначала папку не уберегли, теперь вот…»

За спинами раздался шорох, заставивший всю компанию обернуться. В кустах выше по склону мелькнула мордашка невесть откуда взявшегося бурундука – первое нормальное животное, которое им довелось встретить. Его вид как-то сразу принёс облегчение, будто появление зверька было знаком: всё позади, а гибель Рыжего – трагическая случайность.

Мишель повернулся первый. Перед ними стояла тварь. Горбатая спина серебрилась, словно припорошенная снегом, глаза светились красным.

Сбоку медленно подходила ещё одна. Мишель не сразу заметил её, закричал и не обращая внимания на спутников, пополз вверх по склону. Тварь прыгнула, снеся парня с места. Ночь разорвалась отчаянным криком и хрипением.

В который раз Аня закричала. Сергей грубо дёрнул её за рукав, но тут же осёкся, тяжело задышал и притянул девушку к себе.

Адский волк прыгнул с тропы в темноту. Звери кружили в наступающих с двух сторон зарослях.

— Ребят, – прошептал Артём Семёнович, – пацанам не поможешь. Давайте-ка тихонечко пойдём. Осторожненько, не провоцируя. Они уйдут сейчас. Так было уже – покружатся, а потом будто пугаются чего…

Он первый пошёл вперёд, медленно и осторожно шагая вниз по склону, не отрывая взгляда от кружащих теней. За ним на небольшом отдалении двинулись остальные. Саша спиной чувствовал, что твари не отходят, следуют по пятам, прекрасно понимая: люди никуда не денутся.

— Ребят, – снова повторил Семёныч, – а впереди-то светлее. Почти вышли.

Невольно он пошёл быстрее. Горбатая туша мягко подмяла его под себя и утащила в ночь вместе с рюкзаком. Мужчина даже не успел крикнуть.

— Мы спим, это сон, мы проснёмся. Мы спим, это сон, мы проснёмся, — как заклинание, повторяла Аня.

Они продолжали идти, не останавливаясь ни на миг, словно уже не могли этого сделать. Деревья и жёсткий кустарник расступились, и неожиданно во всём великолепии открылась тихая звездная ночь над скрытой в дымке долиной. От пейзажа веяло спокойствием и умиротворением. Ужас за спинами и звёзды впереди…

Саша не успел больше ни о чём подумать, как земля ушла из-под ног, склон превратился в крутой обрыв. Парень рухнул, цепляясь по пути за ветки и камни, стараясь задержать падение. Аня, тоже не удержавшись на ногах, полетела следом, успев вцепиться в Серёжу. Тот ещё попытался удержаться. Почувствовал, как его шею сзади тронул тёплый ветер. И в следующую страшную секунду превратился в горячее шумное дыхание.

Аня поняла, что Серёжа падает вместе с ней. Но почти сразу он отпустил её руку, отчего девушка, ничем не сдерживаемая, рухнула с обрыва. На землю они почти одновременно упали с Сашей – парню удалось отделаться синяками, но Ане повезло меньше: она сильно ударилась рёбрами и головой. Перед глазами заплясали круги, которые не помешали разглядеть жуткую картину: Серёжа висел, словно тряпичная кукла, у края обрыва на крюке когтистой лапы.

— Нет, нет! Не теряй сознание, дура!

Обхватив Аню за талию, Саша потащил её ещё ниже по холму между большими валунами, рассыпанными по долине. Скалы отступали. Теперь впереди была только узкая лента горной речушки, серебристо журчащей среди камней, а дальше, насколько удалось разглядеть, поле.

Звери догнали их.

Один выскочил на дорогу, спрыгнув с валуна. Ещё несколько обступали с боков. Саша опустил девушку на землю, облизал пересохшие губы и затравленно огляделся. А ведь Семёныч говорил, что звери уйдут, что они всегда раньше уходили.

Тварь медленно пошла вперёд, глухо рыча. За спиной прокатился хохот, затем – захлёбывающийся вой. Зверь не торопился, наслаждаясь моментом. Никто не мешал загонять столь сладкую и нежную добычу.

Парень поднял камень побольше, отчаянно понимая, что не сможет ничего сделать. В следующее мгновение с ближайшего валуна на горбатую спину рухнула исполинская серая тень. Раздался визг, затем – знакомый клёкот. Твари сзади с рычанием отступили на несколько шагов, но оставались поблизости.

Небо постепенно светлело. На дымчатом фоне очерчивалась туша горбатого волка, подмятая грифоном. Мифическое чудовище безостановочно расправляло и складывало крылья, львиное тело лоснилось, но поражённый Сашка успел заметить, как выше, там, где золотистая кожа скрывалась под доспехами перьев, растеклось бордовое пятно. «Это Рыжий его туда…» — пронеслось в сознании. И сразу тошнотворно закружилась голова.

В горах, скрываясь в клочьях тумана, обитают чудовища. Ловят заблудившихся путников. Добычи мало. И теперь эта самая добыча наблюдает, как чудовища сражаются за обладание ею.

Твари в темноте чуть осмелели и снова стали подходить, пока что осторожно и медленно. Аня сидела у ног Саши, обхватив голову руками, мелко дрожала и стонала.

— Там грифон, — прошептала вдруг она.

— Я вижу, — сквозь зубы ответил Саша, — или мы спятили оба.

— Нет. На том значке, который я нашла. Там грифон. И на гербах городов. И на значке герб, видно, кто-то из жителей потерял.

Саша зло глянул на девушку. Потом перевёл взгляд на битву. Шкура волка исполосована глубокими царапинами, оставленными львиными когтями. На уродливой голове виднелись рваные раны от крепкого клюва. Но и грифону приходилось нелегко: видно, его рана была серьёзной, и чудовище заметно слабело. Клыки врезались в перья на орлиной шее. Уже совсем рассвело, и хорошо стало видно, как со всех сторон подходят злобные твари, щурясь от света, дёргаясь и сторонясь его, но подходят неотвратимо.

Места силы, говорите? «Порталы в иные миры»?

Саша поднял камень и швырнул в зверя. Бросок оказался неудачным. Вслед за первым полетел следующий камень, и на этот раз опустился прямо на окровавленную голову. Зверь заскулил по-собачьи и затряс башкой. Грифон словно набрался сил и вновь бросился на врага. Саша запустил очередной булыжник, попавший волку по лапе. В этот же момент твёрдый клюв ударил в красный сверкающий глаз, грифон поднялся в воздух и рухнул всем телом на зверя.

Другие, переругиваясь и поскуливая, быстро отступали. Некоторые кидали жадные взгляды на людей, но не смели подойти. Через минуту в долине осталось только двое полумёртвых от ужаса путешественников, грифон и растерзанное тело твари.

Орлиная голова повернулась к людям, пронзительно, совсем по-птичьи, закричала, львиные лапы мягко зашагали в их сторону. Саша отпрянул, но Аня осталась сидеть на месте. Существо шаталось, крылья вздыбились за спиной, кисточка хвоста бешено ходила из стороны в сторону. Крикнув последний раз, грифон с видимым усилием поднялся в воздух и неровно полетел в сторону вершин.

— Если когда-нибудь придётся придумывать герб для села или города, помещу туда грифона, — задумчиво пробормотал Саша. Аня смотрела в сторону гор и тихо плакала. Облегчение от мысли, что они спаслись, превратилось в чувство вины, которое смешалось с горем потери и рухнуло всей тяжестью. Парень взглянул на девушку и вдруг подумал, что не зря говорили, будто грифоны стерегут золото.

Через два часа молодые люди пересекли поле и заметили вдали посёлок. Подходя к нему, они уже знали, кого увидят на гербе.

читателей   107   сегодня 5
107 читателей   5 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...