Дитя смешанных кровей

1 ГЛАВА

…Она умирала у меня на руках. Ничего не может быть хуже гибели родного человека. Я помнила ее первые нелепые танцы, ее первую влюбленность, ее последние слова.… Казалось, что моя жизнь закончилась на этом моменте, смысла жить я больше не видела.… Это был конец войны между Ящерами и Гривами, это был конец ее и нашей истории, которая перевернула жизни маленького городка. Но обо всем по порядку. Итак, как все начиналось.

История моей семьи насчитывает около двадцати трех поколений. Наша фамилия имела большой вес во всей стране. Но как бы знамениты мы не были, голод коснулся и нас…. Все, что я помню из старой жизни, так это большой трехэтажный дом с большими комнатами. Мы с братом часто залазили в чулан на чердаке и рассматривали фотографии в старых альбомах. Это было чудное время…. Но в 1921 году, наша жизнь кардинально изменилась. Тогда люди массово гибли из-за нехватки пищи. Родители думали, что это не коснется нашей семьи, ведь у нас было уйма денег, и мы не в чем себе не отказывали. Но все сложилось совсем иначе…. Мы делили последний кусок хлеба на четверых, и когда в городе и вовсе не осталось еды, мама с папой решили, что иного выхода, как отправить нас к бабушке, не было. Мы не помнили даже ее имени, но родители рассказывали, что когда мы были малы, постоянно гостили у нее в доме. Жила бабушка в другой стране. Чтобы добраться туда, надо было ехать на поезде, но из-за сложившейся ситуации в городе, ни один транспорт не ездил, потому что просто не кому было работать. Благо, у нашей семьи было много связей и денег, поэтому нас с братом благополучно доставили к бабушке. По прибытию к ней, у нас и началась новая жизнь.

Поезд прибыл в нужный город в семь утра. Все вагоны были пусты, только мы ехали в транспорте. Родители не могли покинуть город, из-за проблем с документами и им пришлось остаться на верную гибель от голода… По прибытию в нужный город, нас на платформе ждала бабушка. Если бы не фото, которое родители нам дали перед отъездом, наверное, мы бы ее так и не узнали. Она была милой седой бабулей, с очаровательной пышной прической на голове. Глаза были зеленого цвета, словно изумруды, как на ожерелье у мамы. Одежда бабушки выглядела богато. На ней было надето платье от известного модельера и вышитая аккуратными швами накидка. Судя по всему, она была настолько же богата, как и мы.

Томас вылез из вагона вместе с чемоданами первым, после чего взял меня на руки и аккуратно поставил на землю. Тут же к нам подбежала бабушка. Она обняла нас и поцеловала в лоб. Но радость от нашего приезда, быстро заменила грусть на ее лице.

-Мне так жаль, — сказала она, — но буквально несколько минут назад мне позвонил мэр вашего города и объявил печальную весть. Ваши родители скончались от голода. Они боролись до последнего….

Бабушка наклонила голову вниз и по ее щекам потекли слезы. Мы с Томасом прекрасно понимали, что это случится, но чтобы так скоро…. Нам было очень грустно, и, обнявши бабушку, мы погрузились в мир раздумий.  Мысли о том, что с нами будет теперь, не покидали нас ни на секунду, так же, как и мысли о том, что наших родителей больше нет в живых. Какая польза от влияния на весь город и богатства, если это не спасло их от гибели? Папа, был влиятельным чиновником, который владел множеством магазинов и помогал мэру обосновать город. Мама была ученой и изобретала новые лекарства. Также, она занималась благотворительностью и нередко отдавала самые дорогие лекарства бесплатно беднякам и людям, нуждающихся в нем. Город запомнит их как героев, и то, что их будут помнить за хорошие поступки, немного грело нашу душу и разбитые сердца.

После того, как родители были помянуты минутой молчания, а последние слезы стерты платочком бабушки с наших лиц, мы отправились к ней в дом. На выходе из вокзала нас ждало такси, мы сели в него и поехали в свой новый дом.

Теперь наша семья была ничтожно мала. Она состояла из моего брата Томаса, бабушки со стороны отца – Дины и собственно меня — Хлои. Проезжая по городу, мы удивились большому количеству богатых домов. Они были на каждом шагу. Что было для нас весьма странно, ведь у нас на родине, богатый дом был только у нас и у мэра. Приехав на нужное место, я внимательно осмотрела дом. По сравнению с другими жилищами, он был не такой уж и большой. Хоть в нем и было три этажа, все остальные дома на фоне его выглядели, куда уж лучше. Но нельзя судить человека только лишь по внешнему виду, думаю, так и с этим домом. Но тут я ошиблась. Когда мы зашли, я увидела маленькие комнатки, где паутина занимала, куда уж больше места, чем мебель. Бабушка провела нас на третий этаж, где у каждого была своя комната. На этаже их было всего пять. Две ванные, наши спальни, и еще одна неизвестная нам комната, на двери которой висел замок.

-Бабушка, почему эта дверь заперта? – спросила я.

-Милая, это всего лишь чулан, который переполнен мебелью.

Бабушка помогла нам разложить вещи и отправилась готовить ужин. Тем временем, я перечитывала свою любимую книгу. Но тут до моих ушей донесся детский плач.

-Томас, — постучалась я в дверь к брату, — ты это слышал?

Никто не отвечал. Я заглянула к нему в комнату. Он крепко спал. Как и все девятилетние дети, я была довольно любопытной. Когда я жила в своем родном городе, родители часто запирали мои двери, когда меня оставляли под домашним арестом. Годы тренировок, и с помощью обычной шпильки дверь открывалась одним движением моих ловких ручек. Засунув шпильку в скважину под правильным углом, и прокрутив ее несколько раз, замок волшебным образом оказался открыт. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, я решительным движением открыла дверь и включила свет в таинственной комнате. Перед моими глазами была рыжеволосая девочка с двумя очаровательными гульками на голове, которая громко плакала и показывала рукой на бутылочку с молоком, которая стояла на тумбе. Я покормила кроху и осмотрелась по сторонам. Передо мной была детская комната с кроваткой и множеством игрушек. Самое странное здесь было то, что стены и мебель были черного цвета. «Мрачновато для детской» — подумала я. Но мои раздумья прервала бабушка, которая зашла в комнату.

-Хлои, что ты здесь делаешь?

-Что делает здесь эта кроха?

-Я хотела оттянуть этот разговор на несколько дней, но придется рассказать все сейчас.

Бабушка позвала меня на кухню и попросила разбудить Томаса. От всей мрачности этого дома и секретов бабушки, кресло в котором я сидела, казалось вовсе неудобным. Бабушка присела рядом с нами и начала свой рассказ:

-Та малышка, которую обнаружила Хлои, была брошена возле реки напротив нашего дома. Я сжалилась над ней и решила забрать к себе, но через два дня после этого, мне позвонили ваши родители и сказали, что мои любимые внуки переезжают ко мне навсегда. Я не хотела вас нагружать проблемами в первый же день приезда. Именно поэтому и скрыла от вас Эмилию.

-Эмилия? Это ты так ее назвала? – спросил Томас.

-Верно. Так звали мою прабабушку. Она была рыжеволосой и очень доброй женщиной. Эта малютка очень похожа на нее.

-Ладно, мы верим тебе, — сказала я, — это все, что ты скрывала от нас?

-Да, больше у меня нет секретов.

-Хорошо.

Я обняла бабушку и пошла в столовую, чтобы съесть свой ужин. Позже ко мне присоединился Томас. Бабушка явно что-то недоговаривала, но все тайное всегда становилось явным, поэтому мы не вмешивались ни во что раньше времени. Доевши свой ужин, мы отправились в свои комнаты и легли спать. Ведь завтра нас ожидал первый день в новой школе, которого и я, и Томас ждали с нетерпением.

2 ГЛАВА

Утром, мы отправились в школу, предварительно позавтракав бабушкиным вкуснейшим вишневым пирогом. За нами приехала машина и довезла нас в целости и сохранности в школу. Из-за разницы в возрасте нас с Томасом распределили по разным классам. Я оказалась в младшей школе, а мой брат — в средней.

Первым уроком была до безумия скучная математика. К половине урока, я разрисовала все поля тетрадки, и делать стало нечего. Думаю, урок и продолжал бы быть таким скучным, если бы не внезапный стук в дверь.

-Здравствуйте, мисс Смит, — поприветствовал учительницу парень со светлыми волосами. — Можно войти в класс?

-Конечно. Дети, познакомьтесь с нашей гордостью школы – Лукасом. Он недавно выиграл в областной олимпиаде, и директор разрешил ему открыть свой кружок математики.

-Верно, я открываю свой кружок и хотел бы видеть в нем юных учеников, интересующихся математикой. Сейчас вы еще слишком малы, но с пятого класса, я буду вас любезно ждать.

Лукас улыбнулся своей белоснежной улыбкой и удалился из класса. Никогда я еще не любила так математику. Это же чудесный предмет! Решено, сразу после того, как перейду в пятый класс, начну заниматься в кружке Лукаса.

День учебы закончился довольно быстро, после выполненной домашней работы, бабушка нас порадовала пирожками с капустой.

-Как первый день учебы? – спросила нас бабушка.

-Все прошло отлично. В школе очень вкусные обеды, — ответил Томас.

-Ну что же, это хорошо, что вам нравится. Ладно, вы отдыхайте, а я пойду, погуляю в парке с Эмилией.

Мы попрощались с бабушкой и разошлись по своим комнатам. Я уже было заснула, как меня начали посещать навязчивые мысли о том, что бабушка нам рассказала не все. Ребенок, которого она забрала к себе? Бабушка, конечно, любила детей, но не до такой степени, чтобы забирать их жить навсегда. Мама рассказывала, что в этом городе часто бросают детей на улицах. Как бы это грустно не звучало, но это так. И снова любопытство девятилетней девочки заставило меня зайти и обыскать комнату бабушки.

Ее спальня находилась на втором этаже и была самой большой комнатой во всем доме. Мне сразу же бросилась в глаза книжная полка, наверху которой лежали большие книги. Я попыталась достать их, но в ответ полка опрокинула на меня все свои сбережения. Этот грохот был слышен даже на третьем этаже. Томас быстро прибежал в спальню к бабушке и помог мне встать из под кучи книг.

-Хлои, ты что творишь? – перепуганным голосом спросил Томас.

-Я хотела найти то, что скрывает бабушка. Ты прекрасно знаешь, что у нее есть от нас секреты.

-Хлои, не лезь в ее жизнь. Она имеет право на тайны.

-Ладно, только помоги мне тут все убрать.

Мы принялись поднимать упавшие книги и раскладывать их по полочкам. Как вдруг, я увидела книгу с ящерицей и головой лошади на обложке. Дождавшись момента, когда Томас отвернется, мне удалось спрятать книгу за спину и незаметно унести ее из спальни бабушки.

В своей комнате, я открыла книгу и внимательно изучила ее. Это была рукопись. Судя по почерку, авторство принадлежало бабушке, ведь буквы идеально совпадали с теми, которыми бабушка сегодня записывала рецепт пирога. На первой странице была глава под названием «Война». В родном городе, я обожала читать исторические книги, поэтому этот заголовок вызывал у меня неимоверный интерес. Усевшись поудобней в кресло, я принялась читать:

«Сейчас 2 сентября, 1917 года. Гривы узнали, что на свет появилось дитя смешанных кровей и грозились объявить шестую войну, по исполнению десяти лет ребенку. Когда Алиса из рода «Грив», родила от Микаэля из рода «Ящеров» ребенка, все очень возмутились. Многие века, старейшины следили, чтобы такого не приключилось, но когда последняя из основательниц умерла, кланы перестали соблюдать какие- либо правила. Древние предания гласят, что ребенок, относящийся к двум кланам, будет обладать неимоверной силой».

«Ничего не понимаю», — подумала я. Кто такие Гривы и Ящеры? Почему Гривы хотят объявить войну? Я открыла книгу в самом конце, и продолжила читать:

«Сегодня 15 сентября, 1921 года. На данный момент, ребенку смешанных кровей четыре года. Она растет ни по дням, а по часам. Я не успеваю ей шить одежду, уж так быстро она растет. Сегодня ко мне приезжают Хлои и Томас, они могут сильно помешать моим планам. Нужно быть предельно осторожной».

Записи бабушки прерывались на этом моменте. Чему мы с Томасом можем помешать? И почему бабушка шьет одежду ребенку смешанных кровей? Разве что… о, нет! Эмилия и есть ребенок, относящийся к двум кланам!

3 ГЛАВА

Мои раздумья прервала бабушка, которая зашла в мою комнату.

-Хлои, ты что, взяла мой дневник?

-Не подходи ко мне больше ни на шаг! Ты скрываешь ребенка, который родился незаконно!

На мои крики прибежал Томас. Внимательно изучив картину, которая была перед его глазами, он понял, что я ослушалась его и забрала одну из книг, в бабушкиной спальне.

-Хорошо. Считаешь, что вы с братом готовы узнать правду? Так тому и быть. Жду вас в гостиной.

Когда мы спустились и сели в кресла, бабушка начала свой рассказ:

-Я хотела уберечь вас от правды, но видимо, не получится. Наш город поделен на два враждующих клана…

-На Грив и Ящеров, — перебила я бабушку.

-Верно. Ящеры — это люди, которые имеют сверхъестественную способность: заживлять раны за считанные секунды. Гривами считаются те, кто обладает любой магической способностью. Например, гипноз, или телекинез. Если у двух кланов родится общий ребенок, то он будет обладать двумя способностями одновременно, что делает его практически непобедимым. Эмилия, и есть этот ребенок…. Она наполовину Ящер, наполовину Грива.

-Если Ящеры способны заживлять свои раны, они бессмертны? – спросил Томас.

-Практически. Их можно убить только с помощью серебра.

-А Гривы? Как можно убить их?

-Как и обычных людей. Они простые смертные.

Видя наши растерянные взгляды, бабушка добавила:

-Я отношусь к Гривам, но считаюсь предательницей в их клане…

-Предательницей? Почему? – наконец-то набравшись смелости, спросила я.

-Это слишком долгая история…хотите ли вы спросить что-то еще?

-Если…если ты Грива, то какой магической способностью ты обладаешь? – спросил Томас.

-Я Сноведник. Могу проникать в головы спящим людям, смотреть их сны. Вызывать осознанные сновидения и путешествовать в них куда захочу, могу даже видеться с умершими….Когда мое тело спит, разум путешествует и все это происходит в реальности. Нужно быть аккуратной во снах или это отразится и в нашем мире.

Нас охватило неловкое молчание. Во все это нам не верилось, но бабушка говорила это с большой уверенностью, поэтому все казалось правдой.

-Если мы твои внуки, значит, имеем похожие способности? – спросил Томас, прекратив молчание.

-Не совсем…этот дар передается не по наследству. В этом городе дар выбирает человека, а не наоборот.

Мы опять погрузились в молчание. Сказать было нечего.

-Знаю, вам слабо в это верится. Но те, кто знает про ребенка смешанных кровей, должны хранить эту тайну и оберегать дитя.

-Мы сохраним твой секрет, — сказали мы, переглянувшись с Томасом.

-Хорошо, вы должны быть готовы к участию в войне, поэтому я буду тренировать вас. Думаю, начать следует сегодня, ведь по исполнению десяти лет Эмилии, ее жизнь будет находиться в большой опасности.

Мы вышли на задний двор дома бабушки. Там стоял маленький непримечательный сарайчик и был небольшой огородик. Бабушка зашла внутрь сарая и поманила нас рукой за собой. Внутри него было несколько лопат с граблями, несколько инструментов и небольшой книжный шкаф. Бабушка взяла одну из книг, и моментально пол в сарае стал открываться,  появилась лестница.

-Идем за мной, — бабушка начала спускаться по лестнице вниз. Подвал был куда более большим, чем сарай. Он состоял из нескольких больших просторных комнат.

-Во время пятой войны между Ящерами и Гривами, я часто пряталась здесь с вашими родителями.

-Родители тоже знали тайны этого города? Тогда почему они нам ничего не рассказывали? – спросила я.

-А ты считаешь, что девятилетний ребенок и тринадцатилетний мальчишка, готовы к таким новостям?

Честно говоря, мы не до конца верили в то, что все истории бабушки были правдивы, но когда мы зашли в одну из комнат в подвале и увидели несколько стендов с самым разнообразным оружием, сомнения быстро развеялись.

-Выбирайте оружие, которое вам по нраву и мы начнем тренировку.

Мы с Томасом стали внимательно осматривать стенды. На одном из них были всевозможные топоры: с кривой ручкой, с ручкой в форме полукруга, с лезвием черного цвета, с лезвием, на котором была гравировка разных животных и еще много чего. Но топоры меня никогда не интересовали. Мой взгляд упал на стенд с кинжалами. Мне всегда хотелось уметь владеть кинжалами. Чтобы движения рук были грациозны и легки. Выбор кинжалов был куда меньшим, чем выбор топоров. Мое внимание привлекли кинжал с ручкой, очень похожей на чью-то кость и кинжал с золотой ручкой  с какими-то блестящими камешками. Что еще могло понравиться ребенку? Конечно же, самые необычные вещи, которые только были в комнате. Бабушка, увидев мой выбор с улыбкой прокомментировала:

-Кинжал из драконьей кости и из золота с рубинами. Неплохо!

-Из драконьей кости? Правда?!

-Да, этот кинжал достался мне от моей прабабушки, а ей от ее прабабушки. У этого оружия очень долгая история.

-Значит, драконы и в правду существуют?

-Существовали раньше. Было принято решение их убить, после того, как они сожгли целую страну своим пламенем.

В это время Томас выбирал идеальное оружие для себя. Его выбор пал на менее привлекательную для меня вещицу. Он взял самый обычный длинный меч.

-Томас, прекрасный выбор. Этот меч забрал немало жизней.

После выбора оружия, бабушка нас вывела во двор, где и началась тренировка. Я верила в свои силы, но не в силы Томаса. С детства он был очень трусливым мальчиком, когда я наоборот (по словам мамы) проявляла несвойственную храбрость для своих лет.

Бабушка достала из своего пояса, на котором держалось оружие, кинжалы.

-Хлои, ты будешь обучаться первой.  Бабушка показала мне несколько позиций для ударов и сказала тренировать их. Тем временем, она спустилась в подвал и вынесла из него манекен для тренировки ударов. Увидев, как бабушка тащит тяжелый предмет одна, Томас подбежал к ней, и, забрав, принес на нужное место его сам.

-Твоя цель с разных позиций попасть кинжалом или сразу двумя в кружочек, нарисованный на манекене.

Круг, в который мне предназначалось попасть, находился с левой стороны, выше живота. Судя по  урокам биологии, на этом месте у человека должно быть сердце. Я сделала все так, как велела бабушка. Поставив правую ногу вперед и немного присев, я прицелилась в кружочек. Кинув кинжал, он попал прямо в «сердце» манекена.

-Ура, у меня получилось! – закричала радостно я.

-Верно, — улыбнувшись гордой улыбкой, сказала бабушка. – Теперь попробуй попасть  еще с нескольких позиций.

Пока я упорно тренировалась, бабушка начала учить Тома обращаться правильно с оружием. Первые его попытки держать меч были нелепы и очень смешны, но он быстро учился и спустя двадцать минут обучения, бабушка похвалила его за прекрасно выполненный удар мечом.

-Хлои, освободи, пожалуйста, манекен. Томас потренируется на нем с мечом, а я пока схожу проведать Эмилию.

Бабушка зашла домой, а мы продолжали размахивать оружием во дворе.

-Должен признать, это даже весело, — нанося очередной удар, сказал Томас.

-Да, мы как будто супергерои, спасающие мир от сил зла.

-Так и есть, только мы спасаем Эмилию, а не весь мир.

-Все супергерои с чего-то начинали, — засмеявшись, ответила я.

Бабушка вернулась во внутренний двор и похвалила нас за проделанную работу. После чего, Томас помог ей занести манекен в подвал и мы все дружно пошли ужинать.

4 ГЛАВА

Прошло несколько лет с нашей первой тренировки во дворе. Мы уже отлично справлялись с оружием. Я перешла в среднюю школу и записалась в математический кружок Лукаса. Эмилии исполнилось на днях десять лет, это значило, что она подвергается очень большой опасности со стороны Грив. Она выросла милой девочкой, которая постоянно ходит с двумя аккуратно заплетенными косичками. Эмилия предпочитает ходить исключительно в черной одежде. Бабушка сказала, что дитя смешанных кровей, в основном, предпочитает темные цвета. И как мы не пытались переодеть Эмилию, она устраивала нам скандалы и бежала переодеваться в ее любимое черное длинное платье. Бабушка была уверена, что мы сможем ее защитить, ведь пятнадцатилетняя девчонка и девятнадцатилетний мальчишка, которые к тому же и отлично справляются с оружием, могут спасти хоть целый город. Что еще произошло нового за последние шесть лет? У меня появилась лучшая подруга Долли. Правда она немного старше меня…ей 22 года, но она очень интересный собеседник и всегда готова меня выслушать. Долли — подруга моей бабушки. Она страдает психическим расстройством, от чего считает себя куклой. Но это совершенно не вредит окружающим. Она веселая, из ее уст постоянно звучат самые нелепые и смешные шутки. Смотря на нее, и не скажешь, что у нее проблемы с психикой. Ее светлые волосы заплетены в два милых пышных хвостика и на ней всегда надето ее любимое желтое платье с множеством бантиков. Поскольку я обожаю желтый цвет, то это стало и моим любимым предметом одежды в ее гардеробе. Сказать о странном диагнозе Долли можно по ее дому. Внешне, он выглядит в точь-точь, как и кукольный домик. На первом его этаже, Долли открыла милый кукольный магазинчик, так как ее игрушкам уже не осталось места на втором этаже, на котором она собственно и живет. Она относится к Ящерам и поэтому на ее обаятельном личике, после множества операций (которые она сделала, чтобы быть больше похожей на куклу), нет ни одного шрама.

-Милая, машина приехала, — сказал бабушка, крича мне из соседней комнаты.

Взяв Эмилию за руку, мы отправились в сторону машины. Томас был уже совершеннолетним и его перевели в старшую школу, которая находилась в другом районе. Поэтому каждое утро бабушка ему вызывала такси, и он добирался, таким образом, до места назначения.

Сегодня был вторник, это значило, что сегодня будет математический кружок во главе с Лукасом. Он мне давно нравился, поэтому мне пришлось полюбить математику и заниматься ей каждую неделю. Придя после занятий на кружок, Лукас ошарашил весь класс новостью:

-Итак, ребята, сегодня у нас будет последний урок…

-Что?! Последний урок? Но почему? – спросила отличница нашего класса, Милли.

-Как? Вы не знаете? Город подлежит немедленному сносу и все его жители должны переехать в ближайшее время.

Все кивали головами, будто знали, о чем идет речь. Вот только мне было вообще ничего непонятно. Я сидела весь оставшийся урок, размышляя о том, что сказал Лукас. И вот, впервые за все годы обучения в кружке, я осмелилась подойти к нему и поговорить не только о математике.

-Значит, ты уезжаешь из города навсегда? – спросила я едва ли не плакав.

-Так и есть. Уверен, куда бы ты ни поехала, там будут хорошие кружки математики.

-Лукас, я ходила на твой кружок не ради математики.

-Зачем ты тогда…о, я, кажется, понял… Малышка, у нас слишком большая разница в возрасте, понимаешь?

-Ты старше меня всего лишь на два года.

-Извини, я не хочу продолжать этот разговор.

Лукас развернулся и вышел из класса. У меня полились слезы из глаз. Эмилия всегда ждала меня после уроков, чтобы, когда я закончу дополнительно заниматься, мы могли бы поехать домой вместе. Она заметила, что я задерживаюсь на математике и зашла в кабинет.

-Хлои, — подбежала ко мне Эмилия, утирая слезы с моих щек. – Почему ты плачешь?

-Я…все хорошо, милая. Давай пойдем домой…

Но Эмилия была не простым ребенком, она была дитям смешанных кровей. Это значило, что она может заживлять за считанные секунды свои раны и ее можно убить только с помощью серебра. Так же, это значило, что она обладает одной из магических способностей. Ей было даровано подчинять себе волю людей, с помощью гипноза. Именно поэтому, несмотря на мое желание скрыть правду, она заглянула мне глубоко в глаза и я, того сама не осознавая, рассказала ей обо всем.

-Хлои, он того не стоит, — сказала Эмилия, крепко обняв меня. Для десяти лет она была очень умна. По складу ума Эмилия могла посоревноваться с любым семнадцатилетним.

Мы сели на школьный автобус и спустя десять минут он привез нас домой. За обедом, я была молчалива. Пока Эмилия с Томасом рассказывали бабушке, как весело у них прошел день в школе, я сидела тихо.

-Бабушка, — набравшись сил, сказала я, — это правда, что город будут полностью сносить? Почему ты ничего нам не сказала?

-В этом году, дитю смешанных кровей исполнилось десять лет. Это значит, что между Гривами и Ящерами начинается война. Так как нам запрещено затрагивать обычных людей, они эвакуируются из города.

-Значит, город не подлежит сносу?

-Нет. Эта история придумана для того, чтобы люди покинули город до начала войны.

После этого дня, моя жизнь буквально перевернулась. Каждый день мы тренировались без перерывов. В любой момент могли огласить начало войны или напасть на нас, пока мы спим. Ночью мы все отдыхали. Это было единственным временем, когда мы не тренировались. Прошла уже неделя после последней встречи с Лукасом. Я об этом еще ни с кем не говорила, поэтому, было решено наведаться к Долли и все с ней обсудить. Она была моей самой близкой подругой и всегда готова выслушать меня. Именно по этой причине, поздно ночью я вылезла из окна третьего этажа (предварительно днем поставив лестницу), и спустившись на землю, пошла прямиком к Долли. Было три часа ночи, идти по улицам было крайне опасно, поэтому я оглядывалась на каждый шорох. Но к моему большому счастью, мне удалось добраться к дому Долли без происшествий. Позвонив в двери, я услышала сладкий голосок своей подруги, шаги которой становились все ближе и ближе.

-Дин-дон, звонят в дверь. Дин-дон, а ведь магазин давно закрыт. – Открыв двери, она приятно удивилась увидев меня:

-Хлои, мой сладкий пирожок. Почему ты пришла в столь поздний час?

-Долли, я хочу с тобой обговорить одну проблему…

-Для тебя все что угодно, пирожок.

Может, Долли и была странной, и обычному человеку была бы непривычна ее манера речи. Она была очень понимающей и верной подругой. Как только я зашла к ней, она похвасталась мне новой куклой, которую подарил ей Стефан. Стефан был возлюбленным Долли, но из-за того, что он был обычным человеком, ему пришлось покинуть город. Но на прощание, он подарил Долли куклу, о которой она так долго мечтала. Если бы мы с Томасом не были бы защитниками дитя смешанных кровей, нам бы тоже пришлось уехать, но поскольку мы оберегали Эмилию и об этом знали все, мы подвергались огромной опасности.

-Пирожок, что случилось? – сказала Долли, наливая мне кружку чая.

-Лукас сказал, что я слишком мала для него…

-Какие глупости! Возраст-это не преграда для дружбы или любви. Я ведь твоя лучшая подруга, хоть у нас и разница в возрасте семь лет. Или, например, Стефан и я, ему же тридцать девять лет. Но ни меня, ни его ничего не смущает. Возможно…может он просто сказал так, чтобы не обидеть тебя?

-Я думаю, что…

-Пирожок, не расстраивайся. Никогда не следует расстраиваться из-за парня. Ты хоть не плакала из-за него?

-На самом деле…

-Стой, можешь не продолжать! Значит, плакала…о, нет. Пирожок, запомни, ни один человек не должен заставлять тебя грустить. Или он не твой человек.

Долли продолжала говорить, не давая мне сказать ни слова. Она не любила слушать. Ее любимым делом было говорить и давать советы. Но внезапный грохот прервал ее речь. В магазин вломились два парня, явно не желающие с нами просто разговаривать.

-Хлои Бакмекер, сдайтесь добровольно или вам не будет пощады!

Переглянувшись с Долли, мы поняли, что это были Гривы. Слушая уроки бабушки о самообороне, я выучила одну важную вещь: везде и всегда носить с собой оружие. Именно поэтому, у меня в карманах платья были два моих верных друга-кинжала. Долли, похоже, тоже следовала урокам моей бабушки. Иначе как объяснить то, что у нее под прилавком висел топор. Сняв его, она кивнула головой, что означало «в атаку».

Я с десяти метров, хорошо прицелившись, кинула кинжал врагу прямо в сердце. Когда он упал замертво, я подбежала к нему, чтобы достать из его тела оружие и убедиться, что он мертв. Тем временем, Долли подбежала ко второму врагу и решительно ударила его топором, но он отклонился от ее удара и попал ей мечом по ноге.

-Долли больно, — сказала она, — но ты забыл главное, подлый червь. Долли-ящер! – она моментально заживила свою рану и набросилась на врага. Но тут он достал из кармана серебряный кинжал и воткнул Долли в плечо. От неожиданности, она упала на пол, и когда враг подошел к ней, чтобы добить серебряным кинжалом, сзади на него набросилась я. От одного моего удара в спину, он упал замертво.

-Долли, ты как? – спросила я, наклонившись к подруге.

-Это всего лишь плечо. Ящеры не могут заживлять раны, нанесенные с помощью серебра, но я справлюсь даже с раной.

Вот что мне нравилось в Долли больше всего. Ее бесконечный оптимизм. Я помогла ей лечь в постель и обработать рану, после чего вернулась домой.

5 ГЛАВА

-Быть не может, — сказала бабушка, — неужели на вас с Долли действительно напали Гривы прошлой ночью? И почему ты вообще покинула дом без разрешения в столь поздний час?

Бабушка ругала меня целое утро, а потом взяла корзинку с лекарствами и отправилась к Долли. В тот день, мы с Эмилией изучали бабушкины дневники, пока Томас тренировал свои навыки владения с мечом. В дневнике мы вычитали одну очень интересную вещь. Оказывается, всего мир знал пять войн между Гривами и Ящерами. Каждая война начиналась после того, как рождалось дитя смешанных кровей. Эмилия была шестым таким ребенком в истории кланов. Значит, ненароком, должна разгореться еще одна война, о которой нам и говорила бабушка. Что было интересно еще, так это то, что каждому дитю смешанных кровей давалось второе имя, в честь драгоценного камня, который даровал ему еще большую силу. (Например, у прошлых детей смешанных кровей, камнями-талисманами были рубин, изумруд и так далее).  Также, мы вычитали то, что на данный момент мир знает двух детей смешанных кровей, которые до сих пор живы. Ими были Эмилия и Ванесса. Когда бабушка вернулась домой, мы рассказали ей о своих новых знаниях. Она посчитала это действительно важным фрагментом жизни Эмилии. Бабушка отправила Эми к Ванессе, дабы она поговорила с ней и узнала, как ей победить в войне. Ванесса жила на другом конце города, куда было крайне опасно ехать. Но, по словам бабушки, дитя смешанных кровей обладало интеллектом в три раза превышающий наш. Поэтому в любом деле она преуспела бы лучше, чем все мы вместе взятые.  Для меня у бабушки было особое задание, она хотела, чтобы мы вместе наведались к ее давней знакомой Фелисии. Она была очень злой, но могущественной Гривой. Фелисия могла дать ответ на любой вопрос, с помощью своего магического шара. Но ее даром было то, что ей невозможно было соврать. Она могла одним щелчком сделать так, чтобы ей рассказали все, что пожелает. Томаса же было решено оставить дома, чтобы он охранял его, и в случае, если к нам наведаются Гривы, мог дать им отпор.

Эмилия, набравшись решимости, отправилась к Ванессе. Она взяла старую бабушкину машину, и как говорилось и раньше, она была в три раза умнее любого, даже самого мудрого человека. Именно поэтому, она могла научиться водить машину за считанные секунды. Помахав нам всем рукой, она нажала на педаль и поехала вперед по дороге. Ее путь был довольно долгим. Спустя два часа, она наконец-то прибыла на нужное место. Дом, координаты которого были указаны в бабушкином дневнике, выглядел заброшенным. В нем было два старых деревянных окна, а остальные были выбиты.  Эмилия уверенно подошла к двери и постучала, но двери никто не открыл. Тогда она подергала за дверь и та быстро открылась. Зайдя внутрь дома, Эмилия закрыла дверь и попыталась найти выключатель. Но тут внезапно на нее кто-то набросился, и Эми упала на пол.

-Ванесса! Ванесса, я Эмили. Дитя смешанных кровей, как и ты.

Руки, душившие Эмили, убрались с ее шеи. В темноте девушке удалось разглядеть два светящихся зеленых глаза. А когда Ванесса включила свет в комнате, то Эмилии удалось увидеть помимо глаз, еще длинные когти девушки и самый настоящий хвост.

-Извини, что я напала. Меня многие пытаются убить, тем более, не каждый день встречаю себе подобных, — сказала Ванесса, и одним движением превратилась в самого обычного человека без когтей и хвоста.

-Что привело тебя сюда? – продолжила говорить Ванесса.

-Моя бабушка считает, что мне надо поговорить с тобой и узнать больше о моем происхождении.

-Твоя бабушка? Дина, верно?

-Да, ты ее знаешь?

-Конечно, мать всем известной Алисы, твоей матери.

-Подожди, что? Нет, нет, ты что-то путаешь. Она моя не родная бабушка. Дина нашла меня совсем крохой и забрала, чтобы воспитать. У нее только два родных внука — Томас и Хлои.

-Что? Вовсе нет. Дина – твоя родная бабушка. Других внуков у нее нет.

Наш разговор прервал непрерывный стук в дверь, а после и попытки ее выбить.

-О нет, они нашли меня! – сказала она. – Эмилия, срочно беги через заднюю дверь. Там есть машина. Уезжай на ней.

-Я не брошу тебя. Мне нужны ответы.

-Жизнь важнее раскрытых тайн, — Ванесса дала мне ключи от машины и толкнула меня в сторону двери. Тем временем, она приняла свой облик, в котором я увидела ее впервые, и приготовилась к бою.

Эмилия послушалась Ванессу и со всех ног побежала к машине. Она села в нее и забывши пристегнуть ремень безопасности, на большой скорости поехала в сторону дома.

Тем временем, мы с бабушкой уже были дома у Фелисии. Войдя к ней в комнату, она сказала:

-Дина и Хлои, я знала, что вы придете.

Ее голос был низким и скрипучим. Такое чувство, будто ее горло скребли тысячи кошек одновременно.

-Присаживайтесь.

Мы сели на стулья, рядом с ее столиком, на котором был хрустальный шар.

-Ну и на какие вопросы вам нужны ответы? – своим скрипящим голосом спросила нас Фелисия.

-Сначала назови свою цену, — ответила твердым голосом бабушка.

-Плата?! Хм…дай-ка подумать. Хотя нет…я придумала. Хочу, чтобы Хлои знала правду. Правду, почему ты считаешься предателем среди Грив. Скажи ей, ты же знаешь, я не дам соврать.

Я внимательно посмотрела на бабушку. Она, опустивши глаза, тихим голосом промолвила:

-Я…я помогла спрятать незаконнорожденного ребенка одной из Грив.

-Ну что же так неуверенно? – захохотала старуха, — рассказывай дальше.

-Я помогла спрятать ребенка Алисе…

-Алисе? Матери Эмилии?

-Верно.

-Я знала об этом. Что тут такого?

-Да ты же не знаешь самого интересного, — проскрипела Фелисия. – Ну же, Дина, расскажи, почему ты помогала ей спрятать ребенка.

Бабушка посмотрела на меня грустным взглядом и, набравшись смелости, сказала:

-Алиса — моя дочь.

-Что?! Это значит, что ты…

-Верно, милая, Эмилия ее родная внучка, — со злостной улыбкой промолвила Фелисия.

-Ты и Томас, — продолжала говорить бабушка, — вы не родные для меня внуки.

-Ничего не понимаю, тогда почему родители отправили нас к тебе?

-Два года назад, я предложила твоему отцу сделку. Когда бы Эмилии исполнилось десять, вы бы переехали к нам и стали бы ее защитниками. В обмен на это, твой отец попросил, чтобы ведьмы заколдовали его. Сделали самым влиятельным человеком во всем городе. Но когда, твои родители поняли, что им осталось недолго, они отправили вас ко мне раньше назначенного срока.

-Вот почему мы с Томасом не помнили тебя…

-Да…но клянусь, я полюбила вас, как родных.

-Значит, папа променял нас на репутацию. А что насчет мамы? Она знала об этом?

Бабушка молча кивнула головой и по ее щеке потекла слеза. Фелисия грандиозно похлопала в ладоши и злобно усмехнулась.

-Хорошо, теперь вы выполнили мою просьбу и страдаете. Но что может быть лучше? Давайте вашу просьбу.

Бабушка (если ее можно так называть) плакала и не могла говорить. У меня не было никаких эмоций. Эта женщина все время врала нам, но именно она нас и вырастила и сейчас она тихо плакала, осознавая свой ужасный поступок. Да, она поступила плохо. Но разве хоть кто-то из нас не совершал ошибок? Я видела, как она раскаивается за всю свою ложь. Это были не наигранные слезы, а самые настоящие: горькие, полные раскаяния.  В тот момент я поняла, что не родственные связи делают людей семьей, а любовь и забота. В тот момент я поняла, что не могу больше называть папу папой, он был чужим для меня человеком. А вот бабушка, пусть и не родная, и «купившая» нас, стала для меня настоящей семьей. Я подошла к ней, и крепко-крепко обняв, поцеловала ее в лоб. Она вытерла слезы со своего лица и посмотрела на меня глазами, полными благодарностью.  Наконец-то набравшись духу, бабушка сказала:

-Нам нужно знать камень, к которому относится Эмилия.

Фелисия выслушала нашу просьбу и, закрыв глаза, начала водить рукой по волшебному шару.

-Это синий прекрасный камень, — сказала Фелисия, продолжая водить по шару. Это…это сапфир. О да, великий и могущественный камень, который дарует Эмилии силу – это сапфир. Фелисия, закончив говорить, тяжко выдохнула и начала отдыхать. Мы с бабушкой удалились из ее покоев и поехали домой.

6 ГЛАВА

За ужином мы обсудили все, что произошло за день. Бабушка рассказала всем правду о своей дочери и, что Эмилия — ее родная внучка. Сапфир (она же Эмилия) рассказала, что когда она была у Ванессы дома, к ней пришли Гривы, и скорее всего, убили ее. Все были очень разговорчивы. Все, кроме Томаса. Он сидел молчаливо. Поужинав, я решила сходить проведать Долли, но как только я встала со стула, меня остановил Томас.

-Долли мертва, — сказал он твердым решительным голосом.

-Что? – переспросила я.

-Ты слышала.

От неожиданности, у меня подкосились ноги, благо рядом со мной был стул, и я упала прямо на него.

-Долли приходила к нам домой. Она хотела повидаться с тобой, — продолжал Томас. – Но за ней проследили Гривы и последовали за ней. Прости меня, Хлои, я не мог ее защитить.

За его словами последовало три оглушающих удара колокола.

-Что это? – спросила я, закрыв уши.

-Началась война, — сказала Эмилия.

Бабушка велела  нам собирать срочно вещи и ждать ее возле выхода. Тем временем, она побежала в подвал, чтобы забрать нужное ей оружие. Мы собрались за пять минут, будто тренировались для этого момента всю жизнь.

Чувства боли и страха переполняли меня. Я хотела мести. Хотела, чтобы Гривы поплатились за жизнь Долли и Ванессы. Бабушка была чистокровной Гривой, но только Ящерам разрешено заботиться о детях смешанных кровей. Именно поэтому, предав все свои принципы, бабушка перешла на сторону Ящеров. В подвале у нее была тайная комната, в ней хранились всевозможные драгоценные камни. Она знала, что один из видов камней усилит дар Эмилии в несколько раз. Перед уходом, бабушка забрала ожерелье с сапфиром и надела его на шею Эми.

Бабушка шла целенаправленно в горы. Там, по правилам должна состояться война. Горы, куда мы шли, были в снегу, что делало их еще более опасными и зловещими.  Мы шли по тропе медленно, опасаясь каждого шороха, но тут неожиданно показалась женщина в черном плаще в капюшоне. Увидев Эмили, она кинулась к ней в объятия.

-Алиса? – взволнованно промолвила бабушка.

В глазах всей нашей команды воцарился страх. По рассказам бабушки, Алису поставили перед выбором: жить с дочкой или состоять в клане Грив, но она предпочла второй вариант, навсегда оставив дочку.

-Боже, Эмилия, как же ты выросла! Я больше никогда тебя не оставлю.

Но Эми даже не обняла мать, она оттолкнула ее от себя и спряталась за бабушку.

-Что тебе надо? – яростно спросила бабушка.

-Я хочу вернуться к своей любой доченьке.

-Ты предпочла быть среди Грив. Так иди к ним. Тебя здесь никто не держит.

-Тебе здесь не рады, — сказал твердым голосом Томас.

Алиса засмеялась и, доставши из пояса клинок, медленно подошла к Тому и прислонила оружие к его горлу. Бабушка уже хотела достать свой лук, но Эмили подоспела первой. Она подошла к матери,  смотрела ей в глаза и начала ее гипнотизировать. Та, под влиянием гипноза опустила клинок вниз.

-Уж прости, милая, но этот дар тебе передался по наследству, — сказала Алиса и, оттолкнув Эми, ранила ее серебряным клинком. После этого она сорвала ожерелье с шеи дочери и скрылась в неизвестном направлении.  Мы подбежали к Эми и помогли ей встать, после чего она быстро поднялась и пошла вперед по тропинке.

7 ГЛАВА

-Бабушка, почему Алиса сказала, что дар передался Эми по наследству? Ты же говорила, что…

-Я говорила это, когда ты не знала всей правды. Мне пришлось скрыть это…

-Зачем маме понадобилось мое ожерелье? – прервала неловкое молчание Эмилия.

-Твой камень-талисман может, как усилить твою силу, так и уменьшить ее…

Мы приближались к горе. Уже заметно похолодало и на тропе стал виден снег. Бабушка говорила нам напутственные слова о том, что все это мы делаем ради Эмилии. И вот, когда мы уже подходили к предварительному месту начала битвы, бабушка решила спрятать Эми, дабы ее не убили на войне.

По словам бабушки, только две войны в истории заканчивались тем, что дитя смешанных кровей беспощадно убивали. По законам, его брали в плен и несли на вершину горы, после чего там прилюдно убивали его кинжалом Смерти, на котором хранится кровь всех остальных детей. Сделать это должна была Грива, которая и начала войну.

Мы спрятали Эмилию в старом подвале возле горы и закрыли на всевозможные замки.

-Когда все закончится, мы сразу же освободим тебя, — пообещала ей бабушка. И мы двинулись дальше по тропинке. И вот, когда мы дошли до нужного места, прозвучало три удара колокола, и началась битва. Бабушка метко стреляла в противников из лука, не жалея никого. Томас отважно дрался мечом, убивая врагов одного за другим. Я же, изо всех сил размахивала кинжалами и убивала Грив. Ящеры преуспевали в битве. Только у некоторых Грив было серебряное оружие, что делало наш народ практически непобедимым.

Но один удар сокрушил меня. Грива ударил меня в бедро, и я упала, покатившись по склону вниз. Мои близкие хотели помочь мне, но на них напало несколько десятков Грив и они, вместе с другими Ящерами продолжали борьбу. Мне казалось, я потеряла сознание, но у меня было видение, как Эмилия просила выпустить ее из подвала и она мне поможет. Я не могла сопротивляться ее приказу. Видимо, она изучила гипноз на расстоянии, и я была бессильна против нее. Зачарованно, я подошла к старому подвалу и открыла все его замки.

-Хлои, прости меня за чары, но я не могу быть здесь, пока другие воюют из-за меня.

Действие гипноза ослабло, и я вновь упала на землю. Последнее, что я помнила так это то, что Эмилия побежала на вершину горы. Меня преследовало чувство, что это все не к добру, и оно меня никогда не подводило. С раненным бедром и посреди снега  мне становилось все хуже. Я начала замерзать, а из-за раны быстро лишалась крови. Мне кажется, что я в тот момент потеряла сознание. Очнулась я от знакомого мне голоса:

-Хлои, вставай! Вставай, милая, Эмилия пропала. Мы должны найти ее.

Это был голос бабушки. Она помогла мне встать и отряхнуть снег с тела, а после Томас снял с себя куртку и надел на меня, чтобы я согрелась.

-Мы перетянули тебе рану поясом, но надолго это не поможет, — сказал он.

Придя в себя, я рассказала бабушке о побеге Эмили. Она ужаснулась от страха.

-Неизвестно, куда она могла убежать, — сказала бабушка. – Ящеры практически перебили всех Грив, но если они захватили в плен Эмилию…

Бабушка побежала вверх, за ней последовал и Томас, который нес меня все время на руках. Поднявшись к вершине горы, мы увидели Эмили без сознания и Алису с несколькими Гривами. Когда Гривы увидели, что мы рядом, они немедленно нас схватили и крепко держали, чтобы мы не могли сбежать.

-Как вы во время, сказала Алиса, — она запустила стрелу в небо и, через несколько секунд, прозвенело три удара колокола. Все кто продолжали битву на горе, резко прекратили и преклонились перед Алисой.

-Да свершится правосудие, — сказала она и достала из ножен кинжал Смерти.

Я была обессилена, но набравшись духу, закричала во всю мощь:

-Так значит, ты объявила войну?! Да как ты можешь? Эмилия ведь твоя родная дочь!

-Эмилия?! Дети смешанных кровей не имеют права на имя. Она Сапфир, как и ее камень-хранитель, — Алиса достала из кармана ожерелье Эми и, кинув его на землю, растоптала. После этого она кивнула головой в сторону одного из Грив и он, щелкнув пальцами, пробудил Эмилию.

-Эми! – кричали бабушка и Томас.

Эмилия посмотрела на нас с отчаянием. Она понимала, что мы ничего не могли сделать, и сделала шаг в сторону Алисы. Та в свою очередь воткнула кинжал прямо в сердце родной дочери.

-Наша работа сделана, господа, — она вновь запустила стрелу в небо, и прозвучал один, но очень громкий звон колокола. Это значило победу одной из сторон. Далее Алиса с гордым видом, достала кинжал из тела Эмили, и начала спускаться с горы. Потом нас отпустили Гривы и последовали за ней.

Окровавленное тело Эмилии лежало на снегу.  Мы подбежали к ней и я, взяв ее на руки, начала громко рыдать.

-Как? Как она могла? Это ее родная дочь, — чуть не кричала я.

-Мне очень жаль, солнышко, Алиса всегда ставила Грив выше всего. Теперь, после того, что она сделала, ее признают королевой Грив и позволят ей стать главной среди них.

Мы молчали. Я плакала, вытирая слезы об окровавленную куртку Томаса. Детей смешанных кровей боялись многие, ведь они могли убить любого. Но только не Эмилия. Она хотела как можно скорее закончить войну, и пошла на собственную смерть добровольно. Эта десятилетняя храбрая девочка, навсегда осталась героем в наших сердцах.  Когда мы немного успокоились, бабушка встала с земли и начала спускаться с горы, а за ней последовал и Томас, который позвал меня за собой. Я в последний раз взглянула на Эмилию, она еще была жива, но конец ее был близок. Из последних сил, она улыбнулась мне, и навечно закрыла свои прекрасные синие глаза. Она умирала у меня на руках. Ничего не может быть хуже гибели родного человека. Я помнила ее первые нелепые танцы, ее первую влюбленность, ее последние слова.… Казалось, что моя жизнь закончилась на этом моменте, смысла жить я больше не видела.… Это был конец войны между Ящерами и Гривами, это был конец ее и нашей истории, которая перевернула жизни маленького городка.

читателей   95   сегодня 5
95 читателей   5 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...