Дави на все чувства…

 

— А правда, что в тебе есть королевская кровь? – спросила она у своего постоянного клиента. Девушка, глядя на него, в тысячный раз оценила его мускулы и плоский животик. Этот длинноухий блондин всегда действует на неё гипнотически. В начале их знакомства она даже робела перед ним, как несмышлёная девчонка. Сейчас она держит себя в руках, лишь изредка позволяя себе тайком любоваться им, пока он одевается.

Она сама лежала ещё в постели, ей не хотелось вставать, не хотелось торопиться начинать день. Не хотелось суетиться перед ним, и создавать впечатление, словно ей нужно, чтобы он скорее ушёл. Нет, мужчинам такое не нравится!.. Гораздо приятнее  ощущать иллюзию, будто девушка безумно хочет, чтобы он задержался, и если возлюбленного нельзя снова затащить в постель, так хотя бы задержать его беседой…

— А сама как думаешь? – спросил Ялус. Несмотря на то, что он улыбался, выглядел важно. Словно приготовился делать вид, что имеет принадлежность к трону.

— Когда я только приехала в столицу, — засмеялась она, — то отправилась во дворец, случайно попала на экскурсию для туристов. Я многое там видела… Даже слишком, но… не тебя… Даже портрет большой семьи короля видела, но тебя на нём не было.

— Тогда к чему твой вопрос, Тайлис?

— Хозяин борделя говорит, что ты…

— Твой хозяин идиот, — перебил её Ялус. — И скажи, что я не прав?

Она засмеялась снова, перевернулась на другой бок. Создала видимость, что ей хочется, чтобы он перестал одеваться и вернулся к ней в постель. Он взялся за рубашку, и она обиженно поджала губки. Мм… свидание окончено, как грустно… Он это заметил, залюбовался ею, откинул рубашку в кресло, и она тут же широко улыбнулась.

— Не хочется мне сегодня от тебя уходить, — проговорил он.

— А зачем тебе куда-то уходить? Фальшивые королевские дела разве не могут подождать? – лукаво проговорила девушка.

— Ох, Тайлис… — любуясь рыжей чертовкой, улыбнулся он. – Как же ты сводишь меня с ума… Одним лишь своим взглядом. Я буду по тебе скучать, когда до тебя доберутся ведьм… то есть… я…

Ялус в ужасе осознал, что проговорился, заметил, как она напряглась, но постаралась скрыть это за широкой, будто бестолковой, улыбкой.

— Что ты не договорил? – спросила она ласково. – Сядь рядом со мной и всё как есть расскажи…

Ялус сел на кровать, но лихорадочно думал о том, как выкрутиться из сложной ситуации. Он сказал то, о чём должен был молчать, и…

Ему понравилось, что Тайлис не давила на него. Она не потребовала ответ немедленно, но и в стороне не осталась. Сначала прекрасная и утончённая нимфа, словно созданная лишь для его удовольствия, достала из рядом стоящей тумбы флакон духов и подушилась ими.

Странное действие, неуместное с одной стороны, и в тоже время приятное для него, потому что у девушки невероятно ароматные духи, вкусные, сладкие, соблазняющие и притупляющие его разум. Иногда ему казалось, что именно из-за её духов он терял голову рядом с ней.

После того, как девушка поставила флакончик духов обратно в ящик, она как настоящая кошка подобралась к нему и вальяжно разместилась у него на коленках.

— И так… — сладко и возбуждающе проговорила она, давая ему мгновение, чтобы насладиться её новым дивным ароматом. Это был совсем другой запах, но он уверенно сводил его с ума ещё сильнее, чем предыдущие её духи. – О чем ты не захотел говорить? Ммм… Расскажи мне всё, Ялус… Открой мне все свои тайны!..

Мужчина наивно повелся на её плутовство. «Да и как иначе, если это не духи, а расслабляющий наркотик?» — наблюдая за ним, думала Тайлис. Стоит только вздохнуть дурман, почувствовать запах, как сознание притупляется и жертва расскажет всё, что пытается скрыть.

У самой девушки есть всего десять минут, чтобы наркотик не окутал её собственное сознание. Она нечасто его использовала, и научилась держать себя в руках от искушения поддаться сладкой эйфории, правда недолго. Дольше десяти минут – не получалось. Поэтому нужно быстро узнать от него всю правду, а потом подушиться противоядием, которое убьет все свойства наркотика.

— Ты не такая, как все, — сказал он, целуя её шею и поддаваясь дурману всё больше и больше. – Твоя магия отличается от твоих сородичей. Таких, как ты, называют Чистыми Душами, и вы… собственность Кеалинских Ведьм. Так постановил Международный Совет, а я слежу за тем, чтобы данный приказ исполнялся в этой стране…

— Зачем тебе это? – скрывая свой испуг, спросила она. – Зачем ты убиваешь невинных? Ты же знаешь, что ведьмы со мной сделают, если я попаду к ним?

— Твою душу превратят в Сияющий Камень, и ты станешь героем. Это честь!

— Нет! Это ложь! – воскликнула она.

— Ты не понимаешь… — целуя её плечи, проговорил Ялус. – Твоя душа, обращённая в подобный артефакт, способна излечить какую угодно болезнь! Подумай об этом!

— Думала! Не помогло! – рыкнула она, и попробовала отстраниться от него, но мужчина лишь крепче прижал её к себе. Тайлис всхлипнула и, содрогаясь от когда-то пережитого ужаса, заговорила, — много лет назад эти ведьмы пришли в дом моей семьи, и выдвинули требование, чтобы родители отдали им меня в качестве дани. Они отказались, и… и ведьмы всех убили!

— Кто не повинуется закону, тот заслужил смертную казнь, — безразлично пожал Ялус плечами. – Здесь ничего сделать нельзя. Ты нужна миру… и он тебя получит.

— Весь этот мир ничего хорошего для меня не сделал! Я не хочу быть спасением и героем для тех, кто всю мою жизнь вытирал об меня ноги!

— Ты сама избрала свой путь и стала девкой в публичном доме, — пожал он плечами. – Никто тебя не заставлял, Тайлис. А ещё… разве я не был к тебе добр? Разве я не был чем-то светлым в твоей жизни? По твоим глазам вижу, что был… Вот и заплати за это… Ведьмы сюда уже идут, будут здесь через час, и ты должна гордиться своей судьбой!

— А если я скажу, что беременна от тебя?! – воскликнула Тайлис, она была в ужасе от его откровений.

Из-за её слов мужчина обомлел, отпустил её, даже словно отодвинулся. Она этим воспользовалась, вскочила с кровати и вернулась к тумбе. Нужно использовать противоядие, это раз. Нельзя отключаться, нужно… нужно что-то придумать, чтобы спастись, это два…

— Что?.. – кое-как выдавил он. Ялус потерял источник дурмана, и хоть он был всё ещё опьянен, чувствовал, как его клонит в сон, но… её слова пробуждали сознание к реальности. – Этого не может быть!

— Ты три месяца навещал меня по четыре раза в неделю! Платил за моё проживание, чтобы обо мне тут заботились, как о королевне, и приплачивал хозяину, чтобы он ни в коем случае не подпускал ко мне других мужчин, так что может, Ялус! Я беременна! От тебя! И что ты теперь скажешь, а? Тебе плевать на своего ребёнка? Всё равно отдашь меня ведьмам на убой, да?! Это же такая честь!

— Я… — он замешкался, и ей это совсем не понравилось. Всё в нём довольно чётко говорило «Да кому нужен ребёнок от девки из борделя?». – Я… я тебя тогда никому не отдам. Я… Тайлис, я тебя люблю!

— Серьёзно?!.. — фыркнула она, подушившись духами из другого флакончика. Ещё одно странное для него действие!

— Я сейчас многое наговорил, но, прошу, забудь об этом! Ты беременна и это всё меняет! Поверь мне!.. Я… Да я по тебе с ума схожу! Расставание с тобой не принесло бы мне никакого удовольствия! Наоборот!.. Я… С самой первой минуты знакомства с тобой, я мечтал лишь о том, чтобы ты была моей!.. Только моей! Я думал, что должен поступить правильно! Как требует того закон! Но не теперь! Я буду за нас бороться!.. Я поговорю со своей сестрой, она одна из Кеалинских Ведьм. Я смогу убедить её, чтобы тебя оставили в покое и отдали мне! Мы поженимся, и будем счастливы! Я… Тайлис, я так люблю тебя!

Мужчина поднялся с кровати и, шатаясь, подошел к ней. Крепко обняв, положил руки на ещё пока плоский живот, и счастливо проговорил:

— Кажется, это лучший день в моей жизни!..

Мужчина поздно заметил, что из тумбы она достала короткий кинжал. Он не успел и слова сказать, как девушка резко развернулась и всадила в его живот нож, после сразу же вынула его, чтобы он как можно скорее скончался от потери крови.

«Надо уходить, пока сюда не пришла хозяйка борделя», — девушка спокойно вытерла свой любимый кинжал о рубашку мужчины. Вела себя спокойно, но была так зла! Ужаснее нет никого на свете чем те, кто служит Кеалинскому Ордену. Они так грандиозно промыли всем мозги, в том числе и правителям всех стран, что им верят! Все их восхваляют!.. А это неправильно!.. Несправедливо…

Когда Тайлис сбежала из дома, а позже узнала, что всю семью убили ведьмы, она была морально раздавлена. Девушка была уверена, что её семью не тронут, что они никому не нужны, но всех убили за то, что они помогли ей сбежать… Приехав в столицу родной страны, она надеялась попасть на приём к королю. Она надеялась, что, когда расскажет ему о том, что произошло с её семьей, то он защитит её, восстановит справедливость, но… как же много она тогда увидела…

Тайно проникнув в королевские покои, иначе к королю было не попасть, Тайлис обнаружила Его Величество в обществе той самой ведьмы, что пришла в её дом. Савилма… Она никогда не забудет это имя.

Король просил ведьму спасти жизнь его любимой жене, умирающую от тяжёлой болезни. Савилма сделала это с помощью Сияющего Камня, чужой жизни, убив ни в чём невиновное создание, лишь потому что он отличается своей магией от других, а после, когда всё было сделано, ведьма потребовала у короля милости для своего Ордена, и он согласился. С тех пор в родной стране плотно укрепился закон, что все Иные, как называют их ведьмы, стали вещами… их собственностью…

Король нажил себе таким решением не мало врагов, но ему это не важно, ведь его любимая жена жива и здорова. Именно так девушка поняла, что просить помощь у короля – совершенно пустое занятие. Однако его враги, кое-кто из знатных господ выслушал её, и хоть помочь открыто ничем не мог, но она получила от доброго господина такую крупную сумму, которая позволила ей создать себе новую личность и уехать, как можно дальше.

Правда Кеалинский Орден повсюду, и её жизнь превратилась в вечное бегство и попытки спасти свою жизнь. В какой-то момент пришла идея, что если спрятаться на самом видном месте, то никто её не заметит, поэтому год назад она вернулась в родную столицу. У неё была отличная жизнь, собой почти не торговала. У нее был совсем другой бизнес, благодаря которому она завела много полезных для себя знакомств. Припеваючи жила почти год, а после в её жизни появился Ялус…

Он ей понравился, даже слишком! Если бы он не выдал, что его сестра одна из ведьм, она бы дала ему шанс позаботиться о себе, но… мужчина наговорил слишком много, он не оставил ей другого выбора… Ему пришлось умереть, потому что Тайлис прекрасно прочувствовала в его голосе неуверенность. Она поняла, что у него нет никого влияния на сестру, а значит… либо она убьет, либо её. Так устроена жизнь!

Девушка не испытывала горя или сожаления за свой поступок. Она давно ведёт эту борьбу и не в первый раз убила фанатика и сектанта. Вот в первый раз она истерила, а сейчас… это уже была привычка. Она и так, дав слабину, ударилась в воспоминания своей тяжёлой жизни, а было не до того! Нужно бежать, и как можно дальше, пока ведьмы не пришли за ней.

Тайлис всегда жила так, что ей требовалось всего десять минут, чтобы собраться в дорогу. Всегда была готова к побегу в любую минуту, и план побега имелся, правда, к её большому сожалению, не был продуман до самого конца.

Она осторожно выглянула в коридор. Никого… Ей нужно лишь спуститься вниз по лестнице и прошмыгнуть в кухню. В такую рань там никого. Хозяин крепко спит, а его жена проверяет всех девочек борделя, точнее всё ли с ними в порядке. Буйные клиенты – не редкость, девочкам часто достаётся. В какой именно комнате мадам Тивелли сейчас, было не слышно, казалось, что бордель ещё спал крепким сном.

В любом случае первый этаж должен быть пустым, но главный вход закрыт на ключ, которого у Тайлис не было. В кухне есть чёрный выход, и там тоже никого не должно быть, разве что повариха уже проснулась, но девушка была уверена, что в такое время она ещё спит.

Девушка уверенно вышла в коридор и спустилась на первый этаж. Ею так сильно одолевали мысли о бегстве, что не смогла вовремя заметить две фигуры у бара.

— Тайлис! – услышала она голос хозяйки, и обернулась. Мадам Тивелли разговаривала со своим пьяным муженьком, который виновато скосился в сторону девушки. Как только его жена переключилась на неё, он тут же унёс ноги прочь. «Ссорились, — поняла она, — хозяина снова на любовнице поймали… Ой, а я же вчера кое-что продала ему из своих дурманов. Он меня сдал?!» — Ты куда?!

— Э-э… — не знала девушка, что соврать. Пряча за юбкой платья свою сумку, буркнула. – Туда…

Почему-то ничего умнее ей в голову не пришло. Хозяйка смотрела на неё с таким недоумением, что девушка почувствовала себя настоящей дурой.

— Куда туда?!

— На кухню… Есть хочу! А что? Уже и поесть нельзя? – спросила она с наглым напором. – Вот дожила! Даже поесть не могу!

— Ты же знаешь, что завтрак в одиннадцать! — строго сказала мадам.

— А что мне делать, если я сейчас кушать хочу? – капризно топнула она ножкой. – Ялус меня так вымотал, что до одиннадцати я не дотерплю! И обслуживать меня не надо, я сама что-нибудь найду!

— Но ты не умеешь готовить!

— Я вас удивлю, наверное, но… колбасу не надо готовить! – нагло заявила Тайлис, и шустро прошмыгнула на кухню. Как только она оказалась в другой комнате, мгновенно закрыла дверь на щеколду, надеясь, что мадам за ней не пойдёт.

Девушка, не задерживаясь, радуясь тому, что кухарки нет, прошмыгнула к черному выходу и только взялась за ручку двери, как услышала, что хозяйка пытается войти в кухню. Дверь ей не поддалась, и она мгновенно начала стучать в неё. Тайлис обернулась на шум, в ужасе понимая, что её бегство провалилось, но…

— Тайлис, открой дверь! – кричала мадам Тивелли. – Немедленно!

— Зачем?

— Поговорить надо! Зачем ты продала моему мужу дурман? Я же запретила! Открой немедленно! Я сейчас с тобой основательно поговорю!

— Ага… щас… — тихо буркнула она и выскочила на улицу.

По проулкам между домами она неслась так быстро, как только могла. Столица уже просыпалась, дворники убирали улицы после ночных гуляний горожан, лавочники открывали свои магазины, из открытых окон домов было слышно, как горожане начинали свой день. В общем, все были заняты своими делами, вот и хорошо, никому нет дела до беглянки…

 

— Я же говорила, что Ялус лжет, — сердито сказала Урсула, глядя на то, как рыжая девица быстро покидает бордель. – Я знала, что он не сдаст её!

— Почему ты была уверена, что он предаст? – разочаровано спросила Савилма. – Что такого я не заметила?

— Ты слишком сильно доверяешь брату, Савви, — пожала плечами Ур, — ты веришь любому его слову, и не заметила, что он влюблен в эту Душу. По уши влюблён!..

— Пф… и это вся твоя претензия? Я тебя умоляю…

— Что?!.. – покраснела её лучшая подруга, словно спелая помидорка.

— Ты снова ревнуешь, — снисходительно улыбнулась Савви, — и психуешь из-за того, что он отверг тебя.

— Я не ревную! – обиженно насупилась ведьма. – Я говорю, как есть! И если я не права, то объясни мне, почему она сбегает? Твой братец что-то не спешит её догонять… Наверняка, дал ей фору, чтобы рыжуля успела сбежать.

— Да… — признала Савви. – Однако даже если это и так, то это мой брат дал ей фору, не мы!

— А проверить? – удивилась Ур, когда подруга сделала несколько шагов вперед, чтобы догнать беглянку.

— Что проверить? – удивилась она в ответ.

— Что с твоим братом? Вдруг рыжуля что-то с ним сделала.

— Если только напоила и спать уложила, — отмахнулась Савви. – Пошли за ней.

— Иди… — Урсула даже не подумала о том, чтобы бежать за добычей. Она отправилась к двери борделя, фантазируя себе встречу с любимым мужчиной. — Я тебя потом найду…

— Ур! – засмеялась Савви. – Ты куда?!

— Там наверху где-то спит твой невероятно красивенький братик, а я должна за какой-то дурой гоняться? – обиделась Урсула. – Ты и сама с ней справишься! Кроме того, это тебе нужна огненная магия, а не мне! Так что ты иди свои проблемы решать, а я пойду рядом с твоим братом немножко «полежать»…

— Проходимка… — буркнула Савилма, но не стала останавливать её. Может быть, теперь, когда Ялус расстался со своей очередной «великой любовью», он додумается, уделить своё царское внимание той, что так сильно его любит.

Сама же Савви потянулась вперед за беглянкой. Преследовать её сейчас не трудно, улицы пусты, а звук её каблучков слышен за километр. Вот только она не рассчитала, что рыжуля найдет карету и, судя по громкому разговору, попросит отвести в другую страну.

— Милочка, я тебе не международный извозчик! – воскликнул громко сонный мужчина.

— Тысяча золотых! – воскликнула она.

— Три куска и я отвезу тебя на границу!

— Это слишком много! У меня столько нет! И только до границы?!

— Если развлечешь по дороге, — хмыкнул наглец, — то отвезу и дальше.

— Ладно… Развлеку!..

«Вот что же за дурной вкус у моего братца, а?!» — разозлилась Савилма. Однако карету останавливать не стала. Влияние на простой люд недостаточно велико, чтобы у простого мужика требовать свою собственность. Наоборот, её орден сильно наследил в последнее годы. Опьяненные своей властью при королевской милости они совершили много ошибок, которые в ближайшем будущем могут повлечь за собой непоправимые последствия. Ей не хотелось усугублять и разводить бойню на главной улице города.

Ведьма вытащила из мешочка один Сияющий Камень, и произнесла нужное заклинание, которое позволило превратить запечатанную человеческую жизнь в резвого, а главное быстрого, уже оседланного скакуна. Забравшись на него, Савви отправилась вслед за каретой, зная, что позволит себе догнать беглянку лишь в лесу, где-нибудь в окрестностях столицы.

Неважно, что ей пришлось потратить один из Камней. У неё их много, даже слишком… да и к тому же… Сказка о том, что с помощью таких артефактов Кеалинские Ведьмы занимаются благородными делами — лишь сказка! Точнее, иногда спасают тех, на кого укажут короли и правители, иначе их милость не заполучить! Ещё могут кого-то спасти из простых горожан, если им прилично заплатят. Во всех остальных случаях, Сияющие Камни Душ тех, кто обладает поразительными магическими способностями, Кеалинские Ведьмы тратят лишь на себя и на свои нужды.

К тому же… они забирают не только Душу жертвы, заточив её в камень, но и её силы, года жизни. Савилма как-то давно пыталась сосчитать, сколько она проживет на этом свете, но не смогла. Сбилась на четырех тысяч лет… Однако останавливаться не собиралась. И смысл не в том, чтобы жить дольше, чем кто-либо, а в том, чтобы как можно дольше продлевать свою молодость и брата, а так же заполучить все возможные силы и стать самой могущественной! И если для этого нужно убить какую-то девку из борделя, то нет в этом ничего сложного!..

Тем более, что добыча – лесная эльфийка. Как правило, в их мире все мужчины и женщины этой нации исключительно блондины, и не обладают какой-либо магией. Совершенно никакой! Только если специально будут чему-то учиться, а эта беглянка уникальна! У неё дивная рыжая шевелюра и потрясающая огненная магия, которая была гораздо мощнее и серьёзнее, чем у любого демона, которые являются главной нацией этого континента.

Сама Савви тоже демон, и с рождения обладала огненными силами, как и все её сородичи, но её огонь всегда был таким слабым. Лишь дым и никакого огня! Это раздражало! Безумно! Поэтому она пошла учиться и… убивать, как стало ясно позже.

Она попала в ряды Кеалинских Ведьм и, благодаря краденным душам, обладает такой магией, что собственный огонь, казалось бы, уже и не нужен, но нет… В глубине души Савви ненавидела себя за то, что слабее, чем все её сестры по гильдии. Хотелось стать самой сильной, и ради своей цели ведьма убила много демонов, отбирая их магию себе, но не помогало. Эти силы не приживались, растворялись в ней самой. Их было недостаточно, чтобы превратиться в могущественного огненного мага.

И вот прямо перед её носом появилась девица с огненной магией, которая не должна была родиться. Эта рыжая девка – ошибка природы! Шутка мирозданья! Необходимо исправить эту ошибку и вернуть всё на круги своя. Огненную магию демонам – ничего жалким эльфам!

Как только Савви получит эту душу, что постоянно ускользает из рук, то её собственное сердце и душа успокоятся. Ведьма верила, что как только добьется своей цели – станет самой могущественной. Никто уже не сможет тыкнуть пальцем в её слабость… Никто!

Савви не чувствовала ни каких угрызений совести за все свои действия. Да и с чего бы? Она убила так много, что придаваться таким мыслям и чувствам уже слишком глупо и поздно. Для неё пути назад нет уже давно, да она его и не искала.

 

Карета вдруг резко дёрнулась вперёд с удвоенной скоростью. Ведьма так задумалась, что не заметила, как добыча услышала погоню, высунулась из окна кареты и увидела её. «Ах, какая же глупая девчонка, — засмеялась Савви. – Моя охота становиться всё веселее!». Она тоже прибавила скорости и, поравнявшись с возницей, грозно ему рявкнула:

— Твоя пассажирка собственность моего ордена! Мне придется убить тебя за неподчинение закону, если ты не отдашь её мне! Подумай дважды перед тем, как сделать свой выбор!

— Пожалуйста… — в слезах проговорила Тайлис, высунувшись из окна. – Прошу! Не останавливайтесь!

Мужчина посмотрел на неё, после на ведьму… и дал приказ своим лошадям остановиться.

— Нет! – истерично кричала пассажирка, когда ведьма вытащила её из кареты.

— Я оставила тебе подарочек, — усмехнулась ведьма, глядя на возницу. – Её рюкзак. Ты найдешь там, чем поживиться, ведь знаешь, кого ты пытался увести? Нет?.. А я расскажу, она — наркоторговец, которая снабжала своими опьяняющими зельями, чуть ли не всю столицу! Рюкзак у неё тяжелый, наверняка, там много золота.

— Нет, прошу, не бросайте меня! – взмолилась Тайлис. – Умоляю… я беременна! Прошу, не отдавайте меня ей! Она лжет!.. Я вовсе не торговала наркотиками! Клянусь!.. Она лжет, чтобы вы чувствовали себя лучше от того, что бросили меня здесь! А я… я беременна! Я БЕРЕМЕННА!.. Не бросайте меня!.. УМОЛЯЮ!..

Её слёзы тронули мужчину, он шустро схватился за ружьё, что лежало у него под ногами, и направил дуло на ведьму. Тайлис обрадовалась, оттолкнула от себя Савви  подальше. Каждый из них понимал, что даже если ведьма попытается что-то выкинуть, мужчина всё равно успеет нажать на курок. Можно прожить тысячу лет, и больше, но это не значит, что шальная пуля не способна убить даже такую ведьму…

Савви на мгновение растерялась, и не столько из-за направленного на неё ружья, сколько из-за слов девчонки. От кого она беременна?.. Савви ведь знала, что её брат холил и лелеял эту шваль, глупо надеясь на то, что Тайлис им сдастся сама. Глупая, глупая, глупая идея!.. Однако её брат никогда особым умом не отличался… Иначе почему ещё он так много времени отвергал влюбленную в него по уши Ур?! Он вечно помешан на девицах лёгкого поведения, и Тайлис… последняя из них!

— И кто же отец твоего ребёнка? – не удержалась ведьма от вопроса.

— Его зовут Ялус, — ответила она. – Он брат одной из твоих сестёр!.. Я сбежала, потому что не хотела заставлять его делать выбор: я с малышом или сестра и её орден!

— Думаешь, он не будет тебя искать?

— Уверена в этом, — ответила Тайлис. – А ты должна кое-что понять. Вот ты уже гоняешься за мной так долго, а почему?! Ты сама хоть понимаешь, почему и зачем?!

— Лесные эльфы не обладают магией, а ты – да. Огненная Бестия…

— Да ты сама же меня так и прозвала! И почему?! Только из-за волос?! Только из-за этих чертовых рыжих волос?!

— Ты обладаешь огненной магией!

— НЕТ! – закричала Тайлис во весь голос. – Не обладаю! Нет у меня никакой магии!

— Я своими глазами видела, как ты…

— Да ты сама не поняла, что видела! – перебила её Тайлис. – Я работала тогда в цирке, и огонь изо рта – всего лишь трюк! Специальную жидкость берёшь в рот, подставляешь спичку – пых, и всё!.. Вот тебе и огонь! Мой номер в цирке – одно сплошное трюкачество! Никакой там магии не было! Ты всё сама себе выдумала!

— Милочка… — засмеялась с неё ведьма. – Когда ты работала в цирке, за тобой гонялись другие мои сёстры. Меня тогда там не было… Хорошая попытка обмануть меня, я бы поверила, если бы не знала о тебе всё, но ты думаешь, что я просто так отправила к тебе своего брата?

— Что?.. – изумилась девушка. – Ялус твой брат?! Этого не может быть! Ты демон, а он эльф!

— Игм… — кивнула Савви. – Мой глупый наивный сводный младший братишка… Был бы девушкой, стал бы частью моего ордена, но нет! Но и бросить его не могу, хоть и сводный, но это же все-таки мой братик, другого у меня нет!.. Помогаю ему, а он взамен присматривает за нашими добычами, становится для них самым светлым и лучшим в их жизни, лучом надежды, надеясь, что они после этого сами нам сдадутся. Бывало, что так и выходило, но увы, не с тобой… А ещё он втирается в доверие и выясняет все тайны! Так что я прекрасно знаю, кто ты такая и чем ты занималась, пока работала в борделе!

— Однако я действительно беременна от Ялуса, и что?.. Ты убьёшь своего племянника?! – закричала Тайлис.

— Сложный выбор на самом деле, — задумалась Савви. – Но видишь ли… если ты моего брата не хотела ставить перед выбором, то зачем мне морочить себе этим голову? Кроме того, наверняка ты сказала ему, а он не поверил… И если Ялус усомнился, то беременна ты не от него! Уж он-то знает… Я уверена!

— Ялус не любит делиться со своими игрушками!

— И что? – хмыкнула ведьма, соглашаясь с этим.

— Он доплачивал моему хозяину, чтобы меня не трогали другие мужчины!

— Так ты в самом деле шлюха?! – воскликнул возница. Несчастный мужчина, слушая их беседу, не знал на кого направлять своё ружьё. То на ведьму, то на пассажирку… то снова на ведьму, то снова на… девицу, которая обещала ему три куска золотых и удовольствие!.. У обычной горожанки не будет таких денег, да и… порядочная девушка ноги перед кем попало раздвигать не будет.

— Какая разница? – истерично воскликнула Тайлис. – Я всё равно беременна!

— Ты обещала мне, что…

— Выполнила?! – закричала она.

— Нет ещё, но…

— Вот и не собиралась! – рявкнула она, и мужчина снова задумался. Его пассажирка всего лишь пытается сбежать от ведьмы, и согласна на любые требования, лишь бы её увезли подальше. Но это ведь действительно не значит, что выполнила бы обещанное. Он снова направил своё ружьё на ведьму, и уверенно заявил:

— Садись-ка, Тайлис, обратно в карету. А ты… — возница смотрел на Савви. – За нами не пойдешь! Иначе пристрелю, как собаку! Меткость у меня чётк…

Совершенно неожиданно в мужчину попала стрела. Прямо в голову… Тайлис от ужаса закричала, и резко обернулась… к ним подъезжала ещё одна ведьма. Они так громко кричали друг на друга, что даже не услышали топот копыт…

— Урсула… — удивленно и в тоже время счастливо улыбнулась Савви. – Ты как всегда вовремя… Я думала, с тобой будет мой брат. У нас тут как раз такая горячая беседа!.. Без него не разобраться!

— Он мертв… — сокрушенно проговорила Ур, спешившись.

— ЧТО?! – заверещала Савви.

— Она… — Ур с ненавистью уставилась на перепуганную Тайлис. – Это сделала она… Наверняка, она! Ведь больше некому!

— Ты убила моего брата?! – накинулась ведьма на девушку.

— Нет… Нет!.. Это не я… нет… — попыталась она солгать, но получила от злой ведьмы затрещину, и упала на землю. Савви её даже не слушала. Слов Урсулы было достаточно.

— Его рана была такой жуткой… — жалобно, с трудом сдерживая себя от слёз, проговорила Ур. – Я нашла его мертвым… Пыталась воскресить его, но не получилось…

— Нужно вытащить Камень Души из этой лживой твари… — процедила сквозь зубы Савви. – Нужно успокоиться и сделать это…

— Зачем тебе душа той, что убила твоего брата? – растерялась Ур. – Разве она не заслуживает, чтобы её уничтожили?

— О, ещё как заслуживает! – рявкнула Савилма. – Но я гонялась за ней так долго! И я должна заполучить её! Эта огненная тварь будет моей!

— Я его не убивала… — плакала Тайлис. – Это сделал хозяин борделя…

— Что?! – закричала Ур, и присела на корточки рядом с девушкой. – Хозяйка борделя искала тебя… Что-то говорила о своём муже, но я ничего не поняла… Что именно произошло?!

Тайлис посмотрела на неё, и история, которую нужно рассказать для своего спасения, сама нарисовалась в её голове:

— Илгрог вчера купил у меня три дозы… Для себя и его друзей… Вот только его дружков мадам Тивелли на порог борделя не пустила… Илгрог принял всё сам… Все три дозы… и обезумел!.. Утром он заявился в мою комнату, ему было плохо от передоза. Он хотел ещё, но мог умереть, и я отказала. Хотела прогнать его… А он… Илгрог ворвался в комнату, устроил скандал… Ялус пытался его утихомирить, ударил его, а он… Илгрог схватил нож у меня со стола и… неожиданно нанес удар… я была в таком ужасе!.. Схватила собранную сумку и выбежала из комнаты! Я… я… было так страшно, что я могла думать только о том, чтобы сбежать…

— Собранная сумка?.. – прошипела Савви. – Почему твоя сумка с самого утра была собрана для бегства?!

— Я рассказала Ялусу о своей беременности…

— О своей… что?! – растерялась Ур.

— Беременности… — повторила Тайлис. – Он сказал, что любит меня… и попросит свою сестру отдать меня ему и оставить в покое… Обещал, что мы поженимся… Велел собирать вещи, чтобы мы вдвоём смогли уехать… Я как раз успела всё собрать, как Илгрог заявился и… и… убил его…

Ур и Савви переглянулись, история была дикой, но если Савви отказывалась верить рыжей девке, то Урсула… она так сильно любила Ялуса, а тут… тут… девушка носит его ребенка… Разве они с Савви не должны сберечь это дитя?..

— Что будем делать? – спросила Ур.

— Я уже всё сказала! – рявкнула Савви и, вытащив ещё один Сияющий Камень из своего мешочка, произнесла заклинание перемещения. Она, Ур и её долгожданная добыча вместе с лошадьми и каретой перенеслись в другое место.

Ур сразу узнала эту лесную поляну, на которой находились ритуальные каменные эмблемы. Лишь в таком месте, как это, можно из жертвы создать Камень Души.

— Притащи эту шваль на жертвенник… — приказала Савви подруге.

Ур не хотела этого делать, но она была в смятении, а потому подчинилась. Тайлис упиралась, даже попробовала её поджечь, но одно легкое заклинание подчинения и девушка обмякла в её руках не в силах пошевелиться, как безвольная кукла.

Савви начала зажигать факелы. Собственной огненной магии у неё и так почти не было, а сейчас ведьма вдобавок ко всему была на взводе, и сколько бы она не пыталась вызвать огонь в руку, а ничего не выходило.

Ур решила ей помочь. Одним заклинанием она зажгла все факелы махом, и только после того, как сделала это, заметила, что подруга рассердилась ещё сильнее. Мало того, что она была во власти гнева и горечи за смерть брата, так теперь во всю эту кашу ворвалась зависть к такой мощной огненной силе.

— Прошу, Савви, давай поговорим…

Поляна, чтобы была скрыта под кронами мощных деревьев и получала минимальное количество солнечного света и тепла, теперь была хорошо освещена, только свет от факелов придавал некое готическое очарование. В таком освещении злая ведьма казалась ещё более страшной и пугающей, чем была на самом деле.

— Лучше отойди и не мешай… — прошипела она

— Савви…

— Ты, как и эта тварь, лесная эльфийка, и ты, как и она, обладаешь огненной магией! – заверещала Савви. – Выбирай! Или я заберу себе твой огонь, или её!

Урсула растерялась, не в силах дать хоть какой-то ответ. Она знала, как сильно подруга хочет быть Огненной, но у неё ничего не выходит, а ей… ей было достаточно, чтобы убить одну обычную демоницу, как Огненная магия легко в ней прижилась. Савви завидует… мучается…

— Молчишь? Отлично! – рявкнула она. – Тогда я выбор сделаю вместо тебя!

Ур растеряно наблюдала за тем, как подруга подошла к первой ритуальной эмблеме и начала произносить заклинание пробуждения. Она выбрала Тайлис, она убьет её, но… когда Савви произнесла несколько нужных слов и знаки эмблемы засияли ярко-синим светом, Урсула была готова расплакаться. Такие же ярко-синие глаза были у Ялуса… А теперь он мертв, а Савви хочет убить его наследника… единственного…

Однако… сейчас Ур не стала больше мешать подруге, зная, что эти пробуждённые камни понадобятся сегодня ей самой. Наоборот она подошла к эмблеме, что была ближе к ней и начала произносить заклинание пробуждения. Эмблем всего тринадцать, и на каждую требуется время, вместе они справятся быстрее.

Тайлис, чувствуя, что не может пошевелиться, наблюдала за тем, как ведьмы произносили заклинания, как камни с непонятными для неё знаками начинают сиять разноцветными огоньками, и как поляна с каждой минутой становилась всё более зловещей. Она не могла смириться с тем фактом, что сегодня для неё всё закончится. Пока ведьмы были заняты, Тайлис изо всех сил пыталась заставить себя шевелиться, но нет… чары, что на неё наложили, были слишком мощными.

Слёзы, тем не менее, лились из её глаз настоящими градинами. Девушка испытывала самый жуткий ужас в своей жизни, который пробирался до потаенной части её души. Она пыталась звать на помощь, пыталась кричать. Пыталась постоянно бормотать, что внутри неё маленькая жизнь, которая не заслуживает умереть вот так, по прихоти безумных ведьм. Вот только Тайлис не была уверена, что ведьмы слушают её…

Когда все эмблемы были активированы, Савви подошла к жертвеннику и достала свой ритуальный нож. Она видела, с каким ужасом на неё смотрит добыча, но всё внутри неё радовалось от вожделения и сладкой мысли о том, что её охота завершена. Добыча прямо перед ней, и никто не помешает заполучить Огненную Бестию лишь себе…

— Савви… — позвала её Ур. – Подумай ещё раз. Она носит твоего племянника… Другого у тебя не будет, и сама ты детей иметь не можешь. Малыш внутри неё – вся твоя семья…

— Именем Божества Жизни и Смерти, — Савви с огромным усилием воли не стала снова кричать на свою лучшую подругу. Урсула в её жизни играла большую роль, и она не могла и не хотела жертвовать ею. Вот Тайлис ничего для неё не значила, и ею жертвовать легко. – Я призову душу смертной женщины, что носит имя Рэмалин, служить мне. Её огонь, что согревает, что бурлит в её душе, перейдет в моё подчинение, в моё владение, в моё существование и наполнит меня той силой, что обладает она от рождения. Огонь её души, её тела и силы – мне, как и не прожитые года её жизни, дабы увековечить меня на этой земле. Божество, что Жизнь порождает, Божество, что Смертью себя величает, отринь от себя душу Рэмалин и преврати её сердце в Сияющий Камень, её огнём наполненный, твоим светом посвящённый для рабы твоей Савилмы…

Урсула слушала заклинание подруги и не замечала за собой, как подходит всё ближе и ближе. Когда подруга назвала своё имя, Ур знала, что до конца обряда осталось произнести лишь имя их Божества, которое помогает им красть души жертв и их силы. Савви осталось произнести только имя, а после ударить ножом в грудь девушки и вытащить её бьющееся сердце… Остальное, их Идол сделает самостоятельно…

Однако на мгновение, как-то только подруга произнесла своё имя, смолкла. Всего на одно мгновение, но было достаточно, чтобы понадеется, будто ведьма остановиться.

— Савви… — позвала её Ур. – Прекрати, пока не поздно…

— Кеа Лин Ийск… — произнесла она, и замахнулась для удара, но… сама вдруг внезапно пошатнулась… больно. Её спину пронзила такая сильная боль, что Савви могла лишь хватать воздух ртом, но нормального глубокого вздоха уже сделать не могла, и даже была не в состоянии понять, что случилось…

— Прости… — с огромной долей сожаления проговорила Ур, вытащив из подруги свой ритуальный кинжал. Она ударила её в спину, потому что не могла допустить, чтобы Савви закончила своё дело до конца. Ей пришлось убить её…

Савилма умерла быстро, да и как иначе? Воруя чужие души и года жизни, они лишь удлиняли собственную жизнь, но бессмертными не становились. Убить ведьму так же легко, как и любое существо, а с ритуальным кинжалом, что ворует жизнь, едва ли прольет хоть одну капельку крови, всё ещё проще. Ур с сожалением смотрела на свою лучшую подругу и, закрыв её глаза рукой, тихо проплакала:

— Обещаю, я позабочусь о твоём племяннике, как о своём собственном ребенке… Он ни в чём не будет нуждаться… Обещаю…

Тайлис, а настоящее имя жертвы, которое она и сама давно забыла, Рэмалин, заплакала от радости. Она спасена! Спасена!.. Она уже не верила в это, даже не надеялась. Она с ужасом смотрела на решительность злой ведьмы, и точно знала, что её сейчас убьют, но… нет!.. Неожиданно в один миг всё изменилось. То насколько она сейчас была счастлива, нельзя передать никакими словами. Она смотрела на свою спасительницу, как на самого настоящего Ангела, и была удивлена, даже шокирована, тем фактом, что когда незнакомка поднялась на ноги, у неё не было взгляда добрее, чем у злой ведьмы.

— Ты меня спасла… — проговорила Тайлис. – Спасибо… Я… я сделаю, что угодно, только не убивай меня…

— Но твоя жизнь пустой звук для меня, — пожала плечами Ур. – Я убила свою лучшую подругу не ради тебя, а ради того, кто в тебе скрыт… Да и к тому же для его рождения – ты сама мне не нужна…

— Что?!.. – растерялась девушка. – Я… я… не понимаю… как?.. О чём ты?! Если ты меня убьешь, ребенок умрёт вместе со мной!

— Глупая огненная душа… — покачала головой Урсула. – Кеалинский Орден так далеко шагнул вперед, а общество всего мира осталось во тьме невежества… Я извлеку из тебя маленькую крохотную жизнь, а после перенесу её в себя… Я буду матерью младенца Ялуса. Только я и могу ею быть… Я так его любила… и точно знаю, что однажды, он бы заметил это, понял и выбрал бы меня. Ты лишь развлечение, его работа, не более того, а я его судьба и этот малыш – мой, а не твой. Тебе предначертано умереть сегодня, глупая Рэмалин, вот только не от руки Савви, а от моей…

— Нет… — с шоком и ужасом, заплакала она. – Прошу, не делай этого!.. Нет!..

Урсула встала в нужную позу, склонилась с ножом над животом Тайлис. Юбок было слишком много, предварительно, для удобства следует освободить тело жертвы от всех этих тряпок. Она начала рвать и разрезать на ней одежду, и какого же было её удивление, когда она добралась до обнаженного тела девушки и не увидела даже намека на беременность. Она была уверена, что увидит округлый животик, но нет… Ничего подобного!..

«Наверно маленький срок», — решила Урсула, это ей всё объяснило. Все-таки Ялус был с ней всего лишь три месяца… откуда здесь взяться большому животу?

Ур не стала задавать никаких вопросов девушке на жертвенном столе, ей не было до неё и до её переживаний никакого дела, да и не в том эмоциональном состоянии ведьма находилась, чтобы болтать с ненавистной ей девицей. Ведь Ялус был с ней, с этой рыжей, что свела с ума её лучшую подругу, а не с ней, не с Урсулой, что обожала его всей душой, сколько себя помнила…

Единственное, что её сейчас радовало так это только тот факт, что ещё мгновение, и частичка любимого мужчины окажется в ней самой. Не кто-то, а именно она родит самого прекрасного синеглазого малыша. Урсула была уверена, что будет мальчик, похожий на своего отца, как две капли воды, и его будут звать Ялус, другого имени быть не может.

— Именем Божества Жизни и Смерти, — Ур начала бормотать ритуальное заклинание. – Я забираю младенца, его жизнь, его душу и силы у смертной женщины, что носит имя Рэмалин. Жизнь, тело и энергия истиной матери пусть сольются со мной воедино, и да станем мы одним целом, дабы новая жизнь в её чреве перетекла из её хрупкого сосуда в мой. Матерью, Хранителем, Защитником для маленького создания в её чреве – стану я, Урсула, и да будет это дитя – моим продолжением, и отца его Ялуса. Божество, что Жизнь порождает, Божество, что Смертью себя величает, передай жизнь малыша Рэмалин мне, и будет ребенок счастлив в каждом своём дне, с любовью и теплым светом посвящённый от тебя для рабы твоей Урсулы… Кеа Лин Ийск …

Ведьма ударила свою жертву ножом в ребра, чуть-чуть выше живота и знала, что сейчас прольётся на них свет из ритуальных камней. Ведьму и жертву укутает такая мощная сила, которой невозможно сопротивляться, а после хрупкое дитя из тела матери перейдет в новый сосуд. Однако спустя мгновение Урсула с ужасом пустила в свою голову испуганную мысль: ничего не происходит…

Она много раз видела подобные ритуалы с переносом младенца, и знала твердо, что всё сделала правильно, так и… почему?!.. Почему ничего?!..

Урсула посмотрела в лицо своей жертвы, несмотря на рану, Тайлис была ещё жива.

— Почему ничего нет?! – спросила ведьма, хоть и понимала, что та не сможет дать вразумительный ответ.

— Наверно… — хрипло ответила она, — потому что… я… не беременна…

— ЧТО?! – закричала Урсула. – Зачем ты солгала?! Из-за тебя я убила Савви!

— Да… — она улыбалась. – Я рада, что она мертва…

— Зачем?! – истерично завопила Урсула. – Зачем ты врала?!

— Я всегда это делала так, чтобы… выглядеть главным героем… Словно это я… самая важная часть… истории… Словно… весь мир – это я!.. Давила на все чувства разом… и все вокруг переживали… лишь за меня и мою жизнь… Ошибок сделано немало… но… я вам не досталась… Моя душа — лишь моя… А значит… это я победила, а не она… — прошипела Рэмалин, и, с трудом повернув голову, уставилась на мертвую ведьму.

Больше Огненная Бестия ничего сказать не смогла, ее дыхание прервалось. Урсула в истерике схватила свой нож снова и начала бить девушку со всей силы, как только могла… била так много, так быстро, совершенно не давая себе в этом отчёт. Кровь твари, из-за которой она предала свою подругу, перемешивалась с её слезами…

Она рыдала так, словно плакала в первый раз в своей жизни… Ялус… Савви… Надежды… те счастливые и радужные, даже наивные надежды, которые она успела построить в своей голове, рухнули за одну секунду… и все из-за этой бесстыжей рыжей лгуньи…

 

Трудно сказать, сколько прошло времени, когда Ур смогла взять себя в руки и начать соображать. Мысли всё ещё путались, и слёзы всё ещё лились с её глаз, когда она вернулась в бордель за телом Ялуса. Любимого мужчину и его сестру требовалось похоронить вместе, на их семейном кладбище, рядом с родителями.

Когда ведьма подходила к борделю, то заметила большое количество стражи. Тело Ялуса уже обнаружили другие? О, нет!.. Теперь эти глупые людишки помешают забрать его!.. У них, видите ли, следствие идет!.. Урсула разозлилась, не зная, что делать дальше, как вдруг кто-то в чёрном плаще схватил её за руку и потащил в подворотни. На голове был капюшон, и она не могла разглядеть того, кто её схватил, пыталась вырваться, но хватка у незнакомца была железной.

— Ялус… — в ужасе простонала ведьма, когда мужчина мечты подпихнул её в темный переулок. Она увидела его лицо и на мгновение пала в самый настоящий ступор. – Но… ты же был мертв!.. Я… я видела тебя!.. Ты… ты не дышал!..

— Не обязательно так орать об этом! – гаркнул он. – К тому же, разве не ты пыталась меня воскресить?! Я ведь слышал твой голос!

— Я… — растерянно буркнула Ур. – Мой…

— Так вот он я! Вышло всё!

— Но… — растерялась девушка окончательно. – Я была с тобой около часа, пыталась тебя спасти, но ты не шевелился! Твое тело забирало энергию камней, но ты всё равно оставался мёртвым…

— Ур, я хоть и не умная продвинутая ведьма, однако знаю, что на воскрешение уходит гораздо больше времени! – снова гаркнул мужчина. – Прошу, включи мозги!

— А… ну да… — пробормотала ведьма, и… вдруг её осенило! Он жив!.. ОН ЖИВ! Она счастливо взвизгнула и повисла на его шее. Урсула снова расплакалась, только теперь от безумной-безумной радости! Если ещё пять минут назад она даже не догадывалась, как будет жить дальше, то теперь всё иначе!.. Он жив… Ялус к ней вернулся!..

— Да, да, да… — засмеялся он с её реакции и, отодвинув девушку от себя, серьезно произнес, — давай со всеми этими эмоциями мы разберемся позже. Я безгранично благодарен тебе за помощь, но где Савви? И где Тайлис?

— О, произошла ужасная трагедия… Я даже не знаю, как тебе сказать…

— Прошу… — испуганно произнес Ялус, осматривая девушку с ног до головы. Её платье скрывал плащ, но он заметил, что её одежда в чужой крови. – Только не говори, что ты и моя безумная сестрица убили мою беременную невесту?!

— Но… Тайлис ведь убила тебя…

— А что ещё ей оставалось? – резонно спросил Ялус. – Она растерялась… и всё, что хотела это спастись! Я нечаянно проговорился, и Тайлис испугалась! Это была обычная защитная реакция!

— Ничего себе защитная реакция! — разозлилась Ур, глубоко переживая то, что он так защищает недостойную этого.

— Пойми… — виновато проговорил он. – Я сейчас не могу думать иначе, она ведь носит мое дитя!

— Ты её любишь? – расстроено спросила ведьма. – Или просто волнуешься за ребёнка?

— Сейчас для меня это невероятно трудный вопрос, — не стал лгать Ялус. Это действительно было именно так. — Прошу, не томи, расскажи, что случилось?

— Тайлис убила Савви… — Урсула поняла, что сказала, только когда услышала свои собственные слова.

— Что?! – обомлел мужчина.

— У них была такая ссора… Ужас!.. Савви хотела извлечь из неё силы для себя, а она защищалась… Все произошло, пока я возилась с твоим воскрешением, а когда я нашла мертвую подругу, даже не поверила, что с ней кто-то смог совладать!.. А эта Огненная накинулась на меня, тоже хотела убить… Я защищалась….

— Ты убила мать моего ребенка?! – гневно прошипел Ялус. – Прошу, скажи, что это не так!! Я никогда тебе не прощу такого поступка!..

— Когда я пришла, она была вся без сил… Она попыталась меня убить, но на ещё один поединок была не способна, а потому стала плакать и умолять меня пощадить её… Сказала, что беременная от тебя…

— И ты ведь её пощадила, правда?! – торопил Ялус рассказ. Его раздражало, что она так тщательно подбирала слова.

— Савви её тяжело ранила… Она бы не выжила, — Урсула вспомнила последние слова Огненной Бестии, и как она говорила?.. «Врать надо так, чтобы выглядеть главным героем истории, словно весь мир – это я! Дави на все чувства разом, и тогда…» — но когда она сказала, что беременна от тебя, я не могла допустить, чтобы последняя частичка тебя исчезла…

Урсула дотронулась до своего живота и продолжила говорить:

— Спасти её, после того, как она убила тебя и Савви, я не могла… Да и Савви я спасти не могла, потому что она была убита нашим ритуальным кинжалом, магия в них сам, знаешь, какая… Они высасывают саму жизнь!.. Но и Тайлис была ранена им же, тем же кинжалом, так что я ничего не могла сделать для неё, лишь для твоего ребёнка…

— И ты… — слушая её как зачарованный, проговорил Ялус. – Ты перенесла его жизнь в себя?..

— Да… Именно так… Твой малыш внутри меня… Он теперь мой…

— Наш… — крепко обнял её любимый мужчина и прижал к себе так тесно, как только смог. – Спасибо тебе за то, что ты позаботилась о моём ребёнке… Обещаю, что теперь всегда буду только рядом с вами двумя, и буду заботиться о вас, как о своей семье!.. Мы… мы и должны стать одной семьёй!.. Будет не просто, но… ты ведь не сделала бы всё это, если бы ничего не испытывала ко мне, верно?..

— Верно… — смутилась Урсула. – Я тебя так сильно люблю, Ялус… Всё, что я сделала было во имя тебя…

— Однажды я обязательно порадую тебя такими же словами! Я обещаю, быть тебе достойным и верным мужем! – клятвенно проговорил он, глядя ей в глаза. Урсула была совсем не похожа на Тайлис, и он как-то по молодости обещал сестре не «портить жизнь» её подругам, однако теперь… его судьба связана с этой девушкой, что любит его, что спасла его, к тому же не только его, но и малыша…

— Я искренне верю, что мы с тобой будем счастливы! – ласково прощебетала Ур. «Главное затащить тебя скорее в постель и забеременеть по-настоящему, — в панике и в тоже время радостно думала она, — а иначе мне придется продолжать врать…»

читателей   118   сегодня 7
118 читателей   7 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...