Арра из крылатого народа

Аннотация:

Арра рождена, чтобы летать, хотя пока не научилась. Все друзья уже давно обзавелись настоящими небесными зверьми, а у неё – лишь жаба-хранитель, которая только и умеет, что есть комаров. Но Арра не сдаётся, кто знает, может, ей суждено приручить грозного дракко, которого бояться даже опытные охотники.

[свернуть]

 

Утро выдалось солнечное, радостное, не сравнить со вчерашним. Ещё ночью шумела гроза, барабаня по крыше, но сейчас о ней напоминала лишь яркая радуга в уголке неба. Откуда у неба уголок? Он всегда есть, когда смотришь на него из окна. Небольшого деревянного окна с зелёными занавесками, раздвинутыми в стороны, без стекла и с широко открытыми ставнями. Из такого окна одно удовольствие разглядывать далёкие горы и облака. А в ответ тебе улыбается радуга, и заглядывают в дом радостные солнечные лучики. А ещё залетает прохладный утренний ветерок, пахнущий пряным разнотравьем, а вместе с ним иногда и крылатые гости: божьи коровки, жуки и, к сожалению, кровососы.
После дождя, со стороны Шумного водопада за скалой грифов часто висела радуга. Пока Арра, сидя на кухне, разглядывала её, один наглый комар залетел в окно. Скорее всего, он собирался притаиться где-нибудь в тёмном углу и полакомиться уже ночью, но этим планам не суждено было сбыться. Хранитель Арры, небесный зверь по имени Вааку, приоткрыл глаза и длинным тонким языком поймал наглеца, и слопал. А потом продолжил дремать, неподвижно зависнув в воздухе рядом со столом. Вааку отлично справлялся со своими обязанностями, хотя в последнее время и стал сонным, наверное, из-за возраста.
На кухню зашла мама.
– Арра, ты кушаешь? Остынет ведь!
– Да…
– Думаешь о рокке?
Девочка кивнула.
– Хочешь сегодня попробовать снова?
Арра помотала головой.
– Нет. Мне кажется, я никогда не смогу приручить его.
– Ничего, всё образуется, – мама обняла её, погладила волосы. – Арра, ты из крылатого народа, а значит, рождена, чтобы летать. Тебе просто нужно время. Погода стоит хорошая, и дикие рокки ещё неделю будут у нас, а может и две. Знаешь, у меня есть для тебя задание. Как позавтракаешь, отнеси отцу эту сумку, а потом сходи в висячий лес, нарви цветов клео, у меня они кончились, а нужно делать бальзам.
Задание – это прекрасно, особенно, если нужно прогнать дурные мысли. Да и кто станет сидеть дома, когда начинается такой солнечный и без сомнения увлекательный день?
Торопливо позавтракав, Арра схватила сумку, переназначавшуюся папе, и, выйдя из дома, вприпрыжку побежала по тропинке. Та серпантином уходила вверх по склону мимо дома соседей, а потом по мосту над пропастью между скалистыми горными вершинами, вокруг которых приютилась родная деревня Арры. Вааку летел следом, не отставал ни на шаг. Даже постарев, хранитель передвигался на удивление быстро. Как и другие небесные звери, птицу он напоминал лишь отдалённо. Небольшой пернатый шар с двумя короткими лапами, загнутым клювом, внимательными чёрными глазками и кожистым хвостом, на конце которого торчала яркая оранжевая кисточка. Крыльев у Вааку не было.
За мостом находился дом лучшей подруга Арры, Мэйи.
– Доброе утро, Арра! – мама Мэйи приветственно помахала рукой, стоя у дверей.
– Доброе утро! – Арра остановилась.
– А Мэйя уже убежала с братом к гнездовью рокков, ты пойдёшь с ними?
– Здорово, но сейчас я не могу… мама послала меня в висячий лес!
– Значит, попробуй завтра, не сдавайся. У каждого из крылатого народа должен быть настоящий небесный зверь!
– Я постараюсь…
– Удачи в лесу и будь осторожна! Не подходи близко к краю.
– Не беспокойтесь, я знаю там все тропы.
Братьев у Мэйи было двое. Обогнув дом, Арра нос к носу столкнулась с одним из них, к счастью, это оказался Лан – ровесник Арры, добрый и красивый, он нравился многим девочкам в округе. Второго же, по имени Рин, заносчивого и горделивого на дух не переносили все без исключения дети в деревне.
Лан парил в воздухе прямо над тропой, а молодой рокк крепко держал его за кожаные ремни на спине – своеобразное седо, только наоборот.
– Привет, – Лан улыбнулся, явно собираясь сказать что-то ещё, но Арра не остановилась.
– Привет, – быстро улыбнулась она в ответ и поспешила дальше.
Дом Мэйи скрылся из виду. Тропинка сделала поворот и поднялась ещё чуть выше, а затем, пробежав мимо крутого обрыва, спустилась вниз и вывела Арру на край деревни. Здесь, на склоне, защищённом от ветров каменной стеной, младшие дети играли с ёнк-ён. Яркие, светящиеся зверьки смешно раздувались и перелетали с одного места на другое. Ребята, смеясь, гонялись за ними. Рядом висело несколько хранителей, точно таких же, как у Арры, только поменьше и моложе – они присматривали за шумной толпой.
У папы Арры была очень важная работа в деревне – кожевенных дел мастер, но осенью он, как и все остальные мужчины в деревне, не считая разве что охотников и старейшин, собирал урожай. Арра нашла его на краю ячменного поля, возле Уеху – огромного и неповоротливого зверя, на спине находилось не седло, а целая телега, в которой ячмень увозили на обмолот.
– Папа! Папа! Ты забыл дома свой обед!
– Спасибо, доченька! Ты сейчас к гнездовью роков? Попробуешь ещё раз?
– Нет… мама послала меня в висячий лес за цветами клео!
– Правда? Ну хорошо, отдохни сегодня, но завтра обязательно надо постараться! Иначе дикие рокки улетят до следующей весны.
– Я знаю, пап, – Арра потупила взор.
Буд-то она не старалась! Но как можно думать о второй попытке сразу после такой позорной неудачи, которая постигла её вчера? Тем более что все друзья уже справились. Некоторые, как например Мэйя, приручили рокка ещё месяц назад, и лишь одна Арра пока отставала. Но она старалась, честно. Всё лето ходила к гнездовью и, как и велела традиция, кормила, играла, разговаривала с небесными зверьми. Один из рокков даже откликнулся. Она придумала ему имя, а вчера надела седельные ремни и попробовала взлететь вместе с ним. Лучше бы она подождала ещё… Прежде всего, подвела погода: противное утро, полное тумана и промозглой сырости не предвещало ничего хорошего. А потом, когда рокк шумно хлопая крыльями, схватил Арру за ремни, и земля ушла у неё из-под ног, девочку объял настоящий ужас. Она забыла и о том, что нужно дёргать за ремешки, чтобы дать рокку понять, куда она хочет лететь, и о том, что можно отдавать команды голосом. Вместо этого Арра лишь смотрела себе под ноги, туда, где разверзлась туманная бездна, и гадала: далеко ли до земли? Пять шагов? Десять? Сто? В голове засела одна единственная паническая мысль: «А что если он опустит меня?»
Никакого полёта не получилось, рок обогнул скалу и вернулся назад, снова поставив Арру на землю – вот и всё. Стыд и позор. Не спасало даже то, что друзья не стали смеяться над ней. Некоторые, как например Лан, добро улыбались и заверяли, что у неё всё получиться, но Арре, почему-то от этого становилось только хуже. Она думала лишь о своём страхе. А что если теперь она вообще не сможет летать?
Нет уж, идти сегодня к роккам или общаться с друзьями совсем не хотелось. К сожалению, дорога к висячему лесу пробегала мимо гнездовья, и проскользнуть незамеченной не удалось. Арру увидела Мэйя.
– Привет! Ты наверх? Я тоже, пойдём вместе!
– Сегодня нет времени…
– А завтра придёшь?
– Вряд ли.
– Но почему?
– Не хочу… нет настроения.
– Что значит, не хочу? – Мэйя тут же нахмурилась и тоном своей мамы продолжила: – У каждого должен быть настоящий небесный зверь, это ведь очень важно! А что если случиться беда? Думаешь, он тебе поможет? – Мэйя кивнула в сторону Вааку, который висел в воздухе тут как тут. – Зачем тебе хранитель? Ты уже не маленькая, играй с ёнк-ён, как остальные, а для серьёзных дел нужен рокк или хайк. Каждый раз, когда я вижу твоего Вааку, мне его становится жалко: он такой большой и старый… Арра хранителя надо отпускать на волю, когда тебе три года, а ты не можешь расстаться со своим даже в девять!
– Ёнк-ён крикливые, а от хайка дурно пахнет… – помедлив, ответила Арра. – Иди наверх Мэйя, если хочешь, а мне нужно в висячий лес, мама послала меня собрать клео.
– Успеешь ты, пойдём вместе! – Мэйя потянула подругу за руку, но та вырвалась.
– Пусти! Всё равно у меня сегодня не получится. Я так испугалась вчера, что до сих пор колени дрожат…
– Ты шутишь?! – Мэйя аж побледнела. – Неужели ты боишься высоты?
Арра поняла, что ошиблась. Страх перед высотой был под запретом. Все сызмальства знали сказку о мальчике, который боялся высоты и поэтому даже не мог выйти из дома. Самая страшная страшилка для детей крылатого народа.
– Ерунда! – быстро воскликнула Арра.
– Но ты же сама только что…
– Я испугалась, что этот глупый рокк разожмёт свои лапы и я упаду. А высоты я не боюсь – это разные вещи! Ну всё, некогда мне разговаривать. Пока!
Дорогу до висячего леса Арра знала отлично. Вначале – по тропинке через небольшое ущелье, где стоял домик Гэвии-травницы, подруги её мамы. Потом – короткий подъём, навстречу яркому тёплому солнцу и безбрежному небесному морю, и снова вниз, по склону родной горы.
В этом месте в лицо всегда дул сильный ветер, а земля приятно пружинила под ногами и словно подталкивала: «вперёд, вперёд, взлетай!» Так и кажется: взмахнёшь руками и поднимешься в небо наравне с птицами. Окрылённая этим ощущением, Арра где бегом, а где и вприпрыжку понеслась вниз, но вскоре замедлила шаг. Начался висячий лес, а вернее его самая верхняя крона, и следовало вести себя осторожно.
Висячий лес получил своё название неспроста. В нём росли особые деревья, походившие скорее на лозу невероятного размера, чем на обычные сосны и ели, которые тоже нередко встречались по соседству. Змеедрева, так их называли, покрывали долину у подножья гор плотным зелёным ковром, а самые сильные из них, толщиной в десятки обхватов, забирались вверх по склонам. Они цеплялись за землю, вгрызались в скалы и ползли почти до самых вершин, где, окаменев, сплетались вместе в могучие кроны, которые словно шляпки исполинских грибов свисали со скалистых гор. Покрытые слоем дёрна и молодой зеленью, эти кроны были такие прочные, что по ним спокойно разгуливали и люди, и животные, и росли другие растения.
Набрав полную сумку клео, Арра зашла дальше обычного. Здесь крона становилась тоньше, под ногами появлялись непрочные молодые побеги и даже дыры. Приходилось осторожно выбирать, куда наступить, чтобы не провалиться. Вааку летел рядом, на ходу ловя насекомых. Конечно же, никто не разрешал детям подходить близко к краю, но во всей округе не нашлось бы ни одного сорванца, который хотя бы раз в неделю не бегал сюда. Ведь это так интересно: заглянуть за кромку и увидеть внизу ещё одну крону висячего леса, а за ней, так далеко, что голова шла кругом – бескрайнюю и полную опасностей долину. Там, под густым зелёным покрывалом, прятались и быстрые реки, и коварные ущелья, и ядовитые змеи, и свирепые хищники. Впрочем, Арре больше нравилось наблюдать за облаками и, как и всем детям в деревне, мечтать о полёте. Но чтобы подняться в воздух, нужен был небесный зверь. Настоящий, такой, какой у взрослых, а не летающая жаба – хранитель.
Небесных зверей в природе водилось великое множество: и злых, опасных, и добрых, полезных. Как и другие дети крылатого народа, Арра наизусть знала все их виды: начиная от тех, что хоть немного походили на птиц, и заканчивая теми, которые напоминали змей или рыб, или вообще не походили ни на что другое. Никто не знал, какая волшебная сила поднимала их всех в воздух, но это было и не важно. Главное, что люди и небесные звери жили бок о бок и помогали друг другу. А без этой помощи, разве можно было бы собирать зерно на далёких южных склонах, охотиться в долинах, строить свои дома и летать в соседние деревни? Конечно же, нет. В каждом доме, у каждого взрослого человека был хотя бы один небесный зверь, а умение летать считалось самым главным умением человека.
Первыми среди всех небесных зверей были хранители, такие как Вааку. Никто не знал точно, откуда они происходили, но каждую весну хранители прилетали с севера, со стороны Зелёной долины, и селились рядом с домами, в которых недавно родились дети. Если хозяева радушно встречали его, то хранитель оставался у них жить, присматривал за детьми и защищал их от опасных насекомых, которые в начале лета частенько прилетали из низин. Москиты, большие мухи, летающие пиявки – чего там только не водилось. Хранитель с удовольствием поедал их всех. А ещё он не отходил от ребёнка ни на шаг и в случае опасности своим громким криком звал родителей.
Играть хранители не любили, но зверей для забав и так хватало, например, цветастые и шустрые ёнк-ён. Но эти маленькие зверьки не могли поднять в воздух даже ребёнка и никак не помогали по хозяйству. Для полётов нужен был или рокк или хайк. Первые походили на большую птицу светло-коричневого цвета с мешкообразным гребнем на голове. Вторые – напоминал скорее огромную рыбу, которая легла на бок и вдруг решила полетать по небу. Пахли хайки тоже как рыба, и поэтому Арра их терпеть не могла. А кто же ей нравился? Дракко – опасные хищники. Арра видела таких зверей у охотников из соседней деревни и сразу же влюбилась. Дракко походили на большую змею с птичьей головой, острым клювом и ярким опереньем на хвосте. Но о полёте на таком красивом звере можно было только мечтать. Говорили, что дракко обладали скверным характером и недолюбливали людей. К тому же обитали они в самых труднодоступных местах Зелёной долины, и не то, что приручить, даже добраться до дракко было весьма непросто.
Поблизости от деревни жили и другие небесные звери, на некоторых из них могли летать даже дети, но горькая правда заключалась в том, что Арра не очень-то ладила с ними со всеми, за исключением своего Вааку. Некоторые и вовсе сторонились её, улетая прочь, едва Арра оказывалась рядом. Её родители этого словно бы не замечали. Но вот соседи уже шептались у Арры за спиной. Обсуждали, не станет ли она птенцом-неудачником, так и не научившимся летать к своему совершеннолетию. А ведь старейшины могли и выгнать такого из деревни.
Почему-то Мэйя была уверена, что все эти проблемы из-за Вааку. «Посмотри, какой он стал огромный, того и глядишь тебя проглотит!» – то и дело потешалась подруга. И действительно во всей округе не было больше ни одного такого старого хранителя, как у Арры, ведь когда ребёнок подрастал, традиция велела отпускать их на волю. Обычно, родители с почётом провожали небесного зверя назад в долину. Но это был лишь красивый обряд, а на самом деле никому не хотелось кормить и заботиться о бесполезном звере. Однако прогнать своего Вааку Арра не могла. Нельзя же так поступить с лучшим другом только лишь потому, что тебе больше не нужна его помощь? И она упрямо продолжала заботиться о Вааку, даже когда родители перестали это делать.
В задумчивости Арра остановилась рядом с большой окаменевшей веткой змеедрева. Толщиной примерно в один обхват она, постепенно сужаясь, выбиралась из общего сплетения и уходила далеко в пустоту, где одиноко висела в воздухе совсем лишённая листьев. Из трещин в её коре пробивалась зелёная трава, а на самом конце рос алый цветок клео, такой большой, какого Арра ещё никогда не видела.
«Вот мама удивиться, если я принесу ей это чудо, – подумала она, – но как же его достать?»
Окаменевшая ветка выглядела очень прочной. Ветер стих, и, оценив расстояние на глаз и поразмыслив немого, Арра решила, что справится. В конце концов она уже не раз лазила по змеедревам.
«Я ведь не боюсь высоты, так? – спросила Арра сама себя, и, отложив в сторону сумку с собранными цветами, встала на четвереньки и осторожно подобралась к самому краю. – А если испугаюсь, то и о полётах думать нечего!»
Вааку громко и пронзительно закричал:
– Кри-кри!
– Тише, – попыталась успокоить его Арра. – Я знаю, что я делаю.
Она забралась на ветку, а хранитель подлетел поближе. Он наблюдал за происходящим с заметным беспокойством, однако помочь не пытался.
– Вааку, дружок, видишь цветочек? – Арра остановилась. – Принеси его мне. Давай. Ты сможешь! Подлети поближе и клювом за стебелёк…
Пернатый шар смотрел на неё необычайно внимательно, но вместо того чтобы выполнить просьбу, он снова громко крикнул: «Кри-кри!» Опасность, опасность!
«Эх ты, летающая жаба…» – с досадой подумала Арра.
И словно в ответ на эти мысли за её спиной раздался чужой голос:
– Он бесполезен, бесполезнее курицы!
От неожиданности Арра едва не свалилась. Оглянувшись, она увидела Рина – старшего брата Мэйи. Сама подруга Арры вместе с Ланом стояли чуть поодаль. Их недавно приручённые рокки, как и рокк Рина сидели тут же, чистили крылья и посматривали на людей.
– Что ты делаешь? – продолжил Рин таким тоном, словно уже возомнил себя старейшиной деревни. – Детям нельзя ходить на самый край!
«Так и свалиться недолго…» – подумала Арра, пытаясь успокоиться. Она бросила недовольный взгляд на Мэйю, но та лишь потупила взор, видимо, чувствуя свою вину. Наверняка это она разболтала братьям, куда пошла Арра.
– Не твоё дело, Рин!
– Ещё как моё! Я старший над вами, цыплята.
– Старший цыплёнок!
На лице Лана появилась улыбка, а Мэйя прыснула со смеху.
– Что ты сказала? – Рин побагровел. Он тоже встал на четвереньки, и, крепко держась за ветку, подобрался поближе к Арре. – Ты что не слышала, я спросил, зачем ты сюда забралась?
– Мне нужно сорвать цветок! – Арра отодвинулась.
– Смотри-ка, а ты смелая… – Рин бросил быстрый взгляд на клео, а потом посмотрел вниз, – а я слышал, что ты боишься высоты.
Мэйя, вот негодяйка, ничего ей нельзя говорить!
– Неправда, не боюсь! – Арра решила отрицать до последнего.
– Не кричи так, я тебе верю. Раз висишь тут, словно обезьяна – значит, и впрямь не боишься. Давай же, вперёд, до него ведь всего два шага осталось!
– И я бы давно их прошла, если бы кто-то мне не мешал!
– Эй, Рин, ты что? – окрикнул их Лан. – Просто помоги Арре вернуться!
– Молчи, я и так ей помогаю, – Рин оглянулся. – Представляешь, что случится, если старейшины узнают о её страхах? Ты хочешь, чтобы Арру выгнали из деревни?
– Никто её не выгонит, не придумывай!
Спорить, вися над пропастью, Арре совсем не хотелось. Жаль, что и уши закрыть она не могла. Больше не оглядываясь и не обращая внимания ни на Мэйю с её братьями, ни на предупреждающее кудахтанье хранителя, она осторожно и медленно-медленно двинулась к цели. От усердия на лбу выступили крупные капли пота. К счастью змеедрево даже не думало прогибаться под её весом.
«Я справлюсь, я справлюсь, – повторяла про себя Арра. – Смогла добраться сюда, и оставшийся шаг сделаю. Мэйя, конечно, хороша, а ведь сама трусиха. Сейчас, должно быть, перепугалась даже больше меня. Ха, ну и пусть! Зато потом не посмеет никому сказать, что я боюсь высоты! Я боюсь? Да кто вообще такое придумал?»
Пока под ногами её была опора, пусть и в виде тонкой ветки дерева, страх не появлялся. Чувствуя себя отважной, как никогда, Арра посмотрела вниз, туда, где по склону тянулись стволы змеедрев, а потом протянула руку и сорвала цветок.
«Я справилась!» – подумала она и в этот момент ветка под ней подозрительно хрустнула.
«Мамочки! – выронив клео, Арра быстрее зажмурилась, и покрепче обхватив ветку руками и ногами. Знакомое и до чего же неприятное чувство страха, захватив её целиком и полностью. Даже руки заледенели, словно слившись с каменным деревом. – Вот глупая, зачем я это затеяла? А что если и впрямь упаду, неужели оно того стоит?»
Ветка больше не трещала, но Арра всё равно боялась пошевелиться и даже вдохнуть. Она пришла в себя, только когда почувствовала, что кто-то дёргает её за плечо. Это оказался Лан. Рокк держал его в воздухе рядом с Аррой.
– Мне страшно…
– Вставай, я тебе помогу, – Лан протянул ей обе руки.
– Эй, ты что! – крикнул им Рин. – Твоему рокку не поднять двоих!
– Сейчас я встану рядом, – Лан дал рокку знак поднять его чуть выше.
– Не надо, – попробовала предупредить его Арра, но у неё из горла вырвался лишь какой-то слабый свист. – Она сейчас сломается!
Лан не понял её, он осторожно поставил на дерево одну ногу, во что бы то ни стало намереваясь спасти Арру, и в этот момент окаменевшая ветка надломилась. Арра успела выпрямиться и схватилась за Лана также сильно, как до этого сжимала змеедрево. Несколько мгновений они, ещё не сообразив, что происходит, висели, сопротивляясь силе тяжести, а потом сорвались вниз.
Когда её брат и лучшая подруга вместе с державшим их рокком скрылись из виду, Мэйя едва не лишилась чувств. Рин тоже не сразу справился с волнением и к тому моменту, как он смог подозвать своего рокка, было уже слишком поздно, чтобы догнать их. Однако Рин всё равно полетел следом, но через некоторое время вернулся ни с чем.
– Где они? Что случилось? – слабым голосом принялась расспрашивать Мэйя.
– Не знаю… мне кажется, я видел, как рокк унёс их куда-то далеко за скалу грифов, но когда я подлетел ближе, он уже поднимался наверх. Один.
– Но как же так… надо найти их!
– Нет, мы не справимся. Полетели быстрее в деревню, надо рассказать старшим!
Хотя Рин этого и не видел, но вначале небесный зверь вместе с детьми спикировал почти до самой Зелёной долины, да так низко, что Арра, свисавшая с Лана, почти коснулась ногами веток молодых змеедрев. Рокк хоть и не смог поднять детей наверх, долгое время не сдавался. Он нёс их по краю долины мимо прогретых солнцем скал, и раз за разом пытаясь взлететь повыше. Рокк искал восходящие потоки тёплого воздуха, которые могли бы помочь ему, но всё оказалось напрасно. Внизу был лишь ковёр из зелёной листвы и ни одного удобного места, чтобы сесть. И только тогда, когда у небесного зверя кончились силы, боясь врезаться в дерево вместе со своей ношей, он отпустил детей.
Мало приятного упасть на землю с высоты в три десятка шагов. К счастью большие листья змеедрев смягчили падение. Но Лан и Арра тут же провалившись через их плотный, но всё же не закаменевший, как наверху, слой, исцарапались о ветви и упали на мягкую подстилку из старой листвы, где и пролежали ещё какое-то время, приходя в себя.
– Ты в порядке? – спросил Лан, когда Арра неожиданно заплакала.
– Кажется, да. – Арра села. Бока болели, но, похоже, она отделалась только ушибами и царапинами. – А ты?
– Нормально. – Лан тоже встал. – Ничего не сломал. А почему ты плачешь?
– Потому, что я глупая. Полезла на эту дурацкую ветку, а всё ради того чтобы доказать себе, что не боюсь… а теперь? Что теперь будет?
– Сейчас не время ругать себя! – перебил её Лан.
– Да, ты прав, – хмыкнув, согласилась Арра. – Но до чего же обидно…
Их окружал полумрак. Тёмные древесные своды забирали себе почти весь солнечный свет, и казалось, будто бы Арра и Лан угодили в пещеру. Одни змеедрева стлались по земле, уползая куда-то вдаль, другие, совсем молодые тянулись вверх, словно обычные деревья, надеясь выбраться к свету. Листья под ногами оказались влажные, и где-то под ними бежал едва заметный ручей. Издалека доносилось приглушенное расстоянием, но всё равно довольно громкое и разноголосое кваканье.
Никогда в своей жизни Арра не была так далеко от дома, да и никогда раньше не спускалась в Зелёную долину.
– Какой тут плохой запах, – Арра поморщилась. – Где это мы?
– Наверное, какая-то низина. Может, ущелье. Мы где-то за скалой грифов, ты разве не видела?
– Нет, я боялась открыть глаза, пока мы летели, – смущённо признала Арра. – Скала грифов? Это далеко от деревни. Зачем он нас сюда унёс?
– Он не специально. Просто, рокки не очень сообразительные.
– Как думаешь, нас быстро найдут?
– Рин или Мэйя? Не знаю… полезут ли они сюда. Я думаю, они позовут взрослых.
В задумчивости Лан обошёл место, где они упали по широком кругу,осматриваясь. Арра последовала за ним, переступая через небольшие змеедрева.
– Знаешь, тут ведь водится много хищников, – сказала она. – Например, пятнистая кошка.
– Да, – согласился Лан, – а ещё кагаар, он охотится на оленей, но и на человека напасть может.
– И змеи… – подхватила Арра обеспокоенно.
– Ядовитые, – кивнул Лан, – серебряный ползун, древесная гадюка и чёрная кольцовка. А есть ещё дикие дракко, но знаешь кто страшнее всех?
– Кто?
– Пучеглазый медведь. Их много и они не терпят на свой территории людей. Помнишь, что надо делать, если увидим взрослого медведя с детьми? Встаём на четвереньки, смотрим в другую сторону, и медленно идём мимо.
– Ещё есть москиты и пиявки бижжу, – добавила Арра, показывая на кровососа, который вылетел из листвы у них под ногами. – Они любят влажные места.
– Летающие пиявки? Мы же не дети чтобы их боятся. К тому же осенью их мало, и они сонные.
Лан легко поймал и раздавил пиявку.
Откуда-то сверху донёсся странный звук, словно большая птица вспорхнула с ветки, или, скорее, со всего размаха врезалась в неё.
– Что это?
Арра почувствовала, как по спине побежала струйка пота. Любой шорох теперь напоминал ей о пятнистых кошках, а голоса лягушек казались рёвом пучеглазого медведя.
– Может… – начал Лан.
– Вааку! – перебив его, воскликнула Арра. – Ты нашёл нас!
Хранитель спустился к ним сверху. Подлетев поближе, он как ни в чём не бывало, завис рядом с хозяйкой. Арра сияя от радости, обняла его.
– Милый мой, хороший, как здорово, что ты здесь…
– Ого! – Лан выглядел впечатлённым. – А ты можешь отправить его назад за помощью?
Арра с сомнением посмотрела на взъерошенного зверя.
– Вааку? – тихо сказала она ему, снова погладив по боку. – Ты можешь слетать наверх? Домой? Пожалуйста!
Никакой реакции. Лишь внимательный взгляд маленьких чёрных глаз.
– Ну и?
– Нет, не получится. Он ни за что не оставит меня тут. Только и умет, что ходить попятам и есть насекомых…
Словно в подтверждение этих слов, Вааку поспешил проглотить комара, неосторожно подобравшегося к его хозяйке.
– Но если он нашёл нас, – продолжила Арра, – значит, смогут найти и остальные, правильно?
– Наверное, – Лан поднял голову. – А может, и нет. Листва такая плотная, что сверху нас не заметить. Твой Вааку, должно быть, летел следом. Ты знаешь… – Лан задумался, – видишь вон то змеедрево?
– Большое? – уточнила Арра.
Чуть в стороне по земле ползло огромное дерево, ствол которого был шириной в три или четыре человеческих роста.
– Оно самое, – кивнул Лан. – Подожди пока тут, а я заберусь на него, осмотрюсь. Может удаться выглянуть наружу.
– Осторожно, не упади!
– Постараюсь…
Ухватившись за трещины в коре, Лан полез на змеедрево. С трудом, но ему удалось забраться по округлому стволу. И, бросив что-то вроде: «Посмотрю, что с другой стороны», – он оставил Арру в одиночестве.
Меж тем таинственный лес, оправившись после внезапного вторжения в свои пределы двух человеческих детей, продолжил свою обычную жизнь. Глаза Арры успели привыкнуть к освещению, и окружающий мир больше не казался ей таким уж тёмным, но от этого не становилось легче. Наоборот. Забыв о всём остальном, она настороженно вслушивалась в незнакомые звуки и вглядывалась в неясные тени, что мелькали между деревьев, надеясь заметить опасность, прежде чем станет слишком поздно.
Оставаться в таком месте одной, хоть с хранителем, было слишком страшно. Вааку тоже беспокоился, чувствуя настроение хозяйки, он тёрся о неё и подталкивал в спину, словно призывая уходить отсюда. Наконец не выдержав, Арра позвала:
– Лан! Ты где?! Возвращайся!
– Я тут! – донеслось в ответ.
Лан второпях спустился вниз, едва не сорвавшись. Он выглядел взволнованным.
– Что там такое? Ты высоко забрался?
– Нет, – он помотал головой. – Там наверху он, смотри!
Вначале Арра не увидела ничего необычного, и лишь приглядевшись, она поняла, что одна из чёрных теней, казавшаяся снизу длинной веткой змеедрева, двигалась, явно живая.
– Питон?
– Нет.
Неизвестное создание соскользнуло с дерева и неспешно поплыло в воздухе.
– Мамочки, да это же… – Арра не договорила.
– Дикий дракко, – закончил за неё Лан.
Извиваясь, небесный зверь грациозно скользил между деревьев, то почти скрываясь из виду, то появляясь снова. Он медленно спустился вниз, а потом завис всего в нескольких шагах от Арры и Лана, внимательно глядя на детей своими чёрными глазами.
– Что же делать? – прошептала Арра.
– У меня есть нож. Я попробую задержать его, а ты убегай!
– Глупости! Будем драться вместе! – Арра старалась, чтобы её голос звучал по-боевому. Она по-матерински закрыла собой Вааку.
Дракко не двигался, словно желая покрасоваться перед детьми. Длинное тело, покрытое тёмной чешуей, короткие крылья и две лапы. Голова, отдалённо напоминающая птичью, и яркий красный хвост. Из открытой пасти зверя выглядывал длинный язык, а хвост, которым, как говорили, дракко мог легко перерубить не только толстые стволы деревьев, но даже и камни, покачивался из стороны в сторону.
– Ты знаешь, Лан, а ведь он прекрасен, – сглотнув комок в горле, прошептала Арра. – Настоящий король хищников.
– Да, – согласился Лан. – Мы обречены…
Однако дракко не стал нападать, он громко щёлкнул хвостом по змеедреву, а потом развернулся и поплыл прочь. Ребятам оставалось лишь изумлённо смотреть ему вслед.
– Ты знаешь, я думаю нам надо уходить отсюда, – прошептал Лан.
– Давай, – согласилась Арра, хотя внутренне и чувствовала, что это ошибка, но спокойно дожидаться помощи в таком месте она бы не смогла.
Дети отправились вдоль ствола огромного змеедрева в том направлении, где как им показалось, должна была находиться деревня. Немного придя в себя, Лан сказал:
– Ты знаешь, я думаю, что мы поступили правильно.
– Почему? – удивилась Арра.
– Вряд ли Рин или Мэйя видели, куда нас унёс рок. Ты посмотри, в листве до сих пор ни одного просвета! Охотникам нас так просто не найти.
– Теперь уж точно…
– Не бойся, мы выберемся сами.
– Подниматься на гору пешком? Но ведь это очень долго!
– А что нам остаётся? Не возвращаться же назад?
Арра не знала, что возразить, а Лан продолжил, уже увереннее:
– Я думаю, этот гигант ползёт куда-то наверх, – он кивнул на большое змеедрево. – Если пойти вдоль него, то куда-нибудь да придём! К тому же, если найдём нормальное дерево, то сможем развести костёр – это поможет охотникам заметить нас!
Это звучало уже убедительнее, и Арра перестала спорить. Однако, вопреки ожиданиям Лана, местность постепенно спускалась всё ниже, а под сандалами теперь хлюпала жижа. Голоса птиц и тени животных исчезли, и, словно для того чтобы восполнить недостаток света, вокруг теперь росли светящиеся растения и грибы, таинственно мерцавшие в темноте.
Переступая через корни змеедрев, Арра то и дело оглядывалась назад.
– Что-то увидела? – спросил Лан.
– Нет. Я смотрю, не летит ли дракко за нами.
– Уж лучше бы он остался там. Надеюсь, мы для него слишком костлявые.
– Ты знаешь, а ведь он действительно прекрасен…
– Да что ты всё заладила, прекрасен, да прекрасен – влюбилась что ли? – Лан покосился на Арру, но та не заметила колкости в его голосе.
– Ну да, а как же иначе? Какой у него плавный полёт, а? Ни у одного зверя такого больше нет. А как неподвижно он висит над землёй? А знаешь, что самое удивительное, я совсем его не испугалась!
– Так бывает, просто всё произошло слишком быстро. Ты не успела испугаться.
– Слишком быстро? Ну не знаю. Когда я висела на ветке, и она начала трещать, я испугалась моментально. А тут… это был не страх, а уважение, представляешь? Почтение, словно встретились с одним из старейшин. А ты не почувствовал?
– Почувствовал… – нехотя признал Лан. – Странно всё это. Он даже показался мне знакомым, словно я видел его раньше.
– Не может быть!
– Вот-вот. Я слышал, что дракко гипнотизируют свою жертву. Похоже, что это – правда.
– Да, дракко – это ведь не просто летающий змей, он особенный. Мне папа рассказывал, что его трудно приручить, но потом он становится твоим верным другом на всю жизнь. Говорят, он понимает человеческую речь. Всё-всё до единого слова! А ещё у него на спине есть роговые выступы, словно специально для того, чтобы удобно было привязать седло. Но на нём и так удержать легко.
– Ты что? – Лан непритворно удивился. – Хочешь летать на дракко?
– Ну… – Арра задумалась. В обычное время она ни за что не призналась бы, но сейчас её так и подмывало рассказать о своих мыслях. – А почему бы и нет? Мне кажется, что у меня получится. Знаешь, когда я собирала клео, я всё думала о дракко. О том, как его трудно приручить и том, что даже найти его непросто, а теперь, раз, и мы свалились сюда прямо к нему…
– На обед, – предложил свой вариант Лан. Он как-то странно посмотрел на Арру: – Ну ты придумала. Какой ещё дракко? Это же тебе не рокк и не хайк. Это же опасный зверь! Он проглотит тебя целиком, даже пискнуть не успеешь!
– Ну не проглотил же…
– Может, он сытый был?
– А может, он нас ещё догонит? – Арра снова оглянулась. – Ты знаешь, я бы очень хотела попробовать с ним поладить. Мне кажется, это не так уж и сложно.
– Ты с ума сошла… – Лан лишь покачал головой и ускорил шаг, вырвавшись вперёд.
– Лан, – спустя какое-то время окликнула его Арра, – А ты уверен, что мы идём в нужном направлении?
– Вообще-то, нет, – признался он, остановившись. – Давай подумаем… Если рокк отнёс нас на северо-запад, значит, для того чтобы вернуться назад, мы должны идти на юго-восток. Но со всех сторон света, кроме запада, долину окружают горы, так что если бы мы шли в правильном направлении, то поднимались бы наверх, а не спускались вниз, а если мы идём вниз, то значит ли это, что мы продолжаем идти на северо-запад? – голос Лана звучал неуверенно, похоже, он совсем запутался.
– Может, вернёмся назад? – в тон ему предложила Арра.
– Нет! – тут же помотал головой Лан. – Посмотри на эти светящиеся грибы, – он подошёл к одному из змеедрев, ствол которого облепили мерцающие шляпки. – Вот с этой стороны они гуще. Я бы сказал бы, что там – север.
– Ну не знаю… – протянула Арра. Светящиеся грибы казались ей ненадёжным способом, чтобы определить стороны света.
Но Лан увлёкся и начал выискивать новые подтверждения своей правоты. Пока ребята топтались на месте, они не заметили, как их окружил целый рой кровососов. Те слетались со всей округи, заинтересованные добычей, которая сама явилась к ним в гости. Сонные пиявки бижжу не торопились нападать, иначе ребятам пришлось бы несладко. Вааку ловил их одну за другой, но он не мог быстро справиться с таким количеством, и одна из пиявок всё-таки впилась Лану в руку.
– Ай! – от неожиданности воскликнул тот. – Больно!
– Не торопись, не отрывай её, – поспешила на помощь Арра. – Надо надавить возле присоски… сильнее, и она отвалится сама.
– Да ты посмотри, сколько их тут! – Лан только сейчас заметил гудящий рой. – Наверное, где-то здесь их логово. Идём дальше, мы слишком долго тут задержались.
– Но куда?!
– Туда, – Лан неопределённо махнул рукой, – на юг!
– А ты уверен, что юг именно там?
– Да какая разница?!
Перепрыгивая через стволы и корни змеедрев, уклоняясь от ветвей, Лан и Арра побежали прочь. Но оторваться от летающих пиявок оказалось не так-то просто: почуяв кровь, те заметно оживились и не отставали. Уставшие, грязные и вдобавок промокшие, через полчаса дети выбрались на пригорок по заросшему папоротником склону и остановились, чтобы отдышаться. Пока они стояли, хранитель Арра доел последних бижжу.
– Никогда не думал, что буду убегать от кровососов, – пожаловался Лан, осматривая себя. На спине и руках его оказалось не меньше десятка укусов. Арре досталось чуть меньше.
– Надо смазать, – спохватилась она, – и тогда не будет болеть.
– Не ребёнок, справлюсь! – попробовал отказаться Лан, но Арра уже успела развязать небольшой кошель, висевший у неё на поясе. Мама никогда не отпускала её из дома без своего снадобья из цветков клео, и Лану ничего не оставалось, как принять помощь. Он снял рубашку и позволил смазать укусы вяжущим, клейким бальзамом, а потом помог Арре обработать её раны.
Лес вокруг них изменился и больше не напоминал тёмную и влажную пещеру. На пригорке было сухо, а в зелёной крыше над головой появились неровные окошки, через которые пробивались солнечные лучи. От яркого света слезились глаза, но Арра всё равно смотрела на них, до тех пора пока не привыкла. Но ничего особенного, кроме синевы неба, так и не высмотрела.
«Интересно, далеко ли мы от дома?» – подумалось ей.
Дорога наверх могла занять больше суток, а значит, ближе к вечеру им предстояло найти место для ночлега. Правда, думать об этом пока совсем не хотелось. Хотелось пить, а ещё проснулся голод. У Лана с собой была фляжка, и они выпили половину, оставив немного воды на крайний случай, но на поиски еды решили время не тратить. Немного отдохнув, Лан и Арра продолжили свой путь. Однако Вааку сразу же отстал. Хранитель Арры выглядел очень странно: он раздулся ещё больше обычного и был горячий на ощупь.
– С ним всё в порядке? – спросил Лан, когда Арра принялась озабоченно осматривать Вааку.
– Не знаю… наверное, он объелся бижжу. Бедненький, с тобой всё хорошо?
Хранитель издал булькающий звук.
Как помочь Вааку, Арра не знала, и просто предложила идти медленнее.
– Мы не можем зря терять время! – не согласился Лан.
– Но ведь нельзя же его бросить? – всплеснула руками Арра. – Он только что спас нас от бижжу, и вообще, он мой друг!
Нехотя Лан согласился, он явно не разделял отношение Арры к её любимому зверю, но и ругаться не хотел.
Вскоре дорогу им перегородило ещё одно большое змеедрево.
– Пойдём вдоль него? – спросила Арра.
– Нет, перелезем, – покачал головой Лан.
Перебраться на ту сторону древесного гиганта оказалось не так уж и сложно, но за первым змеедревом обнаружилось второе, а за ним третье, и скоро Арра потерялась в их лабиринте. Дальнейшую дорогу она запомнила плохо. Она шла вслед за Ланом и уже не оглядывалась, да и вообще редко смотрела по сторонам. Лес казался бесконечным, он то становился гуще, то редел, то упрямо карабкался куда-то верх, а то расстилался по ровному месту, оплетая всё вокруг своими корнями. Но вот, наконец, когда надежда выбраться почти угасла, он начал редеть. Змеедрева уступили место кустарнику, и идти стало чуть легче, и Арра невольно ускорила шаг, несмотря ни на какую усталость.
День угасал, солнце скрылось за горными вершинами. Тёмная лесная чаща осталась позади, но ни Лан, ни Арра не понимали, куда именно они вышли. Со всех сторон их окружали лишь зелёные холмы, скрывавшие от взоров остальные горы.
Откуда издалека до них долетел протяжный вой, не предвещавший ничего хорошего.
– Ты слышал? – Арра остановилась.
– Да, – ответил Лан. – Это – сумеречные волки. Если они идут по нашему следу, то так просто не отстанут. Нам нужен костёр, даже если нас не найдут, он поможет отпугнуть хищников… – он запнулся. – Эй, Арра, а где твой хранитель?
Вааку пропал, и к своему ужасу Арра не могла даже приблизительно вспомнить, когда она последний раз видела его.
– Наверное, он снова отстал где-то по дороге, – предположила она. – Мы должны вернуться и найти его!
– Вернуться?! Арра, где ты собираешься теперь его искать?
– Не знаю… там, где мы прошли. Лан, ты не понимаешь… он же беззащитный. Он же всю жизнь прожил у нас дома, в дикой местности он пропадёт!
– А может он сам найдёт тебя?
– Не найдёт… а что если он уснул? Его съедят хищники!
– Ты хочешь, чтобы они съели и тебя заодно? – Лан закрыл ей дорогу, но с тем же успехом он мог попытаться остановить ураган.
– Пропусти! – Арра оттолкнула его в сторону.
– Мэйя права, все твои проблемы из-за этого дурацкого хранителя! – разозлившись, выкрикнул он. – А теперь из-за него мы пропадём.
– Ты можешь оставаться тут, если боишься!
– Ещё чего, и отпустить тебя одну?!
– Спасибо, мне не нужна твоя помощь! – в этот момент Арре и впрямь было всё равно. – Вааку, Вааку! Ты где? – кричала она, словно потерянная, блуждая между кустов и редких змеедрев. Сумеречные волки? Пучеглазые медведи? Древесные питоны? Она была готова встретиться со всеми этими хищниками одновременно, лишь бы не дать им в обиду своего хранителя. Но разве ж отыщешь именно ту дорогу, по которой они с Ланом шли? Может, между этих камней? Или вон за той изогнутой корягой?
Уже совсем отчаявшись, Арра вышла на пригорок и увидела внизу за невысокими кустами дракко – тот не парил в воздухе, а на этот раз лежал на земле, свернувшись по-змеиному в кольца. Несколько мгновений она смотрела на него пытаясь понять, тот ли это самый зверь, с которым они встретились ещё утром, или нет. Хвост у него был такого же красного цвета, и голова выглядела похожей. Вот только отчего-то этот дракко казался намного крупнее. Неужели он вырос также как и её Вааку? Что за совпадение. Арра всё смотрела на зверя, а её глаза отказывались поверить в то что, они видят.
– Ну что, нашла? – Лан подошёл к ней и тоже замер как вкопанный, увидев дракко.
– Почему он такой большой? – прошептала Арра.
– Ты что, не поняла? Он же схватил твоего хранителя…
Теперь Арра тоже увидела это: бедный Вааку, зажатый, словно в тиски, даже не шевелился. Не помня себя от злости, девочка бросилась вниз, безоружная, с кулаками против страшного зверя, короля всех небесных хищников.
– А-а-а! – кричала Арра по-боевому. – Отпусти его негодяй! На тебе, получай, ещё!
Вряд ли тумаки могли повредить дракко, но он всё равно оттолкнул Арру лёгким движением хвоста, от которого, та отлетела на несколько шагов.
– Ты что, ты куда? – Лан попробовав оттащить её, но не тут-то было. Уже без слов, но рыча как львица Арра снова бросилась в бой, готовая разорвать противника зубами.
Стерпев несколько ощутимых ударов ногами и руками, дракко, шипя от недовольства, поднялся в воздух и навис над детьми. Вааку он при этом не выпустил.
Вспомнив про нож, который висел у него на поясе, Лан приготовился защищаться. Арра, напротив, хотела бы напасть на противника, бросить камень или ударить палкой, но прежде чем она нашла что-то подходящее, дракко начал вращаться. Вначале медленно, потом всё быстрее и быстрее, он раскрутился до такой скорости, что поднялся настоящий ветер.
– Зачем он это делает? – спросил Лан, закрывая Арру. – Ты понимаешь?
– Нет…
По щекам Арры текли слёзы, а на землю летели перья её хранителя, потеряв большую их часть, он высвободился. Словно подпрыгнула зажатая пружина, Вааку взмыл высоко в небо, но уже не пернатым шаром, каким его привыкли все видеть, нет. Перед изумлёнными взглядами Арры и Лана предстал маленький дракко. Он сделал петлю в воздухе, а потом подлетел к хозяйке.
– Вааку, милый, как же так? – опешила та. – Ты… на самом деле дракко? Но ведь ты… всегда был таким, да? И жесткие перья, и этот клюв, и кисточка сзади на хвосте. Почему же я раньше не догадалась?
Сражение закончилось, не успев начаться. Дракко с красным хвостом остановил своё вращение и теперь просто висел в воздухе, глядя на детей. Похоже, он не представлял никакой опасности. А хранитель Арры снова взлетел и начал кружить возле своего большого собрата, играя с ним. Арра наблюдала за этим с робкой улыбкой на лице. Лан же, которому так и не пришлось пустить в ход своё оружие, стоял, переводя изумлённый взгляд с одного небесного зверя на другого.
– Арра, – сказал он. – Я был неправ, прости… похоже, твой хранитель, совсем не бесполезный. И ты… действительно приручила дракко!
– Ничего, – Арра утёрла слёзы. – Ты не виноват. Я даже сама об этом не знала.
– Кажется, я вспомнил, где я видел этого дракко с красным хвостом, – продолжил Лан. Это же мой хранитель.
– Ты уверен?
– Да. Его зовут Баарг. Нам с Мэйей не было и трёх лет, когда родители решили, что он должен вернуться в долину, поэтому я не помню точно, как он выглядел, но я узнаю его взгляд. И мне кажется, он тоже узнал меня.
– Невероятно…
– Получается, что дракко – это взрослые хранители. Понимаешь, что это значит? Твой Вааку вовсе не старый, наоборот, он только вырос.
– Но Лан, ведь хранители заботятся о детях, а дракко… все знают, что они недолюбливают людей.
– Я бы тоже недолюбливал, если бы меня отправили жить в такое место… Арра, ты говоришь на них легко удержать без седла?
– Я слышала, что да.
– Давай попробуем!
Это оказалось даже проще, чем Арра думала. Всё получилось с первой попытки. Вааку поднял её над землёй, а Арра крепко держалась за него, вцепившись в хранителя, словно в ветку змеедрева. И она совсем не боялась, ведь с ней был верный и надёжный друг. Вместе с Ланом, которого нёс на своей спине Баарг, они поднялись над холмами и сразу же увидели родные вершины и ту самую крону висячего леса, с которой свалились.
– Летим туда! – махнул рукой Лан.
В этот день в деревне крылатого народа поднялся настоящий переполох. И охотники, и многие простые люди участвовали в поисках пропавших детей. Ещё в полдень они принесли добрую весть: нашлось то место, где рок оставил Лана и Арру, и, судя по всему, дети не пострадали после падения. И даже поздним вечером, не смотря на то, что их по-прежнему не могли найти, надежда в сердцах родителей не угасала. На закате мама Арры вместе с мамой Лана, его сестрой и некоторыми их соседями стояли на краю кроны висячего леса и ждали возвращения большой группы охотников. Они сразу же обратили внимание, когда из обнимавших Зелёную долину холмов в небо поднялись два небесных зверя и направились в их сторону.
– Смотрите, это же дракко! Один маленький, а другой больше!
– Но кто же на них?
Люди принялись гадать. Лишь мама Арры молча смотрела вдаль, а её сердце билось чаще, предчувствуя волнительный момент, и оно не обмануло. Сколько же тут было восторженных криков, сколько слёз, но слёз радости, облегчения. И никто даже особо не удивился, что детей принесли на себе два небесных зверя, которых все вокруг считали грозными хищниками.
– С нами всё в порядке! – уверяла Арра, когда её в очередной раз спрашивали, хорошо ли она себя чувствует, не ранена ли. Она и впрямь ощущала прилив сил, словно открылось второе дыхание. – Вы не представляете, что с нами приключилось! Мы встретили бывшего хранителя Лана, но испугались и убежали. Потом нас чуть не съели пиявки, мы весь день пробирались через лес и…
– Чуть не съели пиявки, Арра? Что ты такое говоришь?!
– Не бойся, мам, мы спаслись благодаря Вааку.
– Вааку? Твой хранитель? Но где же он?
– Да вот же, вы что не видите?
И действительно никто не мог узнать Вааку в его новом обличии.
– Это он? Арра, доченька, этого не может быть!
– Конечно же это он, – смеялась Арра. – Пойдите поближе, не бойтесь, посмотрите. Узнаёте? Как это случилось? Вначале Вааку объелся и стал большой-большой! Я думала, что ему плохо, а он просто рос, понимаешь? А потом хранитель Лана, это второй дракко, сделал с ним что-то такое, такое… что Вааку раскрыться и стал таким, какой он сейчас, понимаете?
– Нет, – её мама ответила за всех. – Прости, но не понимаем. – Она обняла дочку. – Пойдём домой, мой рокк рок отнесёт тебя…
– Нет, мама. Я полечу сама, на Вааку. Теперь у меня есть настоящий небесный зверь, я одна из вас, одна из крылатого народа!
– Глупышка, ты всегда была одной из нас, самой дорогой для меня и любимой. И, похоже, Арра у тебя всегда был настоящий небесный зверь, так ведь? – мама улыбнулась и Арра улыбнулась ей в ответ.
Не сразу, но постепенно ей поверили. Историю эту долго ещё вспоминали не только в деревне Арры, но и по всей округе. Следующей весной родители с особыми почётом встречали маленьких дракко, когда те прилетели к ним из долины. А подрастающие дети не спешили променять своего хранителя на другого зверя, ведь все от мала до велика теперь знали, что из обычной летающей жабы вырастает грозный король небесных зверей. И всё что для этого нужно – это забота, любовь и не так уж и много времени.

читателей   115   сегодня 6
115 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 4,25 из 5)
Загрузка...