Алёнушка

ГЛАВА 1.

КАК ВЫГЛЯДИТ МИР, КОГДА «АЛЁНУШКЕ» ИСПОЛНИЛОСЬ 150 ЛЕТ

– Ещё раненые!

– Сколько?

– Тринадцать человек. И один убитый.

– Давайте убитого!

В светлую комнату полевого лазарета внесли аккуратно уложенного на носилки молодого солдата лет двадцати трёх, не больше. Лоб его был расколот; из трещины, шириной в три-четыре сантиметра, уже давно перестала течь кровь, и о том, что она когда-то была в этом безжизненном теле, свидетельствовали только крупные бурые пятна на сером от пыли офицерском мундире.

Женщина в белом халате безучастно подошла к носилкам и посмотрела на раскроенный череп бойца, поморщила курносый носик и приказала своему помощнику, дежурившему возле Автомата бессмертия:

– Откройте камеру!

Санитары с носилками поднесли тело офицера к Автомату, и Бэн (так звали молодого санитара, к которому только что обращалась курносая доктор) переложил его в открытую камеру. Дальше произошло то, что стены лазарета видели уже миллионы раз, и казалось, что сама белизна этих стен говорит об их выработанном с годами равнодушии ко всему, что здесь происходит. А как была удивлена сто пятьдесят лет назад Алёна Андреевна, когда на её глазах…

Но это было давно. А сейчас из Автомата бессмертия, шатаясь, выходит Аркадий. В годы далекой Второй Мировой его прозвали бы Васей Тёркиным – шутник от Бога, Аркадий был бы незаменим на привалах. Но сейчас молодой человек больше походил на Раскольникова – красивый лицом и телом, но измученный жизнью и внутренними терзаниями. Аркадий и был тем самым убитым солдатом, которого пару минут назад внесли в лазарет на носилках.

 

 

***

Вечером Бэн напишет в своём дневнике: «Сегодня вернули к жизни Аркадия Антонова. По данным медицинской карты: второе воскрешение. Красивый молодой человек, телом здоров – ему бы в поле работать, а не в «войнушки» играть! Вижу, что гибнет парень. И хочет уйти. По глазам вижу, что хочет. А мы мешаем ему уйти…

Еще привезли тринадцать раненых. Один, Юда, впервые попал под обстрел – смерти боится. А напрасно: остальные двенадцать это понимают – на счету каждого из них уже не одно воскрешение, и Аппарат бессмертия был награжден дюжиной взглядов, полных раздражения и немого укора. Что же касается до Матвея Левого, тринадцатого раненого,  – упал перед нами на колени… Бедняга умолял: «Дайте умереть! Я устал! Уста-а-ал!..» И из его бездонных глаз хлынули слёзы отчаяния.

Прадед рассказывал, что были времена, когда труд врача, тонкий и титанический награждался слезами радости и благодарности тысяч жён и матерей, когда красные жилистые руки человека в белом халате возвращали детям улыбки и счастливое детство без болезней и недугов. Он тоже был искусным доктором. Последним настоящим доктором. И последним человеком, перед которым Всевышний открыл врата в мир вечного Покоя, в Небесное Царство, 28 апреля 2019 года, в тот самый день, когда Человечество охватила Воскресенская лихорадка…

Убывающая Луна. Полнолуние наблюдалось 11 апреля. В Четверг 20 апреля 2169 года Автомат бессмертия вернул в строй тринадцать солдат и Аркадия Антонова.»

Бэн не станет упоминать в своих записях о том, что сегодня пришла новость о взорванной в Онтарио АЭС «Брюс», где все восемь энергоблоков оказались разрушенными. Он не отметит даже того, что 11 апреля его любимое занятие – наблюдение Луны – было омрачено катастрофой в Угличе – там рухнула ГЭС. Автоматы бессмертия работают повсеместно. Они не дают людям погибнуть от бедствий.

Бэн ничего не скажет об этом. Война принудила его забыть о том, что кроме людей на Земле ещё кто-то есть и что есть Земля…

Тем временем Аркадий Антонов уже начеркал в своем походном журнале: «Границы военных действий давно размыты. Кто и с кем воюет – непонятно. Граждане всех мировых государств перемешались; теперь наша задача сводится к тому, чтобы убить незнакомца, знакомые которого отнесут тело убитого в лазарет, где дамочки в белых халатиках воскресят жертву этого безумия, да еще и омолодят её! Завтра идём…» Дальше офицер Антонов сделал несколько заметок, касающихся маршрута, по которому завтра отправится его отряд, чтобы выполнить очередное задание командира  – задание, лишенное всякого смысла, как лишена смысла и его вечная жизнь…

 

ГЛАВА 2,

В КОТОРОЙ КУРИЦА СТАНОВИТСЯ ЯЙЦОМ

– Скорее, скорее, господа! К профессору… к профессору Воскреш… – тут голос Алёны Андреевны дрогнул, словно перед ее взором вновь предстала картина, которую она только что наблюдала в лаборатории профессора Воскресенского и которая стала причиной испуга, сковавшего лицо девушки. – К Воскресенскому! Срочно! Срочно, милейшие!.. – уже с нотами отчаяния в голосе девушка взывала откликнуться эти немые двери кабинетов, мёртвой чередой вписанных в ядовитую зелень облупленной штукатурки.

О том, что нашу новую знакомую зовут Алёной Андреевной, знал только сам профессор Воскресенский, безмерно уважавший своего ассистента в её молодом лице и потому всегда обращавшийся к девушке по имени и отчеству. Для всех остальных служащих изуродованного временем научно-исследовательского центра это была Алёнушка, сошедшая с полотна Васнецова, и каждый, кто увидел бы её впервые, изумился бы удивительному сходству девушки с героиней русской народной сказки в изображении Виктора Михайловича.

– Алёнушка, я ведь просил стучаться! Что? Зачем? Я занят! Передайте профессору Воскресенскому, что Я ЗАНЯТ!

«Занятие» Аркадия Павловича заключалось в том, что он был страстно влюблён в Алёну Андреевну, но всячески старался скрывать свои чувства под той самой яростью в речах, которой он отталкивал от себя девушку и свидетелями которой мы невольно стали. И хотя в тот момент, когда Алёна Андреевна ворвалась в его кабинет и с раскрасневшимся от бега лицом начала лепетать алыми губами своё «скорее к профессору», Аркадий Павлович сидел, развалившись, в своём кожаном кресле и закинув на стол ноги в лакированных туфлях и с оголёнными щиколотками, выпиравшими над спущенными носками, мечтал о том, как уедет с милой Алёнушкой в деревню к отцу, где течет лесная река и несёт свои воды…бог её знает, где устье и где исток этой речки, которой даже нет на карте! И в этом неведомом людям краю-Лукоморье он падет ниц перед возлюбленной, он будет клясться ей в любви и верности, он станет умолять её выйти за него замуж, он поведёт её под венец, он…

Сладкий голос:

–  Да, я соглас…

Что? Нет, не то! Звонкий голос:

– Аркадий Павлович, профессор вызывает. Воскресенский.

И, боясь спугнуть свои мысли, Аркадий Павлович пытается убедить Алёну Андреевну в том, что он всё-таки занят, как всегда полагаясь на силу резких выражений и громкого, но очень красивого голоса, которым его наградила Природа, даже не подозревавшая, что медовый тенор молодого человека станет его главным оружием против милого захватчика мужского трепещущего сердца. Хотя эта милая захватчица даже не подозревает, что является таковой, и совершенно безвинна в своём очаровании. Ах, как же будет удивлён Аркадий Павлович, когда узнает, КТО на самом деле виноват в том, что Алёнушка так прекрасна!..

Но пока Аркадий Павлович поражён другим обстоятельством: впервые за тридцать восемь дней, сколько Алёнушка работает в центре, испущенные его языком невидимые стрелы не попали в цель – Алёна Андреевна не только не отступила, но даже перешла в наступление! Немой укор в глазах девушки и очарование её испуганного личика заставили Аркадия Павловича сдаться, спустить ноги со стола, подтянуть носки и поволочить своё непослушное тело к двери, возле которой уже не было Алёнушки. Как там? Упасть ниц, клясться, умолять?.. Нет, Аркадий Павлович, не перед Алёной Андреевной Вам суждено стоять на коленях и не о подол девичьего платья вытирать нарочно пущенные слёзы молитв и клятв!

 

***

Аркадий Павлович был последним вошедшим в кабинет профессора Воскресенского. Когда он появился на пороге, Алёна Андреевна, студенты Сидоров и Иванов вместе со своим наставником доктором Куропаткиным, доктор Петров, аспиранты Персиков и Виноградов и ещё шесть работников «Бухгалтерии» и отдела «Кадров» уже окружили кресло профессора Воскресенского и с нетерпением ждали, когда же наконец они узнают причину своего здесь пребывания.

– Доктор Антонов, Вы как всегда вовремя! – обратился профессор к упавшей на пол бездушной тени Аркадия Павловича. – Итак, господа, все в сборе; представляю вам…

Профессор Воскресенский сделал паузу, постучал пальцами по какой-то фиолетовой папке, лежавшей на столе, поднялся с кресла и, важно прошагав по кабинету со скрещенными за спиной руками, остановился около какого-то безымянного устройства, которое он представил:

– «Алёнушка»!

Алёна Андреевна сделала было шаг вперёд, но профессор её опередил:

– Это (тут профессор двумя ладонями указал на стоявшее в углу устройство), это, господа, «Алёнушка»!

Не получив в ответ ожидаемых аплодисментов и восторженных криков, профессор Воскресенский поспешил исправить недоразумение:

– Да, вам это пока ни о чём не говорит. Но посмотрим на неё в деле.

Профессор Воскресенский вошёл в какую-то маленькую приоткрытую дверцу в другой стороне кабинета и уже через несколько секунд вышел из неё, держа в руке клетку с копошившейся в ней…курицей?! Ах да, это была обыкновенная курица – незаменимая хозяйка деревенских дворов! Недоумение на лицах присутствовавших росло…

Не проронив ни слова, профессор подошёл к «Алёнушке», отодвинул крышку люка, опустил в него клетку и закрыл люк. Пот крупными каплями выступил на лбу профессора, но, желая скрыть сковавшее его волнение, он повернулся спиной к своей немногочисленной публике и, напевая под нос «ла-ла, ла-ла», быстро нажал на красные, желтые и синие кнопочки на устройстве, которое, похоже, являлось пультом управления. Кабинет затаил дыхание.

Через минуту над корпусом «Алёнушки» вспыхнула алая лампа, заставившая присутствовавших в кабинете вскрякнуть от неожиданности. Так же молча, профессор Воскресенский открыл люк и попросил каждого из присутствовавших убедиться в том, что на месте курицы лежит…яйцо! Волна испуга прокатилась по лицам, волна удивления, волна восторга и… гром аплодисментов обрушился на профессора, как внезапно рушится небо в зной, стеной прохладного дождя оживляя растрескавшуюся землю.

Завтра в зале научно-исследовательского центра пройдёт конференция, на которой соберутся учёные и журналисты со всего мира, и профессор Воскресенский расскажет им то же самое, что сейчас рассказывает своим коллегам.

Ещё будучи студентом, профессору Воскресенскому посчастливилось познакомиться с первыми изданиями трудов Стивена Хокинга – величайшего учёного современности. И тогда Воскресенский всерьёз заинтересовался теориями «термодинамических стрел». Но молодое сердце студента не хотело вот так взять и поверить в бытовавшее в кругах учёных твёрдое убеждение, что время однонаправленно и вследствие расширения Вселенной идёт из прошлого в будущее. Соблазн доказать обратное был так силён, что тридцать лет, даже тремя годами больше, он провёл здесь, в научно-исследовательском центре. И вот на свет появилась «Алёнушка». Её металлический корпус с первых дней жизни «Алёнушки» скрывает от посторонних глаз маленький газовый шар.

– Вам ничего это не напоминает, господа? Да, Вы правы, Аркадий Павлович.

В своей лаборатории профессор Воскресенский впервые создал искусственную звезду, только её размеры в миллиарды миллиардов и еще в миллиарды миллиардов раз меньше тех, которые на протяжении тысячелетий приковывали к ночному небосводу взоры тех, которые потом становились Галилеями, Хабблами, Коперниками и Аристархами Самоскими… Благодаря своим крошечным размерам, звезда Воскресенского сколлапсировала буквально на глазах профессора, счастливого от успеха (в который он не мог сразу поверить), в «чёрную дыру». Она и стала сердцем «Алёнушки». Дальше профессор Воскресенский добился того, что, некоторый предмет, попадая в область «горизонта событий» этого «сердца», претерпевал странные изменения: возвращался в прошлое, оставаясь в настоящем – вот и обернулась «стрела времени»! Но из будущего здесь было само тело, которое переносилось в прошлое. Вот почему курица превратилась в яйцо, из которого она сама когда-то появилась на свет!

Но тридцать восемь дней назад научно-исследовательский центр бережно укрыл в объятиях своих стен тайну рождения другой Алёнушки…

 

ГЛАВА 3.

В КОТОРОЙ АЛЁНА АНДРЕЕВНА УЗНАЁТ, КТО ЕЁ ОТЕЦ

Репродукция картины В.М. Васнецова «Алёнушка». Что, к чему? Ах да, простите, уважаемый читатель, сначала ответ, потом вопрос… Вы ещё не привыкли! Так что же висело на стене в кабинете профессора Воскресенского? Репродукция «Алёнушки» Васнецова! И если бы внутри Алёны Андреевны поселился дух бессмертного Александра Сергеевича, то, подойдя к полотну, она воскликнула бы: «Себя как в зеркале я вижу!»

– Алёна Андреевна, подойдите ко мне, пожалуйста!

К кому были обращены эти слова, никто из присутствовавших, кроме самой Алёны Андреевны, не мог сказать. Но за неимением в коллективе других лиц женского пола, взоры пали на всеми любимую Алёнушку. Доктор Куропаткин отступил, пропуская девушку к профессору, уже ожидавшему её около полотна.

Когда Алёна Андреевна подошла к профессору Воскресенскому, он взял её за плечи, словно та была каким-то музейным экспонатом. Коллектив научно-исследовательского центра снова получил возможность убедиться в том, что Алёнушка та самая Алёнушка…выразительные карие глаза, большие и глубокие, как у Богородицы, озарили кабинет. Русые локоны густой копной лежали на её полных здоровья девичьих плечах. Розовые щёки, упитанные молодостью, очаровывали теперь не только Аркадия Павловича, но и ещё дюжину работников центра. Только ревновать Аркадий Павлович был точно не в состоянии – он был так изумлён сходством Алёны Андреевны с творением кисти Васнецова, что терялся в догадках, пытаясь понять значение происходящего.

– Тридцать восемь дней назад мне удалось провести первое успешное испытание «Алёнушки», и тогда наши ряды пополнились.

Десятого марта 2019 года на глазах оцепеневшей от испуга публики со стен Третьяковской галереи мистическим образом исчезла картина Виктора Васнецова «Алёнушка». Причём  это было действительно мистическое исчезновение: полотно внезапно и самопроизвольно раздробилось на мелкие кусочки, которые по одному стали отрываться от стены и друг за другом улетали… куда? На этот вопрос ответ знал только профессор Воскресенский.

Как только на плазматическом экране собралась украденная (нет, она была не украденная, а взятая им напрокат – эта мысль несколько утешала профессора) картина, профессор Воскресенский схватил её, подбежал к «Алёнушке». Дальше нельзя было ошибиться! Профессор отворил дверцу «Алёнушки» (такую же точно через 150 лет отворит Бэн перед мёртвым телом Антонова), в одно мгновение опустил в неё Васнецовское творение  и вынул его назад… Теперь можно было облегчённо вздохнуть! Тем же способом, как картина появилась в кабинете профессора, она вернулась на своё законное место в стенах «Третьяковки».

За те доли секунды, которые полотно провело в недрах «Алёнушки», оно не пострадало. Но под «сердцем» машины уже лежала та, которая потом вдохновит Васнецова на создание бессмертного шедевра. Профессор Воскресенский назвал девушку Алёной Андреевной, назначил её своим ассистентом и пригласил на чай… с блинами – Масленица ведь!

 

ГЛАВА 4.

ВОСКРЕСЕНСКАЯ ЛИХОРАДКА

Как и следовало ожидать, новость об открытии, сделанном профессором Воскресенским, облетела Москву в тот же самый вечер, как только завершилась конференция. Но глобализация – могучая сила! Уже на утро 28 апреля на разных языках мира страницы газет и журналов рассказывали своим первым читателям в Японии, США, Европе, Китае и даже в далёкой Бразилии об «Алёнушке» – удивительном творении русского учёного.

Но Автомат Бессмертия был принят обществом неоднозначно. Волна противников бессмертия прокатилась в кругах тех, кто жадно ждал наступления смерти, дабы навсегда сбросить с себя бремя жалкого существования. Возможность «Воскрешения» мёртвых ужаснула измученных горем «родственничков» – наследников богатых предков, похоронные агентства, которые за долгую историю своего существования сильно привыкли наживаться на мёртвых; страшно стало и тем, кому было выгодно прятать пару-тройку скелетов в шкафу…

В умах миллиардов созревали планы на вечность, хотя мало кто мог действительно осознать, что есть вечность. Зато все точно знали, что мечта древних философов и алхимиков сбылась: со смертью покончено, способ омоложения открыт!

А когда над Москвой повис золотой серп, кто-то кому-то объявил войну… Кто и кому – уже не важно… Эпидемией обрушилась на Человечество «Воскресенская лихорадка» – война без слёз, без смерти, война без цели и без причины; война одних и тех же действующих лиц продолжается уже 150 лет. Бэн был прав, назвав это «игрой в войнушки» – мир стал похож на сцену,  где каждый день ставится один и тот же спектакль. В первом действии происходит массовое убийство «незнакомцев», затем антракт – воскрешение убитых, омоложение раненых. Второе действие: разрушение ключевых объектов «трёх букв» – ГЭС, АЭС, АЗС… Третье – испытание очередного химического или ядерного оружия.

Ни самолёты, ни танки, ни броненосцы не пугают детей. Сыны и мужья уходят на фронт, но матери и жёны не льют слёз – мужчины вернутся. Но ведь…идёт…война!!! Где исцеляющая сила товарищества? Расправа над предателями? Верность Отечеству? Мастерство полководцев? Слёзы?! Где слёзы разлуки? Слёзы радости от встречи с любимыми? Где вопли детей, напуганных рёвом истребителя – бездушного палача, ежеминутно готового превратить румяные щёчки ребёнка в кружевную дымку, рваными клочками висящую на мраморе разбитого черепа? За свою пятимиллионную историю Человечество не видело войны страшнее, чем «Воскресенская лихорадка»: как Снежная королева, она рассыпала по планете осколки своего зеркала, и ни в одном сердце не осталось места для чего-нибудь, кроме ненависти и хладнокровия. Так продолжалось до тех пор, пока Аркадий Антонов не попал в лазарет, где работал Бэн…

 

ГЛАВА 5.

ПОБЕГ В ЛУКОМОРЬЕ

Бросив укоризненный взгляд на Бэна и его курносую начальницу, офицер Антонов поспешил удалиться, освобождая кабинет для своих солдат. Но случайный поворот головы в сторону Автомата бессмертия заставил Аркадия Антонова замешкаться перед уходом: белизну стен нарушало полотно, темной геометрией висевшее справа от Автомата.

Когда входишь в православный храм и сталкиваешься взглядом со скорбящей Богородицей, ты понимаешь, что очищение души неизбежно, и оттого становится легче. Дева Мария словно послана людям напоминать о существовании души и о её высших назначениях. Васнецовская «Алёнушка», приковавшая взгляд Аркадия Антонова, произвела на офицера такое же впечатление, какое произвела бы Мария на верующего человека. Но Антонов долго не мог припомнить, что связывало его с полотном…

Во время ужина офицер Антонов собрал свой отряд «для очень важного разговора», как он объяснил солдатам.

– Товарищи! Вы все, безусловно, знаете, что сегодня произошло. Да, наш отряд был окружён. Все вы получили ранения, я был убит… о боже, с какой лёгкостью я это говорю! – Аркадий Антонов упал исказившимся от ужаса лицом на локти и с яростью стал рвать волосы на голове, словно это могло как-то облегчить его участь.

– Перед уходом из лазарета меня остановили глаза. Глаза девушки с висевшей на стене картины. До этого момента я не мог понять, чем я обязан этим глазам! Друзья! Я вспомнил всё, что было раньше! Как мы жили… Мы умели любить! Помните, что такое любовь? А потом пришёл он. Нет, я никого не виню в том, что произошло! Профессор не мог и подумать, что его «Алёнушка» станет оружием уничтожения человеческой души! Он работал над созданием автомата, способного исцелять и омолаживать. Сколь угодно долго исцелять и омолаживать. Профессор подарил миру бессмертие, а мы? Оглянитесь вокруг! Мы уничтожили этот мир! Вот Вы, Юда, Вы видели когда-нибудь берёзки… белые стволы такие!.. стройные, и такие любимые, такие ласковые, как наши девушки… как Алёна Андреевна… Алёнушка!..

Лицо Аркадия налилось грустным румянцем, а Юда чувствовал себя неловко: он был единственным человеком в отряде, который до сегодняшнего дня ни разу не был омоложен в Автомате Воскресенского, и  то, что ему тридцать лет, означало именно то, что молодой человек действительно видел лето тридцать раз. Поэтому знать, что такое «берёза», он никак не мог: ни берёз, ни дубов, ни клёнов, ни сосен, ни пальм – даже мох встретить не представлялось возможности ни на одном, даже очень-очень маленьком, совсем крошечном, клочке некогда зелено-голубой планеты! Поэтому Юда, ссылаясь на головную боль, оставил трапезничающих и пошёл отдыхать.

Но речь офицера заставила погрузиться в воспоминания двенадцать умов, сидевших за одним столом с Аркадием Антоновым. И уже через полчаса напряжённого молчания лидер отряда знал, что завтра Человечество встанет на путь своего очищения, на путь истины!.. Только к Бэну их пойдёт тринадцать человек – Юды с ними не будет. Он не знает, что такое дуб. Зелёный дуб. Пусть подождёт.

***

Утром Аркадий Павлович проснулся в страшных муках – всю ночь ему грезились картины из его мечтаний, оставленных в тот день, когда Алёна Андреевна ворвалась к нему в кабинет с испуганным личиком и шокирующей новостью. «Лукоморье, река и признания в любви… Лукоморье! Нам нужно в Лукоморье! Но это же всё сказки?!. Но Алёнушка? Васнецов? Точно! Так, где-то были отцовские книги… вот же они! Ах, полтора века с них никто пыль не смахивал! А теперь в лазарет! Срочно! В лаза…лазарет, милейшие!» – в голове Антонова мысли кишели, как кишат в змеиных гнёздах три десятка новорождённых пресмыкающихся.

Как только курносая леди покинула кабинет лазарета, чтобы предаться сладостным утехам лукавого Морфея, офицер Антонов и его отряд окружили Бэна, не на шутку напуганного появлением из ниоткуда военных.

– На что жалуетесь? – сомневаясь в уместности этого вопроса, спросил молодой санитар. Но испуг сменился удивлением и озадаченностью, когда на этот вопрос последовал-таки ответ:

– Нужно провести операцию. По оживлению.

– Ах, так с вами убитые! – с облегчением выдал Бэн.

– Ахахах, нет, не совсем так.

И Аркадий Антонов рассказал Бэну историю создания профессором Воскресенским «Алёнушки», потом историю появления на свет Алёнушки – той, что была Алёной Андреевной.

– Вот мы и здесь, чтобы попросить Вас предоставить нам в распоряжение Автомат бессмертия. Для одного оживления. Вы на нашей стороне, Бэн?

Бэну не потребовалось отвечать на этот вопрос, чтобы Аркадий Павлович понял: что бы с ним ни произошло, у него есть последователи, есть те, кто готов повторить его судьбу, если это поможет миру стать чище, те, кто будет защищать прекрасное! Уверенность в том, что он не один, придавала Аркадию Антонову веры в благополучный исход операции.

– Матвей, подай мне книгу, которую я оставил в приёмной на столе. Так, спасибо! Теперь мешкать нельзя: Бэн, открывайте камеру!

Волнение охватило офицера и его товарищей. Аркадий взял книгу, на которой золотыми буквами было нацарапано «Руслан и Людмила. А. С. Пушкин» и подбежал к Автомату. Дальше произошло всё то, что когда-то дало жизнь Алёне Андреевне в кабинете профессора Воскресенского.

Аркадий вздохнул с облегчением только тогда, когда Бэн ворвался с улицы в лазарет и немой от страха и удивления стал шевелить оцепеневшими губами, обращая к Антонову свои беззвучные речи.

– Дальше я пойду один. Если я не вернусь до… – Аркадий Павлович посмотрел на настенный календарь, где красная прямоугольная рамка говорила о том, что сегодня пятница 21 апреля 2169 года, и продолжал:

– …не вернусь до субботы, то идите меня искать!

Распрощавшись с товарищами рукопожатиями, Аркадий Павлович вышел из лазарета и неспешным шагом пошёл в сотворённый им лес.

Вход в Лукоморье охранял старый дуб с пышной изумрудной кроной. Древесные морщинки его могучего тела свидетельствовали о том, что сама матушка-Природа поместила всю мудрость, всю истину в камбии этого дремучего, но ещё пышущего свежестью, ствола. Золотая кованая цепь ожерельем обвивала шею дерева. «Только не встретить кота, только не встретить говорящего кота!» – вертелось в голове Аркадия Антонова.

– Приветствую Вас, Аркадий Павлович!..

 

ГЛАВА 6

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА

– Говорящий…кот! Боже мой! – дрожащим голосом воскликнул тот, к кому были обращены слова усатого стража Лукоморья.

– А чему Вы удивляетесь, многоуважаемый? – Кот поправил на носу маленькие очки и взглянул поверх них так, как это делают школьные учителя.

– А ты ещё и это: направо – песнь, налево – сказку?

– Вот опять сорок пять! Ничему вас Бегемот не научил! Как это неуважительно обращаться к коту на ты! Вы, Аркадий Павлович, с котами повежливее, мы и обижаться умеем!

И Кот вильнул хвостом в сторону офицера, как крутит юбочкой кокетка, для забавы играющая обиженную девушку перед пристыженным лицом её кавалера.

– А насчёт сказок и песен Вы правы, но для Вас я буду любезен сделать исключение, хоть Вы меня об этом и не просили!

Кот удобно расположился на нижней ветви дуба.

– Зачем Вы пришли сюда?

– Чтобы спасти мир.

– Чтобы спасти мир, Вам нужно умереть!

– Я знаю. Поэтому я здесь!..

– Восхитительно!

Кот даже поднялся на четвереньки, чтобы убедиться в том, что лицо молодого Аркадия Павловича спокойно, и всё, что он слышал, были действительно слова офицера.

– Человек – это такое существо тупорылое. А существо «человек+человек» – ещё более тупорылое. А теперь представьте, что их миллиарды! Уничтожил бы вас всех к чертям собачьим! Ну и собак с вами, разумеется. Настала бы кошачья цивилизация! Но нет ведь – матушка-Природа решила иначе. Мы её власти не перечим. В отличие от вас! – Кот обиженно фыркнул, скрестив лапы на груди. – Вы удивляетесь, Аркадий Павлович, как вышло так, что изобретение профессора Воскресенского, это творение гениального ума, стало оружием уничтожения всего живого на планете и сохранило на ней только, я повторюсь, тупорылое существо – человека? Вы хотите знать, когда настанет конец? С удовольствием! Вы думаете Роберт Оппенгеймер или Игорь Курчатов работали над созданием оружия? О нет, Вы тогда глубоко ошибаетесь! Понимаете, Аркадий Павлович, человеку, чтобы успокоиться, нужна жертва, человеческая жертва. Ему безразлична планета, ему безразличны мы, беззащитные коты (Кот нарочно всплакнул), ему плевать на других представителей Царства Животных… Нужна жертва с человеческим лицом! Христос, Хиросима, Нагасаки, Хатынь… Сначала жертвы, невинные жертвы, а потом покой, потом порядок… Так и здесь: коренной перелом в науке – коренной перелом в жизни людей…и бац! Война! Да и какая глупая, согласитесь!.. Но это скоро пройдёт – будьте покойны, Аркадий Павлович. А теперь прощайте, Аркадий Павлович! Ступайте прямо по тропинке до распутья, там увидите камень, тот самый: «направо пойдёшь, налево пойдёшь» – дальше знаете, что делать!

И Кот пошёл направо по золотой цепи, напевая какую-то песнь, слов которой Аркадий уже не мог разобрать – он стоял перед заветным камнем. «Как на картине Васнецова» – пробежало у него в голове. И он пошёл прямо. Чтобы «живу не бывати».

***

– Я Вас давно здесь жду, Аркадий Павлович!

Алёнушка сидела на берегу реки – той самой, которая пленяла воображение Аркадия Павловича накануне «Воскресенской лихорадки».

– Я Вас любил, я Вас люблю, Алёна Андреевна! – начал нашёптывать уцелевшие в памяти слова.

Аркадий обнял осиную талию Алёнушки, прижал её пышную грудь к своей и в сладостном забвении прильнул губами к раскрасневшимся щекам, потом к алым губам, потом к лебединой шеи, потом… Медленно, но очень нежно, Аркадий усыпал поцелуями колыхающееся от блаженства тело девушки. Лёгкий ветерок ласково трепетал русые локоны Алёнушки и приятно щекотал ими обнажённые тела влюблённых…

– Ну всё, затянулось! Многоуважаемые, солнце заходит, день подходит к концу –  подходит к концу страстная Пятница! Надо спешить…

Появившийся из ниоткуда Кот так же из ниоткуда вынул яйцо… молодые люди переглянулись – чего ждать на этот раз?

– Нет, господа, это не яйцо из кабинета профессора Воскресенского! – ответил Кот на немой вопрос влюблённых. – В нём игла. Но на этот раз нововведение: в ней смерть не Кощея…

В одно мгновение Кот разбил яйцо, вынул иглу и сломал её… Бездушное тело Алёнушки повисло на похолодевших руках Аркадия.

– Алёна Андреевна! Алёнушка!!! – Аркадий в беспамятстве начал целовать безжизненное тело. – За что? – эти слова были обращены к Коту.

Аркадий Павлович упал на колени перед Котом и начал сквозь рыдания умолять его вернуть девушке жизнь. Кот – вот перед кем ты пал ниц, Антонов Аркадий Павлович?! Но вдруг, словно что-то вспомнив, Аркадий поспешно поднялся и подбежал к брошенном телу Алёнушки, чтобы… «Чтобы отнести её в лазарет и воскресить в Автомате?!» Эта мысль как током ударила несчастного Аркадия. «Ни за что! За любовь только две жизни – не больше и не меньше!»

Аркадий схватил половину – с остриём – разломанной Котом иглы и вонзил её себе в сердце. Багряная жидкость водопадом хлынула из свежей раны, и труп офицера упал на мраморную грудь Алёнушки. Кот – единственный свидетель произошедшего – с довольной мордой встал на задние лапы, передними потёр друг о друга и пошёл назад к дубу, виляя хвостом, гордый проделанной работой.

 

ЭПИЛОГ

В Субботу 22 августа, как и было установлено, солдаты Иван Соколов и Пётр Сотников отправились на поиски офицера Антонова. К встречи с Котом они были морально готовы, но всё же говорящее животное ввело их в лёгкое оцепенение. Без прикрасу Кот поведал солдатам, что произошло накануне, но те пожелали воочию убедиться, что офицер Антонов мёртв. Кот с большим удовольствием предоставил им такую возможность, сам вынес два безжизненных тела и передал их товарищам Аркадия.

Творец, гордись Своим творением! Гордись созданным Тобой Человеком! Он усвоил твои уроки и теперь он сам стал творцом. Ученик превзошёл своего учителя, наставник больше не нужен ему. Ты заслужил отдых, Всевышний! Оставь Своё поприще и отправляйся в мир забвения к богам Олимпа и языческим идолам! Но прошло 150 лет… Что сделал безнадзорный Человек?! Забыл, неблагодарный, Того, Кто тысячелетиями хранил его покой, прощал его ошибки и давал шанс, затем ещё один, и ещё… Нет, ты не такой, Человек!

Смерть Аркадия и Алёнушки во имя любви пробудила высокие чувства сначала в сердцах тех, кто уже давно чуждается своей плоти с погубленной душой, а потом заставила опомниться и всех остальных потомков Адама. Как и предвещал Кот, бессмертие вскоре отрезало Человечеству пути к отступлению. Нужно было решать: продолжать жить на руинах старого храма или возвести новый, чистый, истинный мир. Возможность воскрешать умершего лишила Человечество необходимости в войнах. Пролитая кровь перестала быть свидетельством превосходства. Постепенно планета начала оживать. Вновь зашумели сосновые океаны, густые туманы белой дымкой застелили золотые поля, и горные водопады понесли звенящие воды в лазурные ленты рек.

В Воскресенье 23 апреля 2169 года прошло первое за последние полтора века празднование Пасхи…

читателей   141   сегодня 2
141 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...