Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Звездный пояс

ФЭНТЕЗИ ПО МОТИВАМ КРЫМСКИХ ЛЕГЕНД

К двухостлетию Алексея Толстого, любимого воспитанника Антония Погорельского

 

 


Над неприступной крутизною
Повис туманный небосклон,
Там гор зубчатою стеною
От юга север отделён.
 
А. К. Толстой

 

Действующие лица

Принц-дракон Габриэль.

Красавица Розетта.

Красавица Лилетта.

Фея Фефея.

Маэстро-музыкант Ворон, он же щёголь изрядного возраста.

Советники принца.

Русалки.

Ювелир.

Весёлый оркестр.

Внуки и внучки феи.

Бальные дамы и кавалеры.

Кабинетный кот.

Бездомный пёс.

Дельфины и голуби.

Жители Тайврикинии.

Место действия: сказочная островная республика Тайврикиния.

 

Осенняя улица. Роскошный лимузин с дремлющим водителем. Бездомный пёс. Скромно и небогато одетая девушка у озаренного рекламной подсветкой окна ювелирного магазинчика. Широко раскрытыми глазами смотрит она внутрь. Мимо фланирует праздный щёголь изрядного возраста, но молодцеватого вида. Тросточка в его руках так и пляшет, расторопные глазки всё успевают едва ли не пощупать на своём пути. Девушка приставляет к стеклу ладошку и вглядывается внимательней, не замечая обхаивающего её щёголя. Внутри сверкающие зеркала с отражёнными в них люстрами и витринами ювелирного магазина. Множится в калейдоскопе зеркал изящный профиль дамы в модной элегантной шляпке. На тонких миниатюрных пальчиках, приподнимающих вуаль, ажурные нитяные чёрные перчатки. Дама облюбовала украшенный голубыми камнями пояс. Голова дракона на пряжке сверкает камнями и пронзает иглами лучей. Ах! Дама опускает вуаль и показывает пальчиком на пояс. Плыз, сеньора Розетта. Услужливый горбун в бархатной курточке упаковывает и подаёт покупку, пересчитывает и прячет в сейф ассигнации. Помахивая сумочкой, одна из первых красавиц юго-западного побережья Тайврикинии устремляется к выходу. Девушка, отпрянув от витрины, замечает пошлую улыбочку щёголя и вспыхивает стыдливым румянцем. Щёголь подмигивает и нескромным жестом приглашает девушку к знакомству. Она разворачивается и, под стук каблучков о булыжную мостовую поспешно удаляется. Фыркнув, выпустив облачко дыма, отъезжает и лимузин с элегантной дамой. Один бездомный пёс остаётся у роскошной витрины абсолютно ему не нужного магазина.

Лимузин блуждает в лабиринте узких улочек и у кафе феи Фефеи выворачивает на шоссе, мигнув поворотным огоньком. Изгиб дороги над берегом ведёт к горному кряжу, напоминающему пьющего из моря воду дракона. Сгущаются осенние сумерки. Одно из окошек над кафе озаряется светом, в нём появляется девичий силуэт. Это Лилетта. Ветер проносится над вечерним городком и всем побережьем, кружит в кронах деревьев, с которых начинают облетать первые листья, на мгновение смешивающиеся со вспугнутыми птицами. Вихрь уносится к морю. Кажется, и гора Дракон пошевелилась в последнем движении готовящейся к ночному успокоению природы.

Комната в скромном отеле над кафе феи Фефеи. Бедная девушка Лилетта собирается принимать ванну. Через дырочку в стене за ней наблюдает внук феи Фефеи. Старший братец оттаскивает его за ухо к столу, где фея рассказывает детям сказку, а сам жадно припадает к стене, но через дырочку видны лишь изящные руки Лилетты над медным краем неуклюжей чугунной ванны в раскоряку стоящей на когтистых драконовых лапах. Неуклюже раскрыв крылья, на подоконник за окном опускается ворон и, скосив голову вбок, тоже осторожно смотрит на купающуюся девушку огромным и внимательным глазом. Лилетта замечает ворона и грозит ему пальцем, на что он отворачивается и улетает.

– И тогда дракон превратился в прекрасного юного принца, а горы – в замок.

– А что стало с волшебницей бабушка?

– Волшебница истаяла в сумерках, словно шаги влюблённых ищущих уединения, а когда на небе взошла луна, то засияло и новое созвездие. Его очертания напоминали дракона, поэтому и получило оно у людей имя Дракон. На самом деле в новые звёзды превратилась волшебница, а дракон так и скитается в горах, пока не засияет в полный свет новолуние. Лишь тогда становится он прекрасным принцем, но только луна идёт на спад вновь обращается в чудовище. Вот так-то мои родные. Ой, кто-то звонит. Видно пришёл в кафе посетитель. Пойду, спущусь, покормлю гостя.

Звенит звонок, и старушка фея спускается в кафе, оставляя детей. Те бегут гурьбой, расталкивая друг дружку, посмотреть через дырочку в стене на Лилетту. Недовольного старшего братца оттягивают от стены за ноги. На кучу малу вскарабкивается самая маленькая и любознательная внучка, которая и спрашивала фею о судьбе волшебницы. Она и ведёт дальнейший репортаж.

– Причёсывается, – с видом торжествующего заговорщика сообщает она восседающей полукругом у стены публике.

Тем временем фея открывает буфетную дверь в кафе и видит располагающегося за столиком щёголя изрядных лет.

– Круасаны и крепкий кофе.

– Добрый вечер, маэстро, рады стараться.

– Шикарные круасаны.

– А кофе?

– Шикарный!

– Ах, до чего приятно Вам услужить, маэстро!

– А где красавица?

– Вы о моей троюродной внучатой племяшке?

– Шикарная племяшка.

– Дома. Намаялась за день. Разносила пирожные заказчикам, бедняжка. Приняла ванну и спит. Завтра много забот. Украшать лестницу и двери в кафе перед праздником. У всех девиц будет бал, а моя Лилетта и танцевать не обучена. Да и кому она нужна на балу, сиротка-бесприданница, даже в институты с академиями не берут.

– Держите контрамарку.

– Ах, чудесная открытка!

– Контрамарка на два лица.

– Спасибо, маэстро!

– Лучше не опаздывать, но и задерживаться не прилично.

– Ах, спасибо! Ещё кофе и круасанов, пожалуйста…

– Пару круасанов, возьму на утро.

Дверь со звоном закрывается за щёголем, фея за стойкой разглядывает контрамарку, всплескивая от восхищения руками.

Тем временем лимузин Розетты проносится над берегом и сворачивает к роскошной вилле. Автоматически распахиваются причудливые ажурные ворота, вспыхивают фонари у мраморной лестницы. Розетта поднимается вдоль мраморных химер, через пляску которых виднеется гора Дракон и проходит в будуар, сопровождаемая услужливым лакеем-роботом. Дом озаряется перед ней светом и погружается во мрак за её спиной. Робот-горничная принимает шляпку, робот-лакей подаёт чашечку горячего кофе. Розетта небрежно бросает на столик перед высоким трюмо сумочку и подходит с чашечкой кофе к аквариуму с тритончиками. Пьёт кофе и, не глядя, выдавливает в аквариум тюбик с разноцветной пастой. Паста превращается в живого потешного тритончика. Ах! Вновь недоразумение. Розетта перебирает в выдвижном ящичке под аквариумом тюбики, находит и выдавливает необходимый. Из этой пасты на радость тритончикам синтезируются моментально с аппетитом поедаемые ими рыбки. Розетта, пригубливая кофе в чашечке, выходит на просторную террасу и любуется закатом. Гора Дракон в зареве заходящего солнца преисполнена печали ушедшего в безвозвратность дня. Из минутного грустного оцепенения Розетту выводит заботливый и нежный электронный баритон мудрого дома.

– Минус два пункта по шкале депрессии ниже нормы, госпожа! Могу предложить на Ваш выбор пирожное счастья, коктейль грёз и сновидений, силиконовых танцоров-стриптизёров.

– Коктейль, только коктейль.

Вкатывающаяся на потешных кривых ножках толстенькая горничная робот подаёт искрящийся и мерцающий голографическим ореолом коктейль в причудливом высоком фужере. Розетта ставит горничной на блюдо недопитую чашку кофе и подносит к губам фужер. Её лицо озаряется волшебным светом. Гора Дракон вдалеке оживает и шевелится всё явственней. Розетта выпивает коктейль и уютно устраивается в кресле-дюймовочке, заботливо подкатываемом роботом-лакеем. Кресло кружит и баюкает её в сладком и безмятежном сне. Слетающий с неба ворон влетает в будуар и, прихватив из сумочки пояс, возвращается в небо. Пояс сверкает в ночном небе, свешиваясь из клюва ворона и теряясь среди звёзд. Вспыхивающее в небе созвездие Дракон и пояс, на мгновенье повторяют своими очертаниями друг друга и сливаются воедино.

Мрачный готический кабинет книжника и музыканта. Огромный камин, шкафы с древними книгами. Витрины с таинственными муляжами и препаратами. Много разнообразных музыкальных инструментов – настоящий музей. Огромный метроном и несколько метрономов поменьше. Коллекция песочных часов и клипсидр. Непонятные механические приспособления. Чучела. Всё загадочно и преисполнено таинственного очарования. Кабинет пуст. На подоконник с неба опускается ворон и клювом открывает створку окна. Заходит осторожно внутрь и спархивает на спинку кресла. Отряхивает перья и озирается по сторонам. Из-за механизмов и чучел появляется фосфорицирующий глазами кот. Ворон спрыгивает, широко расставив крылья, на сиденье и превращается в маэстро, щёголя изрядных лет.

– Где рыба? Сколько я могу здесь тебя дожидаться голодный? – недовольно ворчит кот.

– Возьми сам в холодильнике на кухне.

– Ты же знаешь, что я не ем холодное.

– Ладно, подожди.

Маэстро достаёт из-за пазухи пояс и внимательно разглядывает его через лупу. Вновь прячет в карман и принимается готовить рыбу и кормить кота.

Сказочная ночь озаряет бездонно чёрное небо звёздами, рассыпает по волнам серебристые блики, несут незримые её ангелы тяжёлую пушистую мантию за царственной луной, медленно ступающей по горному кряжу. Мерцает и переливается волшебным светом гигантская брошка созвездия Дракон, пронзает стрелами вспыхивающих лучей расщелины горных склонов. В гигантской пещере кипит и пенится разноцветное подземное озеро, озаряемое из глубины холодным люминисцентным светом. В нём заливаются смехом, ведут хороводы, играют русалки. На его берегу, осыпаемая звёздными лучами, падающими сквозь трещины высокого каменного свода, оживает скала. Каменные складки становятся упругой кожей и закругляются. Вскоре пульсирующее яйцо, рождаемое в конвульсиях скалы, не выдерживает и лопается. Из него появляется дракон, который погружается в озеро и, плавая в нём среди дивных русалок, начинает превращаться в прекрасного юношу. Из тёмных углов пещеры вылетают огромные мыши. Они окружают озеро и принимают в свои объятия выходящего к ним юношу. Объятия размыкаются, и посреди зала в сказочном дворце предстаёт окружённый придворными принц. Они облачают его в нарядные, но обычные одежды. Только мантия и корона выдают его положение. Корону он вскоре кладет на атласную красную подушку, которую почтительно носят за ним, так как ему нравится встряхивать своими пышными и длинными волосами, а в короне это абсолютно невозможно. Принц подумывает отказаться и от волочащейся за ним длинной мантии, да вот незадача. Всем юноша хорош, но огромный длинный хвост у него растёт из соответствующего места драконий. Ни тебе антраша не станцевать, ни твиста и даже буги-вуги. Мантия, увы, необходима до крайности. Так и слоняется в ней принц по дворцу. Скучно ему среди почтительных придворных.

Окружённый свитой принц выходит из дворца. Над безмятежно спокойным морем всходит солнце. Вдали белеет вилла Розетты, а среди лесов за ней виднеются очертания городка.

– Поеду в город развлечься.

– Там нет ничего достойного внимания Вашего высочества.

– Люди.

– Люди злы и коварны. Сколько благородных драконов пало жертвой их подлых интриг.

– Спасибо за предупреждение, мой добрый советник, но стоило ли превращаться в человека, чтобы проводить время с русалками.

– Чего изволите, Ваше высочество.

К дворцу подъезжает, услужливо приоткрывая дверцу, кабриолет. Принц занимает почётное место на заднем сиденье. Угрюмый водитель, в кожаном шлеме и огромных очках изрядно напоминающий краба, газует, и автомобиль , фыркнув, обдав свиту облаком дыма, скрывается в лесу. Извилистая дорога направляет его к вилле Розетты и дальше, в город.

Семейство феи Фефеи дружно завтракает кофе и булочками с маслом и вареньем.

– Разнесёшь сегодня нашим клиентам кексы и похвастаешься.

– Чем же я могу похвастаться, добрая тётя Фефея.

– Приглашением, Лилетта.

– Приглашением?! …

– Да, моя красавица. Вчера вечером маэстро дирижёр принёс тебе приглашение на бал…

– На городской осенний бал! Не может быть.

– Всё может быть, моя красавица! Ты у меня на выданье, а приглашение на два лица. Вдруг и присмотришь кого, кто составит тебе компанию.

– Ой, тётя, кому нужна бедная бесприданница.

– Твоё приданное – молодость, да красота.

– Ой, тётя, молодость не девичество, её легко потерять, как и красоту, в заботах и хлопотах нищеты.

– Ещё скажешь, типун тебе на язык. Ведь всё при девке. Даже такой никчемной штуковиной, как ум, Бог не обидел. Вон у соседки через дорогу один наследник гунявый, другой кривой, третий весь из себя косой, четвёртый – припадочный, да и те не родные, а богатства-то – считать – не пересчитать: и в деревне дома с землями, и в городе особняк не то, что наша хибарка на отшибе.

Допив чашечку, фея переворачивает её, выплёскивая жижу на блюдце. Там отчётливо вырисовывается подмигивающая ей голова дракона. Фея вздрагивает и прикрывает ладонью блюдце.

– Ой, что Вы там нагадали, добрая тётя.

– Ступай, ступай, с чем сказано, родимая. Будет Тебе суженый, будет Тебе и ряженый.

Над городом летит с озабоченным видом ворон. Сделав круг над ювелирной лавкой, он садится на фонарь. Под фонарём дремлет бездомная собачонка, перед ней оставленная кем-то из сердобольных горожан косточка. Ворон время от времени взлетает с фонаря, но всегда возвращается обратно, явно кого-то ожидая. На улице появляется Лилетта с лукошком. При её приближении ворон незаметно подбрасывает пояс и, прячась за фонарь, нарочито громко хрустит веткой. Собачка спросонья лает и вскакивает. Лилетта замечает пояс, украшенный драгоценными голубыми камнями.

– Ой, услужливый пёсик! Ты сторожишь потерянный кем-то поясок. Ах, какой красивый! Вот бы мне такой к приглашению, но кто поверит, что у бесприданницы такие дорогие вещи! Отнесу его ювелиру, может, и отыщет ювелир хозяина, да и меня наградой не забудет.

Лилетта поднимает пояс и заходит в магазин.

– Смотрите! Кто-то потерял прямо у входа!

– Спасибо, красавица! Это Розетта, видимо, выронила вчера вечером из сумочки. Она ею всегда так небрежно размахивает, а ходит одна, без охранника. Такая беспечная, но богатство её любит. Деньги и драгоценности к ней сами идут, власть и богатство её сами разыскивают.

– Неужели сама Розетта! Хозяйка виллы химер у горы Дракона?

– Да, сама Розетта, моя постоянная покупательница. Сегодня же ей и отдам. Она, наверное, почивает и даже не догадывается о потере. А тебе, красавица, награда. Держи.

– Неужели это мне?

– А то кому же. Всего лишь бирюза с финифтью, но внешне почти такое же, как и потерянное Розеттой. Камни, правда, не сверкают и не светятся, но где Вы видели голубых драконов? Так что этот с бюрюзой вот-вот оживёт. Совсем как настоящий, только маленький!

– Спасибо! Вы так добры!

– Ты это заслужила, красавица! Разбогатеешь, купишь себе и дорогое, но и самое дешёвенькое украшение способно принести бесценное счастье! Запомни мои слова.

Счастливая Розетта выбегает из магазинчика, любуясь украдкой поясом, который лежит аккуратно в прикрывающем кексы полотенце. Вышитые красными нитками петушки на сложенном вдвое полотенце, которым в корзине прикрыты кексы не прочь клюнуть бирюзового дракона, но он в обиду себя не даёт, сверкают на солнце глазницы стеклянными бусинками глаз. Скалится, витая из серебряной проволоки, морда. Не совладать с таким чудовищем петушкам.

– Как Тебя зовут, красавица?

– Лилетта, сеньор.

Девушка поднимает глаза над лукошком, видит прямо перед собой сказочно прекрасного принца в стоящем целого состояния шикарном кабриолете. Принц, улыбаясь, протягивает веер купюр.

– Не купишь мне запонки?

– Я даже кексы ношу бесплатно нашим клиентам. С деньгами только тётя умеет обращаться.

– Пойди, спроси у хозяина зелёные запонки. Я тебя за это поцелую.

– Я даже с братцами и сестрицами не целуюсь, Вас и по имени не знаю.

– Зови меня Габриэль. И, пожалуйста, на ты.

– Габриэль? Вообще-то, настоящее моё имя Конрад Кин, герцог Наварский, принц Игуанский, но это для торжеств и церемоний.

– Но если ты просто Габриэль, то почему сам не зайдёшь к ювелиру?

– Нога в повязке. Ты такая красивая и добрая девушка.

– Ой, как жаль. А я хотела пригласить Вас с собой сегодня на вечерний бал. У меня, смотрите, какая красивая контрамарка на два лица. Подарок маэстро дирижёра.

– Повязку до вечера снимут. Сможем и потанцевать. Спроси, спроси про запонки.

Лилетта возвращается в лавку.

– Молодой человек в автомобиле просит продать ему какие-нибудь зелёные запонки.

– Держи эти. Они хоть и простенькие, но с позолотой.

Лилетта выбегает на улицу и отдаёт запонки.

– Спасибо, а это ювелиру.

–Ой, до чего много. Никогда даже не видела столько денег.

Лилетта возвращается в магазин и вручает деньги хозяину. Тот отдаёт одну из купюр ей.

– Держи эти купюры, моя красавица. Ты их честно заслужила.

– Спасибо! Приходите к нам в кафе феи Фефеи, а я Вам после как-нибудь на праздник и такие кексы занесу в подарок. И поясок спасибо. Я надену его сегодня на бал. Смотрите, у меня приглашение на два лица от маэстро дирижёра!

– Успешного бала, красавица и счастья твоему жениху!

Лилетта выбегает на улицу. Ювелир в лавке наедине пересчитывает купюры и удивляется.

– За грошовые запонки столько отвалил! Чудеса! И пояс Розетта вдруг потеряла, да он ко мне вернулся. Волшебство. Надо посмотреть, кто это там такими деньгами разбрасывается, не выходя из автомобиля.

Ювелир подходит к двери. Осторожно её приоткрывает и незаметно выглядывает. На улице Лилетта скрепляет запонками манжеты белоснежной рубашки принца. Тот слегка обнимает её и прощается.

– До вечера, Лилетта.

– Я буду ждать у входа во дворец городских праздников, Габриэль.

Кабриолет отъезжает и скрывается в лабиринтах улочек, а счастливая Лилетта бежит дальше с корзиной кексов. Ювелир глазами с вороном и, не выдержав его хмурого взгляда, закрывает дверь. Ворон, недовольно каркнув, поднимается в небо. Бездомная собака принимается увлечённо обсасывать кость. Улица тиха и пустынна. Лишь несколько осенних листьев своим кружением оживляют её.

В зале городского дворца праздников бьёт баклуши весёлая компания оркестрантов: слон и осёл, бурый мишка и панда, целое семейство крокодилов и нас ест кур во главе с петухом, две мартышки и трио котов, мопс, братцы кролики и прочие музыкальные разгильдяи. Из камина вылетает ворон. Плюхается перед пюпитром и обращается в маэстро дирижёра. Дирижёр настойчиво стучит палочкой о пюпитр. Оркестранты принимают человеческий облик и чинно рассаживаются со своими инструментами. Дирижёр взмахивает палочкой. Звучит вальс.

– Нет, нет! Не пойдёт. У нас сегодня бал! Премьера моего осеннего вальса! Это праздник! Allegro! Allegro!

Оркестранты начинают заново, но маэстро всё недоволен и ещё не раз стучит палочкой, прерывая музыку. Наконец волны вальса заливают зал. Через окно видно слетающие с деревьев и кружащиеся листья.

В волшебном дворце принца тоже суета. Окружённый свитой Габриэль не находит себе места и откровенно нервничает.

– Посмотрите? Всё ещё виднеется?

– Ваш великолепный хвост украшает достойнейшее мест, Ваше высочество.

– Не льстите, советник. Вы же знаете, что вечером у меня бал.

– Лучше бы мы сами устроили бал с русалками.

– Русалки, дриады – все надоели. Я приглашён настоящей девушкой, а у неё нет хвоста.

– Вот ещё хвост какой-то девчонке! Этого только не хватало. Обойдётся.

– Она может испугаться. Это способно её оттолкнуть. Помешать нашей любви…

– Настоящей любви ничто и никогда не способно помешать! А уж это! Это? Увольте. Я не возьму своих слов обратно. Ни одного слова! Даже половины слова! У вас великолепный хвост! Наша общая гордость и украшение! Увы, к вечеру его будет почти не видно. А в полнолуние он исчезнет бесследно на целый день. Но в первых сумерках ночи с восходом идущей на убыль луны хвост появится вновь.

– У меня всего день на любовь!

– Всего день… Но иногда и дня много. Люди так однообразны и надоедливы.

– Не говорите так, а то я откушу вам голову.

Лилетта у себя в комнате вертится перед зеркалом и прихорашивается, готовясь к балу. За ней через дырочку в стене подсматривает перешёптывающаяся детвора. Лилетта торопится на бал, обращая на себя внимание прохожих, её сопровождает пристающей по дороге собачкой. Лилетта, изничтожаемая высокомерными взглядами местных красавиц-богатеек, Лилетта у парадного входа дожидается принца.

Влюбленный принц выходит из шикарного кабриолета и обнимает ожидающую его Лилетту. Они поднимаются во дворец, сопровождаемые взглядами публики, выбирают и надевают полумаски, раздаваемые лакеями, проходят через анфиладу зеркал и перешёптывающихся у них за спиной богато и нарядно одетых горожан. Принц блистателен. Лилетта скромна, но нарядна. Изящный поясок подчёркивает красоту её талии, приглашая к объятиям и танцам, но главное украшение девушки – сияющая любовью улыбка. Красивая пара явного мезальянса входит в круг вальсирующих, явно выделяясь своей откровенной необычностью, но ни на кого не обращая внимания. Только ослепительная роскошь защищает оригинальную красоту юного принца от ироничных взглядов кавалеров. Только красота и очарование девичества возвышают Лилетту над презрительными взглядами дам. Принц кружит Лилетту в вальсе. Розетта, обмахиваясь веером, с томным безразличием отказывает приглашающим её кавалерам и наблюдает за Лилеттой и принцем. При случайном столкновении пар поясок бедной племянницы феи Фефеи рвётся и рассыпается. Лилетта и принц собирают филигранные плашки с бирюзовыми вставками пояса-дракона. Замешательство в ходе бала обращает на себя внимание Розетты. Красавица подаёт лакею свою визитную карточку для бедной девушки, искренне сочувствуя ей и заинтересовываясь её кавалером. Лакей на серебряном блюде подаёт карточку девушке. Лилетта и Розетта обмениваются взглядами благодарности и симпатии. Розетта грациозно обмахивается веером. Принц и Лилетта выходят вдвоём на балкон.

– Такой прекрасной луны я не видела и не увижу.

– Твои глаза, Лилетта прекраснее этой луны и этих звёзды. Я готов умереть за одну твою улыбку, за единственный поцелуй…

– Разве так можно говорить, у меня даже голова закружилась.

– Ты удивительная, сказочная, волшебная.

– Есть много сказок, в которых луну крадут злые волшебники или съедает какое-нибудь чудовище…

– Жизнь бывает страшнее сказок, милая Лилетта.

– Ой, мне пора дома. Тётя моя так строга.

– Я тебя довезу.

– Не надо. Здесь совсем рядом.

– Без тебя эта ночь, эти звёзды и даже эта луна бессмысленны.

– Увидимся завтра, на прежнем месте в полдень.

– Я так мечтал о полночи…

– В полдень, на прежнем месте.

Лилетта убегает, оставив принца наедине с луной. Появляется Розетта, прикрывающая лицо веером.

– Вы одни?

– Да.

– Потанцуем?

Розетта и принц входят в зал и кружатся в танце.

– Я пригласила Лилетту, надеюсь, и вы составите компанию.

– Спасибо.

– Убежала к своей строгой тётке?

– Да.

– Весна так тороплива, но сейчас бал осени.

– Что жаркому лету до осени?

– Э, листья лет облетают так стремительно.

–Там, за окном падают первые листья, а здесь меня согревают первые лучи солнечного жара.

– Может, проводите меня домой, если не боитесь ни летнего жара, ни осеннего вихря.

Розетта и принц Габриэль незаметно покидают бал. Только маэстро дирижёр сопровождает их взглядом. Пара садится в кабриолет принца и отъезжает вслед за указывающим дорогу лимузином. Вихрь взметает палую листву к фонарю и луне над ослепительными фарами. С ветвей деревьев слетают угрюмые и неуклюжие вороны. Только один ворон медленно прогуливается по перилам балкона. В ярко освещённых окнах кружатся силуэты танцующей публики. Весёлый оркестр вот-вот взлетит над залом, так воодушевлённо играют все музыканты, но маэстро дирижёра среди них не видно. Машины через проулки выезжают на магистраль и устремляются к озарённой лунным светом горной гряде Дракон. За ними из тьмы вылетает и стремительно несётся ворон.

Розетта и принц прощаются на ярко залитой лунным светом площади у ворот её виллы. Даже клюв любопытного ворона сверкает среди ветвей.

– Габриэль, такая романтичная ночь.

– Ночь обворожительна.

– Вы боитесь чар ночи?

– А Вы ничего не боитесь?

– С Вами? Ничего. Мне есть, кого защитить…

– Я и сам могу защитить не только себя.

– Нет, нет, от чар ночи у мужчин нет защиты, иначе бы я сейчас пригласила вас.

– Так приглашайте.

– До встречи, Габриэль. До встречи. Втроём, вместе с Лилеттой.

Розетта скучающая на террасе роскошной виллы; принц, несущийся в автомобиле к волшебному дворцу среди гор; Лилетта, мечтающая о любви в убогой комнатке – все очарованы луной. Гора дракон вот-вот пробудится, выйдет из оцепенения, вздрогнет, вздохнёт глубоким протяжным стоном и взлетит к сверкающему созвездию – столь сильны чары луны. Один ворон равнодушен и безучастен. Охладев ко всему, он погрузился в какие-то свои мысли.

Сверкают и переливаются в лунном свете волны, среди которых заходятся манящим смехом русалки. Мерцает огнями побережье. В зале городского дворца лишь тени последних аккордов, да и те тают в лунном свете. Огромная луна вплывает среди тишины зовущим к звёздам парусником. Пюпитры с нотами – флот, не ищущий ничего, кроме забвения. С порывом ветра в зал из вихря осенних листьев прямо на паркет слетает ворон. Медленно бредёт он каким-то лишь ему ведомым не видимым лабиринтом. Осенние листья кружатся в безлюдном зале и не находят себе приюта даже в прекрасном дворце.

Предупредительно кашлянув, фея Фефея отворяет дверь в комнатку Лилетты, подходит к девушке, любующейся луной и сверкающим под звёздным небом далёким морем. Лилетта задумчиво раскладывает на подоконнике плашки порванного пояса-дракона. Фея обнимает её.

– Ой, не влюбляйся, Лилетта. Все несчастья от любви.

– От чего ж тогда счастье, тётя?

– Кто его знает, родная, от чего оно это счастье.

– А почему все несчастья, милая тётя.

– Много их несчастий, родная, а самое страшное то, что от любви к оборотню, превращает оно невинную девушку в русалку.

– В русалку? Не пугайте меня так, добрая тётя.

– А, доля моя за тобой присматривать, да от беды беречь. Ну, пойду я, а ты спи, родная. Завтра праздник продолжается. Будет тебе веселье, будет и утеха.

С грохотом и гиканьем стремглав несётся первая капсула поезда-дракона американских горок. Запрокинулись, зашлись в смехе лица Габриэля и Лилетты. Влюблённые счастливы, прекрасны и невинны. Нет ничего сладостней первых объятий любви, но первые поцелуи слаще и первых объятий. А что может быть невинней первых объятий и поцелуев в парке аттракционов! Весь мир у их ног, когда взлетают они на очередную вершину. Но зато как страшно потом нестись вниз.

Габриэль и Лилетта весь день веселятся среди клоунов и плюшевых зверушек. Ни один аттракцион не обойдён вниманием. Мороженное, сладкая вата, коктейли, конфеты-тянучки-липучки, причудливые леденцы, киндер-сюрпризы – всё перепробовано. И нет ничего вкуснее одного розового фруктового на двоих и одного облака ваты на две пары встречающихся в поцелуе губ. И разве может что-нибудь разлучить эти две пары розовых губ, на которых всего одна такая бесконечно долгая и такая въедливо сладкая липучка-тянучка.

В зале кривых зеркал Габриэль и Лилетта, смеясь над уродцами своих отражений, сладко и долго целуются, любуясь собой буквально вприглядку и даже ощупывая собственные лица, словно два слепца. Затем, держась за руки, выбегают на лужайку мраморных муз, предводительствуемых Аполлоном. Лилетта со смехом выскальзывает из объятий и убегает, прячась то за одной, то за другой статуей, И везде Габриэль настигает её, но вновь и вновь ей удаётся высвободиться из его объятий. Ворон важно расхаживает среди статуй, взлетает и удобно устраивается на плече у Аполлона. Тем временем влюблённые, увлечённые друг другом, не замечают сумерек вечера и появления над кронами деревьев краешка луны.

– Что это у тебя?

– Лилетта, мне надо домой.

– Ты ведь не оставишь меня ночью здесь?

– Извини.

– Мне так хорошо с тобой.

– Я очень тороплюсь. Чуть не забыл.

– Новый пояс! Он весь сверкает! Спасибо.

– Не показывай никому и ничего не говори никому и никогда о нашей встрече.

– Куда же ты?

– Прощай. Увидимся через месяц, в полнолуние на этом же месте.

Габриэль убегает, а Лилетта остаётся, печально разглядывая сверкающий драгоценностями поясок-дракон. Ворон слетает с плеча мраморного Аполлона и скрывается в гуще деревьев, роняющих медленно падающие с них листья. Вдали за деревьями начинает звучать печальная музыка веселого оркестра. Лилетта прячет на груди поясок и уходит с поляны муз на звук музыки.

Лилетта выходит на эстрадную площадку. Весёлый оркестр играет грустный осенний блюз. Маэстро дирижёр менторски время от времени грозит палочкой музыкантам, то и дело принимающим свой бестиарный облик. Лакеи с китайскими фонариками на головах разносят коктейли. Изысканная публика занята собой и к музыке равнодушна. Лилетта механически берёт подаваемый коктейль и не замечает Розетты, которая подходит к ней с самыми радушными дружескими объятиями.

– Вы и Ваш кавалер манкируете моим приглашением.

– Габриэль так занят.

– Но для Вас-то у него хватает времени.

– Мы увидимся вновь через месяц.

– Ваш кавалер любит встречи при полной луне.

– Да, только что Габриэль так разволновался перед восходом идущей на убыль луны.

– Странный он у Вас, давайте лучше развлечёмся без мужчин. От них одни неприятности.

– Вы так добры ко мне Розетта. Я не заслуживаю внимания такой дамы, а завтра у меня столько забот.

– Заскучаете, добро пожаловать.

– Спасибо. Ваша визитная карточка даже сегодня со мной, вот здесь, у самого сердца.

– Вы меня растрогали, Лилетта. Заходите. Хотите, со своим кавалером, а хотите, и сами. Я ведь и помочь чем могу. Юность – пора проблем.

Розетта поворачивается и уходит в гущу публику, отмахиваясь от окружающих её поклонников. Лилетта выбегает из парка и торопится домой. На улицах темно. Её фигурка в свете фонарей полна безысходности и тоски. Праздник завершён. Порывы ветра бросают на её дороге целые охапки сорванных с деревьев листьев. Звёзды над её головой холодны и бесстрастны, словно иглы энтомолога, нацеленные на потешную букашку.

Убогая комнатушка Лилетты. В раскрытое окно светят звёзды. На столике дымящийся кофейник, фарфоровая чашечка на блюдце и серебряная ложечка. Блюдо с горкой кексов, маслёнка и нож для масла, розетки с вареньями. Лилетта принимает горячую ванну. Занавеска в нише убрана и прямо из пышной голубоватой пены, скрывающей всё тело можно любоваться звёздами. Одежда в беспорядке брошена на полу. Блаженство героини нарушает шум. Это ворон, посланник ночи, маэстро и гуру тайных наук, слетел вниз из блистающего звёздного мира и деловито расхаживает на подоконнике, поглядывая на убранный красивой скатертью стол. Лилетта улыбается и, выйдя из ванны, отламывает кусочек кекса, которым угощает не пугающегося её ворона, возвращается в ванну, прихватив из лежащего у её ног платья, примеряет сверкающий поясок, но, опускаясь в нежную пену, пробует надеть украшение на манер колье и любуется сверкающим на груди драконом. Лилетта так прекрасна, что дракон словно оживает, шевелясь и отвечая каждому вздоху, каждому волнению души скромной девушки. Ворон слетает с подоконника на стол и составляет компанию за ужином, но интересуют его не только кекса и варенья. Красота девушки волнует посланца ночи и вот он прохаживается по краю ванны. Разделив ужин, ворон разделяет и возможность полюбоваться редким украшением. Тут за дверью раздаётся предупредительный кашель феи Фефеи. Лилетта торопливо снимает подарок и прикрывает грудь. Сверкание драгоценностей смешивается на миг с мерцанием звёзд. Ворон спешно взлетает и скрывается за окном, сливаясь с мраком ночи. Входит фея Фефея с пушистым цветастым полотенцем, переброшенным через руку.

– Красавица! Этой мой тебе подарок. И возьми на ночь тёплое одеяло, с гор ветер северный спускается, несёт холод и туман.

– Спасибо, добрая моя фея.

– Завтра много работы, пироги с рыбой разносить, и самим завтрак – пальчики оближешь!

Фея Фефея выходит, оставляя на краешке ванны полотенце. Лилетта, пошарив по дну, но так и не найдя пояска, поднимается из пушистой, опадающей с неё когтистыми клочьями пены и, обтираясь полотенцем, подходит к раскрытому окну. Очертания пены в ванне неуловимым сходством способны напомнить медленно исчезающего дракона. Крохотные пузырьки пены шипят и лопаются, разлетаясь тысячами крохотных брызг, сверкающих и переливающихся ярче праздничного фейерверка. За окном горит и сверкает во мраке неба таинственнейшее из созвездий – Дракон.

Роскошная вилла Розетты. В просторном зале с бассейном вдоль огромной панорамной голограммы, висящей в пустоте по центру, бегут разноцветные осциллограммы, звучит множество мелодий, сливающихся в одну полифоническую симфонию. Розетта в кресле анемично лакомится мороженым. Длинная витая ложечка в её изящных пальчиках и серебряная вазочка – настоящие произведения ювелирного искусства. В бассейне – ласковые улыбки резвящихся дельфинов. Высокие мраморные колонны встают призрачным лесом из мерцающей белизны стен, изрезанных арками и нишами с прекрасными статуями обнажённых атлетов древности. Фигуры их неподвижны. Но сколько спокойной грации в одних, сколько драматического напряжения в других!

В своей беднойкомнатушке сладко спит Лилетта. Вот она, не просыпаясь, вздрогнула, движимая неведомым никому, кроме неё, видением. Вот то одно, то другое очертания её лица и рук способные заворожить даже эльфов лунного света. Сползло на паркет одеяло, разметалась на белоснежной простыне целомудренно прекрасная фигурка, словно витая из серебра и латуни. Дивный сон поглощает милую деву, словно царственный цветок дивную бабочку.

Сами звёзды зачарованы красотой девушки. Их сияние легкокрылыми эльфами спускается к ней и ведёт вокруг свой волшебный хоровод, струится над нежной светящейся во тьме кожей и обращается дивным сверкающим драконом-поясом, обнимает, подхватывает Лилетту, вырастает, вращается вихрем и уносит в небо. Ласки вихря-дракона так приятны, что хочется погружаться в сон всё глубже и глубже, но и не взглянуть хоть краешком глаза на волшебный источник грёз нет сил. Лилетта приоткрывает глаза и видит дракона, несущего её к своему созвездию. Она вскрикивает от ужаса, просыпается и падает из объятий. Мелькают в пробуждении этого падения объятия и поцелуи принца, извивы и зигзаги то поезда-дракона, то танца на поляне муз. Жалко звёздному поясу девушку. Устремляются они дружным хороводом за ней. Только над самыми волнами успевают обвить в танце её прекрасные дивные бёдра, становятся они рыбьим хвостом, и падает в воду девушка русалкой. Окружают её со смехом и песнями подруги, принимают в свой хоровод, ведут в самую глубь моря. Далеко на берегу остаётся крошечная причудливая башенка кафе феи Фефеи с раскрытым окном на втором этаже. Тревожно хлопают в нём ставни. Угрюмый ворон слетает на подоконник и мечется по комнате в поисках девушки. Вода в ванне скрыта пеной, раскрыта белоснежная постель, хранящая очертания прекрасного тела, но пусто и безжизненно тихо в убогой комнатушке. С далёкого моря, словно совсем рядом сквозь прозрачно зыбкую тишину доносится смех русалок. За стеной вскрикивает и просыпается среди спящих на одной кровати детей младшая внучка феи. “Что это?“ – в испуге спрашивает она успокаивающего её братца. “Русалки,” – отвечает он: “Не вслушивайся в их крики, а то сама русалкой станешь”. Дети обнимаются и засыпают. Ворон застывает на подоконнике и вслушивается в песню русалок, затем всплескивает крыльями и тяжело летит к морю.

В подводной глубине ведут свой колдовской хоровод русалки, вплывают в таинственный грот и углубляются подводной пещерой к недрам горы Дракона, всплывают в самом её сердце, посреди зала волшебного дворца.

Принц в окружении свиты стоит посреди волшебного зала.

– Слышите лунные голоса русалок? Это время превращения истекло.

Произнеся эти слова, советник горестно взмахивает рукой. Разлетаются рукава его наряда, и он обращается в летучую мышь, со стенаньями мечущуюся под потолком. Вслед за ним превращаются один за другим и все придворные принца, а он сам застывает в недоумении. Растворяются в воздухе его роскошные наряды и можно увидеть, что от бёдер до пояса он дракон. Чешуя бежит по его прекрасной и нежной коже вниз к ступням и вверх, к плечам. Вскоре одна голова остаётся человеческой. Горестные её крики рвутся и не могут сорваться с немеющих губ, ведь и дракон, и превращающийся в него человек становятся камней, причудливой скалой посреди рассыпающегося в прах дворца, сквозь стены и колонны которого всё явственней проступают влажные сталактиты и сталагмиты мрачной пещеры, освещённой лишь лунным светом, струящимся через расщелины. Всё это видят русалки, но не могут ничем помочь принцу. Рвётся из колодца к своему возлюбленному прекрасная русалка Лилетта, но обнимают её подруги и тянут на дно. С криками вырывается она из их объятий и просыпается на своей кровати в убогой комнатушке.

Предупредительно кашлянув, из-за дверей появляется фея Фефея.

– Красавица! Завтрак остынет.

Лилетта просыпается и вскоре всё семейство феи пьёт кофе. После завтрака Лилетта собирает корзину с рыбными пирогами. На улице прохладно, и девушка торопится разнести пироги быстрее. Всё гуще стайки жёлтой листвы, срываемые с деревьев и гонимые ветром. День начинается пасмурно и неуютно. Только улыбка девушки озаряет хмурые улицы, просыпающиеся от весёлого перестука башмачков Лилетты. Все рады милой и приветливой красавице. Ни в одном доме не отказываются от её пирогов. Безомный пёс у ювелирной лавки, голуби, старый ворон – им тоже достаётся по кусочку пирога. И вот, весело помахивая пустой корзиной, девушка возвращается. Весело стучат её башмачки. И вдруг, почти у самого кафе феи Фефеи она почти упирается в яркую афишу. Невозможно пройти мимо огромных разноцветных букв. “Цирк “АСТРАЛ”, – пляшут буквы: “Всего один день”. “Покупайте билеты заблаговременно,” – читает вслух Лилетта: “Шоу мага Габриэля!” “Ах!” – восклицает девушка. Она едва не роняет от неожиданности свою корзину, отступая от плаката, что бы лучше рассмотреть портрет чародея, улыбающийся ей. С портрета подмигивает Лилетте принц Габриэль! “Составишь компанию, Лилетта! У меня пригласительный билет на двоих”, – от волнения девушка не заметила лимузина Розетты. Чаруя обволакивающей и неотразимо притягательной улыбкой, Розетта шлёт воздушный поцелуй, заманчиво поигрывая зажатым в руке приглашением. “Да”, – только и успевает пролепетать Лилетта. Вокруг её одиноко стоящей фигурки кружится и падает осенняя листва. Неожиданное приглашение было так феерически заманчиво, но почему-то грустно и неспокойно на душе бедной девушки.

читателей   104   сегодня 1
104 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Loading ... Loading ...