Золото вечности

Прошедшая коронация получилась по-настоящему грандиозной.

Слуги постарались на славу, оживляя старый тронный зал. Узорчатые колонны были украшены гирляндами живых цветов, полы натерты до зеркального блеска, повсюду были разбросаны цветочные лепестки. В отдалении журчал недавно построенный фонтан.

Очень жаль, что ушедшие на это силы будут потрачены впустую.

Атэна прошлась по пустому залу, где совсем недавно проходило торжество. Гости давно разошлись, и сейчас здесь никого не было. Лишь тихо шелестела бегущая вода. Такой контраст с шумом и помпезностью церемонии был подходящим фоном для ее мыслей.

Скоро, очень скоро для нее все изменится. И, если другие считали, что коронация ее возлюбленного – это начало великих перемен, то для них с Креоном это был конец. Конец этой главы и начало следующей…

Нет, она не жалела об их решении. Все было обговорено не один раз, и они оба пришли к выводу, что иного пути нет. Но ей было страшно. Очень страшно, что путь спасения превратится в ловушку, и они больше никогда не увидят солнечного света.

Креон успокоит ее. Сейчас он заканчивает последние дела, ведь ночью их уже здесь не будет. Нужно со многим разобраться, оставить кучу распоряжений и… попрощаться. Атэна в этом не нуждалась, так как кроме Креона не было никого, кто мог бы переживать за нее.

Она делает все это только для него. Ради него… В конце концов, чем бы все это ни закончилось, главное, что они будут вместе.

Подумав об этом, девушка глубоко вздохнула, и дальнейшее ожидание прошло практически без тревоги.

***

Реми, молодой археолог, восторженно осматривал тронный зал. Вернее, то, что от него осталось…

Они нашли это место совсем недавно, и раскопки все еще были в самом разгаре. Каждый день у них в команде случались новые открытия. Вчера, например, они нашли каменный фонтан и трон.

Реми стоял на краю большой котловины, в которой они обнаружили сооружение, и осматривал найденные древности с величайшим интересом. Может, для кого-то это была груда камня, но он умел смотреть глубже. Он видел, каким это место было несколько сотен лет назад. Роскошным, иначе и не скажешь… Наверняка на его строительство ушла уйма сил и времени. Все-таки, правители древности умели ни в чем себе не отказывать.

– Реми, погляди, что я нашел! – его товарищ, Мартин, кричал ему со дна котловины, откуда-то из-за трона. Археолог с восторгом заметил с той стороны какой-то блеск. В следующую минуту он уже спускался, причем столь поспешно, что чуть не свалился с уступа. Коллеги, увидевшие его спешку, позволили себе легкие улыбки. Все знали, что Реми души не чает в своей работе.

Мужчина подошел к Мартину, который монотонно работал кистью, освобождая от покрова земли кусок золота.

– Что это? – завороженно спросил Реми, наблюдая за процессом.

– Я думаю, это статуя. Потрясающе, правда? – Мартин повернулся к нему и, поймав взгляд друга, понимающе улыбнулся. – У тебя все на лице написано. Ну, давай… Проси…

– И попрошу… Мартин, ты же позволишь заняться этим мне? – мужчина вопросительно посмотрел на собеседника, уже зная, что тот уступит. Иначе не позвал бы его…

– Вечно забираешь себе самое интересное, – Мартин дружески хлопнул его по плечу и вручил инструмент. – Забирай… Я сегодня все равно раньше уйти хотел.

Реми занял его место и приступил к работе. Он погрузился в процесс с первых же движений, поэтому не услышал, как его товарищ удивленно проговорил:

– И откуда в тебе столько энтузиазма…

Дальнейший день прошел для него необычайно быстро. К вечеру он уже почти закончил свое занятие, и, окинув взглядом всю статую целиком, а не отдельные ее части, невольно залюбовался.

Это была пара людей. Пара влюбленных… Они сидели вплотную друг к другу, будто не желая расставаться ни на мгновение, и держались за руки. На их лицах читались спокойствие, безмятежность и умиротворение.

Кем бы ни был скульптор – он, без сомнений, был весьма талантлив. Люди древней цивилизации казались живыми. Словно вот-вот кто-нибудь из них шевельнется, сойдет с каменного пьедестала и спустится вниз.

Реми встряхнул головой, прогоняя странное чувство оцепенения. Внимательнее всмотрелся в скульптуру. Удивительно, но за исключением каменной пыли, вещь оказалась совершенно нетронутой временем. Словно с ее создания прошло несколько минут, а не сотни лет.

Археолог устало протер глаза. Ладно… Он еще вернется сюда завтра, при свете дня. В вечерних сумерках ему вечно мерещится что-то необычное.

Мужчина кивнул своим мыслям, и отправился спать.

***

Когда на землю опустилась ночь, а древний зал озарила полная луна, за оградительные ленты раскопок проскочили две тени. Они старались двигаться быстро и тихо, но это получалось плохо. Впрочем, в лагере все крепко спали, поэтому молодым людям – юноше и хрупкой девушке – удалось добраться до их цели незамеченными.

У пустого постамента их ждали двое. В темноте их лица были не видны, но молодой человек кивнул незнакомцам, как старым друзьям, и крепче сжал ладонь подруги:

– Мы пришли. Вы сможете нам помочь?

Повисло молчание. Из темноты к ним вышла женщина. Юноша даже не обратил внимания на ее красоту. Он был напряжен и сосредоточен на своей цели.

Женщина подошла к девушке и под внимательным взглядом молодого человека всмотрелась в ее бледное лицо.

– Sigillo mortis eius… – произнесла женщина. – Vis dare? 1

– Salvum eam, 2 – кивнул юноша.

– Тебе знаком наш язык? – спросила его вторая тень.

Молодой человек повернулся к вышедшему на свет мужчине.

– Я хотел быть уверенным, что мы поймем друг друга.

Его собеседник кивнул и обратился к женщине:

– Festinare. Et erubescet luna, vadit. 3

Та закрыла глаза и успокаивающе дотронулась до плеча девушки:

– Потерпи еще немного… Скоро все закончится.

***

Реми проснулся рано, еще до рассвета. Некоторое время лежал, вглядываясь в тент палатки над головой. Продолжить сон не получилось, поэтому мужчина со вздохом сел, привычно ища ладонью термос с кофе.

На улице было хорошо. Морозная утренняя свежесть, казалось, окружала со всех сторон, прогоняла остатки сна, настраивая на труд. Реми почесал щетинистый подбородок и направился к вчерашней находке. Следовало закончить работу. К тому же, ему не терпелось снова взглянуть на скульптуру. Это же надо было так изобразить людей, что…

Мысль прервалась. Термос полетел на землю, расплескивая драгоценный напиток. Реми даже не заметил этого. Он во все глаза смотрел на золотую статую. Фигуры изменились…

Он готов был поклясться, что еще вчера вечером здесь были изображены совершенно другие люди, другие лица. И эта поза… Разве мужчина обнимал девушку за плечи? Разве волосы девушки были распущены?

– Что за… – не выдержал археолог, обнаружив на людях из древнего Рима джинсы и футболки.

Он протер глаза, но статуя ничуть не изменилась. С предыдущей ее объединяло только одно – спокойное, умиротворенное выражение лиц и ощущение глубокой любви, способной преодолеть вечность.

***

Креон подал своей спутнице руку на очередном уступе. Подъем в гору был тяжеловат, однако даже это нелегкое дело было им сейчас в радость.

– Как ты себя чувствуешь? – Атэна, несмотря на неудобный момент, легким движением руки поправила волосы. Этот жест будет присущ всем женщинам во все времена.

– Привыкаю к новой речи. Этот язык такой странный… – мужчина улыбнулся.

– Родной язык ты забудешь с восходом, так что беспокоиться не о чем, – женщина улыбнулась ему в ответ. – Но я не об этом… Что с твоей болезнью?

Креон бережно взял ее за талию и легко поднял на вытянутых руках, слегка подбросив в воздух.

– Ясно тебе? – он со смехом опустил удивленную спутницу на землю.

– Ясно, – она с величайшей радостью заметила румянец на его щеках. Ее жених явно не собирался умирать. – Кажется, ты абсолютно здоров…

– Абсолютно, – подтвердил мужчина, и они продолжили путь.

Гора была не очень высокой, поэтому они успели на вершину до рассвета. Отсюда была видна котловина и тронный зал.

– Как ты думаешь, с ними все будет в порядке? – взволнованно произнесла Атэна, посмотрев вниз.

Древнее заклятие обратило тела молодых людей в золото на несколько сотен лет. Не каждый сможет справиться с изменениями, произошедшими в мире за это время. Когда они проснутся, то не встретят ни единой души из своей прошлой жизни. Зато у них будет новая.

– Конечно, – уверенно кивнул Креон. – С нами же все замечательно.

Они вновь улыбнулись друг другу. Горизонт начал светлеть, и мужчина, пока память о древнем языке полностью не исчезла, произнес:

– Ego te amo…

Атэна тесно прижалась к нему, и они вместе встретили солнце, с которым попрощались сотни лет назад.

 

 

читателей   196   сегодня 1


  1. На ней печать смерти… Ты готов заплатить? (лат.)
  2. Спасите ее… (лат.)
  3. Поспеши. Луна уходит. (лат.)
196 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,80 из 5)
Loading ... Loading ...