Защитники обычного леса

 

— Они это серьёзно? — Илья хлопнул массивной ладонью по столу, от чего ручной эспандер подпрыгнул на пару сантиметров. — Нет, Бабуль, ты видела? И это они называют Защитниками? Гламурного медведя с пулемётом? Они бы ещё царевне-лягушке дали лук с эхолокацией, пусть проклянёт их Тиранда! Да мы с Лешей лучше бы выглядели!

Эльф в банке на его слова не отреагировал.

— Не кипиши, Ильюша! Лучше оторвись от своего эргономичного пенька и сходи до рынка. Грибочки закончились.

Илья так раздухарился, что не слышал свою начальницу, которую за почтенный возраст и заслуги звали никак иначе, как Бабушка.

— А ведь звали в кино! Хорошо не пошёл! Отдавать деньги за это?!

— Илья! — повысила голос Бабушка. — А ну оторвись от бесова экрана, пока метлой по башке своей русой не получил!

— А?

— Бэ! Марш до рынка, а то Леша вернётся, а ничего не готово. Да и эльфа надо покормить, а то бедняга совсем закис…

Илья посмотрел на небольшой аквариум на тумбочке за продавленным часами безделья диваном. В стеклянной банке тускло, словно фонарик на старых окислившихся батарейках, светился синевой древесный эльф. Небольшое существо свернулось в клубок и не подавало признаков жизни.

— Нам нужно найти ему новое дерево, а не сухофруктами кормить, — протянул Илья и снял крышку с аквариума.

Внутрь упала сосновая шишка. Эльф моргнул и медленно подполз к ней. Восторга от кормёжки он явно не испытывал. Пришлось взять аквариум в руки и немного потрясти. Шишка постучала по тельцу эльфа и тот мигнул опасным жёлтым.

— Что ты говоришь? — наигранно удивилась Бабушка, не отвлекаясь от телефона и плиты. — Вот бы и помог Леше найти ему новое дерево. А то лесничим себя называешь — а в лесу дерева найти не можешь!

— Кто бы говорил, Бабушка!

И действительно, пожилая руководитель лесничества совсем не походила на деревенскую бабку-начальницу. Небольшего роста, крепкая, жилистая, как корни старого дуба. Современного кроя платье, которое сейчас скрывал патриотичный фартук с Чебурашками. Отличная укладка-каре лунных волос, лёгкий макияж, не скрывающий возраста. Внимательные серо-зелёные глаза. Только небольшая бородавка на носу отвлекала, но выглядела она как вызов устоявшимся стандартам красоты. Сама Бабушка по этому поводу говорила: «Вон, дебильные девицы в моду пошли, чего уж мне разумной себя стесняться?»

Действительно, чего? Особенно теперь, когда она перестала горевать и оплакивать свою потерю.

Бабушка изучала на экране телефона рецепт и последовательно добавляла в посудину специи. По комнате плыл терпкий, выжимающий слюну даже из камня, запах мексиканской кухни.

Сегодня сотрудников обещали порадовать буррито. Танцевальные па в ритме сальсы шли в комплекте. Хотя Леша предпочитал более плавные и напевные романсы в исполнении начальницы.

Илья вспомнил про Лешу и его наказ:

— Ах, да, Бабуль! Леша запретил мне выходить за территорию лесничества. Не дальше двора! — и уже тихо, себе под нос. — Чтобы снова не загремел куда не следует…

Вспоминать о своей неудаче не хотелось. Ко всему прочему и фильм оказался поганым. Сразу захотелось «заесть» и фильм, и воспоминание чем-то более удобоваримым. «Хранителями» или хотя бы старыми «Неуловимыми мстителями».

— Леша запретил, — пробубнила Бабушка. — Лучше бы сразу уволил. Но так нет — нужен ты. А толку — как с айфона без зарядки.

И возмущённо чихнула, подняв в воздух багровым облаком красный перец.

Начальница закашлялась, а Илья от неожиданности выронил аквариум с эльфом на пол. Стекло ветвисто треснуло, эльф по-мышиному взвизгнул и выкатился из домика.

Илья рухнул на колени и поймал ладошками светящийся шарик, пока того не сдуло под стол или диван. Попробовал засунуть обратно. Но не успел. В комнате раздался глухой скрипучий голос:

— Будьте здоровы.

Илья поднялся с коленок и выглянул из-за дивана. Эльф прятался у него в ладонях.

В дверях стоял массивный, плечистый Леша и неспешно разглядывал комнату.

С улицы ворвался порыв сырого, с запахом мха и прелых иголок, ветра и загнал перечное облако в угол подальше от растрёпанной и кашляющей Бабушки.

— Выпей воды, — сказал Леша.

— Говорят от перца молоко лучше помогает, — вставил три копейки Илья.

— Если за ваши, кхе, безмозглые советы, кхе-кхе, платила, консультанты бесовы — давно бы обанкротилась. Кхе! Интернет я тоже читаю, Илья!

— А я нет, — ровно ответил Леша. — Выпей воды и дай две настойки. Илья — быстро до сарая. Прихвати топоры и куртку — она уже выветрилась после твоих приключений.

— Можно я… -сделал Илья движение руками, которое из-за сложенных ладошек выглядело, как мольба.

Но Леша прервал:

— Быстро. У нас вызов. Надо идти. Прямо сейчас.

— Хорошо-хорошо! — не разжимая ладоней ответил Илья и шмыгнул за дверь лесничества.

Деревянный основательный сруб остался за спиной. Парень забежал в сарай, где хранился рабочий инструмент и сохла после спиртового заплыва его куртка. Рядом с ней висела вырезка из местной газетёнки: фотография Ильи в этой злосчастной куртке. Русые волосы прилипли, одежда — хоть выжимай. Один глаз светится небесной яростью, а второй — опухшей синевой. Заголовок гласил: «Лесничий выпил на тропу войны!»

— Идиот! — обозвал журналиста парень, оторвал заметку, которую явно повесил Леша, и кинул её на пол.

Потом аккуратно надел куртку и во внутренний карман переложил уснувшего от тепла рук древесного эльфа.

— Надеюсь Бабушка починит твой домик, — прошептал Илья, подхватил два небольших топора и автоматически баллончик с краской для дежурного обхода.

Но обход явно планировался не дежурным. Бабушка орала на Лешу, а тот молча нёс в руках два ружья.

— Вызывать охранку надо, а не самим на рожон лезть! Браконьеры — это не мальчики для битья! Особенно, если в резерват прут.

— Охранка не успевает. Так надо, — ответил Леша и пошёл к Илье.

Бабушка всплеснула руками и засеменила в дом: от неожиданной напасти она даже перестала вышагивать, как модель на подиуме.

Леша распорядился:

— Топор на пояс, ружьё заряжай и держи в руках. Пойдём быстро — их необходимо перехватить.

— Их? Браконьеров?

Леша посмотрел сквозь коллегу и глухо, как из дупла, ответил:

— Угу.

Немногословно, но Илья привык. Со времён практики он помогал Бабушке и Леше. Прижился, как говориться. Но такой ситуации, чтобы на браконьеров с ружьями, ещё не было.

Обычно хватало Лешиного рыка и все разбегались.

Илья нервно улыбнулся, проверил затвор, вложил патроны и кивнул Леше, мол, готов.

— Пошли, — сказал Леша и они вдвоём вышли за калитку и невысокий заборчик лесничества.

Перед ними раскинулся лес.

Нет, Лес.

Иначе обращаться к нему Илья до сих пор не научился. Здесь чувствовалась сила и древность самой природы. Солнечный свет потерянно блуждал в сплетении ветвей. Он казалось задремал и повис устало на паутинках.

Птицы деловито решали свои насущные вопросы, а ветер переносилл новости с дерева на дерево.

Лес же объединял их всех в единое целое. И указывал кратчайший путь.

Даже Илья научился видеть скрытые от простых глаз тропинки, короткие пути из одной части леса в другую. Но опыт и талант Леши не шёл ни в какое сравнение. Создавалось впечатление, что Лес подчиняется его воле и выводит своего защитника и радетеля не просто коротким путём, а мгновенным.

Илья не отставал, но всё равно пропустил момент, когда сосновая полянка, у которой стоял сруб лесничества, сначала превратилась в еловую тёмную тропу, а затем — в пострадавшую от короедов лиственную смешанную рощу. Приболевшие берёзы, осунувшиеся дубы, просевшие клёны создавали грустное настроение.

А ведь это резерват! Самая защищаемая часть Леса! Но нет — короеду наплевать на человеческие правила, запреты и ленточки по периметру.

Видимо, как и некоторым браконьерам, на которых объявил охоту Леша. Иначе как объяснить свежие следы джипа, которые пересекли тропу и вынудили остановиться.

— Какой им интерес заезжать в эту часть леса? За грибами браконьеры явно не полезут, а древесина здесь совсем испортилась, — задумался вслух Илья.

— Не ценишь ты Лес, Илья, — проскрипел Леша. — Здесь много чего есть.

Он сделал паузу, пожевал губами, а потом неожиданно сказал:

— Например, брусника у нас просто загляденье.

На его лице молниеносно мелькнула улыбка и скрылась в густой, похожей на мох, бороде.

Он потянул носом. Поморщился.

— Всё-таки ты их достал, Илья, — протянул Леша и ускорил шаг вдоль колеи. — Зачем полез к Сидору?

Илья ничего не чуял, кроме запаха приболевшего леса. Но намёк понял:

— Так какого хрена Сидор со своей шайкой сливает в речку свои химикаты! Краска и спирт деревьям неполезны!

— Зато полезны для экономики, мелкий засранец, — прервал Илью мужской голос.

Кучерявый мужчина в дорогой кожаной куртке, в окружении троих медвежьего вида братанов, держал в руках барсетку и тыкал ею в сторону Ильи.

— Пацан, ты уже меня достал со своей экологией! Уже все инстанции отстали, даже твоя безумная бабка с цепным псом, — барсетка указала на Лешу, — и те отвалили. Дай покоя!

Мужик выглядел донельзя расстроенным, будто Илья наступил на его любимую, натёртую самыми дорогими лосьонами мозоль. Или разбил поддельную китайскую вазу династии Мин.

— Ну, что мне тебе сделать? Взятку не дам — это противозаконно. Могу в кино сводить или мороженное подарить. Что мне сделать?

Илья аж стушевался от такого напора и промямлил:

— Не нужно мне кино, — вспомнились Защитники и парня аж перекосило.

Кучерявый Сидор обеспокоенно замахал руками:

— Эй, начальник! Придержи своего мальчишку — у него то ли несварение, то ли приступ эпилепсии.

Леша проигнорировал выпад и прямо спросил:

— С какой целью вы въехали на частном транспорте в государственный резерват? Биосферный заповедник охраняется законом и нарушение его границ без разрешения карается административным штрафом.

Илья отошёл:

— Что ты с ними болтаешь? Просто выведем отсюда подальше, чтобы лес не портили.

— Мальчик, не торопись! — голос Сидора изменился.

В нём появились радость и вдохновение. Шайка медведей вокруг него всё также угрюмо молчала.

— У меня есть разрешение! Выдано главой администрации!

— С какой целью? — нервно пустил петуха Илья и покраснел.

Сидор снисходительно ответил парню:

— Привезти по заказу в центр пень старого дуба.

— За старые деревья же штрафуют!

— Но не за мёртвые, верно, лесничий? Особенно с бумагой? Хм?

Владелец лакокрасочного заводика махал бумажкой. Даже издалека была видна печать и размашистая подпись главы администрации. Но Леша всё-таки проигнорировал холодные взгляды шайки Сидора, подошёл и взял бумагу, внимательно изучил. Действие сопровождалось шелестом шагов, да сопением возмущённого Ильи, которому жестом приказали молчать.

Спустя минуту Леша отдал бумагу Сидору, подошёл к Илье и сказал всем:

— Бумаги в порядке.

У Ильи волосы встали дыбом и руки потянулись к курку на ружье.

— Однако, — остудил парня взглядом Леша, — срубить дерево вы имеете право лишь в присутствии ответственного лица. А таким, по стечению обстоятельств, являюсь я.

Леша позволил себе улыбку — словно солнечный зайчик проскочил по поверхности пруда.

— Мы даже поможем его вам разобрать — давно руки не доходили прибраться.

Сидору нечем было крыть. Видимо он надеялся, что пункту не придадут значения. Но тут кривая тропинка к его шабашу вывела лесничих.

Поэтому под наблюдением Ильи и Леши, медведеподобные помощники Сидора сгрузили бензопилу, топоры и кусок полиэтилена — замотать сам пень.

И все двинулись вглубь леса, где машина не проходила.

Илья поотстал и шёпотом спросил у Леши:

— А зачем мы брали ружья? Сидор тот ещё козёл, но… — он покачал головой.

— Продолжай следить за Лесом. Он подскажет, когда оно понадобиться, — по болотному туманно ответил Леша.

А в болотах, да ещё и в тумане, легко заблудиться.

Но поплутать им не дали: они быстро вышли на место, под то самое дерево, которое заказали кучерявому Сидору. Илья не сомневался, что содрал он за это приличные деньги.

Молодой лесничий скептически оглядел «заказ» — его давно пора спилить, как минимум в профилактический целях. Чтобы того же короеда не разводить. Но Леша молчаливо обходил иссохшее полено стороной и оставлял тихонько гнить.

Огромный, в четыре обхвата, дуб с толстыми узловатыми ветвями. Посеревшая кора и древесина в прорехах напоминали о трупах в кино-моргах. Дуб занимал всё пространство небольшой поляны и вокруг него везде, где могли нависать ветви, ничего больше не росло, кроме жухлой травы.

Словно химией залили и дерево погибло.

Илья с подозрением посмотрел на Сидора. Тот почувствовал сверлящий взгляд в затылок и обернулся:

— Нет, он такой ещё со времён моего детства, — он вытер испарину со лба. — Только самые смелые мальчишки заходили сюда. Бабка нам рассказывала страшную историю о повешенных, что гроздьями гнили на ветвях. Их кровь, тяжесть грехов и убили землю вокруг, а потом и сам дуб.

Неожиданно для всех один из подручных Сидора перекрестился и прошептал просьбу Богородице. Илья хмыкнул.

— Хорошая история. Можно в сборник «легенды нашего района» опубликовать. С фотографией: дуб и ваша испуганная рожа.

Илья не мог успокоиться после своей фотографии в газете. Сидор это понял:

— Нечего лазить на частную территорию. Есть претензии — к господину участковому.

— Ага, — хотел начать спорить Илья, но Леша его прервал.

— Пришли.

Все притихли. Дуб сумрачно нависал над людьми и будто спрашивал: «Ну, рискнёте?»

Первым не выдержал тишины Сидор:

— Так-с! Аванс нам заплатили. Пора выполнять заказ, — и героически выдал пилу перекрестившемуся парню. — Ты под надёжной защитой, сын мой.

Парень не заметил сарказма, неловко улыбнулся и взял в руки лёгкую и мощную Стиловскую бензопилу.

Илья аж позавидовал: лесничим по старинке приходилось пользоваться тяжеленной «Дружбой», а то и просто двуручной пилой.

Парень дважды дёрнул стартер, пила мелодично щёлкнула и завелась. Он пару раз газанул, проговорил короткую молитву и встал рядом с дубом.

Даже с бензопилой им предстояла большая работа: подпилить, выбрать сторону, а затем всё равно вручную валить. Работа рутинная, терпеливая.

Но даже её не удалось сделать.

— Ироды! — раздалось громогласное с другой стороны дерева и поляны. — Руки прочь от него!

Илья шагнул в сторону и увидел за деревом небольшую группу людей в домотканых одеждах. Впереди стоял седой дедуля с резным, как краденный у Деда Мороза, посохом, и грозно указывал пальцем на парня с пилой. За спиной деда неровной кучкой стояло пять мужчин разного возраста, но одинаково наглого вида. Двое из них держали девушку. У Ильи закрались смутные подозрения о цели визита мужиков с девушкой в дальнюю часть леса, особенно с учётом её рта по-современному заклеенного серой изолентой.

Только красных шнурков не хватает, чёртовы любители пожёстче.

Дед же продолжал:

— Кто посмел поднять руку на Хранителя этих мест? Кто осмелился на святотатство?

Мужчины поддержали любителя ролевых игр одобрительными выкриками, поминаниями Перуна и Макоши.

— Не хватало нам браконьеров, теперь и неоязычники завелись. Как выводить будем? — со смехом спросил Илья у Леши.

Но смеяться перехотелось, когда лесничий увидел лицо напарника. Леша и так не слишком эмоционален, но сейчас его лицо напоминало высеченную из камня грубым инструментом статую.

Илья перевёл взгляд на Сидора и команду. Те мужики, что без пилы, стояли в позах, похожие на ковбоев, что вышли постреляться на улицу.

Неоязычники же показались Илье размытыми, туманными фигурами. Только посох мерцал вдалеке. Звуки затихли, даже холостой ход пилы потерялся в дыхании людей.

Без движения. Без мыслей. Без духа.

И гильотиной со всего размаху замерзшую картинку разрезал вопль парня с пилой:

— Защити, Мать-Заступница, от сектантов полоумных!

Взревела пила, зубцы коснулись дерева и парня забрызгало кровью с головы до ног.

Пила захлебнулась и встала. Девушка с заклеенным ртом задергалась в руках неоязычников, а побледневший старик, которого снова стало чётко видно, коротко приказал:

— Убить иродов! Всех!

Трое мужиков закатали рукава и двинулись вперёд. Илья скинул ружьё с плеча, помощники Сидора выдернули свои пистолеты и вместе с молодым лесничим дружно усмехнулись. Сидор из-за спин своих людей сказал:

— Угрозы и нападение на должностных лиц карается по закону.

Ему не ответили и только девушке удалось вывернуться, сорвать изоленту и выкрикнуть:

— Бегите!

Ни Илья, ни люди Сидора не заметили момента, когда мужики в домотканых одеждах исчезли, а вместо них под деревом оказалась тройка огромных, по грудь человеку, волков.

— Твою мать! — сказал кто-то и волк нанёс удар лапой по парню с бензопилой.

Парня развернуло и он упал, но Илья успел заметить гигантские раны через всю грудь. И уже не думая, лесничий выстрелил.

К ружейному огню с громкими хлопками присоединились пистолеты. Но гигантские волки даже не ускорили шаг и спокойно принимали пули на себя. А за несколько шагов до стреляющих взяли и прыгнули.

Мигом оказавшись на расстоянии укуса.

Пасть глубиной и размером с канализационный люк дыхнула на Илью волчьей яростью. И только автоматические поднятое ружьё спасло непутёвую голову — приклад встал поперёк горла и зубы вхолостую клацнули.

Лохматая махина не расстроилась и надавила весом на лесничего. Илья повалился на спину и отпихивал от себя зубастого уже с упором в землю. Парень с ужасом слышал, как за хриплым дыханием зверя хрустит и прогибается ружьё.

В голове пульсировала лишь одна мысль: «За казённое ружьё Леша убьёт».

Волк продолжал давить, не обращая внимание на помеху в пасти. Он словно играл, а слюна сбегала по рукам Ильи. Пальцы скользили, а пасть приближалась всё ближе и ближе.

И вот волк на секунду ослабил давление, а затем снова набросился и щёлкнул зубами. Илья почувствовал, как клыки скользнули по его груди, оставляя тонкие влажные царапины.

Волк прокусил куртку и не заметил. На лесничего почти впритык смотрели зелёные волчьи глаза. Полные фанатичной ненависти глаза.

Но ненависть сменилась удивлением. Раздался треск раздираемой куртки, и волк, словно плюшевая игрушка у заскучавших мальчишек, улетел в дуб. Треск ломающихся рёбер заглушил рык хозяина леса — Леши.

Точнее рык уже воплотившегося в своём истинном обличии Лешего.

Высоченный, под стать дубу на поляне. Широкий, мощный, покрытый мхом и листьями. Оленьи рога подобно боевому шлему венчали треугольную голову. Лунного света глаза прожигали холодом лесных ручьёв. Мускулистые, в обхвате как ноги медведя, руки оканчивались широкими ладонями и по-боевому нестриженными когтями.

И этот древний житель, древний побратим леса, его защитник, был в ярости.

— Пошли прочь, вурдалаки!

Его крик сотряс соседние деревья. Листья сыпались каскадом и быстрее, чем впечатлительные дамочки после матерного анекдота. Только два волка не поняли намёка и кинулись на Лешего.

Один вцепился окровавленной пастью в руку, а другой кружил вокруг и норовил броситься и порвать горло. Но казалось Лешего ничуть не беспокоили волки: первым он крутил как хотел и прикрывался от собрата. А иногда и отвешивал первому тумаков, а второму дразнилок хвостом вцепившегося в руку волка.

При этом он двигался к старику с посохом.

Илья огляделся: Сидор спрятался чуть поодаль и выглядел целым; один помощник был разодран; второй прижимал окровавленную руку, обмотанную курткой. Видимо успел засунуть руку в пасть волку и не дать себя сгрызть целиком.

Наблюдения прервал скулёж: те волки, что сцепились с Лешим отправились в полёт и сбили с ног оставшихся в стороне мужиков. Они было отпустили девушку и выдвинулись вперёд, да теперь крабами пытались отползти, но блохастые туши напарников не позволяли.

Дед с посохом легко уклонился от броска Леши и громко сказал:

— Опять ты мешаешь! Мать-природа этого не любит!

— Не было бы яиц, может за Мать и принял, косплеер старый, — сверкнул познаниями классической и современной культуры Леший и попробовал влепить старичку.

Но дед не дрогнул, махнул посохом отбивая удар и… превратился во что-то очень похожее на Лешего. Только вместо зеленоватой кожи и мха, он светился иссинней чернотой и непонятными фиолетовыми зарослями, а вокруг него мелькали небольшие зубастые существа.

— По-моему, ты давно не мылся — паразиты завелись, — крикнул зелёный Леший.

Без слов и с рыком чёрный бросился навстречу зелёному в смертельные объятия.

Завыли волки, которым гиганты протоптались по хвостам. Завизжала девушка, когда на неё посыпалась труха с дерева, что разнесли по соседству. Засмеялся мужик с покусанной рукою, когда от чёрного отлетело несколько кусков мха и тот на чистом и родном русском вспомнил трёхбуквенные сокращения.

Илья отполз чуть дальше от старого дуба и попытался запахнуть на себе остатки куртки — было всё ещё прохладно разгуливать с босой грудью. И только сейчас, отстранённо наблюдая за дракой сказочных существ, он нащупал карман с эльфом, о котором в суете совершенно забыл.

И как назло мелкий светящийся шарик испарился.

Раздался грохот и крик боли: чёрному удалось нанести удар в лицо Лешему. Лесничий отлетел на дуб и рухнул на пилу. От боли он закричал ещё раз. Чёрный не выдержал и хохотнул. После чего схватил удирающего подручного волка за хвост и швырнул в противника. Визжащий волчара врезался в Лешего и потерял сознание. Лесничий тряс головой и пытался прийти в себя, а чёрному явно понравилось и он схватил другого волка и пульнул его в оглушённого Лешу.

Да только в этот раз воющая мохнатая посылка по адресу не дошла: её перехватили серые ветви.

Опасно заскрипел ствол мёртвого дерева и, обалдевшим разноцветным Лешим и случайно оказавшимся здесь людям, из трещин в коре явил себя голубоватый огонёк. Мёртвая древесина оживала на глазах, заживляла свои раны, а узловатые ветви двигались, как боксёр перед разминкой. При этом бедный волк продолжал висеть на высоте в пару метров и тревожно скулить.

— Охренеть и не встать, — протянул чёрный леший, чем привлёк к себе внимание дерева.

Затрепетал ствол, волк выпал из грубых объятий и яростные, как косяк пираний, ветки рванули к чёрному лешему, словно на свежий кусок мяса.

Тот попытался отбиться лапами: одна ветка сломалась, вторая отлетела, но три другие вцепились в чёрно-фиолетовое тело со всех сторон и зубастые мелкие твари беспомощно пытались прокусить окрепшую вдруг кору. Ветви подняли монстра над землёй, пару раз долбанули о жухлую траву, но тот видимо ещё соображал и перевоплотился обратно в седого старика. Уменьшившись в размерах, он выпал из жестоких объятий, откатился и размахивая посохом отступил в лес.

Побитые деревом, Лешим, но чудом уцелевшие волки поджали хвосты и удрапали вслед за предводителем. После себя они оставили внушительные кучи удобрения ожившему дереву, а также раненных мужчин и испуганную девушку.

Илья наконец смог подняться. Дерево угрожающе направило к нему ветви.

— Эй! — крикнул он.

— Не балуй! — мягко, но настойчиво прогудел Леший.

Он прижимал руку-лапу к себе и зализывал те раны, до которых мог дотянуться. Когда Илья подошёл ближе к нему, он просто сказал:

— Вот и опять ты начудил.

— Ты о чём? На себя посмотри, Леший лесной!

— Леший то Леший. А зачем было эльфа выпускать?

Илья замялся:

— Это наш эльф? — дураком прикинуться не удалось, Леший смотрел с укоризной. — Да, ладно, ты! Он очень вовремя пришёл к тебе на выручку! Видел, как надавал этому чёрному? Счас я его попрошу вернуться и пойдём домой. Кстати, этот чёрный — это кто?

Вопросы Леший проигнорировал и только отметил:

— Наивный мальчишка… Не загонишь ты теперь эльфа обратно в банку, — и по отечески коснулся ствола дерева. — Сделал же ты ему услугу.

— Эй, вы там?! Помогите уже! — раздался голос с другого края поляны.

— Иди, помогай. Это ты можешь сделать, я надеюсь? — спросил Леший.

— Постараюсь, — сказал Илья и бросился развязывать руки девушке.

Та выглядела растрёпанной, но целой. Русая, с голубыми глазами и маленьким носиком. Одета была как и убежавшие мужики в домотканные одежды.

— Илья, — представился лесничий и топориком перерезал путы на руках девушки.

— Даша, — ответила девушка и размяла руки. — А вы вообще кто такие? Так лихо отделали этих…

Она не закончила.

— Мы — защитники, — с лёгким пафосом ответил Илья.

— Как в фильме? — спросила Даша.

— Тьфу на тебя! Конечно, мы лучше! — возмущённо ответил Илья. — Видишь, у меня пресс настоящий, а не наклеенный.

Она распахнул порванную куртку и показал проработанный в свободное от работы время торс.

Девушка с интересом изучила фигуру парня и тот покраснел, понимая двусмысленность ситуации. Он неловко запахнулся обратно в лохмотья куртки.

— Знаешь, я тебе верю, — с улыбкой ответила девушка. — Пресс действительно выглядит настоящим.

Пока они болтали к ним подошёл Леший, который потихоньку трансформировался обратно в Лешу.

За лесом уже по-боевому завывала Бабушка и через две минуты она приземлилась на поляну верхом на потрёпанной метле, матеря Сидора, администрацию, Интернет и почему-то мухоморы.

Сидор аккуратно проверял своих людей — те на удивление оказались живы. Двое были в тяжелом состоянии, а третьему грозил гипс на несколько месяцев. Но по-крайней мере похороны отменяются.

Эльф же размахивал ветвями, тянулся то вверх, то в сторону, разминал свой новый дом после длительного сна. Пилу он невежливо разбил о дерево неподалёку, что по счастливой случайности осталось целым после драки цветных Леших. Своим поступком он вызвал возмущение Сидора, но кучерявый быстро заткнулся, когда его за ногу схватил и сдавил вылезший из земли корень.

Леша уже в своём привычном облике пообщался с Бабушкой и подошёл к Илье и Даше:

— Лес сегодня был на твоей стороне. И ты вернул ему кусочек прошлого, Каким бы оно не было.

Илья улыбнулся и спросил:

— Значит мой домашний арест аннулирован?

— Ты под арестом? Это как? А почему? — завалила вопросами девушка.

— Да, так, была история, — суетливо ответил парень и просительно уставился на Лешу.

Тот сверкнул лунными глазами и с улыбкой ответил:

— Не заслужил. А за порчу казённого имущества срок удваивается.

И довольный ушёл к Бабушке.

— Вот и помогай после этого людям, — пробубнил недовольный Илья.

За что получил свежеотрощенной веткой по голове.

Вот кто-кто, а эльф и его мрачное пристанище точно были довольны итогами дня.

 

 

 

 

 

 

 

 

читателей   316   сегодня 1
316 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 4,50 из 5)
Loading ... Loading ...