Время желаний

Этажом ниже забухала музыка и захохотали веселые голоса. В комнате Вари тихо, поэтому слышно громко и отчетливо. Варя сидит на краешке кровати, невидящим взглядом уставившись в стену с цветастыми обоями. В голове роятся мысли, перепрыгивая одна через другую, но в сущности Варя сейчас ни о чем не думает. Глубоко за грудиной ее нутро стиснуло железной хваткой отчаяние.

Варя —  на вид еще совсем молоденькая белокурая, миловидная девушка. Острый носик, немного пухлые губки, четко выписанная линия скул, выдающая вопреки всему волевого человека. Ещё совсем недавно ярко-голубые глаза девушки были наполнены сиянием молодого, почти детского смеха, а теперь наполнены такой непроходимой грустью, что при взгляде в них любому человеку становилось страшно.

Девушка встряхивает головой, сбрасывая оцепенение, забирается с ногами на кровать и берет в руки книгу. Варя любит читать, и Варя читает всегда, везде, в любое время. Только так Варя может отрешится от своей внешней, опостылевшей ей жизни и переключиться на внутренний, играющий красками мир воображения. Цветные миры книг с их магией, погонями, приключениями и неизбежно хорошим концом полная противоположность ее серому жизненному кольцу: дом — работа.

Варя бросает книгу на кровать. Мысли разбегаются и не желают сосредотачиваться на прочитанном.

Снизу снова слышится смех. Варя выпрямляет спину и в бессильной ярости колотит кулаками по кровати. Ну почему так? У нее есть и работа, и любящие родители, и крыша над головой. Не хватает только маленькой отдушины, чтобы её жизнь стала хоть чуть-чуть интереснее.

Варя оглядывается на обложку, лежащей рядом книги. На ней красуется юная воительница с мечом на перевес, а в небесах наворачивает круг большой дракон. Вот бы ей также, чтобы быть сильной и смелой, и чтобы жизнь бурила и была полна неожиданностей.

Но такое только в книгах. Варя стискивает руками голову и по щекам текут слезы.

 

Стук в дверь. Варя вздрагивает и открывает глаза. В лицо из открытого окна бьет луч света. Девушка переворачивается на другой бок, подальше от назойливого луча, и закрывает глаза, пытаясь продлить остатки сна. Сновиденье приятное и неприятное одновременно. Она снова видит комнату, но уже не так четко, без деталей. Сон ускользает словно песок из пальцев. Растворяется и неприятное чувство одиночества, остается только маленький комочек жалости, что вернуть ничего нельзя. Варя всхлипывает.

Раздается режущий слух скрип, открывающейся двери.

— Да, встаю я, — резко бросает Варя и досчитав до 10 открывает глаза.

В комнате никого нет, только солнечные песчинки заполняют комнату теплым сиянием, оставляя яркие блики на полированном боку комода, пузатой вазе с букетом душистых полевых цветов и большом зеркале в человеческий рост в грубой пожелтевшей раме. Варя откидывает невесомую ткань балдахина и выбирается из теплого уюта постели. Прикосновение ног к прохладному деревянному полу действует на девушку освежающе. Так начинается новый рабочий день.

 

Тарелка каши зеленоватого цвета на столе уже перестала приятно дымиться, но напиток оказывается все еще горячим. Когда Варя отхлебывает густую жидкость из кружки, она неприятно обжигает язык. Варя фыркает и отправляет в рот большую ложку каши, мятно-пряный вкус растекается по вкусовым сосочкам, заставляя девушку непроизвольно зажмуриться от удовольствия.

Пока Варя завтракает, ей вспоминается сегодняшний сон. Снова это щемящее чувство, когда не знаешь то ли хочется реветь, то ли бить кулаками в стену. Дом, родители, работа — жуткая обыденность, но как же приятно, когда знаешь, что будешь делать завтра.

Стеклянный шар размером с небольшой аквариум, покоящий в центре стола на резной деревянной подставке в виде львиных лап начинает издавать пронзительный пикающий звук. Углубившаяся в свои мысли, девушка вздрагивает. Поверхность шара заволакивает туман, похожий на молочную кашицу, сквозь которую и проступает изображение, искаженное словно в кривом зеркале, но все-таки вполне различимое: небольшая комната, компьютерный стол, парень в клетчатой рубашке лет пятнадцати, а может и старше, не разберёшь, все остальное остаётся вне пределов изображения.

Варя непроизвольно вздыхает: так близко и так далеко. И почему в обратную сторону эта хрень так и не заработала, ведь она же просила.

Словно в ответ на её мысли, парень в шаре тоже начинает что-то говорить. Слов Варя не слышит, но оно и так понятно. Жалуется на скучную жизнь, проклинает судьбу.

Девушка со злостью хлопает ладонью по столу. Что может быть страшнее исполнения желания, сказанного сгоряча? Шар подскакивает на своей подставочке и с шумом катится к краю стола. Он непременно должен разбиться от удара об пол, но из-под скатерти выныривает когтистая зеленая лапа и водружает шар на законное место. По дому разливается едва ощутимый запах солёной селедки.

Варя этого уже не видит. Смотреть в шаре больше нечего, теперь нужно искать новую точку на карте. Карта, занимающая добрую половину стены в кабинете этажом ниже, не известна ни одному живущему на земле человеку. Точка оказывается между зеленым ущельем, именуемым озером Валам, хотя озера там нет уже более ста лет, и городком Слаккса. Варя мысленно проводит линию от своего дома на склоне самого высокого из холмов к югу от ущелья, и понимает, что пешком добраться не успеет, придется лететь. При одной только мысли о полёте, внизу живота возникает неприятное чувство сосущей пустоты. Варя ещё раз прикидывает расстояние, лететь все-таки придется, будет лучше если новичка встретит она, а не кто-нибудь из местных. Но сначала нужно экипироваться.

Местная одежда Варе нравилась, хотя была несколько грубовата на ощупь в первую пару недель носки. Были и другие недостатки несколько более интимного характера, но о них Варя предпочитала никому не распространяться. Девушка неизменно выходила исполняться свою работу в добротных холщовых штанах с кожаным поясом, кожаных же сапогах и рубахе, утепляемой по времени года курткой на меху. Через плечо и правую сторону грудины протянуты заплечные ножны для укороченного облегченного меча, справа же помещается на поясных ножнах кинжал. Свои длинные светлые волосы Варя с помощью тонкого ремешка стягивает в шишку на затылке.

Варя несколько секунд покрутилась перед зеркалом. Косметику в этом мире еще не придумали, и Варе очень не хватало элементарных туши и помады. В очередной раз девушка отмечает свое сходство с воительницей с обложки той книги, что читала она четыре далеких года назад, только одежды на ней побольше.

У выхода на крышу Варя находит рюкзак с провиантом. С левой стороны к рюкзаку привязан тяжелый арбалет, с правой — плащ с капюшоном выделанный из чешуйчатой кожи.

Варя взваливает рюкзак на плечо и выбирается на крышу.

День выдался солнечный. Дом стоит на склоне холма и обзор со смотровой площадки на крыше открывается потрясающий. Ниже по склону тянется полоса кустистых невысоких деревьев, представляющих собой некую смесь молодых елочек и кипарисов. В этих зарослях устроила себе насест стая маленьких певчих птичек и теперь окрестности звоном серебряных колокольчиков постоянно оглашает их переливчатое пение. Сам дом растянулся на зеленом полотне холма несколькими уровнями, и если нижний полностью утопал в зелени, то верхний, где стояла Варя, достигал почти вершины холма, поросшего хилыми деревцами. Все нижние этажи дома были каменные с узкими, похожими на бойницы, окошками, которые глядели угрюмо и враждебно на всех, кто пытался подобраться сюда по дороге. Верхние этажи напротив поражали причудливостью разнообразных резных ставен, наличников, балконов, веранд и даже мостиков. Кто и когда построил это странное сочетание крепости и царского терема Варя не знала. Да и никто из немногочисленных человеческих обитателей дома не знал. Возможно знали эти невидимые слуги, что скрежетали когтями по полу, но они предпочитали не показываться на глаза. Сейчас в доме более или менее постоянно размещалось около пятнадцати таких же, как Варя проводников, ну или почти таких же, ведь некоторые могли называться людьми только с натяжкой.

Варя по крутой деревянной лесенке перебралась на другую сторону холма и оказалась перед высокими деревянными воротами. Воздух здесь пропитан теплым медовым запахом цветущих трав. Перегнувшись через невысокие перила деревянных мостков, Варя срывает пучок. И вдыхая пьянящий запах, проскальзывает в боковую калитку лежбища.

Полумрак наполнен курлыканьем и терпким аммиачным запахом птичьего помета. Под ногами неприятно хрустит, когда Варя проходит на середину и запрокинув голову наверх к насестам негромко зовёт:

— Мурзик, Мурзичек, иди сюда мой хороший.

Наверху с шелестом распахиваются крылья и рядом с Варей приземляется арканз. Чудовищ из древних мифов наверняка придумал тот, кто хоть раз видел арканза. Могучее тело льва или тигра, при этом покрытое не шерстью, а жесткой темно-зеленой чешуей, мощные орлиные когти, хвост и раскидистые крылья, которые использовались не только для полета, но и для плавания. Голова у животного вполне обычная — кошачья с большими зелеными глазами и кисточками на ушах, покрытая до могучей шеи мягкой шелковистой шерстью, даже окрас кошачий — серый в черную полоску, только вместо рта крючковатый клюв.

Варя протягивает Мурзику пучок травы, арканз ловко подхватывает его клювом и где-то внутри шеи начинают работать сильные внутренние челюсти. Девушка чешет любимца за ухом, и сняв с гвоздя седло начинает сложный процесс седлания арканза. Седло внешне похожее на те, что используют для лошадей, на самом деле имело в два раза больше ремешков и креплений: затянешь один слишком слабо и можешь вывалиться прямо во время полета, затянешь слишком сильно и арканз не сможет взлететь или повредит крыло. Зато арканзом практически не нужно управлять, главное приручить животное и оно сможет понимать хозяина с полу слова или с одного движения.

Окончив седлание Варя хлопает Мурзика по крутому жесткому боку. Арканз неторопливо переступает с лапы на лапу и начинает громко курлыкать. Варя с трудом открывает тяжелые створки ворот и Мурзик, жмурясь от яркого солнца и потягиваясь, выбирается наружу. Чешуя на солнечном свете играет причудливым лиловато-зеленым цветом.

Варя ласково гладит Мурзика между ушами, пока могучий арканз не зажмуривается от удовольствия, тогда девушка начинает нашептывать в большое пушистое ухо сегодняшний маршрут. Мурзик наклоняет голову и внимательно слушает.

Девушка еще раз проверяет все крепления и неловко взгромождается в седло, рюкзак за плечами жутко мешает. Мурзик же грациозно изогнув шею неторопливо чистит клювом перья на правом крыле, одним глазом поглядывая на телодвижения своей хозяйки. Варино сердце громко стучит где-то в районе горла.

Одним прыжком арканз преодолевает путь до края платформы и камнем бросается вниз. Ветер свистит в ушах, Варя зажмуривается и изо всей силы вцепляется побелевшими пальцами в рог седла, стараясь не закричать, чтобы не напугать Мурзика. Когда жуткое чувство падения перестает сдавливать горло Варя открывает глаза.

Мурзик мягко летит над верхушками деревьев, отдаваясь на волю воздушного потока. Если не смотреть вниз и отбросить осознание пустоты под ногами, то полет это даже неплохо. Но летать на самолетах все-таки не так страшно, можно отвлечься и у тебя не закладывает уши от ветра и в нос не бьет странная смесь запаха птицы, рыбы и кошки. Хотя Мурзик старался обходиться без крутых виражей и не набирать излишнюю высоту для спокойствия своей хозяйки. Весь полет занимает не более четверти часа.

Когда заложив некрутой поворот Мурзик начинает идти на снижение, от встречного ветра у Вари слезятся глаза, и она снова вынуждена зажмуриться. Через несколько мгновений арканз мягко опускается на зеленый ковер поляны в пяти шагах от пологого склона ущелья, некогда бывшего озером Валам. Варя взглядом охватывает редкий лесок закрывающий поляну с трех сторон, но ничего подозрительного не обнаруживает и спешивается в сочную зелень травы. Здесь также, как и на холме, где стоит ее дом, вовсю витает пьянящий медовый запах первоцветов.

Девушка проверяет не помешает ли заплечная поклажа быстро выхватить меч при необходимости и принимается искать следы своего клиента. Проводнице повезло, новичок материализовался в густой траве посреди поляны и понять куда он ушел легко по примятому следу. Варя делает два глотка из болтавшейся у пояса фляги и почесав за ухом настойчиво подставляемой головы, хлопает арканза по боку, отправляя животное в обратный путь. Мурзик благодарно фыркает. Несколько секунд Варя смотрит на его удаляющийся хвост. Седло все-таки придется менять, еще одного купания в обществе Мурзика оно не переживет.

В лесном полумраке, что с трех сторон обступает поляну, гораздо прохладней и трава не такая высокая, больше не приходится продираться по пояс в зеленом поле и Варя зашагала быстрее. Но долго ходить не пришлось, буквально в десятке шагов от опушки на узловатом, словно гигантская змея корне дерева стоит худощавый невысокий мужчина в уже знакомой клетчатой рубашке. Приближения Вари, он не слышит, так как сквозь промежутки в зеленом потолке из крон деревьев наблюдает как набирает высоту арканз.

Стараясь как можно больше шуметь, чтобы предупредить человека о своем появлении Варя подходит ближе.

— Привет!

Пришелец оборачивается и Варя отмечает знакомые, уже виденные утром в шаре, крупные черты лица, каштановые волосы и покатый лоб, только вот с возрастом она, пожалуй, ошиблась, новичку вовсе не пятнадцать, а скорее около тридцати.

— Меня зовут Варвара, а тебя?

— Ты русская? — у пришельца оказывается приятный баритон.

Варя кивает и мысленно готовиться к атаке. Сейчас первый шок пройдет и начнутся вопросы. Но вместо вопросов мужчина спрыгивает с дерева и подходит к девушке. В его взгляде есть что-то странно-пугающее. Он явно изучает ее, только не так как изучают незнакомца в незнакомом месте. Глаза льдисто-серого цвета неожиданно заставляю Варю снова вспомнить о доме. О том далеком доме, который был так глупо ей потерян уже четыре года и, в который она так безуспешно пыталась вернуться. Где-то внутри за грудиной ее сердце будто снова сдавило железными тисками, и горлу подступили слезы.

— Так, как тебя зовут? — Варя старается говорить, как можно спокойнее, впрочем, успокаивает она скорее себя, а не мужчину.

— Денис, — после секундной паузы отвечает собеседник — Что это за место?

— Северное урочище Заливайской долины

Губы Дениса расплываются в полуулыбке:

— Это должно мне о чем-то говорить?

— Нет. Но ты больше не на земле, я не имею в виду инопланетян, просто. Вообще это другой мир, — скороговоркой выдает Варя

— Да, это я уже понял. — в отличие от Вари Денис внешне абсолютно спокоен, — Здесь опасно?

— В этой части не очень, но всякое случается.

— И куда мы теперь пойдём?

Варя замешкалась, обычно новички устраивали истерики, спорили, пугались, даже убегали, но никогда они ещё не спрашивали её куда пойдём, разве что уже после приличного отрезка пути. Наверное, он просто из тех, кто любит держать все под контролем, даже если это просто иллюзия.

— В город. Только там может быть немного хммм… странно с первого взгляда, не все местные жители похожи на нас, — Варя хотела сказать страшно, но решила, что лучше не напоминать о страхе.

Денис только кивает в ответ.

На тропу Варя решает пока не выходить и дать возможность Денису все-таки осознать ситуацию, в которой он оказался. На тропе же существовал риск встретиться с местными. Варя хорошо знала эти места, именно здесь она проходила обучение: училась стрелять, фехтовать, ориентироваться на местности и не кричать, даже если очень страшно.

Они идут молча, Варя чуть впереди, Денис справа на полшага позади девушки. Варя украдкой взглядывает на Дениса и впервые в его сосредоточенном взгляде проскальзывает простое человеческое удивление. Но держится он все-таки хорошо, не то что она, когда попала сюда.

— Мы идём в Слаккс?

Варя вздрагивает.

— Что?

— Слаккс? Мы идём в Слаккс?

— Да, — голос у Вари предательски дрожит, она ещё раз с ног до головы оглядывает спутника: джинсы, рубашка и кроссовки, он точно не может быть местным, если только. — Ты уже здесь бывал?

Денис снова одаривает её хитрой полуулыбкой:

— Я путешественник.

— Что это значит?

— Я путешествию между мирами, — пожимает плечами Денис, словно говоря: как можно не знать таких элементарных вещей.

— Никогда не слышала о таком.

— В самом деле? — мужчина насмешливо поднимает брови, но продолжает уже без ехидных ноток в голосе, — Нас не слишком любят это первое, и мы о себе тоже не слишком распространяемся это второе.

Над головой у них яркой свирелью щебечут птицы. В косых солнечных лучах, проникающих сквозь спутанные кроны деревьев путаются мелкая мошкара и бабочки с большими разноцветными крыльями, залетевшие сюда с тёплых полян и ярких летних лугов.

— Ты можешь вернуть меня домой? — Варя старается, чтобы голос звучал безразлично, но в конце фразы предательски всхлипывает.

— Нет, извини, я не выбираю место, оно выбирает меня, — Денис вытягивает из кармана джинсов маленький стеклянный шарик, изнутри светящийся приглушённым синим светом, — И время тоже. Только он решает, когда и куда я перемещусь.

— Значит ты тоже не можешь попасть домой?

— Домой? В смысле, в мир откуда я родом? Я там уже был три или четыре остановки назад. Жуткое местечко.

— Ты мог бы остаться где-то в другом месте, где тебе нравиться.

Льдистые глаза Дениса остановились на Варе:

— Это скучно. И я свободный человек, не люблю быть к чему-то привязанным.

Шар в руке мужчины громко завибрировал.

— Скоро снова в путь, надеюсь на этот раз будет что-то новое, — глаза мужчины сверкают, — Хочешь пошли со мной? Новые интересные места, приключения. Ты ведь хотела приключений, поэтому оказалась здесь. Я знаю, так всегда бывает.

— Ну, да, — Варя неуверенно кивает, тогда сидя в своей маленькой комнате поздно вечером она хотела, чтобы её жизнь перестала быть скучной и стала интересной.

— Тогда вперёд, — улыбается Денис, — ты вроде перед неожиданностями не тушуешься, а мне давно нужен попутчик. Иначе, вот, как сейчас, есть риск остаться без вещей в незнакомом месте, и кто-то должен прикрывать спину, ведь мир может оказаться и не дружелюбным, — видя, что девушка колеблется Денис добавляет, — И потом однажды мы можем ещё раз попадём в твой мир, кто его знает.

Варя оглядывается вокруг, словно лес подскажет ей правильный ответ. Где-то высоко над деревьями раздается пронзительный крик охотящегося арканза, похожий на гудок поезда:

— Хорошо.

Опустившись на корточки, Денис выкапывает в земле небольшое углубление и укладывает в него все сильнее и сильнее вибрирующий шарик.

— Сейчас будет воронка, в неё нужно просто шагнуть, — предупреждает Денис.

Шарик в земляной подставке перестает вибрировать и начинает пульсировать, то уменьшаясь, то увеличиваясь в размере. Синий цвет внутри сменяется на фиолетовый. Земля вокруг начинает дрожать. Чтобы не упасть Варя хватает Дениса за плечо. Шарик разросся уже в десять раз от первоначального размера и продолжает медленно расползаться, образуя полупрозрачную фиолетовую сферу. Через ее стенки можно разглядеть стволы и ветки деревьев. Когда сфера достигает человеческого роста, Денис делает шаг внутрь. Силуэт его тела, искаженного стенками сферы, принимает странные очертания и медленно растворяется.

Варя стягивает рюкзак, проверяет завязки. В вышине все также чирикают птицы, а в густом подлеске шуршит какая-то мелкая живность. Лесу совершенно наплевать на пришельцев: неважно приходят они или уходят.

Варя осторожно забрасывает в сферу рюкзак и отступает на шаг.

Сфера схлопывается и Варя остается на поляне одна. Теперь можно возвращаться домой, хватит с неё приключений.

 

читателей   214   сегодня 1
214 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,67 из 5)
Loading ... Loading ...