Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Василиск

***

– Опять Лёшик эту дурочку привёз, – Марго презрительно поморщилась. – Они же, кажется, разбежались?

Алёна, проследив взглядом, как парочка заходит в подъезд, ответила:

– Ну ты же знаешь, Лёшик добрый, жалеет всяких убогих. Не может просто так отшить девочку.

– Ну и жалел бы где-нибудь вдали от нормальных людей. Зачем сюда тащить, чтобы она своей скорбной рожицей, настроение всем портила?

– Да ладно тебе! Она всё равно сидит тихонько в уголке, никому не мешает, – Алёна затушила сигарету и открыла балконную дверь. – Пошли, Димасик уже, наверное, сделал коктейли.

Марго последовала за подругой.

Вечеринки у Димасика обычно не пропускал никто из их компании. Подтягивались новые и новые гости.

Лёша и его серая мышь пришли одни из последних. Мышь сразу забилась в тёмную нору, испуганно зыркая оттуда и вздрагивая, когда кто-то пытался с ней заговорить. А Лёшик затерялся в толпе, благо хоромы у Димасика были такие, что и толпе было где затеряться.

Алёна в очередной раз рассматривала эту девочку. Невзрачная, на голове гнездо невнятного рыжего цвета, макияж накладывать не умеет, одевается явно в сэконд-хэнде. И вместо того, чтобы радоваться, что посчастливилось окунуться в настоящую жизнь, выглядит так, словно её привели в вертеп к разбойникам. А ведь никто из Лёшиных друзей её не обижал, не дразнил. Скорее просто игнорировали и посмеивались у неё за спиной, а иногда и в открытую. Но она сама виновата! Можно же попытаться хоть немного соответствовать компании своего парня?

– Привет, Лялька! – Лёшик отсалютовал бокалом и, приглушив голос будто их кто-то подслушивал, спросил: – А Катюня приедет сегодня?

– Привет, герой-любовник, – улыбнулась Алёна. – Обещала быть, но ты ж со своим самоваром.

Лёша брезгливо скривился.

– Да я пытался ей намекнуть, что надо бы расстаться. Мол, тебе со мной неинтересно, я люблю тусовки и веселье… А ты зануда. Так она в слёзы – я буду везде с тобой ходить, всё будет, как ты хочешь, только не бросай!..

– А просто девушке сказать, что ты любишь другую – не судьба? Или тебе надо, чтобы она сама осознала, что не достойна и ушла в тень.

Лёшик обиженно нахмурился.

– Да ну тебя! – и отошёл

Алёна усмехнулась. Лёшкина личная жизнь давно была любимой сплетней в их компании. Он давно и преданно добивался благосклонности Алёниной подруги Кати. Гордая красавица ухаживания принимала, но на пламенные признания не отвечала ни да, ни нет. Лёша и цветы охапками ей таскал, и встречал возле универа, и приглашал то в ресторан, то в клуб. А она всё смеялась и держала дистанцию, громко заявляя – Лёшик, мы же друзья. Вот Лёшик с горя и закрутил роман с первой подвернувшейся девицей. Ей оказалась Настя. Где он её только нашёл? Но вот уже полгода везде таскает за собой. А она, глупышка, не видит, или делает вид, что не видит, как обнимаясь с ней, Лёшик выворачивает шею посмотреть, видит ли Катя. А стоит Кате с ним заговорить, он забывает про свою девушку. Катю это забавляло. Она всё так же улыбалась и желала ему счастья в личной жизни.

Но какое счастье может быть у блестящего красавца Лёши, гламурного принца с папашей из министерства, и у простушки-продавщицы зоомагазина? Алёна, как человек дружелюбный и приветливый, попыталась преодолеть собственную брезгливость и пообщаться с этой Настей. Диалог получится содержательный.

– Привет, я Алена. Недавно была в Ирландии, их фестиваль рыжеволосых – это нечто. Тебе обязательно нужно съездить, – начала она разговор.

Девчонка запустила руку себе в волосы, покраснела. И еле слышно пробормотала:

– У меня нет загранпаспорта и денег.

– Родители строгие такие? – Алёна сразу не поняла, с чем имеет дело.

–У меня нет родителей, я выросла в детдоме, – не поднимая глаза, проговорила Настя.

Алёна разглядывала её как диковинную зверюшку. Она никогда так близко не видела низшие слои общества.

Девочка, видимо, в благодарность, что хоть кто-то из друзей её парня заметил её существование, вдруг предложила:

– В наш зоомагазин завезли новых игуан, хотите посмотреть? – и достала дешёвенький потёртый андроид, который Алёна и в руки-то бы никогда не взяла.

Лёшик – странный тип, если решил, будто вызовет ревность Кати, хвастаясь этой убогой дурочкой.

Вечерок выдался весёлый: Алёна наслаждалась праздником, общалась с ребятами, танцевала. В универ только в понедельник, а завтра они с Марго решили устроить шопинг. Жизнь прекрасна! Она молодая, красивая, а Дима сегодня так и вьётся вокруг, явно ведь из-за неё всю их шумную компанию в гости пригласил, якобы, опробовать новую установку по приготовлению коктейлей захотел. Алёна решила сразу ему не показывать, что у него есть шансы, пусть ещё для всей честной компании вечеринки поустраивает. Это не Лёшик, который, чтобы привлечь к себе внимание, крутит невнятные романы. Дима знает, как завоевать девушку.

Алёна отправилась на балкон, вдохнуть воздуха и покурить. И обнаружила, что там, прямо на полу возле кадки с карликовой пальмой, сидит, обняв колени, и рыдает Настя. Рыдает отчаянно и горько. Алёна про неё и думать забыла. Но счастливый человек – добрый человек, и она участливо поинтересовалась:

– Эй, ты чего? С Лёшиком что ли поругались?

Настя подняла голову. Её лицо некрасиво опухло, дешёвая тушь потекла.

«Надо же до чего довела себя!», – брезгливо подумала Алёна.

– Он… он… – всхлипывая, силилась сказать Настя. – Он в комнате… С Катей… Зачем он так? – в отчаянье спросила она и вновь зарыдала.

Алёна догадалась, что вряд ли Лёшик с Катей мирно беседует, это бы не вызвало у доверчивой мыши такой истерики. Неужели бастионы Катюни пали, и Лёшка добился своего?

– Ну, не убивайся так, всё в жизни бывает, – сказала Алёна, понимая, что девчонку вряд ли её слова утешат. – Найдёшь парня ещё лучше, – но такая откровенная ложь, тем более сейчас, бессмысленна, и Алёна предложила: – Давай, я тебе такси вызову? Не будешь же ты всю ночь здесь сидеть…

Девчонка только покачала головой:

– У меня денег на такси нет. Метро через пару часов откроется, подожду.

Алёна взглянула на часы. Половина третьего.

– Не выдумывай!

И она набрала своего водителя. Настя, ничего не видя от слёз, позволила загрузить себя в машину и покорно назвала адрес.

Алёна смотрела, как она уезжает и думала, что Катя для Лёши партия подходящая, и она рада, что друзья сошлись. А рыдания брошенной неудачницы, только портят хороший вечер.

Больше о девочке Насте и её большом горе в ту ночь больше никто не вспоминал.

 

***

Слёз, кажется, уже не осталось. Настя больше не могла плакать и просто сидела на кровати, поджав под себя ноги, закутавшись в коричневый пушистый плед. В квартире стояла оглушающая тишина. И девушка будто бы боялась шевельнуться, чтобы эту тишину не нарушить. Позвонить бы подружкам, пожаловаться, позвать кого-нибудь в гости, сделать вид, что тебе совсем не больно. Но делать вид она никогда не умела, и подруг у неё не было. У неё не было никого кроме Лёши, но оказывается и Лёша был не её.

Настя видела, что Лёшины друзья её не принимают, что она чужая в Лёшиной жизни. Но так его любила и не смела поверить, что он смеётся над ней вместе со всеми. Что она ничего для него не значит, что не нужна никому.

Настя и жалела себя, и презирала, и ругала, что не смогла измениться. Что даже не попыталась стать похожей на красивых надменных девушек из Лёшиной компании. Но куда ей гадкому утёнку до белых лебедей? В её сказке преображение невозможно. В её жизни невозможна сказка. Она родилась не с той внешностью, ни в той семье. У неё нет ни возможностей, ни денег, ни тех, кто может помочь. Она не знает кто её родители, не знает, почему оказалась в детдоме. Даже мама с папой бросили её, даже им Настя оказалась не нужна.

И она прекрасно понимала, что влюбляться в Лешу нельзя, что он не всерьёз с ней. Но всё равно каждый день следила через стекло витрины, выходящей на улицу, когда мимо магазина проедет его байк. Он часто приезжал в соседнее офисное здание, как выяснилось, отец хотел, чтобы Лёша работал, и устроил его просиживать штаны в каком-то из кабинетов. Чем конкретно он занимается, Лёша внятно объяснить не мог. Кажется, его обязанности состояли лишь в том, чтобы пару раз в неделю на работе появляться.

Настя даже не мечтала, что этот красавец когда-нибудь её заметит. Но однажды они случайно столкнулись на улице. Лёша налетел на неё, выбил из рук стаканчик кофе и хотел было накричать на Настю, что она попалась ему на пути. Но увидев, что девушка от испуга разрыдалась, не успел он открыть и рот, смягчился и даже пригласил её в кафе, возместить потерянный кофе. Это было первое Настино свидание, да ещё с парнем из её грёз. Принцем из девичьей мечты. Через неделю он зашёл в магазинчик. Поморщился от удушающего запаха кормов и животных, но пригласил её на новое свидание. Он говорил, что Настя забавная, смешная, что ему с ней интересно. На самом деле, Лёша любил экзотику. Боготворящая его тихоня-девственница была такой экзотикой

Наверное, было бы не так больно, если бы Лёша в тот вечер, поговорил с ней откровенно, сказал, что не любит. Увёз домой, а сам вернулся веселиться. Но он забыл о её существовании, когда Катя ему улыбнулась. Он танцевал с Катей, обнимал Катю, целовался с Катей, даже не оглянувшись на девушку, с которой пришёл.

И никто не замечал ни её, ни её слёз, когда Лёша увёл свою любимую девушку куда-то в сторону гостевых комнат этой шикарной квартиры. Настя думала, что умерла, что здесь осталась только её приведение и поэтому все скользят равнодушным взглядом и проходят мимо. Этой было ужасно! Она не могла видеть этих счастливых благополучных людей. Даже Алёна, гордая и прекрасная принцесса, которой Настя в тайне восхищалась, и обратила внимание на несчастную рыдающую девушку, не видела в ней человека, только досадную помеху всеобщему празднику. И не испытывала ничего кроме брезгливой жалости. И Настя прекрасно знала, Алёна не расстроится, что она больше не появится в их компании.

От грустных мыслей Настю отвлекли шумы, раздававшиеся на кухне: шебуршание, клёкот, стук – разбивали тоскливую вязкую тишину квартиры. Настя выбралась из пледа и отправились посмотреть, что затеял её новый подопечный.

Настя очень любила животных. Поэтому и устроилась работать в зоомагазин. Но особенной её страстью были змеи. Лёша очень удивился, когда узнал об увлечении своей скромной подружки и пришёл в ужас, когда увидел огромный экзотариум занимающий половину малюсенькой квартирки. У неё была большая коллекция всевозможных рептилий: и маленькие юркие змейки, и толстый удав, и ядовитые гады, и безвредные ужи. А ещё в одном из террариумов жила жаба Машка, первое домашнее животное Насти.

Только работа и питомцы, доставляли ей радость в последние дни. Пусть говорят, что хладнокровные змеи не привязываются к хозяевам, не испытывают благодарности к тем, кто о них заботится, Настя знала, что змеи узнают её, что они ей радуются и что они никогда её не обидят, даже самые ядовитые. Но напрасно кому-то объяснять, что змеи красивые, изящные, милые, что они умнее и чистоплотнее банальной кошки, полезнее и преданней собаки, интересней и занятнее шумных попугаев. И что их кожа тёплая и приятная на ощупь. Настя любила своих змеек, только они помогали ей сейчас выжить.

А вот новый питомец был ей вовсе не так приятен.

Настя сама не знала, почему взяла его. Ведь он не был ни змеей, ни ящерицей, ни редким видом лягушки, и вообще пугал её.

Это был петух. Старый, голенастый, слегка облезлый, чёрный петух. К птицам Настя не питала особой симпатии, даже если они были в виде окорочков, и уж тем более живой петух в клетке на её кухонном столе смотрелся странно.

В очередной раз удивившись, зачем она притащила его домой, Настя с опаской подошла к столу и сняла полотенце с клетки. Петух повернул к ней голову, его гребешок странного белесого цвета, как тряпка свисал на одну сторону, закрывая правый глаз, второй круглый маленький глазик смотрел прямо на Настю, тревожно и сердито. Затем петух взмахнул крыльями, ударил ими о прутья клетки, издавая то самое шебуршание, клетка подпрыгнула на столе, а петух вытянул голову и прокукарекал два раза. Настя невольно перевела взгляд на часы. Было два часа ночи. По телу побежали мурашки. Это же петух, а не кукушка в часах, и такие совпадения пугали. Всё-таки зря она согласилась взять себе птицу.

 

Вечером перед самым закрытием магазина, когда Настя уже собиралась домой, звякнул колокольчик на входной двери, и вошла старуха. Именно старуха, про такую нельзя было сказать пожилая женщина пенсионного возраста. Длинные седые волосы, без платка или шляпки, чёрное длинное платье странного фасона, некрасивое лицо, пронзительный суровый взгляд. В руках она держала клетку под платком. Старуха решительно шагнула к прилавку и поставила клетку перед Настей, проговорив:

– Ты должна его взять!

И сдернула платок. Чёрный петух сердито вытаращился на Настю левым глазом.

– В магазин? – растерялась девушка. – Простите, но мы не покупаем животных.

– Я хочу отдать его тебе, – настойчиво проговорила старуха, взгляд у неё был почти такой же неприятный как у петуха. – У тебя ему самое место.

Мелькнула мысль, что это какой-то розыгрыш, кто-то подослал чокнутую бабку с петухом, что бы посмеяться над Настей.

– Но почему мне? – робко спросила она.

– Тебе нужны друзья, – ответила старуха, а потом добавила: – Удачи, девочка!

И стремительно ушла. Настя и петух несколько минут молча смотрели друг другу в глаза, потом петух забил крыльями, закукарекал, проснулся варан в террариуме под прилавком, заверещали попугаи. Настя отмерла, схватила клетку, выскочила на улицу вслед за старухой, но той уже нигде не было. На девушку с петухом, странно смотрели прохожие, некоторые смеялись, некоторые отводили глаза и стремительно проходили мимо. Настя вернулась в магазин, оставлять птицу здесь на ночь было нельзя, хозяйке не понравится. Выбросить на улицу у Насти рука не поднимется, всё-таки птица живая. Сдать в зоопарк? А вдруг старуха за ним завтра вернётся? Домой странный подарок, конечно, нести не хотелось, но куда его ещё девать?

 

Теперь петух вновь злобно сверлил её взглядом. Хотя, наверняка, это всё нервы, как петух может смотреть злобно? Вечером он вёл себя мирно и, кажется, дремал, не глядя на неё. Настя покормила птицу хлебом и кормом для жаб и успокоилась, решила, что если завтра хозяйка за ним не вернётся, она унёсет это чудовище в перьях в зоопарк. А потом отвлеклась на мысли о Лёши и о злосчастной вечеринке и забыла про своего гостя. Кто же знал, что к ночи птица так оживится?

Вдруг петух кукарекнул ещё раз, как-то по-другому, отрывисто, даже жалобно и повалился на пол клетки. Настя с ужасом смотрела на бездыханное тело и не знала, что делать. Петух, кажется, умер. Отравился кормом, или уже был болен? Может, странная старуха перепутала зоомагазин и ветеринарную клинику? Явится завтра и предъявит счёт за смерть любимца. Проблема куда деть мёртвого петуха казалась ещё более не разрешимой. Выбросить вместе с клеткой в мусоропровод? Закопать во дворе? Оставить мёртвую птицу в квартире на ночь – жутко. Или вытащить его из клетки и выбросить в мусоропровод, как испорченный окорок? Но Настя никогда не заставит себя открыть клетку и прикоснуться к дохлому петуху.

Она некоторое время стояла и смотрела на комок чёрных перьев за узорчатой решёткой, невольно отметив, что клетка красивая, необычная. Среди чёрных перьев что-то белело, Настя присмотрелась и с удивлением узнала обыкновенное куриное яйцо. Что за ерунда? Это была курица? Она же не эксперт по птице, может, какой-нибудь экзотический вид? Голова шла кругом. Настя опустилась на стул и закрыла глаза. Такого же просто не может быть, что бы чёрный петух в два часа ночи снёс яйцо и сдох?! Совершенный бред! Может, она уже спит? Она вновь посмотрела на стол. Клетка, комок перьев и яйцо были на месте.

Настя вскочила на ноги, взяла клетку, накрыла её полотенцем, сунула в большой мусорный мешок и, накинув пальто, как была в домашних тапочках, побежала на улицу. Она так спешила, что мешок схватила дырявый, и яйцо выпало из клетки через эту дыру, но не разбилось, а закатилось под ящик возле раковины.

Клетку с трупом петуха Настя выбросила на помойке через два двора от собственного дома, вернулась и без сил упала спать, даже о Лёше перед сном не размышляла.

Утром старуха, петух и прочие вчерашние странности уже не казались такими уж невероятными. Ну принесла сумасшедшая бабка больного петуха, который решил помереть в квартире у Насти, а яйцо ей не иначе как с перепугу померещилось. Только она могла попасть в такую идиотскую ситуацию!

Настя собиралась на работу, ругая себя за вчерашнюю панику, за то, что вообще притащила эту гадость домой, да ещё и Машкин корм на него перевела. Корма для жаб осталось меньше полпачки, а новый в магазин завезут только через неделю, с аппетитами Машки на неделю ей точно не хватит, придётся ехать искать, где его ещё продают, или опять сушить мух.

Настя проверила террариумы: всем ли достаточно тепло, все ли сыты, всё ли в порядке. Змейки ровными кольцами лежали, грелись под лампами, у некоторых ещё копошились вчерашние обеденные мышки, некоторые благополучно дремали уже отобедав. Настя с улыбкой полюбовалась на свою любимицу гадюку Гиру и собралась насыпать очередную порцию корма Машке, которая обитала в соседнем с Гирой террариуме. Но жабы на месте не оказалось. Террариум был приоткрыт и пуст.

Настя осмотрелась вокруг. Куда Машка могла деться? Как выбралась? И где её теперь искать? Девушка заглянула под шкаф, под диван, проверила ванну и туалет, посмотрела за плитой на кухне. Машки нигде не обнаружилось. Настя опаздывала на работу, и играть в прятки с жабой было некогда. Змеи иногда тоже каким-то образом, выбирались на свободу из своих уютных домиков, и Настя искала их по несколько дней и благополучно возвращала по местам, но Машка убежала впервые. Плотно закрыв все двери и отложив поиски до вечера, Настя ушла на работу.

Вернулась она поздно, очень уставшей и несчастной, хозяйка решила устроить переучёт товара. Да и покупатели шли один за другим, а напарницу Насте никто нанимать не собирался. В довершении всего, она увидела, как Лёша приехал в свой офис. В душе теплилась надежда, что он зайдёт в магазинчик, всё-таки объяснится с ней, но Лёша даже не взглянул в сторону Насти. Словно ни он, в течение полугода, каждый раз оборачивался и приветливо махал ей через дорогу. Конечно, мысли Насти были далеки даже от сбежавшей Машки, не то, что от происшествия с петухом.

Сегодняшний вечер она вновь решила посвятить рыданиям. Всю дорогу сдерживалась, чтобы не расплакаться. Прикусывала губы, чтобы не начать всхлипывать на лестничной площадке.

Но вот, наконец, дома. Она скинула пальто, ботинки, прошла в комнату, с намереньем упасть на диван и окунуться в свою боль и обиду. Но рыдания застряли в горле, когда она увидела, что все террариумы открыты настежь, и нет ни одной змеи. Настя в ужасе огляделась кругом. Её ограбили? Утащили всех редких рептилий? Но особенно ценных экземпляров у неё не было. И как бы вор забрался в квартиру, если замки целы? И почему больше ничего не взяли? Или взяли?.. Да, что такое происходит, почему столько несчастий свалилось сразу?!

Настя механически пошла на кухню, дверь оказалась распахнута, хотя она помнила, как утром закрывала все двери. На кухне настежь были открыты все шкафчики и даже ящик под раковиной. А под ящиком сидела, радостно раздуваясь, Машка. Значит, жабу не украли, и она не сбежала. Может, и змеи где-то здесь?

Настя огляделась, ожидая увидеть своих любимиц, и, осторожно отступая, смотрела под ноги. Как бы ни кормила и ни лелеяла своих змей хозяйка, нет гарантии, что если она на кого-нибудь наступит, её не укусят. Но в кухне, несмотря на распахнутые шкафчики, никаких других подозрительных изменений не было, только сухое молоко, которое она обычно разводит для змей, рассыпано по полу.

Настя, всё ещё опасливо озираясь, подошла и взяла жабу на руки. Хоть её вернуть в террариум, а потом уже искать остальных. Или звонить в полицию, жаловаться, что кто-то похозяйничал в её доме.

Жаба притихала на руках у хозяйки и перестала раздуваться, а на полу Настя увидела яичную скорлупу, расколотую ровно надвое, будто бы кто-то готовил яичницу. Или кто-то вылупился. Но Настя не любила яичницу и яиц в доме, кроме змеиных, не держала, а змеиные хранились в специальной коробке, и никак не могли попасть под раковину. Не Машка же это яйцо снесла?

Настя почувствовала, что у неё кружится голова. Единственное яйцо, что она недавно видела – это вчерашнее, в клетке у петуха. Почему-то стало страшно до дрожи. Едва передвигая ноги, она прошла в комнату. Хотелось всё бросить и сбежать из дома. Хотя бы в магазин, хотя бы до утра, но она уже зашла в комнату и включила свет. То, что террариумы пусты, она видела и в полумраке, от ламп внутри них. Но теперь Настя рассмотрела комнату полностью. И закричала от ужаса.

Все её змеи оказались на диване: и ядовитые, и безобидные, и декоративные, и собранные в лесу за городом, и те, которые не собираются обычно в клубки. Они оплетали нечто лежащее на диване, нечто живое, нечто шевелящееся внутри змеиного кокона. И у этого живого был огромный змеиный хвост, который тянулся с дивана на пол и занимал едва не половину комнаты.

Настя выронила жабу и попятилась, споткнулась о тумбу, на которой стоял один из террариумов, упала, уронив его. Раздался звон, ладонью она угодила прямо в разбитое стекло. По руке, под рукав пиджака потекла кровь. Настя застонала от боли, но тут же онемела от страха, глядя, как хвост, а затем и его хозяин на диване, шевельнулся, змеи медленно отползали от него. Настя в ужасе зажмурилась и попятилась в угол. Спрятаться, ничего не видеть! Не смотреть, что это такое там на её постели.

Она перестала ползти и пятиться, только когда упёрлась спиной в стену, тогда девушка, обхватила голову руками, чтобы ничего не видеть и не слышать, и с ужасом ждала, когда непонятное существо опутанное змеями приблизится к ней. В квартире стояла оглушающая тишина. Было бы здорово закричать, позвать на помощь, может быть, кто-нибудь из соседей вызвал бы полицию, но голос не слушался. До входной двери было недалеко, можно попробовать сбежать, но руки и ноги тоже не слушались. Настя сидела в своём уголке, обливаясь холодным потом и чувствуя, как кровь с ладони стекает по щеке. Она могла только тихо плакать и дрожать от ужаса. Никто её не спасёт, никому нет дела, Лёша сейчас развлекается с Катей, хозяйка магазина заметит, что её нет, только когда узнает, что магазин вовремя не открылся.

Лёгкое шуршание раздалось совсем рядом, будто бы все питомицы в раз решили подползти к хозяйке, а среди этого шума слышался и другой: будто что-то тяжёлое скользило по полу и тоже двигалось к ней. Настя зажмурилась сильнее и вжалась в стену, а когда тёплое, гладкое тело одной из змеек коснулось её руки, Настя лишилась чувств, рухнула в чёрное небытие, где не было места страху.

 

Когда Настя пришла в себя, в окно уже светило солнце. И это означало, что она катастрофически проспала на работу. Девушка с удивлением обнаружила себя лежащей на полу в углу комнаты, за террариумами. Ещё не задумываясь, каким образом она здесь оказалась, Настя попыталась подняться, опираясь на руки, но ощутила острую боль в ладони. Что произошло и почему она лежит на полу вспомнилось мгновенно. Змеи на её диване, ужасное существо под ними, шевеление змеиного кокона, и все движутся к ней…

Она с ужасом перевела взгляд на диван. Там было пусто. Настя несмело посмотрела на террариумы. Все змеи оказались на месте, и даже Машка раздувалась в своём домике. Всё было обычно.

В висках нехорошо застучало. Галлюцинации? Нервное утомление? Что с ней происходит? Но ведь где-то же она порезала руку! Настя посмотрела на разбитый вчера террариум. Тот действительно был разбит, и осколки лежали в шаге от неё. Но жившая в этом террариуме белая гадюка соседствовала со своей песчаной сестрицей, и это соседство было удачным. Почему Настя раньше не догадалась их так разместить и сэкономить место? Может, она вчера как раз занималась переездом, но уронила на себя стеклянный ящик, это и вызвало галлюцинации?

Она вновь попыталась встать, опираясь уже на одну руку. И едва не повалилась обратно, когда заметила, что в дверном проёме комнаты стоит молодой человек. Но больше всего её напугало и смутило, что молодой человек стоял перед ней совершенно обнажённым и вовсе не стеснятся своей наготы. Он стоял, глядя куда-то поверх её головы, и слегка улыбался. Даже в этой нелепой, безумной ситуации Настя машинально отметила насколько хорош собой обнажённый незнакомец. Стройное красивое тело, длинные ноги, идеальные пропорции, красивое лицо, светлые, почти белые волосы ниже плеч. Настя запомнила бы, если когда-нибудь видела этого парня. И вообще единственный мужчина, который бывал у неё дома – это Лёша, но он уступал этому красавцу по всем параметрам. Что же такого Настя делала вчера вечером, что совершенно не помнит, как оказался в её квартире этот тип? Чем она могла заинтересовать такого мужчину?

– Э… простите, – попыталась она привлечь внимание незнакомца.

Дикая ситуация: она лежит на полу в собственной квартире и соображает как бы повежливее спросить гостя, который почему-то голый, как он сюда попал.

Молодой человек продолжал пялиться на стену над её головой.

– Кто вы? Что вы здесь делаете? Эй! Вы слышите меня?

– Я слышу тебя, – проговорил незнакомец, слегка шепелявя, почти с присвистом. – Не кричи.

«Маньяк, – обречённо подумала Настя, – наверняка выследил меня, накачал чем-то, забрался в квартиру. Только маньяков и привлекаю. Но разве такой красивый парень может быть маньяком?».

– Не бойся меня, – вновь прошептал молодой человек. – Я не хочу твоей боли.

Настя поражённо смотрела на него.

– Кто вы?

– Я не знаю, – ответил он задумчиво. – Они говорят, что я царь.

«Сумасшедший», – мелькнула у Насти в голове.

– Они? – переспросила девушка, оглядываясь, вдруг в квартире ещё десяток голых психов? Бред, конечно, но за последние дни столько всего случилось, что она уже не удивится даже такому.

Но молодой человек указал на террариумы.

– Сестрицы.

Змеи вели себя странно: они замерли, приподняв головы, смотрели на человека. Хотя не могли видеть и вряд ли чувствовали тепло через стенки террариума!

– Ты нужна им, и я тебя не обижу. Но ты поможешь мне.

Настя не знала, что и думать, как себя вести. Дотянуться до телефона, позвонить в полицию? Но что она скажет? Как объяснит происходящее? Ситуация запредельная. Но боится ли она? И чего должна бояться?

– Я постараюсь вам помочь, только не знаю чем, – ответила она всё-таки. – Но как вы сюда попали?

– Я родился здесь, вчера. Сёстры меня согрели, и я вырос. Ты дашь мне молока? Сёстры сказали, что ты кормишь их молоком. А потом ты покажешь на кого мне охотиться.

Настя только кивнула, не в силах что-либо произнести.

– Я буду служить тебе, пока ты будешь служить мне. Я стану для тебя тем, кто тебе нужен. Другом. Братом. Мужем. Воином. Но ты должна доказать, что достойна.

Настя словно во сне, в страшном кошмаре, смотрела на странного незнакомца, который нёс совершенный бред. Но такой желанный бред. Он обещал остаться с ней.

– Если выживешь, увидев мой настоящий облик, – свистящим шёпотом проговорил парень и вдруг стал меняться на глазах.

Он рос в высоту, тело его покрывалось чешуёй, руки обрастали перьями, вытягивалась шея. Настя заворожено смотрела на чудовище, которое появляется посреди её комнаты, краем глаза отмечая, как оживились змеи в террариумах, как выползают они наружу и тянутся к огромному существу, в которого превратился обнажённый парень. Почему-то Настя не испытывала ужаса, хотя понимала, что должна бы. Но ей не было страшно, только любопытно. Змеиный длинный хвост, голова как у ящерицы, но с петушиным гребнем, белым похожим на корону, огромные метровые крылья, которые он не мог расправить в тесном пространстве комнаты, мощные, похожие на птичьи ноги со шпорами. Существо напоминало сразу и петуха, и змею. Особенно одну очень ядовитую змею африканских пустынь, что ползает не как все змеи, а опираясь только на хвост и, подняв голову, будто бы смотрит, выискивая жертву. Змейка-василиск.

Настя хотела себе в коллекцию эту особь, и никогда не верила в сказки про мифических существ из средневековых легенд. Не верила в чудовище василиска. Василиск убивает взглядом – всё, что сейчас могла вспомнить Настя о сказочном звере, который материализовался у неё в комнате. Но страха по-прежнему не было. Наоборот, мощное существо ей нравилось. И она улыбалась впервые за несколько дней. Она даже не пыталась зажмуриться просто смотрела в огромные холодные змеиные глаза на отвратительной морде то ли змеи, то ли птицы и не чувствовала ни ужаса, ни отвращения. Просто думала, что нигде не читала, что василиск может быть оборотнем. Впрочем, в оборотней она тоже никогда не верила. Но это было не важно. Сейчас её больше удивило, почему такой симпатичный парень, превратился в жуткого отталкивающего зверя. Впрочем, ей ведь огромная змея с крыльями и на ногах жуткой вовсе не казалась.

«Наверное, он тёплый как все рептилии», – подумала Настя и, продолжая смотреть ему в глаза, протянула вперёд руку, чтобы дотронуться.

– Василиск. Вася, – позвала она. – Васенька, иди сюда.

И зверь склонил перед ней чешуйчатую голову. Настя торжествующе улыбнулась и впервые почувствовала себя нужной и важной.

 

***

– Ляля, можно я к тебе приеду? – голос у Марго был напряжённый, Алёна решила, что подруга в очередной раз поссорилась со своим парнем, или опять поцарапала машину. И наверняка ей нужно излить душу. Ну да ладно, часок можно и потерпеть. А встретиться с подругой хотелось. Алёна недавно вернулась из Италии. И ей не терпелось похвастаться, как здорово она отдохнула.

Марго приехала через полчаса и выглядела она неважно. Алёна впервые видела подругу без макияжа. К тому же она была бледной и очень нервничала.

– Ой, Лялька, какой у нас кошмар! – с порога начала Марго. – Лёшик погиб.

– Не может быть! – ужаснулась Алёна. – Что произошло?

– Несчастный случай. Пожар у него дома. Катюня тоже там была.

– Тоже погибла?

– Хуже! – еле слышно проговорила Марго. – Она изуродована вся. Будто кто-то кислотой в лицо брызнул. Но на самом деле не кислота это, а какой-то неизвестный состав. А ещё она с ума сошла. И… поседела полностью.

– Марго, ты шутишь, что ли, так странно? – нахмурилась Алёна.

– Какие шутки! У Димасика тоже квартира сгорела. Он сбежать, правда, успел, но тоже не в себе теперь. И у Лёшкиных родителей… И у многих! Вообще в городе столько пожаров… Странных! – выдохнула Марго и всхлипнула. – И я боюсь. Меня ведь она тоже знает, и тоже не любит…

Алёна растеряно смотрела на подругу. Что с ней? Наркотический психоз? Или нервный срыв на почве скуки? Или Димасик попросил её придумать, какое-нибудь оправдание, что не звонил.

– Ты о ком вообще?

– О Насте.

– Мышь, с которой Лёшик встречался?

– Она ведьма!

– Ты сошла с ума! – Алёна даже попятилась, взгляд у Марго и впрямь был безумный.

– Нет! Я правду говорю! Она работала в магазине маминой подруги, до того, как он сгорел. Такой же странный поджёг. И всех животных оттуда вынесли сначала.

– Её арестовали?

Марго помотала головой. И вытащила из сумки какую-то потрёпанную книгу.

– Вот, посмотри. Я нашла в библиотеке.

– Ты? В библиотеке? – Алёне казалось, что она попала в сюрреалистический сон. Ведьмы, смерть друзей, Марго в библиотеке.

– Это старая книга, в сети её нет. Вот, – Марго пролистала до нужной страницы и начала читать: – И змий тот родится в самый тёмный час из яйца петушиного, высиженного жабой. И дыхание его огонь воспламеняет. И яд его разъедает тело. Глаза его души лишают. И царь он всем гадам ползучим. А повелевать змием может дева с душой обугленной, взгляда его не боящаяся…

– Что за сказка?

– Это правда! Я видела их, Лялька! Эта рыжая ведьма и огромная чудовище рядом с ней! Она же на змеях всегда была повёрнута! – всхлипывая, проговорила Марго. – И Димасик тоже его видел. Но на него змей впрямую смотрел, а я только мельком огромный хвост заметила, поэтому с ума не сошла.

– А по-моему, ты не в себе, – осторожно начала Алёна. – Марго, тебе бы съездить куда-нибудь отдохнуть…

– Ты не веришь! Вот придёт она к тебе – по-другому запоёшь! – воскликнула Марго и, почти оттолкнув подругу, бросилась к двери.

Алёна недоуменно наблюдала за ней. Затем закрыла дверь, набрала номер Кати, та не отвечала, ещё одной приятельницы – тоже тишина. И Димасик не брал трубку. Как и следующий абонент.

– Глупости! – Алёна отбросила телефон. Верить Маргошиной истерике – последнее дело. Мало ли где ребята? Лето же, могли разъехаться по курортам. Она не стала больше никому звонить. Но на душе было не спокойно.

Чтобы отвлечься Алёна решила прогуляться. И едва вышла из подъезда, увидела во дворе красивый ламборджини, а рядом с ним красивую пару. Стильная девушка, тёмно-рыжие волосы собраны в высокий хвост, а рядом с ней парень в тёмных очках, несмотря на полное отсутствие солнца, тоже одет модно и дорого. Он ласково улыбался девушке, склонившись к ней.

И вдруг посмотрел на Алёну сквозь очки. Алёна словно кожей почувствовала этот взгляд и поёжилась, почему-то стало страшно. Но она гордо вскинула голову и пошла к своей машине.

– Привет, Ляля, – поздоровалась девушка.

И Алёна с изумлением узнала серую мышку Настю. Но она была уже не серой, и далеко не мышкой. Прежней испуганной смущённой девочки не осталось. Теперь Алёна рядом с ней чувствовал себя неловко и неуверенно. Настя окинула её оценивающим взглядом, а затем посмотрела прямо в глаза. Испытующе, тяжело. А раньше она всегда смотрела в пол.

– Привет, – Алёна постаралась улыбнуться как можно искренней. – Отлично выглядишь.

– Спасибо, – кивнула Настя.

Алёна, испытывая смутную тревогу, избегала смотреть на её спутника. Хотелось как можно скорее отойти от них, но вежливость не позволяла резко прервать беседу

– Вы очень красивая пара, – заметила Алёна и поняла, что говорит правду.

Парень и Настя отлично смотрелись рядом, парень нежно приобнимал спутницу, и явно отношения у них были очень тёплыми.

– Ты, правда, так считаешь? – спросила Настя, так же серьёзно и внимательно глядя ей в глаза.

– Конечно. Хорошо, что ты быстро оправилась от того случая. Лёша действительно поступил некрасиво. Но видишь, это к лучшем.

Настя вдруг улыбнулась.

– Ты неплохой человек, Алёна.

– Спасибо, – Алёна растерялась от этого неожиданного комплимента.

А парень скривил тонкие губы в усмешке и отвернулся. Алёне как будто бы сразу стало легче дышать.

– Мы с Васей скоро летим в Европу, – поделилась Настя.

– Отлично. Куда именно? Италия прекрасна, – но желание делиться впечатлениями пропало. Как будто поездка была давным-давно. Алена неловко замолчала.

– Мы побываем везде, – решительно ответила Настя. – Хотим выяснить Васину родословную. Её корни уходят куда-то в средневековье.

И оставив Алёну в полном недоумении, она села за руль ламборджини. Парень, так же молча и глядя прямо перед собой, обошёл машину и занял пассажирское место.

«Неужели этот красавец, ещё и титулованный граф старинного европейского рода? – размышляла Алёна, глядя вслед отъезжающей машине. – Надо же как повезло девочке! А Марго, наверняка, от зависти помешалась, что какая-то простушка так удачно жизнь устроила. Это ж надо придумать! Змеи, ведьмы, пожары!».

Алёна немедленно захотела расспросить других своих подруг, что происходит с Марго, но ни одна из девушек их компании не ответила на звонок. И телефон самой Марго молчал. А вечером Алёна узнала, что квартира Марго выгорела дотла. В новостях передавали, что сошедшая с ума девушка сама подожгла свой дом.

читателей   114   сегодня 1
114 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,40 из 5)
Loading ... Loading ...