Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Условное прощение

Луна висела над лесом, мягко освещая верхушки деревьев на фоне тёмных полян. Старшая наместница Антуита смотрела сверху из башни на открывающуюся панораму, наслаждаясь последними минутами покоя и состояния блаженной неопределённости —  будущее явно не предоставит ей такой роскоши.

 

В дверь тихо постучали, она приоткрылась и в комнату заглянул сгорбившийся слуга.

— Госпожа, его привели. Велеть впустить?

— Да. – Она вздохнула. – Впустите его.

 

Слуга ещё раз низко поклонился, и скрылся за дверью. Антуита подошла к широкому столу и зажгла свечу. Она не любила работать по ночам при ярком свете, особенно в верхнем зале башни. Откинув седые волосы, она надела золотую диадему – символ власти магов в городе. Все же это будет почти официальная встреча глав двух орденов, а значит и выглядеть нужно подобающе. В свете свечи она ещё раз взглянула на небольшой кованый сундучок, стоящий на столе. Он был ничем не примечателен, но от него веяло силой таких защитных заклинаний, что пламя свечи слегка подрагивало. «Только бы всё удалось» — с тревогой подумала она, но тут же взяла себя в руки. Хоть волей случая ей и приходится полагаться на врага, он не должен чувствовать от неё ни тени слабости.

 

Дверь открылась, и в сопровождении двух стражников в зал вошёл высокий мужчина. Он был одет в мешковину заключённого, длинные чёрные волосы и борода были неряшливо спутаны, но в его шагах чувствовалась такая твёрдость и уверенность, что даже державшие его на цепях солдаты топтались где-то позади, не решаясь приблизится.

— Итак, как я и говорил в своём последнем слове на том шутовском представлении, что вы гордо именовали «судом», — усмехнулся он, — вам всё же потребовалась моя помощь.

— Кто тебе дал право говорить?!

— Ты, приказав привести меня сюда.

 

Он замолчал, смотря на неё без единой капли злости. Лишь превосходство. От этого взгляда улетучилась вся её уверенность. Уж лучше бы это была злость.

— Ну что, можно уже узнать зачем меня притащили сюда?

— Давай сразу проясним, – она скрестила руки, – ты не освобождаешься, и обвинения с тебя не снимаются. Но случилось нечто, с чем мы не можем разобраться своими силами, и нам нужны твои способности.

— Как интересно. Совету потребовалась помощь всевидящих! А так как из всего моего ордена в живых остался только я, то и выбора у вас не осталось. Славно.

— Избавь меня от своего сарказма. Вы сами подняли восстание, и винить в произошедшем можешь только себя! Скажи вот что — почему, когда все твои братья предпочли убить себя, ты не последовал за ними? Молчишь? Так я и думала, ответить тебе нечего.

Антуита подняла с пола сумку, и достала из неё бутылку с парой стаканов. Поставив их на стол, она наполнила их вином из бутылки, взяла один, и слегка пригубила.

— Но оставим эти споры. Разногласия между нами пройдёт ещё ни скоро, но ситуация из ряда вон выходящая и она стоит выше любых пререканий. Возможно мы сможем прийти к какой-то форме сотрудничества. Что скажешь?

— Для начала назови моё имя.

— Что?

— На суде ты поклялась, что никто и никогда его не произнесёт. Так я хотя бы пойму, что ты настроена серьёзно.

 

Она отошла к окну, и задумалась. С одной стороны, выполнив это требование, она выставит себя клятвопреступником. С другой, и клятва была брошена в сердцах и не несла в себе ничего особенного. Но, может тогда он будет сговорчивее. Пусть подавится.

— Рейлос… — Прошептала она.

— Не расслышал? – Он слегка наклонился вперёд, его губы скривились в неприятной улыбке.

— Рейлос Стойкий, брат ордена всевидящих, герой битвы при Пределе! – Она резко поставила стакан на стол, расплескав вино. – Навечно осуждённый, если ты хочешь всех званий. Для начала пойдёт?

— Как музыка для ушей. Теперь освободи, и прикажи этим остолопам постоять за дверью.

— Ты начинаешь наглеть!

— Если хочешь сотрудничества, тебе придётся пойти на уступки! Я надеялся, мы все это понимаем. Или может мне уйти?

 

Антуита посмотрела на стражников и кивнула им. Втайне она надеялась, что Рейлос будет валяться в ногах вымаливая милость, а оказывается теперь он вертит ею как хочет. Такая смена ролей выбивала её из колеи.

 

Стражники сняли цепи, и опасливо поглядывая на пленника скрылись за дверью. Рейлос потёр запястья, подошёл к столу, проигнорировав стакан взял бутылку и начал пить большими глотками. Всё же было в его манерах, движениях и даже голосе что-то дикое. Антуите это всегда импонировало, и если бы она хотела выделить какую-то черту, которая казались ей в нём симпатичной, то только эта дикость.

— Прекрасное вино. Самфаркийские виноградники? Последний раз я пил в тот момент, когда братья решили, что лучше отправиться к Всеблагому, чем сдаться.

— И всё же, почему ты тогда не отравил свою чашу?

— Верь или не верь, но я добавил яд, как и все. Но очевидно у высших сил есть на меня иные планы. Знаешь, сколько уже прошло времени? Семь лет, четыре месяца…

— …и семнадцать дней. Не думай, что я не помню о том дне, и мысли о моих решениях не мучают меня. Скажи, а ты до сих пор веришь, что ваши действия были оправданны?

— Сложно сказать. Я признаю, мы тогда действовали импульсивно. А сейчас вместо гнева во мне осталась лишь пустота. Когда остаёшься один, это даёт некоторою свободу. И свободу мыслить как хочешь в первую очередь. – Он выпил ещё, и вернулся к столу. – Но хватит лирики. Зачем я тебе понадобился, Антуита?

— Сразу к делу? Как пожелаешь. В Пределе опять были замечены проклятые.

— Прямо проклятые? Тогда почему крепость не на осадном положении?

— Ну не так что прямо проклятые. Были найдены трупы людей, со следами присутствия в них мимикляров. Даже не представляю, сколько они находились внутри этих несчастных. К тому же уже две недели не прилетает голубь с рапортом от ближайшей башни.

— Несколько трупов и опаздывающее письмо навели панику? На тебя не похоже.

— Рапорт должен приходить каждый месяц! И если башня работает нормально, ни один из проклятых не может пробраться к нам! Если это действительно мимикляры, то проникновение более сильных проклятых – лишь вопрос времени.

— Допустим. Я здесь причём?

— Ты должен добраться до башни через лес и проверить её, даже не знаю, всё ли в порядке, наверное. Твои способности к мгновенному распознаванию магии и наложению чар нам сейчас очень пригодятся. Заодно отвезёшь это. – Она кивнула на стоящий на столе сундучок. – Там несколько заряженный камней, лишний раз усилить кристалл не помешает. На всякий случай дам отпирающее заклинание. Кстати, не продемонстрируешь свои способности? Хочу убедиться, что ты ещё на это способен.

 

Рейлос протянул руку к сундучку, и на несколько секунд сосредоточился.

— Чувствую, как минимум два охранных заклинания, от взлома и от поломки. Ещё три от магического сканирования, хм, но не моего, интересно… Ого, сильное заклинание от проклятых? Предусмотрительно. – Он посмотрел на Антуиту. – Я сдал экзамен?

— На отлично. Хватку ты не растерял. Обычным магам среднего уровня для такого потребовался бы час времени. – Она подошла к окну и посмотрела на лес. – Я не смогу отправить большой отряд. Если это действительно проклятые, они могут решить, что мы разгадали их план, и начнут действовать активнее. Да и знаешь, Предел маленький город. Здесь нет достаточного количества солдат. Пришлось бы обратится за помощью хотя бы к графу, а это может скомпрометировать нас в глазах властей.

— А мне то с этого какой прок?

— Я смогу просить у короля немного смилостивиться над твоим приговором. Сделать его не пожизненным. Условия пребывания лучше, пищу сытнее. Возможно даже книги. Кстати, ты неплохо выглядишь для того, кто просидел в темнице столько лет.

— Просто медитации и особые тренировки. Делать всё равно больше нечего. – Он подошёл столу, и взял сундучок. – Мне дадут снаряжение? До башни несколько дней пути.

— Естественно. Я даже дам тебе лучшую лошадь.

— Хорошо, я согласен. Только есть одно условие.

— Я так и думала, что ты скажешь нечто подобное. – Махнула она рукой. — Давай уж.

— Я хочу ехать в своём парадном облачение. В том, в котором меня взяли.

— Вот это вряд ли. Доспехи выкупил какой-то вельможа-коллекционер из столицы. Остался разве что твой зачарованный меч, я отдала его местному кузнецу, как образец. Правда, он так и не смог создать ничего подобного. И где-то валяется та тряпка, что ты именовал парадным плащом. Эти вещи можешь забрать.

— Благодарю, госпожа. – Он распростёрся в издевательски-преувеличенном поклоне. – Только позволь последнюю дерзость.

— Что ещё…

— Я хочу выдвигаться утром.

 

 

Рейлос выехал из замка с первыми лучами солнца, в тот момент, когда город уже проснулся. Проезжая по главной улице, он видел людей, которые опасливо выглядывали из-за прикрытых ставней и дверей. В городе чувствовался страх. Страх перед древним могущественным врагом, который может уничтожить весь Лонглэнд в мгновение ока, если только прорвётся сюда. Предел, как один из окраинных городов, всегда помнил, что враг находится буквально в нескольких неделях пути на восток, через лес. Поэтому живущие здесь люди всегда на стороже, они всегда готовы к нападению, но оказались не готовы к тому, что это произойдёт где-то рядом. Наверняка слухи о том, что мимикляры пробрались в город и жили в обличие людей, доводили до паранойи и недоверия. Обычная городская суета сменилась гнетущей тишиной. Нет, всё же недооценивать опасность нельзя — Антуита бесконечно права, посылая его на это задание.

 

Его выходка с плащом оказалась удачной. Все, кто смотрел на него сейчас, смотрели с надеждой. Он слышал оживлённый шёпот за спиной, но только стоило ему обернуться, как говорившие тут же расходились. Возможно попытка ордена свергнуть власть Совета была спорной, у неё были как сторонники, так и противники, но страх перед проклятыми оказался сильнее недоверия. И надежда, с которой они сейчас провожали его взглядом говорила о том, что возможно ему и удастся восстановить былую славу павшим братьям. А без доброй поддержки народа сделать это никак нельзя.

Рейлос миновал городские ворота, провожаемый лишь взглядами стражников. Миновав ещё одно поле, он вступил в Тёмный лес. Именно здесь развернулась последняя битва, положившая конец трёхлетней войне. Лес до сих пор полностью не оправился от тех страшных дней, хотя прошло уже почти двадцать лет. Кое-где лежали валуны, разрезанные как ножом волшебными молниями. На земле были воронки от взрывов, с запёкшимися до состояния стекла краями. Некоторые деревья были обуглены, или закручены причудливым образом. Местами были выжжены целые просеки, на них даже трава росла с трудом. Лес смертельно опасен, некоторые проклятия и волшебные ловушки до сих пор были на земле или даже подвешены в воздухе, и гулять или охотится здесь означало подвергать себя страшному риску. Лишь самые отчаянные смельчаки осмеливались ходить сюда. И всевидящие, так как все опасности они легко чувствуют ещё задолго до того, как их увидят.

Следующие несколько дней пути прошли без особых проблем. За четыре дня Рейлосу не повстречался не то что бы хоть какого-нибудь человека, но даже звери крупнее зайца не попадались. Поэтому как обычно он разложил место для ночлега, укрылся плащом и заснул глубоким, но чутким сном.

Но посередине ночи он внезапно проснулся. Своим развитым чутьём Рейлос обнаружил рядом с собой кого-то чужого. Он подскочил, держа в руках меч, и прыгнул на чужака. Прижав его к земле, он прислонил к горлу незнакомца меч.

— Эй, стойте, подождите! Не убивайте меня! – Вдруг крикнул он. Голос у него был высокий и испуганный.

 

Не убирая далеко меч, Рейлос достал амулет света, прошептал «сияй», и поднял его над головой. Он осветил пространство в паре метров от себя, и увидел под ногами съёжившуюся девушку лет тринадцати. Она была одета в крестьянскую одежду, которая местами была порвана, на коже были видны ссадины. Она испугано смотрела на него.

— Не надо! Не убивайте! Я Аннис, дочь Айкена-лесоруба, может слышали? Я заблудилась!

 

Рейлос бегло осмотрел её. Да, похожа на заблудившуюся девочку. Но нельзя себя дать обмануть, самые простые вещи могут оказаться смертельно опасными. К тому же, заглянув немного глубже на её ауру, он заметил что-то. Что именно, сказать сложно, но это было какое-то чужое присутствие. Вполне мог быть как тщательно скрытый мимикляр, так и защитное заклинание, подаренное родителями на день рождения. Это, кстати, объясняло бы как она продержалась в лесу так долго. Нужно выяснить подробнее.

— Как ты здесь оказалась, дитя?

— Я с отцом шла. – Она поднялась и начала отряхивать пыль с одежды. — Отошла только на минуту, а тут он и пропал. Я пошла искать, и заблудилась.

— И как же ты выживала?

— А я умею, меня папа учил! Мы живём в деревне на окраине, я с ним всё время хожу, вот он меня и научил. Я знаю какие грибы и ягоды можно есть, как опасные места обходить, как место для ночлега сделать. Я всё знаю.

— А вот как к дому выйти ты не знаешь?

— Ещё не научилась. – Она потупила взгляд.

 

«Либо это и правда напуганная девочка, либо мимикляр врос так глубоко, что может контролировать её так, что не отличишь. Надо подловить»

— Дяденька, а вы из всевидящих?

— Что? – Рейлос сосредоточился.

— У вас золотой плащ. Мне папа о вас рассказывал, он воевал.

— Да, я всевидящий. Иду в Предел, там помощь нужна.

— В Предел? – Быстро переспросила она.

 

На секунду ему показалось что он увидел какую-то тень буквально на краю ауры.

— Да в Предел. Мне сообщили что там что-то произошло.

— А что произошло?

— Говорят, там видели проклятых.

— Ой! – Она отпрянула и задрожала от страха. – Неужели они опять пришли?

— Пока не знаю, надо выяснить. А ты ничего не замечала в последнее время?

— Да нет, ничего такого. Но ведь мимикляров так просто и не заметишь, да?

— Я не сказал, что это были мимикляры. – Рейлос сосредоточился и направил всё своё восприятие на девочку.

 

И вот оно. Он это увидел. Её аура раскрасилась множеством ярких оттенков красного, и на ней он чётко увидел уродливую фигуру, с расплывающимися контурами. Сложив пальцы в виде двух рун – защитной и ослабляющей, он быстро наложил на него изгоняющие чары. Всё магическое подпространство вокруг них буквально взорвалось энергией, и девочка упала. Уже на земле её тело выгнулось дугой, а суставы начали отгибаться назад.

— Борись! – Рейлос кинулся к ней, удерживая её руки от переломов. – Изгоняй его!

 

Внезапно под оглушительный вой поднялось чёрное облако, сформировавшееся над ними в шар неправильной формы.

— Всевидящий! – Взвыло облако. – Хороший ход! Но ты не сможешь нас победить! Тебе не справится! Наше время придёт, и скоро ваш мир будет нашим!

— Нет, пока я жив! – Рейлос взял меч двумя руками, и рубанул прямо посередине облака. Оно взвыло ещё громче, и понеслось прочь через лес, ломая ветви деревьев.

 

Рейлос выронив оружие, тяжело опустился на землю рядом со скорчившейся и рыдающей девушкой и положил руку ей на плечо.

— Ну всё, успокойся. Оно ушло.

— Бо… ольн… но… Внут… ри… — Она скорчилась, и зарыдала ещё громче.

— Больно, но скоро пройдёт. – Он успокаивающе гладил её по голове. – Дыши глубже.

 

Рейлос укрыл её плащом и посмотрел в ту сторону, куда улетел мимикляр. Нельзя сказать, что бой был слишком сложным, но он потребовал много сил. Либо это противник попался сильный, или же после стольких лет он растерял навыки. Надо быть осторожнее. И действовать быстрее, так как он улетел в сторону башни, а раз он может лететь напрямик, чего Рейлос не сможет сделать на лошади, то необходимо торопиться.

 

Аннис заворочалась, и с трудом села. Её ещё трясло, но она уже не плакала, а тяжело оглядывалась. С трудом сфокусировала взгляд на Рейлосе.

— Что это было?

— Злой дух, мимикляр. – Он достал флягу, и протянул её девочке. — Его очень тяжело распознать. В особо запущенных случаях он настолько срастается с хозяином, что тут уже ничего не поможет, и покинуть он его сможет только по своему желанию. Вот только они редко церемонятся с телом человека и заботиться о его сохранности.

— Так он мог… — Она уткнулась в колени и её опять начал сотрясать плач.

— Ну-ну, всё обошлось. Я ему не позволил этого. – Он присел рядом и взглянул ей в глаза. – Ты что-нибудь помнишь?

— Я гуляла с отцом по окраине леса… Собирала цветы, как вдруг всё потемнело, и я как будто упала, а дальше… Ничего не помню. – Она вдруг подскочила. – Ой! Мне домой надо!

— Ты сама добраться сможешь?

— Нет, мне здесь всё незнакомо. – Она осмотрелась. – Я не знаю куда идти!

— Назад до Предела четыре дня пути, но я сейчас не могу тебя отвезти. – Он надел свой плащ, и забрался на лошадь. – Давай так, мы поедем до башни вместе, а потом я отвезу тебя в город. Там наверняка знают, где твоя деревня.

 

Он взял её за руку, помог ей взобраться на лошадь, и они поехали через лес.

 

 

После целого дня изнурительной и быстрой поездки, под вечер они добрались до широкого просвета среди уродливых деревьев. Спешившись и пробравшись к кустам на окраине, они начали осматривать пространство впереди. На середине широкой, выжженной до состояния голой земли поляне высилась башня. Она была сделана из радужного мрамора, гладкого и ровного материала, переливающегося в лучах предзакатного солнца, а на самом верху был большой магический кристалл. От него вправо и влево расходились лучи фиолетового цвета, которые терялись среди деревьев.

— Это она? – От восхищения у Аннис перехватило дыхание. – Какая красивая.

— Да, одна из тринадцати. Вместе они создают барьер, который проклятые преодолеть не в состоянии. По крайней мере, так считалось раньше.

 

Рейлос подошёл к лошади и снял с неё мешок, в котором лежал сундучок.

— А мне можно с вами? – Аннис подбежала к нему, и умоляюще посмотрела в глаза.

— Нельзя. – Рейлос закинул мешок на плечо. – Я не знаю, что может быть внутри, и не могу подвергать тебя риску. Если я не вернусь, садись на лошадь и скачи. Она помнит дорогу домой, найди там госпожу Антуиту, и расскажи ей всё. Прощай, если не увидимся.

 

Рейлос пробрался через кусты и вышел на поляну. До башни было метров сто, которые он преодолел без особого труда, не заметив по пути ничего подозрительного. Подойдя к башне, он нашёл дверь, и решительно постучал несколько раз. Внутренние замки несколько раз щёлкнули, и дверь приоткрылась. В проёме появилась голова старика.

— Кто такой? – Сердито спросил он. – Чего надо?

— Я от Антуиты. Ты Страж башни?

 

Старик выгляну немного больше и оглядел пространство вокруг. Удостоверившись, что рядом никого нет, он открыл дверь немного больше.

— Страж, страж… Заходи.

 

Зайдя внутрь, Рейлос попал в небольшую комнатку, в которой расположились кровать, стол с парой табуретов и печка, рядом с которой стояла нехитрая кухонная утварь.

— Садись, Рейлос. Чай будешь с дороги?

— Откуда ты знаешь моё имя?

— Ну а кто же ты ещё, вашего брата сейчас не часто встретишь, хе-хе. – Он принёс пару кружек, и поставил их на стол. – Да и на суде том я был, помню тебя.

— И тебя не удивляет что пришёл именно я?

— Раз ты пришёл, значит и правда от Антуиты, только она может судьбой заключённых распоряжаться. Что надо?

— В Пределе были найдены изувеченные тела людей, подозревают мимикляра. Скажи, не видел ли чего странного?

— Мимикляр… — Старик пожевал беззубым ртом. – Серьёзное дело. Но скажу так, как тут было спокойно, так и остаётся. А изувечить и человек человека может, что оно к сожалению, или к счастью, чаще всего и происходит.

— А птиц с посланиями почему не отправляешь?

— Стар я уже стал, даже такие дела забываю. Я вместо той вчера двух отправил, хе-хе, память моя дырявая. Уже и следить за башней тяжко, вон посмотри наверх, — старик указал пальцем вверх, где к вершине вела винтовая лестница, — я пока наверх поднимусь, все ноги переломаю. Устал я! Передай Антуите, мне уже смена полагается. Так ведь никто же не хочет, вся молодёжь амбициозная пошла, не хотят здесь сидеть, всё куда-то на подвиги рвутся. А дело важное! — Старик отхлебнул чай, и помассировал уставшие глаза. — У тебя всё, или ещё что от неё есть?

— Да, есть. – Рейлос развязал мешок, и достал сундучок. – Камни для кристалла.

— Да? Ну что же, раз такие дела, то не помешают. Спасибо.

— И даже не проверишь, что внутри?

— А что там проверять, знаю всё. Заряженные куски кристаллита. Потом затащу наверх.

— А ты при мне проверь. – Рейлос незаметно отодвинул табурет, на котором сидел, и сосредоточил всё своё внимание на старике.

— Сынок, не доверяешь мне? Или увидел что-то?

— Хочешь, чтобы я ушёл? Тогда открой его, и возьми камни! – Рейлос уже встал, и положил руку на свой меч.

— Ты что же это, указывать мне будешь? – Старик сам встал со своего места и посмотрел Рейлосу прямо в глаза.

— В данном случае имею полное право!

 

Страж что-то злобно пробурчал, с опаской посмотрел на сундучок, и протянул к нему руку. Но не успел он даже дотронуться до него, как с громким хлопком сработала защита, и по его руке ударило алой молнией. В этот момент Рейлос увидел, как в глубине глаз старика что-то вспыхнуло. Чёрный древний огонь чистой безграничной ненависти. Надрывая все свои внутренние силы, он мысленно протянулся к этому огню и наложил чары сдерживания. Старик взвыл и отскочил назад, пытая сломать его, на Рейлос находясь на грани своих возможностей накладывал одни изгоняющие чары на другие, как мог, пытаясь вытащить проклятого из Стража. Внезапно старика подняло в воздух, его начало выкручивать самым неестественным образом и в конце буквально разорвало в клочья. Посередине комнаты образовался огромный чёрный шар, окутанный серым туманом. С него ещё свисали обрывки чар, но они быстро испарялись.

— МОЛОДЕЦ! – Шар колоколом гудел в голове Рейлоса. – ПОЙМАЛ МЕНЯ! ВОТ ТОЛЬКО РАССКАЗАТЬ ТЫ НИКОМУ НЕ УСПЕЕШЬ!

— Не может быть! Ты Архимиляр! Один из древних! – Рейлос оставил попытки хоть как-то ослабить его, и уже судорожно накладывал защитные чары на себя.

 

Внезапно он всё понял. Архимиляры, или старшие мимикляры были одни из древнейших демонов проклятых. Теоретически только они могли вобрать в себя достаточно сил от жертвоприношений, чтобы пробраться через барьер. Вот только после того как он в отчаянной попытке проник за барьер, то потерял почти все силы, и теперь восстанавливал их рассылая мимикляров высасывать жизненную силу из людей и копил её чтобы уничтожить кристалл наверху.

— Ну и сколько человек тебе принесли в жертву, что бы ты смог пройти? Пять сотен? Шесть?

— Я ПЕРЕСТАЛ СЧИТАТЬ ПОСЛЕ ВТОРОЙ ТЫСЯЧИ!

— Но как ты можешь находится так близко от кристалла?

— А ГДЕ ЕЩЁ БУДУТ ИСКАТЬ ПРОКЛЯТОГО В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ?!

 

Он отправил сгусток тьмы во всевидящего, но тот отпрыгнул, успев схватить со стола сундучок и откатился в сторону. Наспех проговорив открывающее заклинание, он открыл его и схватил первый попавшийся камень. Не придумав ничего лучше, он наложил чары открытого источника, зачерпнул из него столько энергии сколько смог, и направил её всю на сдерживание демона. Лучи молочно-белого света опутали его, удерживая на месте. Демон злобно рыча начал их рвать, и это заняло его на какое-то время давая Рейлосу возможность бежать. Наружу идти было нельзя, поэтому единственной возможностью спасения для него был кристалл наверху.

 

Добравшись до самого верха, Рейлос подбежал к кристаллу, и начал прикладывать заряженные камни из сундучка. Они прирастали к нему, постепенно отдавая заключённую в себе магию. Он как раз успел приложить последний, когда часть стены обвалилась, и наружу вылетел архимиляр. Едва только он появился, его тут же отбросило в сторону защитной магией кристалла.

— ТЕБЯ ЭТО НЕ СПАСЁТ, ВСЕВИДЯЩИЙ! – Демон медленно, как будто преодолевая сопротивление ветра, полз по воздуху. – Я ДО ТЕБЯ ВСЁ РАВНО ДОБЕРУСЬ!

 

Рейлос попытался набросить на него несколько сдерживающих чар, но двигающийся на пределе сил демон их даже не заметил. Он был все ближе, как и осознание всевидящего, что все попытки сдержать тщетны. Рейлос чётко и ясно осознал, что сейчас умрёт, и даже не испугался. Жаль, только что его жизнь, которую он так пытался поддержать в себе последние семь лет будет потрачена впустую.

 

И в этот самый момент он вдруг понял, что именно нужно делать. Собрав остатки своих сил, он наложил чары освобождения магии на себя и связал их с кристаллом. Внезапно получив такой мощный приток, как душа мага, кристалл буквально взорвался энергией, разнося защитное поле во все стороны. Демона начало рвать на куски от такой непреодолимой силы, он взревел и его стало относить в сторону. Последнее что успел увидеть Рейлос, это как то, что осталось от архимиляра, фактически вдавило в сияющий от нового притока магии барьер, уничтожая так же, как исчезает снег, падающий на костёр.

 

«Всё-таки одолел» — подумал всевидящий как раз перед тем моментом, когда сознание покинуло его тело, и его душа растворилась в чистейшей, сияющей белизне.

 

 

А потом пришла боль. Боль заменила собой всё пространство, выталкивая Рейлоса через свет, тащила и тянула его куда-то изо всех сил. Поначалу он никак не реагировал на неё, потом попытался сопротивляться, но остатками сознания он понял, что это его последний шанс, и вцепился в эту боль, позволяя ей вытянуть себя наружу. И когда она стала совсем невыносимой, то вернулись все остальные чувства, которые тут же начали работать на полную. Это было настолько нестерпимо, что он попытался укрыться от этой какофонии, но руки и ноги плохо слушались и он упал на каменный пол.

— Тише, всевидящий, спокойнее. Всё хорошо. – К нему кто-то подошёл, и с почти материнской заботой погладил по голове. – Сначала немного больно, но скоро пройдёт. Уже ведь проходит, правда?

 

Рейлос с трудом открыл глаза и посмотрел на подошедшую. Это была Антуита.

— Как я здесь оказался?

— Когда к нам прискакала та девушка и всё рассказала, я сразу отправила туда всех своих людей, что смогла найти. – Она помогла ему встать и усадила на кровать. – Они нашли тебя в полуразрушенной башне, на самом верху, ты был на грани жизни и смерти. На тебя наложили безвременное заклинание, и принесли сюда. Ты мудро поступил, связав себя жизнью с кристаллом, он и не дал тебе умереть окончательно.

— Да, но сначала чуть было не убил.

 

Рейлос осмотрелся. Он был в небольшой комнатке, скорее всего одна из спален учеников. Он поднялся с кровати, и попытался пройтись по комнате. Но после нескольких слабых шагов чуть не упал, и ему пришлось сесть на стул.

— А где Аннис?

— Она сейчас здесь, в замке. Мы попытались найти её родителей, но как выяснилось в её деревне, они пропали месяц назад. Так что её судьба пока в наших руках. Можешь объяснить, что там произошло? В башне был страшный бардак, вместо стража мы нашли кучу ошмётков, а в стенах отсутствовали целые куски.

 

Рейлос предпринял ещё одну попытку подняться, и она оказалась более удачной. Он не спеша поднялся, налил себе стакан воды, и подошёл к окну. Так же не спеша выпил, смотря на лес освещаемый солнцем.

— Антуита, после нашего восстания, вы наверняка разграбили нашу крепость, так? Только не говори, что вы уничтожили все манускрипты и трактаты что там были.

— Всё верно, мы забрали вашу библиотеку, я лично распорядилась спрятать её. А что?

— Необходимо будет восстановить орден. И сделать это как можно скорее. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Они нашли способ.

читателей   87   сегодня 2
87 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,00 из 5)
Loading ... Loading ...