Туман

Аннотация (возможен спойлер):

Вечер для британской студентки Меган не задался с самого начала: болезненный разрыв с молодым человеком, а затем и малоприятный ушиб головы. Но даже в самых смелых фантазиях она вряд ли смогла бы представить, кто встретится ей на затянутой туманом улице.

[свернуть]

 

В тот вечер в Хайгейте совершенно не было слышно птиц. Только завывания ветра между облетевшими ветвями вековых деревьев. В воздухе стоял сладковатым запах разложения, мокрый асфальт скрывался под слоями пожухлой листвы. Осеннюю тишь прервал пронзительный вой дикого животного.

В Ле Пейн Кодитьен было, как всегда, оживлённо. Все столики плотно оккупировали компашки, шумно обсуждающие последние сплетни шоу-биза. Менее удачливым посетителям оставалось провести этот промозглый вечер в своих квартирках и довольствоваться свежеиспечёнными пан-о-разанами на вынос. Густой воздух кафе обволакивал любого соблазнившегося на запах мёда и свежемолотого кофе.

Уютная, почти домашняя, атмосфера обрывалась у столика на двоих, возле большого окна в пол. Длинноногая шатенка в ботильонах всем своим видом демонстрировала неприязнь к сидящему напротив полотну для татуировок с лицом младенца. Пенка от каппучино уже давно присохла к стенкам его айриша, десертная ложка лихорадочно бегала между тонкими длинными пальцами.

Девушка прервала затянувшееся молчание, процеживая сквозь зубы каждое слово:

— Итан, ты же знаешь, почему я сейчас на взводе?

Парень скукожился и стал походить на белолицую африканскую совку, заприметившую хищника покрупнее. Только часто моргающие глаза выдавали в нём живое существо:

— Мег, Мег, не кипятись, — выплюнул из себя Итан. — Что я такого сделал-то?

— Сделал?! Всё таки сделал?! — Меган в ярости перегнулась через стол и нависла над отстранившимся парнем. — Почему я узнаю о подобном не от тебя? Почему натыкаюсь на открытый браузер, а?! Я тебе сколько раз говорила — ещё раз ей напишешь и нашим отношениям конец?!

Итан постарался собрать оставшуюся мужественность в ответе. Хватило только на:

— Почему ты вообще копалась в моём ноуте?

Ещё не успев закончить предложение, Итан понял, что не стоило и начинать. Но было уже поздно. Между ними воцарилось полное безмолвие.

— А тебе есть что скрывать от меня, дорогой? — последнее слово Меган выговорила по слогам.

— Мег, слушай, я просто спросил как у неё дела. Что в этом такого-то? Мы давно не общались, мне интересно было бы знать, всё ли у неё хорошо. Мне что, вообще ни с кем, кроме тебя, разговаривать нельзя? — Итан ещё не догадывался, что собеседница начала монолог и отвечать было вовсе не обязательно.

— Давно не общались. Тебе было интересно. Просто спросил. Ясно, Итан, ясно. Ну и как у неё дела? – Мег карикатурно облокотилась на руку.

— Вроде норма…

— Не скучает по твоему члену, нет?

— Мег, что ты такое говоришь? — лицо юноши покрылось красными пятнами.

— Я спрашиваю, она хотела бы, чтобы ты ещё разок вставил свой член ей промеж ног?! — последние слова прозвучали уже в тишине, разнесясь эхом по заведению.

Итан обернулся навстречу любопытствующим взглядам, неловко ухмыльнулся и перешёл на громкий шёпот:

— Мег, что с тобой творится?! Тут же люди!

— Тебя не смущали люди когда, цитирую, — она достала свой телефон, несколько раз коснулась экрана и начала читать, не отводя взгляда от цифрового текста – «отлично провели время в торговом центре. Особенно когда нас застукали в примерочной продавцы магазина, а твоя юбка изнутри вся в моём ДНК и похожа на карту звёздного неба. Вот так случайная встреча». Случайная встреча, Итан? Ты тогда тоже начал разговор со слов: «Как дела?». Или сразу приступили? Что со мной творится?! Да, чёрт побери, ничего! Всё прекрасно! Просто мой парень никак не может обуздать свой прибор!

Итан вжался насколько смог в широкий откос окна, руки заметно тряслись.

— Как ты…

— А вот так! Когда чистишь историю сообщений, не забывай про архив! — Мег резко выхватила маленькую кожаную сумку и направилась к выходу, оставив Итана прибитым к подоконнику.

На улице Мег накинула пальто, замоталась в пышный шарф, поморщилась от резкого порыва холодного ветра. Уже давно стемнело, а на сопровождение до дома сегодня рассчитывать уже не приходилось.

«Всё! Хватит! Домой! Хватит на сегодня открытий. Чёрт с ним! Таких клоунов на каждом углу пачками. Завтра же найду какого-нибудь альфача и выложу в инсту. Пусть полюбуется».

Мысль о такой скорой, пусть и наивной, но сладкой мести, вызвала у Меган ухмылку. Но её быстро прервал голос Итана, доносящийся с другой стороны Хайгейт-Хай-стрит.

— Мег! Мег, постой!

Она остановилась. Хоть решение о разрыве уже было окончательным, ей стало любопытно, что он может ещё ей сказать. Итан выскочил из кафе без верхней одежды, скукожившись и вжав голову в плечи. На холоде все его татуировки уменьшились и выглядели как детские переводилки.

— Мег, послушай. Я думал, мы закончим внутри. Да, я совершил ошибку. Но к чему эти сцены? Давай вернёмся, спокойно всё обсудим. Или рассчитаемся и пойдём к тебе, спокойно поговорим.

Меган как ледяной водой окатило:

— Ты что, хочешь, чтобы я ещё и за твой счёт заплатила? И, типа, после этого всё нормально будет?

— Ну, Эм, детка, там и твой кофе был…

— Какое же ты ничтожество! — Мег уже не смогла сдерживаться, толкнула его на дорогу и направилась в сторону Суэйнс-лейн.

Итан скользнул по влажному бордюру и повалился на кучу мокрой листвы.
— Да и пошла ты! Доска! Давай, найди кого-нибудь, кто добровольно согласится о твои кости стукаться! Вперёд, скелеты!

Девушка старалась идти не спотыкаясь, хотя асфальт уже расплывался под ногами — всё застлало пеленой. Слёзы вот-вот были готовы сорваться. Но Меган не могла себе это позволить, не сейчас. Вот доберётся до дома, завернётся в огромное зимнее одеяло. То самое, под которым они с Итаном провели не одну…

Слёзы хлынули из глаз. Дело было даже не в том, что Итан кричал вслед, не в том, что он чёрт знает сколько раз изменял при первом же удобном случае. Нет.

Она ненавидела себя за то, что позволила подобному случиться. За то, что закрывала глаза на очевидное. За то, что знала, на что шла и всё равно неслась к открытому пламени горящей свечи.

Облокотившись на каменное ограждение, она медленно сползла на тротуар и уронила голову на скрещенные между коленями руки. Тело сотрясалось от мышечных спазмов, к горлу тугим комом подступали рыдания.

Со стороны парка Уотерлоу раздался пронзительный собачий вой. Меган резко подняла голову. Послышался глухой удар — ограждение оказалось слишком близко. Сдавленно промычав от боли, Меган начала медленно, круговыми движениями, растирать ушибленное место. Стараясь не создавать лишнего шума, она аккуратно встала и украдкой двинулась вглубь по Суэйнс-лэйн, к дому, который пафосно заявлял о благосостоянии своих хозяев на всю Окшотт-авеню.

«Встреча с дикой собакой стала бы отличным завершением сегодняшнего вечера, — подумала Меган. — Или, может, оно и к лучшему. Задерёт меня и дело с концом. Отхватит кусок ноги, останусь калекой, а потом и кончусь от бешенства. Итан локти кусать себе будет».

Злость опять навалилась.

«Да чёрта с два! Он себе это в пользу обернёт. Будут вокруг малолетки стайками кружить».

— Итан, с тобой всё в порядке? Это такая трагедия! Тебе, наверное, очень одиноко сейчас? Ты всегда можешь поговорить со мной. Шлюшки!

Меган не заметила, как последние слова, кривляясь, она проговорила вслух.

Вой повторился. Теперь он раздавался значительно ближе. И такой громкий, что внутри Меган всё задрожало, по телу побежали крупные мурашки. Она ускорила шаг.

Суэйнс-лэйн тянулась узким серпантином, разделяющим парк Уотерлоу и Хайгейтское кладбище. На мокрой брусчатке тускло отражался жёлтый свет редких фонарей. Вся улица, казалось, замерла в ожидании.

Меган уверенно чеканила каблуками по дороге. На мгновение ей показалось, что она услышала стон. Сбавила темп и зашагала мягче.

— Ммм…

«Точно! Не ошиблась!»
Из кустов со стороны парка тихо, но отчётливо раздался протяжный стон.

«Вряд ли сегодняшний день станет ещё хуже».

Меган уверенно направилась к источнику звука. Остановилась в двух метрах от зелёной гущи всесезонного кустарника:

— Эй! Есть кто?

Тишина.

— Уж, не знаю, может оторвала от чего интимного, но мне показалось, что тут нужна помощь.

Тишина.

— К чёрту… — буркнула под нос Меган и собралась развернуться.

— Погоди, — еле слышно донесся сквозь листву мужской голос. — Я здесь. Можешь подойти ближе?

Девушка медленно двинулась к кустам.

— Не то чтобы я очень подозрительная, мистер, но не могли бы вы показаться?

— Ох, не обещаю, что получится, — произнёс незнакомец хриплым баритоном.

Из-за куста показалась длинная худая рука. В тусклом свете Меган померещилось, что с руки колтунами свисает шерсть.

— Годится?

— А вторую? Не надо шутить со мной! Мне ничего не стоит заорать на всю округу!

— А ты у нас, значит, любительница покричать? Родители случайно не моряками были? — в голосе послышалась явная насмешка.

— Мистер, не злоупотребляйте моим терпением! — раздражение Меган нарастало.

— Ладно, ладно. Не горячись. Сейчас.

Та рука, что торчала из кустов медленно опустилась на листву, появилась вторая.

— Больше нет, уж извини.

— Держите их на виду!

Меган обошла куст по широкой дуге. Перед ней сидел мужчина лет сорока-пятидесяти, с жёсткой седой щетиной и худым вытянутым лицом. То, что показалось ей шерстью, было лохмотьями одежды. Она напоминала плащ, но такой фасон Меган видела только в исторических фильмах про викторианскую Англию.
— А вы шутник, мистер, да? Перебрали с элем?

— Ничего подобного, юная леди. Это, скорее, отчаяние, а не желание позабавиться.

— Уж извините, но выглядите вы как бездомный.

— Ты это всем послушникам говоришь?

— Не очень то похоже, что на вас одежда послушника.

— Это из прошлогодней коллекции, — он улыбнулся, обнажив ярко белые зубы.

Повисла пауза. Меган засмеялась, напряжение немного отступило.

— Меган.

— Ханд. Весьма рад знакомству, дева Меган, — мужчина сделал реверанс рукой и едва не потерял равновесие.

— С вами всё в порядке?

— Ну, моё тело видало времена получше. Просыпаюсь последние годы в пять утра от воя мулы, еда стала паршивая, влажность всё такая же, шпана постоянно рыскает по кладбищу рядом с церковью Святого Майкла. Да и от брексита лучше не стало. Так о чём ты спрашивала?

— Вы стонали…

— Ах, да-да! Припоминаю. Уж не знаю, как это проще объяснить, но… Давай попробую. Есть у меня один редкий недуг.

Меган сделала два уверенных шага назад, чуть не вывихнув лодыжку.

— Не, не, не… Ничего заразного. Просто старая болячка, которая имеет обыкновение проявляться в самый неподходящий момент. Бывает, просто валюсь с ног где стоял. А потом идти тяжело и слабость накатывает. Но есть и плюсы — к выпивке даже не тянет. Без неё отлично провожу время. Сегодня вот здесь, — Ханд развёл руками, показывая на газон и кусты.

— Не позавидуешь вам, мистер.

— Просто Ханд, договорились? — подмигнул мужчина.

— Ладно.

— Ну что ж, Меган, раз ты достаточно внимательна, чтобы обнаружить мужика в кустах, тебе-то и выпала честь помочь донести этот мешок с костями до церкви. Идёт?

— До той, что на краю кладбища?

— Уж точно не до собора Святого Павла.

— Я могу позвать кого-нибудь, вызвать скорую.

— О, нет, нет. Хватило мне этих мясников. Думаешь, у меня карманы лопаются от страховок? Всё в порядке, дева Мег. Чем быстрее доберёмся до церкви — тем быстрее это пройдёт.

Ханд опустил глаза на обувь Меган.

— Нам предстоит непростой путь.

— Я живу недалеко, на Окшотт-авеню, могу быстро переобуться и вернусь за вами. Родителей приведу в помощь.

— Не стоит, справимся.

Мужчина, кряхтя и хватаясь за ветки куста, с трудом встал в полный рост.

«Сидя он мне казался намного меньше», — промелькнула мысль у Меган.

Она подхватила его под руку и в нос ударил сильный запах мокрой шерсти.

— Вы сегодня не первый раз вырубаетесь, да? Запах такой, будто ни одну канаву не пропустили.

— Шутишь? Это хорошо. Нет, все послушники так пахнут. Потому что живут в божьей конуре, — Ханд снова обнажил белоснежные зубы в кривой улыбке.

Меган бросилась в глаза длина клыков — вряд ли её можно было назвать “нормальной”. Ханд навалился ей на плечо, поджал одну ногу, стараясь не касаться ею земли.

— Эта в ближайшее время бесполезна, — Ханд головой указал на поджатую ногу. — Придётся скакать как тому несчастному солдатику.

Они вышли обратно на Суэйнс-лэйн. Улица подобно гигантской кирпичной змее тянулась вверх, заканчиваясь еле заметным просветом. Воздух был наполнен свечением — всю улицу окутал густой туман, впитавший свет от немногочисленных фонарей. Казалось, что и звуки застревали в нём как в желе. До вечно оживлённой Хайгейт-Хай-стрит было рукой подать, но ни единого звука не доносилось до Меган.

Ханду тяжело давался каждый шаг, метров через пятнадцать началась отдышка. Меган еле удерживала огромного мужчину у себя на плече. Чтобы он не завалился, она крепко прижала перекинутую через неё руку, а свободной взялась сверху за костлявое плечо.

— Так вы послушник? — Меган хотела отвлечь Ханда от мучений.

— Истинно так. Уже и не помню с каких времён, — Он заметно оживился. — Хочешь знать, чем мы занимаемся?

Не дожидаясь ответа, Ханд продолжил:

— Провожаем усопших в последний путь. Обычно. Бывают, конечно, приходится побегать. Но в основном всё спокойно.

— Что значит «побегать»? — Меган подозрительно покосилась вверх.

— А, да ничего особенного. Родственников обойти, ритуалы подготовить, рутина. Всё чаще сталкиваемся с атеистами, люди просто перестают верить. Со страхом думаю о том дне, когда мы окажемся никому не нужны.

Взгляд Ханда замер на секунду, Меган почувствовала, что его мысли сейчас в совершенно другом месте. Но он тут же изменился, в нём проскользнул хитрый блеск, Ханд повернулся к Меган:

— К слову о вере. Ты же с детства живешь на Окшотт-авеню, да? Приличное местечко.

— Мой отец юрист, перевёз нас с мамой сюда, когда мне было пять.

— Она брала тебя на прогулки по кладбищу?

— Да. До сих пор не могу ей простить то, что она однажды потеряла меня там.

— А что ты думаешь о легендах этого места? Вампиры, приведения, Карл Маркс?

— Минимум один из них не был выдумкой, — Меган положила обратно сползающую по влажной ткани пальто руку.

— О, ты про отца семейства Джефферсонов?

— Нет же! Маркс! Какой Джефферсон?

Ханд удивлённо посмотрел на неё.

— Ты ни разу не слышала историю про семью вампиров, которая частенько появляется среди экскурсионных групп?

— Да ну, что за бред?!

— Юная дева Меган, тебе предстоит ещё столько узнать. Старик Ричард не упускает возможности рассказать о своих розыгрышах любому, у кого есть уши. Его любимый — тот, где он заставляет следовать группу за собой в чащу, а потом раствориться в воздухе возле своей могилы, оставляя туристов в недоумении.

— Мистер, кажется вас хорошенько тряхнуло сегодня.

Улица казалась Меган бесконечной, но желание отвлечься от неприятного расставания и как можно дольше не думать о нём было сильнее. Они прошли не меньше ста пятидесяти метров, а огни Соут Гров были так же далеко. Спина начинала гнуться, по мышцам разошлась гудящая боль. Девушка тихо застонала.

— Спина…

— Ты права, нужно передохнуть, — Ханд опёрся свободной рукой на каменный забор и медленно облокотился на него всем телом.

Меган пристально смотрела вглубь улицы.

— Она бесконечная.

Ханд перехватил её взгляд.

— Вовсе нет. Кто-то просто не хочет пускать нас к собору.

— Эмм, что? Что значит — не пускать?

Ханд смотрел вдоль забора, силясь разглядеть улицу сквозь туман, медленно перевёл взгляд на Меган. Глаза мужчины потускнели и она готова была поклясться, что в них промелькнул страх.

— Что бы ты сказала, если… — Ханд на секунду замялся, подбирая слова. Было видно, что даются они ему с трудом. — Давай сыграем в игру. Оу, не переживай, она нас не задержит. Наоборот, быстрее дойдём. Называется «в чужой шкуре». Итак, ты — не ты. Ты вовсе не миловидная юная дева, встретившая ночью незнакомца, а, скажем, фольклорный зоолог.

— Кто-о-о?

— Терпение.

Ханд оттолкнулся от стены, облокотился на Меган и они продолжили путь. Выдержав паузу, он продолжил:

— Фольклорный зоолог. Твоя миссия — искать и описывать животных, которых нынче признают несуществующими. Ну знаешь, оборотни, вампиры, келли, гианы, фейри.

— Всё это очень странно.

— Вовсе нет. Ты встречаешь крайне редкое существо. И настолько старое, что удивляешься, как оно на ногах-то держится. Возможно, последнего представителя вида.

— Начинаю понимать, о ком вы.

— Эй, не такая уж я и рухлядь! Ладно. Зовётся это существо грим. Знаешь, кто это?

— Большая собака?

— Не обязательно собака, но мыслишь верно. М… Гримы всегда живут вблизи кладбищ, потому что там они и похоронены.

— Тут нестыковочка выходит. Живут, похоронены…

— Дева, ты точно фольклорный зоолог? Скептицизма в тебе на весь Ватикан.

— Ах, да. Хорошо. Грим. Ясно.

— Продолжим. Гримов хоронят для охраны кладбища от посторонней нечисти. От тех, кто может осквернить или проклясть. Ты не представляешь, сколько желающих обустроить себе уютное чернокнижное жилище в склепе.

Ханд резко остановился, поднял голову вверх, стал жадно втягивать носом воздух. Поморщившись и пробубня себе что-то под нос, они продолжили движение:

— Отвлёкся. Так! — Ханд поднял свободную руку вверх, будто выиграл в лотерею. — И вот незадача: могилу того самого грима начали раскапывать плохие люди. Может, чернокнижники, а, может, и похуже кто.

— Ужас какой! — Меган еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

— Плохой из тебя зоолог, надо признать.

— Я исправлюсь. Правда-правда!

— Буду приглядывать за тобой. На чём я, значит… Могила. Если раскопать могилу грима и раскидать его кости в разные стороны, а череп забрать — он навсегда останется заложником недоброжелателя. Вероятнее всего, это приведёт к скорой смерти от экспериментов с заклинаниями.

— Поняла. Мне нужно расспросить у него как можно больше, перед тем как ему конец? Чтобы описать его в толстенной энциклопедии с обложкой из кожи дракона?

— Весьма угнетающе. А как же спасение последнего из рода? — в голосе Ханда слышалась досада.

— С магом подраться из-за собачьего скелета? Ну нет!

— Драться не придётся. Они на удивление пугливые. Можно просто пригрозить полицией, обычно срабатывает.

— Полицией? Мага? Вы меня за дурочку держите?
— Да ну, что т…

Мужчина резко схватился за живот и упал на землю. Послышались тихие стоны, больше похожие на скуление.

— Мистер, давайте-ка я позвоню в скорую. Это уже совсем не смешно.

— Меган, подойди поближе ко мне, прошу.

Меган секунду помедлила и опустилась на корточки.

— Послушай, я не был с тобой честен с самого начала, но постарался исправиться.

Его глаза заблестели. Но не как у людей, готовых вот-вот расплакаться. Они будто излучали свет. Совсем крохотные звёздочки внутри бездонных чёрных глаз.

— Готова? Слушай внимательно. Моё тело сейчас лежит у основания собора Святого Майкла. И лежит оно там с тысяча восемьсот тридцать второго года. Но кто-то к нему стремительно подбирается, я уже чувствую как лопата скребёт мои кости.

— Мистер, кажется, вы серьёзно перебрали сегодня… — Меган отступила назад, опасливо оглядываясь.

— Мег! Выслушай! Этому ублюдку хватило ума наложить заклятье, чтобы я не смог быстро найти дорогу назад, понимаешь? Этот туман — он ненастоящий.

— Я…

— Тебе нужно поверить мне! Просто поверить! Разве не этому учила тебя твоя бабушка?

— Бабушка? Откуда вы её знаете?! Что… Что вообще происходит?!

— Я помню её. Видел, как она росла, растила твою мать, а потом и тебя. Как рассказывала тебе истории про тех, кто оберегал её предков холодными ночами, приносил в дом удачу и дарил урожай. И я видел, как её хоронили. Здесь, в восточной части кладбища, пятнадцать лет назад, под аккомпанемент ливня. И я был последним, чей голос она слышала перед смертью. И единственным, кто был рядом, когда ты заливалась слезами целую неделю, потому что твоим родителям было тогда не до тебя. Но всё это сейчас не важно! Сейчас мне нужна твоя помощь!

Меган трясло крупной дрожью. Она не понимала, что происходит, а любая попытка объяснить себе натыкалась на неутешительные выводы. Злость и обида вновь подкатили к горлу.

— Понятия не имею, мистер, откуда вы всё это знаете, но вы точно больной на всю голову!

Ханд ощетинился, будто её слова доставили ему физическую боль.

— Чёрт, Меган. Почему именно ты? Почему мне не встретился добрый самаритянин? Или в Англии такие больше не водятся? — на мгновение он замолк. — Какова ирония. Века оберегать покой усопших и не уберечь свой.

Голова мужчины поникла, влажные волосы прилипли к лицу. Меган неуверенно попятилась, отступив на два шага. Сердце, казалось, вот-вот пробьёт кости и выскочит на брусчатку.

— Я вызову скорую, скажу им куда подъехать. Но сейчас я уйду. Хватит с меня приключений.

Ханд резко вскинул голову, вперив свой взгляд в Меган. Волосы чёрными разрезами покрывали бледную кожу. Но смотрел он не на неё, куда-то вдаль. Из его груди раздался приглушённый рык, взгляд остекленел.

Меган замерла, выставив правую ногу назад и готовая бежать. В висках пульсировало, зрение сузилось, по бокам появились белые пятна, сейчас она видела только перед собой. А прямо перед ней, замерев в напряжённости, сидел двухметровый амбал.

«Вот и всё, — пронеслось в голове. — Так всё и закончится».

К ноге что-то прижалось. От неожиданности Меган вскрикнула и отшатнулась в сторону. Между ног пробиралось что-то чёрное. Оно двигалось за Меган и не хотело отставать. Девушка прижалась к противоположной стене, резко достала телефон и направила вспышку в сторону неопознанного существа.

К ногам прижалась чёрная кошка. Мурлыкая, она обошла сначала одну ногу, потом другую, чертя восьмёрку. Из Меган вырвался нервный смешок.

— Твою мать… Киса, не делай так больше. Вы, мистер, хорошенько потрепали мне нервы, от кошек с криками уже шарах… — закончить она не успела.

Кошка под ногами ощетинилась и зашипела. В полуметре от Меган вспыхнули блестящие чёрные глаза. На них сходство, стоящего вплотную к ней существа, с Хандом заканчивалось. Вытянутая морда, покрытая густой чёрной шерстью, неестественно длинные вытянутые руки и когти, величиной с хороший нож.

Это всё, что Меган успела разглядеть, пока инстинкт не взял своё и не заставил её бежать вниз по улице без оглядки. Кричать она уже не могла, горло сдавило, воздуха не хватало, в ушах свистело. В голове повторялась только одна мысль:

«Бежать! Бежать! Бежать!»

Левая танкетка соскользнула с мокрого камня и утащила за собой всю ногу. Меган распласталась на дороге, сильно ударившись коленями. Руки сами бросились снимать проклятые ботильоны. Схватив их покрепче и приготовившись бежать дальше, девушка бросила последний взгляд на улицу. Из тумана доносился приглушённый лай и пронзительное шипение. В жёлтом тумане едва можно было различить силуэт огромного пса, то бросающегося, то отпрыгивающего назад от крохотной чёрной точки.

Дорога до дома казалась бесконечной. Никогда эта улица не была столь недружелюбной, нависая мрачными кронами деревьев. Меган даже примерно не представляла, сколько ещё бежать до Окшотт-авеню и старалась мысленно представить их дом. С идеально подстриженным газоном, заставленными отцовскими статуэтками подоконниками и фахверковым фасадом.

Туман вмиг расступился. Перед девушкой появилась прекрасно просматриваемая улица. До Окшотт-авеню оставалось около пятидесяти метров.

Перед тем как захлопнуть за собой входную дверь, Меган замерла. Воздух стоял. Не было слышно ни птиц, ни ветра. Стеклянная тишина, которую на несколько секунд разорвал протяжный вой огромного животного.

Меган с силой захлопнула за собой дверь, желая отрезать весь этот вечер, оставить его на скользкой улице, отгородиться от него навсегда, забыть и даже не пытаться понять, что, чёрт возьми, сейчас произошло. По рукам опять побежали крупные мурашки.

Как она добралась второго этажа, вытащила из маминой сумочки блистер со снотворным и завалилась на кровать в своей комнате, Меган уже не помнила. Пространство вокруг сжималось пока не превратилось в узкий тоннель. Там, в глубине, блеснул чёрный глаз и тьма тут же окутала разум. Девушка заснула.

Боль в коленях разбудила её раньше будильника. Медленно согнув ноги, морщась от боли, Меган села, облокотившись на спинку кровати. Только сейчас, с утренним заревом, она поняла, что отключилась прямо в одежде. Ноги были перепачканы, к лодыжке прилипли комья грязи и куски пожелтевших листьев.

Меган спустила штаны ниже колена и начала осторожно растирать ушибленные места.

«Если отец увидит эти синяки — Итану конец», — с усмешкой подумала она.

Тихо завибрировал телефон. Меган сразу же смахнула уведомление о начале лекции.

Постепенно пробуждаясь, сознание рисовало перед глазами сцены вчерашней встречи. Высокий мужчина, чёрные волосы (или шерсть?), злоба, вой. Одновременно с воспоминаниями росла и тревога.

«Что это вообще было? Мне ведь не показалось? Эта пискля не могла так сильно меня расстроить, что я загаллюционировала и бегала босиком в припадке. Так себе вторник прошёл».

Размышления прервали звуки приближающихся шагов. Меган бросилась в ванную, прикрыв рот, чтобы не закричать от тупой боли в коленях, леггинсы путались в ногах. За мгновение до закрытия двери, она услышала стук в комнату. Тут же выкрутила ручку душа и залезла в него, не раздеваясь. На присохшую грязь ушла треть флакона геля. Хотя отмывалась она скорее от липкого тумана, который, казалось, проник во все складки.

«Светить ушибами нельзя и если моя сердобольная мамаша сейчас в комнате — непременно расскажет отцу».

Меган, не выключая воду, залезла в огромную корзину с грязной одеждой, выудила оттуда более-менее чистое бельё, джинсы и водолазку. Волосы завязала в тугой хвост. Медленно повернула ручку двери. Пусто. На тумбочке стоял стакан апельсинового фреша.

«Пока мне везёт».

Разделавшись с соком в три глотка, Меган сгребла в охапку сумочку, телефон и маленькую косметичку. Открыла дверь комнаты, прислушалась. В доме ни звука. Высунула голову из коридора. Никого. Осторожно спустилась по лестнице, не развязывая шнурки, натянула сникеры и выскочила на улицу.

Блики от непривычно яркого солнца испещряли Окшотт-авеню, словно вся улица покрылась светящимися провалами.

Повернув было в сторону Суэйнс-лейн, Меган замерла. Окинула взглядом поворот. Вспомнила, как накануне неслась по склизким камням от пещерного ужаса. Развернулась на носках и направилась к Хиллуэй.

«Дольше, зато без лишней нервотрёпки».

Через пятнадцать минут она уже подходила к остановке на Хайгейт Хилл. Автобус готовился вот-вот отъехать, но Меган не рискнула бежать за ним. Колени, хоть и разогрелись, но по-прежнему болели. Бросила взгляд на табло расписания — следующий ждать ещё десять минут. Поверх козырька остановки, сквозь облетевшую крону маленького каштана, виднелась башня. Церковь Святого Майкла.

«Глупость, это же всё сказки. За кого он меня принимал?! Но любопытно же…» — девушка уже шла в сторону церкви.

Огромные, выкрашенные в темно-красный, ворота были закрыты. Хрупкая девушка попыталась надавить на них. Не поддаются. Отойдя на пару метров, она огляделась. На удивление спокойное утро, ни звука.

— Твою ж мать!

Грубые слова прервали утреннюю безмятежность. Маген прижалась к холодному камню собора.

— Это ж какими мудаками надо быть?! О!

На девушку чуть не налетел коренастый мужчина. Руки были испачканы землёй. На секунду они замерли, повисла пауза.

— Вам кого? Отца Гаррана ещё нет. Позже будет. А больше никого и нет. Ток я. А я гостей не жду, мне не надо.

— Да нет, я просто, прогуливалась тут. Красивая церковь.

— А, ну ладно. Только это, осторожней тут. Хулиганьё бегает где-то поблизости. Он, ночью яму на кой-то чёрт выкопали у западной стены. Штуки всякие пораскидывали. Может и сатанисты.

— Сатанисты…

— Да, а я что сказал? Осторожней, в общем, ага. А мне тут надо ещё посмотреть…

Сторож, шаркая и продолжая бубнить, скрылся за углом. Меган чувствовала, как сердце начинает стучать быстрее.

«Так. Спокойно. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Это всё бредни сумасшедшего. Никаких гримов не существует. А если бы и существовали — давно бы уже по всему интернету трубили бы об этом. Просто совпадение, чья-то неудачная шутка. Может, Итан решил поглумиться, подослал дружка, достал где-то этот дурацкий костюм псины».

Меган направилась к стене, откуда выскочил сторож. Вдалеке чернела яма, совсем небольшая. Она подошла к краю. Метр глубиной, шириной со взрослого мужчину, с аккуратными, ровными, краями. Будто кто-то знал, где копать.

«Ну нет же. Это невозможно, невозможно…»

Мысль с каждым разом становилась всё громче, заглушая всё остальное. Голова закружилась, Меган на секунду потеряла равновесие и неловко отступила назад. Под ногой хрустнуло. Меган зажмурилась от неожиданности.

«Это хрустнуло моё колено? Да?»

На влажной земле, среди пожелтевшей травы, белело нечто размером с кирпич. Нечто, что запросто могло оказаться…

«Челюсть!»

Меган брезгливо поморщилась и рефлекторно стряхнула ногой. Но её внимание тут же отвлекли белые пятна, щедро раскиданные на земле вокруг ямы. Она перевела взгляд на лужайку. Повсюду лежали кости. Мелкие, крупные, некоторые из них были переломаны пополам чем-то острым. Но все они точно принадлежали крупной собаке. Или волку. Лапы, позвоночник, грудная клетка. Не было только черепа.

«Всё! С меня хватит! Как я вообще дошла до копошения в собачьих могилах?! Чей-то дрыщавый зад сегодня ждёт ещё одна взбучка!»

Меган решительно развернулась и зашагала к брусчатой дорожке от церкви. Как только она выскочила на неё, мягкий и низкий голос окликнул её:

— Могу я вам помочь?

Обладателем голоса оказался священнослужитель с короткой, покрытой благородной сединой, стрижкой.

— Я отец Гарран, священник церкви Святого Майкла. Алтон, сторож, передал мне, что вы кого-то ищите.

— Эмм, нет, я ничего такого не говорила.

— Хорошо. Тогда прошу прощения за беспокойство.
Меган на секунду замешкалась и выпалила:

— Хотя, возможно, вы могли бы кое-чем помочь.

Священник спокойно, но быстро повернулся к ней.

— Да?

— Я ищу мужчину по имени Ханд. Высокий, бледный, с длинными чёрными волосами, носит старинное пальто из кожи.

— Ханд, Ханд… — Священник склонил голову, на лбу появилось несколько вертикальных морщин. — Не припоминаю такого имени. Хотя, что-то очень знакомое. Но откуда же… Да, точно. Святой отец, служивший здесь до меня рассказывал историю про мужчину, который часто посещал здешние места и особенно любил гулять по кладбищу в вечерние часы. Но это было в середине девятнадцатого века. Сейчас здесь нет никого с таким именем.

Девушка ещё несколько секунд осмысливала услышанное.

«У этого паразита отличное воображение. Не удивительно, что девки вокруг него так и вьются. Признаться, интригует».

— Нет так нет. Ладно. Спасибо, святой отец.

К остановке лениво подъехал автобус. Меган крутанулась на носках и уже собралась бежать. Но низкий голос опять заставил её остановиться:

— Дитя, я вижу беспокойство, тебе есть что рассказать Господу. Исповедь могла бы помочь снять это бремя.

Впервые за последние сутки Меган ни секунды не мешкала:

— Нет. Мне не нужна помощь.

Больше ей ничего не помешало добежать до автобуса.

читателей   190   сегодня 1
190 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...