Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Сладкие губы лягушки

— Ну вот… Еще и рыцарь наведался…Что я буду делать? – раздосадовано произнес принц Ноа, робко выглядывая из окна зеленой башни, в которой он сидел уже почти двадцать лет.

 

Часть 1

На долю несчастного принца, еще когда он был ребенком, выпало столько бед, сколько не всегда выпадает за долгую-предолгую жизнь.

Едва он родился, как злая ведьма, в отместку за свое изгнание, обрушила на его рыжеволосую голову проклятье. Никто не успел и глазом моргнуть, как маленькое веснушчатое личико принца с большими орехового цвета глазами, покрылось бородавками и покрылось зеленой липкой кожей. И вместо ребенка в руках королевы оказался маленький лягушонок. Принца Ноа держали в террариуме и кормили только самыми отборными комарами, которых король выращивал сам в маленькой теплице на берегу пруда.

Долгих семь лет все королевство думало о том, как избавить несчастного принца от жуткого проклятия. И решение все-таки нашлось. Нужен был всего лишь поцелуй прекрасной принцессы. Послы отправились по всему свету в поисках принцесс и каждой обещали несметные богатства за один-единственный поцелуй с лягушкой.

Реакция девушек была неоднозначной. Одни падали в обморок, вторые кричали, а третьи убегали в уборную.

Согласилась только одна. Дочь самого древнего на свете правителя – принцесса, которой было около девяноста лет. Она почти ослепла и оглохла, а во рту остался всего один гнилой зуб. Эта пожилая дама даже не до конца понимала, что происходит, когда прижималась сморщенными губами к мордочке маленького лягушонка.

В мальчика Ноа, конечно, превратился, но из-за того, что принцесса была не прекрасной, а поцелуй не любовным, в его внешности все же остались лягушачьи черты. Глаза были выпученными, будто готовыми вот-вот вывалиться из орбит. Прежде благородного и красивого оттенка глаз, который Ноа унаследовал еще от деда, почти не было видно – расширенные зрачки закрывали почти всю радужку. Пухлые растянутые губы занимали половину лица, а рыжие волосы, обещающие в детстве быть густыми, очень поредели и росли пучками.

Королева-мать падала в обмороки ежедневно, а ее супруг не переставал возиться в своей теплице, несмотря на то, что комары уже не были нужны его сыну.

— Мы увезем его на восток, — наконец решил король, поглаживая жену по плечу. Решение далось ему не просто, но он не мог больше видеть, как королеву каждый раз бросало в дрожь, когда мальчик заходил в зал. Да и сам правитель поеживался, стоило его сыну  улыбнуться поистине лягушачьей улыбкой.

…Башню из зеленого мрамора нужной высоты выстроили в мгновение ока. Пока ее строили, король отправился в поход, чтобы попросить об услуге самого сильного ведьмака во всем мире.

— И выпустит отсюда принца-лягушку только настоящая любовь, которая сможет пройти все преграды на пути к башне, — произнес страшное пророчество колдун.

И тогда Ноа понял, что жить ему в этой проклятой башне до конца его дней.

Ведьмак откуда-то притащил толстого, как бурдюк, и лохматого дракона, как бы в нагрузку к своему заклятию. Дракон был очень ленивым, но с удовольствием поедал всех, кто хотел приблизиться к башне.

— Наверное, они правда хотят, чтобы я тут сдох, — печально подумал Ноа, когда, выглянув из маленького окошечка своей новой обители, увидел, как вокруг выкапывают глубокий ров, в дно которого воткнут острые колья, а сверху нальют отравленную воду.

Когда башня была закончена, а Ноа заперт на веки-вечные, король с королевой помахали сыну рукой и отправились домой.

Для того чтобы ребенок не умер голодной смертью, в башне выкопали большой погреб и набили его разной снедью. А на всякий случай, король поставил на самое видное место банку с комарами.

Не прошло и пяти лет, как к зеленой башне заявился храбрый рыцарь на храбром гнедом коне. Альфред по прозвищу «Железный кулак» был родом из Северного княжества. Слухи о башне принесли с юга торговые караваны. Торговцы говорили на своем языке, которого юный рыцарь почти не понимал, поэтому и подумал, что они говорили про башню с прекрасной принцессой, а не с принцем-лягушкой.

Дракон настолько обалдел от вида первого за столько лет гостя, что даже усом не пошевелил, когда Альфред-«Железный кулак» храбро перемахнув через ров, так же храбро обогнул пузо дракона и вскочил на коне в башню. Кстати, даже не спешиваясь.

В голове юного страстного рыцаря был только один образ – самой красивой на свете девушки, которая станет его женой, родит ему сына, а увидел… мирно спящего на кровати Ноа. Неровно подстриженные рыжие волосы принца были разбросаны по подушке, худые руки и ноги прижаты к такому же худому телу. И во сне принц улыбался.

Отвратительной, страшной, жабьей улыбкой.

— ААААААААААА! – заорал во всю глотку Альфред и пулей выскочил из башни. На ходу спрыгнув с коня и обгоняя его семимильными шагами, рыцарь мчался, куда глаза глядят.

Больше Альфред-«Железный кулак» подвигов не совершал и в походы не отправлялся…

 

Часть 2

Князь Рогер держал своего ребенка в ежовых рукавицах. Заставляя беднягу таскаться с мечом повсюду.

— Фил, ты же будущий рыцарь! Так и веди себя как рыцарь, — рычал глава Северного княжества, заглядывая в испуганные глаза за забралом. Ласковая княгиня всем сердцем мечтала помочь ненаглядному чаду и то и дело просила Рогера остановиться, пожалеть ребенка. Но князь был непреклонен. В свое время он взял в руки меч и стал покорять народы и совершать подвиги, в одном из которых, кстати, и спас свою будущую жену из плена диких варваров. И раз его ребенок отказался вступать в брак, дабы унаследовать Северное княжество, отец возложил на него миссию защиты.

Юный отпрыск не жаловался и к двадцати пяти годам достиг большой славы. Рогеру этого показалось мало, и он отправил рыцаря в поход. Сам наточил его меч в кузнице, проверил шлем. У ребенка князя не было нормальных доспехов, как у любого уважающего себя рыцаря – они были слишком для него тяжелы. Но и без них княжеское чадо без труда побеждало на всевозможных турнирах и совершало подвиги. Особенно после того, как старший брат Альфред сошел с ума.

Едва Рогер посадил младшего ребенка на стройного вороного коня, как тот уже решил, что отправится в ту самую зеленую башню, которая напугала и привела в негодность рассудок Альфреда.

Долго ли, коротко ли ехал рыцарь до башни, но едва достиг цели, сердце его на мгновение замерло. Отважное чадо самого великого князя в мире увидело дракона, который не просто распух за долгие годы сидения, но и окончательно озверел. Вороной конь под рыцарем испуганно заржал.

— Тихо, тихо, Накамару, — ласково произнес хозяин коня. И тот почти сразу успокоился, он знал, что этому человеку можно доверять.

— Вперед! – заорал во все горло рыцарь, и выхватил меч из ножен.

«Ну, вот и первый трофей», — подумал он.

«Ну, вот и первый завтрак», — подумал дракон.

Ребенок князя не хотел убивать этого толстого ящера, он хотел всего лишь его оглушить и срезать прядь роскошной гривы. Но дракон хотел есть.

Ноа все время битвы рыцаря с драконом, судорожно кусал пальцы. Но не мог отвести взгляда от плавных движений незваного гостя и в глубине души надеялся, что рыцарь выберется из этой схватки целым.

В итоге дракону так надоело клацать зубами, пытаясь ухватить на ногу Накамару или его хозяина, что дракон психанул, и просто упал на берегу рва. Через мгновение послышался громкий храп.

— Э! – крикнул рыцарь, зайдя в широкие двери зеленой башни, — принцесса, или кто ты там? Выходи давай!

Медленно, словно во сне, Ноа стал спускаться по крутой винтовой лестнице. Каждый шаг давался ему с трудом, особенно, когда он увидел в руках рыцаря острый меч.

«Но вот и все! Именно такого конца я и желал. Всяко лучше, чем сдохнуть от старости в обнимку с лохматым драконом», — подумал принц.

За двадцать лет одиночества, принц вырос, и лягушачьи черты лица смягчились, превратив его в почти нормального юношу. За эти годы Ноа не тратил время зря – он читал книги, рисовал, и бегал туда-сюда по длинной винтовой лестнице, взяв в руки что-нибудь тяжелое, пытаясь придать своему телу мужские очертания. Правда фехтовать так и не научился, поэтому и испугался рыцаря.

— Я…это…меня зовут Ноа. Я принц из южного королевства… Простите, рыцарь…Башня заколдована и выйти из нее я смогу только если меня кто-нибудь полюбит, — промямлил он одними только губами и низко поклонился, не спуская взгляда со шлема гостя.

Глаза рыцаря улыбнулись. Он снял тяжелый шлем и звонко рассмеялся:

— А я принцесса Филиппа с Севера. Я думаю, у меня получится тебя освободить.

Девушка подошла к Ноа и нежно поцеловала его прямо в полные лягушачьи губы.

И заклятье, которое окутывало башню десятки лет, растворилось…

читателей   90   сегодня 1
90 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...