Сердце Земли

Избранный и его посланник

Сегодня с утра Илон чувствовал себя отвратительно (болит голова — так сказал бы он, будь человеком). За прошедшие сутки поступило столько жалоб, стенаний, молитв и  даже угроз, что он уже собрался сам писать жалобу о  снятии его с этой должности  в Высший совет. Он проработал Избранным два тысячелетия в Райиде — в уголке Мегавселенной, где живут боги, составляющие Высший совет, где планируется рождение каждого человека  и предрешается  его судьба.

Илон  выпрямился в кресле, расправляя руки — крылья и  вытягивая ноги. Кресло, подчиняясь телодвижениям хозяина, приняло  форму кровати. Удобная подушка и плед, всплывшие из ниоткуда, приятно обволокли тело ангела и потянули ко сну. Господи! О каком же сне может идти речь! Когда столько незавершенных дел  и масса работ ждут впереди. Илон резко встал, отгоняя сладкие грезы сна, поправил свое белое одеяние и позвал слугу — бесполое, многоликое, благородное существо, имеющее много душ.

Гай поднял руку, приветствуя Избранного:

— Здравствуй, Илон. Для чего звал? Ведь у меня еще целых двадцать две солнечные сутки отгула.

Гармонично пропорциональное, подобное человеческому, светящееся тело слуги меняло окраску в зависимости от тембра его голоса и овладевающих его чувств: удивление, грусть, разочарование — от розоватого до голубого; внимание, участие, любовь, — от светло — зеленого до оранжевого — запечатлевались на секунды и исчезали волнами на его многочисленных лицах.

— Есть дело, Гай. В последнее время Высший совет не доволен моей работой. Да я и сам не доволен. Исполнители не поспевают за людьми. Желаний и жалоб много, а благодарностей от людей не дождешься.

— Илон, люди говорят слова благодарности тихо, часто мысленно, а иногда подсознательно, – Гай заволновался, — волны от таких мыслей слабые и не долетают до нас. Поэтому мы их не слышим.

— Да, зато жалуются, причитают и молят они довольно громко. За прошедшие три дня меня достали два человека: муж и жена. – Илон  разломил райское яблоко, с хрустом откусил. — Их нудные каждодневные жалобы, мольбы, вперемежку с проклятиями, беззвучные ночные стенания заглушили голоса всех людей на свете. Не знаю, что с ними делать. Поэтому я и вызвал тебя из отпуска. Отправляйся на Землю и  исполни их желания. Времени у тебя в обрез. Так что поспешай.

Вот так закончился безмолвный, одними мыслями, разговор  между главным ангелом Избранным и его исполнителем Гаем.

 

Дьявол и его слуга

В то время, когда Илон разговаривал с Гаем,  в другой части Вселенной, отдаленной от Райиды на миллионы световых лет, в черной безграничной пустоте, называемой Драконовой дырой,  происходил другой диалог.

Недовольный никем, кроме своей персоны, Бод сидел (ему хотелось, чтоб он сидел) за чашечкой  горячего кофе. Его скрещенные ноги находились в воздухе перед ним, как если бы он нагромоздил их на стол, а сам бы развалился в кресле. На самом деле главный прораб темных сил (прорабом его прозвали потому, что он был главным распорядителем злых сил и устроителем всех бедствий в Мегавселенной) возлежал в грязно — сизой атмосферной жиже в полувертикальной позе с чашкой кофе. Боду никогда  не нравилась Драконова дыра. Невозможно было что — либо представить или увидеть здесь. Простёртая на миллионы  километров дыра,  находилась в  центре спиралевидной  Матери — Вселенной. Серовато — коричневая мгла здесь никогда не проходила.

— А еще говорят, что здесь рождается материя для новой звезды, — Бод смачно плюнул от злости в мнимый центр Дыры. — Да тут такая удручающая обстановка, что  хочется удирать каждый раз по прилету снова и снова. Нет никакой нормальной  обстановки или фантазий вроде тех, которые имеются в Райиде. Кругом эта грязно — пепельная мгла, из которой реально только кофе с молоком.

За  эти блаженные минуты единения с земным напитком Бод отдал бы многое. Представив себя  циркачом, он артистично подкинул чашку, кувыркнулся в пространстве и поймал ее в тарелку. Пожелал  увидеть  Кида.

– Босс! Ну, какого черта ты вызываешь меня! Работы же до …!  Ну, ё моё, только въехал… — прежде послышалась громогласная хриплая тирада, а потом и существо ее произнесшее.

Кид — слуга тёмных сил — большая неуклюжая красная медуза с крепкими  жилистыми  щупальцами  осьминога, продолжал ворчать и недовольно плеваться, тщетно пытаясь выделить фигуру Бода от окружавшего  мрака. Наконец перед  самым  его носом нарисовались нагловатая ухмылка, а затем и бледное лицо прораба, не лишенное привлекательности.

— Чё гундосишь? Оторвал от жарких объятий телки? — концы черного  шарфа на шее прораба, подрагивали в такт речи хозяина. Темный стильный плащ, повторяя изгибы человеческого тела злого гения, как нельзя гармонично подходил к обстановке. Кит знал — человеческая фигура дается могущественным (как злым, так и добрым) существам Матери — Вселенной.

— Ну, шеф…- Кид замер, дрожа кончиками щупалец от  волнения и нервно подрагивая корпусом.

— Садись, выпей со мною чашечку кофе.

— Спасибо, мне не  в кайф сейчас.

— Я позвал тебя по неотложному делу.

— Но, Бод, ну что за напряг?- Кид зашарил щупальцами по телу, — Блин, сигарет не найду…

— Какие сигареты, Кид? Минздрав предупреждает — курение вредно для вашего здоровья! — Бод силой толкнул Кида, тот вдруг лопнул бесшумно, как мыльный пузырь, и растекся в бесформенную красновато — грязную лужу.

– Соберись! Нашел время расслабляться! Не думай — сачкануть не дам! — Бод прыгнул в пустоту и разлегся в мнимой тахте, взял чашку с кофе, отхлебнул.- Короче, Кид, Драконы не довольны моей работой. Что – то стало мало людей, творящих зло и злорадствующих, завидующих черной завистью и ненавидящих слепой ненавистью. Нечем стало питаться всей Драконовой Дыре!  Нам не хватает энергий, исходящих от плохих людей. Их становится все меньше и меньше. Конечно, это Высший совет старается вместе с Илоном и его посланниками. Так мы никогда не захватим Землю, а будем, как и раньше, тысячелетиями прозябать в этой дыре! Мои шпионы донесли: Илон отправляет на Землю своего лучшего посланника и исполнителя желаний Гая. А Мы знаем, что Гай самый лучший из работников Избранного. Он как сделает, так сделает: станет больше людей счастливых и благодарных Высшему совету, Илону и всем светлым силам.

Скажи, Кид, сколько раз мы прерывали жизнь на земле? Не раз и не два, а целых четыре раза! И каждый раз победа была на нашей стороне. Мы давно захватили бы эту самую красивую и живую планету во всей системе, если бы не боги, которые вновь и вновь заселяли землю, сами превращаясь в смертных.

Да, теперь людям  предстоит пятое по счету вымирание. Сколько тысячелетий прошло с последнего Армагеддона, а мы никак не доберемся до Сердца земли. Погибло большинство моих солдат — слуг. Пока Гай занят своим делом, ты должен добраться до Центра Земли, до Весов  человечества, посмотреть на чаши Добра и Зла. Неделю назад слуга Том докладывал, что до перевешивания Чаши Зла осталось совсем немного, но это было неделю назад, а это по земному времени целый год! Сегодня мы должны взять реванш. Выходи затем на поверхность  и спровоцируй нано — нейтринную войну. Запуск  новой нано — нейтринной бомбы разрушит все живое не земле. Ведь она в тысячу раз сильнее ядерной бомбы! Чаша Зла должна перевесить!

Пока Бод говорил, с шумом отхлебывая напиток, его слуга медленно принимал очертание медузы.

Кит вспомнил Храм Земли в самом центре  зеленой планеты. Сколько же раз он летал туда? Немного. Но каждый раз его охватывала дрожь от величия Центра Земли и Храма, который хранил Сердце Земли и Великий Камень Смерти. Центр Земли — а это огненная площадь диаметром в пять земных километров,  не обжигала, но поражала  своей беззащитностью. И одиноко посередине площади стоит Храм Земли – величественное, красновато – рыжее, от проблесков огня, прямоугольное строение величиной с десятиэтажное здание. Символы и древние надписи на фасаде  храма, переплетаясь, складывались в грозные пророчества, которые никто не мог прочитать. У храма нет дверей и громадный проем, ведущий вглубь него, всегда непроницаемо темен — его не в состоянии осветить все огни площади.

В пространстве перед храмом висят огромные Весы Человечества. Чаши весов, изготовленные из драгоценных камней, сверкают и переливаются сотнями красок. Они  полны, но еще немного осталось до краев. Чаша Добра, полная земной влаги — воды, находится справа, Чаша Зла, полная человеческой крови — слева. Человеческая кровь тяжелее воды, поэтому ее в чаше меньше.

Жидкости в чашах подрагивают  и ходят рябью, отражая блики от  громадных, расписанных  руками самого Творца, факелов по обе стороны храма. А дрожат чаши от добрых и злых дел, происходящих на поверхности Земли. Когда Чаша Зла перевесит Чашу Добра,  весы опрокинутся: вода первой прольется на огненную твердь и высохнет. Когда это произойдет, постепенно  высохнет и вся вода на поверхности земли. Все живое начнет страдать и гибнуть мученической смертью.

Кровь из Чаши Зла проливается вслед за водой  и красной дорожкой указывает  путь к Сердцу Земли.

У Кида перехватило дыхание при этих картинах.

-Ты меня слышишь, болван!? — вдруг услышал он окрик Бода над самым ухом. Мы,  все темные силы,  должны опрокинуть чаши в нашу пользу. Если вдруг  чаша с водой перевесит чашу с кровью, то кровь  первой выльется на огненную пыль и засохнет. На земле прекратятся войны и убийства, стихийные бедствия. Придет новая эра человечества, эра благоденствия и процветания. Люди поднимутся на высшую ступень развития, они престанут болеть и  умирать. Они начнут заселять вселенную. Они научатся проникать во все измерения, начиная с четвертой и кончая двадцатой. Не зря этого боятся инопланетяне карлиозы, наши соседи и друзья по несчастью. Люди, повергнув их,  станут непобедимыми. И мы, кстати, тоже исчезнем вслед за нашими братьями – карликами.- Бод выпрямился, обернул шарф по — модному, как это  делают стиляги на земле.

— Когда же придет наше время, друг, — дьявол  мечтательно обнял Кида и с фальшивой доброжелательностью поцеловал того, — ты позовешь меня и я (Бод начал жестикулировать) собственноручно разбив хрустальный короб Камня Смерти, разобью им Сердце Земли. И все на свете полетит в тартарары, останемся только мы, жить на земле и царствовать в  Мегавселенной. От такого разглагольствования Бод  даже порозовел от возбуждения, а Кид в ярких красках представлял рассказ демона.

Вот в середине храма стоят два хрустальных короба. В одном Сердце Земли, в другом — Камень смерти. Сердце Земли — это обыкновенное, бьющееся  человеческое сердце, маленькое, беззащитное, испещренное  кровеносными сосудами и прожилками. Это живой орган — символ жизни на земле – и оно стучит. Биение сердца, гулко отзываясь в стенах храма, пропадает в чреве его  и рождается вновь. Стук этот прекратится тогда, когда кто — нибудь, взяв Камень Смерти, что рядом (пол — тонны весом), ударит им в Сердце Земли.

-Дай, Кид, покурить, — демон вытер платком пот с лица, убрал смоляные волосы со лба назад.

— Да нет у меня… не захватил с собой… Может вызвать Друда, он всегда с косячком ходит. Знаешь, как колбасит? — Кид не знал, как угодить боссу.

— Фраер! Я не о наркоте, а об обыкновенных сигаретах. Щас дам по ушам и  башку откручу — будешь знать, как забывать сигареты на земле.

— Босс, я сейчас, в миг притараню пачку, за секунду!

— Стой! Не парься. Времени нет, — Бод устало сел на жижу.- Выполняй задание!

-Ты забыл, шеф, что у меня только одна харя. А у Гая их несколько…и душ у него навалом. Фиг я поспею за ним, не успею к сроку…- Слуга задрожал всем корпусом и пустил ветры от нервов.

— Фу! Жирная свинья! Выйди  атседава, пока не вмазал! — Прораб со злостью отшвырнул пустую чашку, которая издала звук разбившейся посуды где-то в недрах дыры. Бод неожиданно улыбнулся: пусть это и неправда, но ему нравится каждый раз слышать загруженные в макрокомпьютер эти звуки, которые напоминают Землю.

 

Планета  карликов

Ган откашлялся, прочистил голос, привлекая внимание к себе, и произнес, оглядев зал, полный карликами разных цветов:

-Уважаемые, прошу внимания. Заседание профсоюзного собрания работников  планеты Орион объявляю открытым. Сегодня мы рассматриваем дело пилота Тана, который недобросовестно выполняя в последние месяцы работу по пополнению стратегического запаса нашей планеты,  ухитрился вчера  сесть на вулкан и взорвать дорогостоящее оборудование, которое теперь, оказывается, не подлежит починке. Я думаю, вы все в курсе дела, что наш Папа голодает третий день. Он  не напивается  вдоволь и не наедается досыта. Счетоводы докладывают, Папа похудел на 10 килограммов. При его весе в двести лунных тонн — это губительно! Если так будет продолжаться еще два дня, под угрозой окажется будущее нашей планеты. Кто хочет выразиться по этому поводу?

Ган кончил говорить, то есть шевелить длинными  роговистыми усами вокруг головы, которые пускали волны разной частоты. Зал (а это был большой полый шар, где в пространстве держались миллионы горбатых  существ — карликов, отдельные из которых были с шариками на голове) разорвало криками и возгласами,  или по — другому говоря, зал зашевелился,  запестрил, заклубился тысячами  усов.

— Пожалуйста, говорите по — одному, — предупредил Ган.

На сцену вышел лиловый карлик. Это был один  из старейших жителей планеты. Голова старика, на котором тускнели  три продавленных глаза, стала шевелить многочисленными усами и даже подпрыгивать от возбуждения на плечах хозяина.

А говорил он следующее, брызгая слюной:

— Я всегда говорю: нынешняя молодежь не чета нам! В наши времена никто не смел даже подумать о невыполнении плана. Молодые  хотят всего много и сразу! Советую Тана разделать под орех, а потом высосать из него все  содержимое! Остальным будет урок, — неожиданно закончил он.

Лиловая часть зала (а это были старики) одобрительно зашумела и захлопала большими хрящевидными  ушами на спинах, напоминавшие крылья.  Не успел выступающий сойти с трибуны, провожаемый гулкими трубными аплодисментами, как на воображаемую сцену вбежал зеленый представитель молодежного крыла работников планеты. Он говорил быстро, захлёбываясь словами, энергично  жестикулируя руками-спицами.

— Меня зовут Шум. Я думаю,  мы все стремимся к одному — захвату Земли раньше темных сил. Наша цель — стать людьми. Для этого мы крадем их, присваиваем их органы, чтобы в человеческом обличье перейти в новую цивилизацию в десятом измерении. Стараемся найти красивое  здоровое  тело. Но что делать, если люди, которых мы крадем с земли, не все красивы, здоровы и молоды. И вдобавок, нам надо кормить Папу человечиной. Как мы выполним план за такой короткий срок? Наш Папа любит еще хорошенько выпить русской водки. А ее мы еще не научились готовить. На нашей планете невозможно приготовить это спиртное — все улетучивается. Приходится красть с земли водку бутылками. Недавно, чтоб достать 10 бутылок водки — мою норму — мне пришлось перевоплотиться в землянина, а точнее, в женскую особь, и добывать ихние деньги странным путем, стоя у дороги ночью. Но мне понравилось. Я, наверное, буду в десятом измерении женщиной.

— Говори по существу!- крикнул кто — то из лиловых.

— А я и говорю по существу! Конечно, я недавно появился на свет, но хорошо  наслышан о вас, старик Там. Я думаю, в молодости вы были не лучше Тана. Если бы вы работали хорошо, то давно бы слатали себе красивое человеческое тело и щеголяли в нем, а не глазели бы на меня сейчас своими дырками! Посмотрите на него — из человеческих органов у него есть только одна рука!

Лиловая и зеленая части зала заволновались, яростно задвигали усищами, спицами, готовые вцепиться друг в друга.

Ган поспешно встал и громко затрубил ушами на спине. Все поутихли.

— Прошу внимания и тишины, — со злостью в голосе начал он.- Все вы знаете наши законы. Кто спровоцирует драку или начнет войну, будет повешен за ногу в судебной палате с земным притяжением и будет висеть до тех пор, пока не вытекут его мозги из глаз. Забыли, как выглядела  палата прошлой весной, после бунта? Помните, какими разноцветными были полы этого здания от мозгов? Вы бы лучше себя привели  в порядок,  аккуратно залатывали бы свои тела человеческими  мускулами и кожей, чтобы они не  выглядели, как географическая карта. Посмотрите на себя, кожа на вас висит лоскутами. И вонь от вас доходит аж до земли… ну, хоть дезодорантами что — ли брызгайтесь. — Ган перевел дыхание, глянул на шар – компьютер, нажал кнопку, дописывая приговор.

— Двое граждан выступили, я думаю, хватит. Профсоюзное собрание окончено. Приговор по Тану: он  выполнит двойной план  в будущий месяц,  когда выйдет из тюрьмы, куда сядет за испорченное оборудование. Все свободны.

Инопланетяне ринулись в полете к выходу. Это было незабываемое жуткое  зрелище — разноцветная колонна карликов с человеческими органами на разных частях тела.

 

Хук

Что-то сегодня охота не ладилась. Хук  громко выругался и с силой пнул крышку люка. И не только сегодня. В последнее время ему совсем не везет! Что он скажет теперь Гану, как отчитается за последний  лунный месяц? Извините, ваше высочайшее инопланетянство, что-то  мало стало людей на Земле, которые ходят в одиночку. Никто не попадается в сети, расставленные мною. Никто не обращает внимание на мои росписи на хлебных полях, в пещерах, на воде, на небе. Никто не остается ночевать в поле один, обязательно кто — то да окажется рядом. Люди не то, что мы — любят жить парами, ходят толпами.

Маленькая пластичная зеленоватая фигурка Хука, ловко орудуя усами, ушами и спицами, юркнула в люк  небольшого  звездолета напоминающего летающую мышь, висящую в пещере.

Чтобы успокоиться, карлик решил послушать музыку, настроил самый обыкновенный радиоприемник (недавно выкрал), улегся удобнее на кушетке. С эфира волнами полились звуки неописуемой красоты, наполнили все пространство возле  существа. Душа Хука наполнилась каким-то необъяснимым чувством, и ему стало как-то безразлично — выполнил он план или нет.  Карлик задвигался в такт музыке,  начал танцевать. А в мозгу стучало: «Почему мы не умеем создавать такую волшебную  музыку? Почему то, что мы создаем, совсем не похоже на эту, земную музыку».

Мужской и женский голоса пели о прекрасном чувстве, которое  было незнакомо для Хука. Он понимал — это чувство, наверное, очень важно и интересно для людей. Да, это песня о любви. И ему хочется стать быстрее человеком и понять язык любви.

По бокам звездолёта бесшумно выросли  крылья, и он,  резко сорвавшись с места, круто  повернул вправо. Послышался жуткий  треск. Через секунду летательный аппарат уже сидел в кроне большого дерева…

«Я отлетел всего на  300 километров по земным меркам. Куда меня угораздило попасть? Не от того ли это, что я воспользовался механической кнопкой. Надо было дать голосовой приказ…» — подумал Хук и решил посмотреть, в чем дело. Когда его изумрудная фигурка выползла наружу, неожиданно мышь — звездолёт с грохотом полетел с десятиметровой высоты.

От резкого удара звездолета о землю пилот отлетел и ударился о фундамент дома.

 

Муж и жена

Андрей проснулся и лежал с открытыми глазами. Сквозь приоткрытую занавеску окна виднелись раскидистые крепкие ветви древнего тополя, которого посадил его дед. Листья дерева трепетали на ветру и блестели серебристо — розоватыми боками, маня на улицу. Новый день обещал быть ясным, безоблачным, теплым, как и вчера. Что нового принесет сегодняшний день? Скорее всего, это будет  такой же однообразный, серый день, какой был вчера, позавчера и целый месяц тому назад. Но вчера повезло, ближе к полудню пришли его давние друзья Карим и Алик. Посидели, выпили в тенёчке, в огородике Андрея. Болтали, вспоминали, спорили о давно прошедшем, закусывая водку лучком и хлебом. Так они бы еще посидели, может, сообразили  бы  на другую бутылку, если бы не его жена Айгуль, которая, как всегда искала мужа и нашла его в тени дома.

— Снова взялись за старое — запричитала Гуля (так коротко зовут Айгуль все), колыхая животом и стуча клюкой по земле. Сколько времени прошло, кто мне укол будет делать?

Андрей повернулся на бок, обнял жену. Тучная женщина не ощутила прикосновений мужа и продолжала храпеть дальше. Сколько лет они женаты? Скоро будет сорок пять. А ведь вчера еще они были молоды, полны сил и радужных планов на будущее. Верили, что впереди их ждет только хорошее. А получилось как обыкновенно: дети женились, выходили замуж — разводились, а за стариками приглядеть некому. И со здоровьем у них  неладно. Вот Гуля больна сахарным диабетом, начала плохо видеть и слышать, ноги отказывают, поэтому ходит с клюкой в 63 года. Живут они на одну пенсию, которой хватает на мешок муки, пачку чая и килограмм сахара.

Накинув старое пальто на худощавое тело, Андрей вышел на крыльцо, взглянул на восток — заря только занималась. Природа просыпалась: легкий ветерок бродил по верхушкам деревьев, облака, похожие на розовые распущенные перья райских птиц, раскинулись по всему небу. Было прохладно, свежо и чисто в воздухе. «Наверное, природа была именно такой, когда Бог создавал Адама и Еву», — подумал Андрей. Съежившись, мужчина с наслаждением затянулся от зажигалки. Взглянул на небо, пустил кольца и застыл.

Летательный аппарат, напоминающий сигару, беззвучно пролетев со скоростью молнии, врезался в крону старого тополя. Послышался громкий звук удара, треск ломающегося дерева. Андрей стоял как вкопанный, ошеломленный увиденным, сигарета выпала у него изо рта, пальто сползло на землю: «Во черт!»- только и смог сказать он.

-А-а!- заорал мужчина, когда сигара полетела на землю с зеленым человечком наверху.

Фигура Андрея чуть не слетела со ступенек крыльца, так быстро он хотел попасть в сад. Мужчина  поспел вовремя: страшное горбатое существо безо рта и носа, с тремя красными глазами без зрачка и усищами вокруг головы, еще шевелилось у фундамента дома. Когда Андрей подошел ближе, карлик широко открыл глаза, шевельнул усом и спицами — руками – и в мозгу мужчины возникли слова «помоги, помоги мне…». Андрей удивился: как, откуда он понимает этого человечка?

— Как же тебе помочь? — мужчина нагнулся, чтоб приподнять того, но  отпрянул от резкого трупного запаха. Ноги карлика до колен были человеческими, и от них отдавало смрадом.

— Что случилось? Что за беда? — причитая, уже бежала Гуля, забыв про свою клюку.

Петровы  стояли в онемении перед маленьким чудовищем, который с усилием приподнявшись на спицах, резко откинулся назад и затих. Красные глаза, только что молившие о помощи, потухли и закрылись, голова повисла на бок. «Он умер», — прошептала Гуля, хватая за руки мужа. Андрей крепко сжал запястья жены – тело чудовища вдруг начало плавиться, пузыриться, превращаясь в зеленую, плохо пахнущую жидкость. Через минуту оно испарилось, оставив в воздухе неописуемый запах гнили, от которого было гадко во рту и хотелось помыться.

 

Звездолет Хука

После  удивительного испарения пришельца Петровы обратили  внимание на  звездолет, на котором прилетел инопланетянин. Шестиметровый  межзвездный кораблик, чем — то напоминающий летучую мышь, лежал  на боку с открытым люком. Муж и жена с опаской подошли к сверкающему механизму. Никого не видно и не слышно. Наверное, пришелец был один в своей машине. Андрей бросил камень в люк — сигара бесшумно двинулась, заняла свое обычное  положение. Раскрылись дополнительные створки — двери, раздался приятный металлический голос с акцентом: «Говорит межпланетный звездолет  «Орион». Добро пожаловать на борт,  Андрей и Гуля!» Забыв о прохладности утра, супруги стояли с открытыми ртами: Гуля в ночной сорочке, Андрей – в майке.

— Пойдем, глянем, — потянул Андрей  жену.

— Я боюсь, Андрюша. Вдруг это ловушка, — женщина, не отпуская, крепко держала мужа за руку.

— Поди, сбегай за моей одеждой и сама оденься, — приказал мужчина. — А я тут гляну одним глазком.

Гуля знала, если муж что — нибудь вобьет в башку, то никогда не отступит, пока не сделает по — своему. Поэтому охая и ахая, прихрамывая, женщина побежала к дому. Когда она возвратилась назад с клюкой и одеждой, мужа не было снаружи, его бойкий голос раздавался в звездолете.

— Женушка, заходи сюда, не бойся. Здесь круто!- услышала Гуля призывный голос Андрея.

С дрожью в теле она тронула сверкающий металл широко открытой двери звездолета.  «Привет!» — услышала она голос звездолета.

Женщина с трудом перевалила целлюлитный  живот через высокий порог и мгновенно ощутила легкость в своем теле. Ее глаза, плохо различавшие предметы на расстоянии, вдруг стали лучше видеть, уши — слышать, колени не ныли, клюка была уже не нужна. Живот втянулся — Гуля почувствовала себя молодой и красивой. О, сколько же лет она не испытывала такого счастья в теле!

А что случилось с Андреем? Жена не узнавала мужа. Куда исчезли его сутулость и морщины гармошкой на лице? Это был ее Андрюша в молодости, когда еще не уходил в запои. «Это ты…?! — разом вскрикнули оба. — Это мы-ы!»- закричали они от радости.

— Я рад приветствовать вас на борту Ориона,- раздался знакомый металлический голос. – Меня зовут Роби, я интеллектуальный робот — звездолет. Ступив на мой борт, вы оказались в атмосферном  облучении ультра — протоновыми  лучами нашей планеты. Если вы покинете меня, влияние лучей прекратится, и вы примете свой естественный земной облик. «Не — ет!» — закричали супруги, обнимая друг друга.

— Мне  нужно вернуться на базу, — болтал голос звездолета. — Будьте готовы к приключениям. Я буду вашим спутником в межзвездном  путешествии. Делайте так, как я буду повелевать, и вы будете в безопасности.

Послышалось легкое жужжание, вокруг супругов все заблестело, засверкало, заискрилось, переливаясь красочными огнями, как в новогоднюю ночь.  Мужа и жену мягко подбросило, и они оказались в полулежащем состоянии  перед огромными окнами – иллюминаторами.

— Смотри, смотри, — закричала Гуля, указывая  клюкой на дом. — К нам кто- то пришел!- Действительно, к дому подходил незнакомый мужчина.

— Ты закрыла дверь? — спросил обеспокоенный Андрей.

— Ну, конечно, нет. Откуда я знала, что мы соберемся лететь,- буркнула Гуля.   Но супруги не очень — то и жалели свое хозяйство. Волшебным подарком  было то, что они обрели молодость и готовы были свернуть горы.

— Брось клюку! Она уже тебе не нужна, — радуясь за жену, сказал Андрей.

— Нет, я с ней уверенно чувствую себя. Она мне еще пригодится. — Жена не уступала в упрямстве мужу.

 

Посланники

Когда Гай после долгих поисков нашел дом, где проживали  Петровы, он еще издалека почувствовал, что супругов там нет. Подходя к крыльцу, он заметил звездолет карлиозов и понял все.

Сигара резко поднялась вверх на пять километров и пропала с глаз. «Прошел в шестое измерение», — подумал Гай и разлегся  в тени тополя, расслабился, позволяя телу принять  свой разноцветный облик.

А в это время в космосе Бод еле наладил связь с Кидом на Земле.

— Да где ты шляешься, болван! Урою щас! — раздался разъяренный вопль дьявола.

— Ну где, где… в центре земли, возле весов, — промямлил слуга.

— Отправляйся на задание, в Дилию. Начинай войну, тупой скотина!

 

Ния

Ния давно ждала этого случая. Она здесь, в президентском доме… И она первая красавица  среди новых наложниц. Ее скоро представят президенту… ее отцу.

Девушка прослезилась, вспомнила свою маму: добрую, ласковую, как  все матери мира, готовую пожертвовать  жизнью ради своего дитя. Год назад она долго болела, не вставала с постели. Перед тем, как отойти в мир иной, Ерана  рассказала дочери тайну ее происхождения. Девушка хорошо помнит тот вечер, когда смерть забрала ее мать.

— Доченька, ты должна знать, — говорила женщина, находясь в горячке и тяжело дыша.- Найди своего отца. Он тебе поможет. — После этих слов Ерана потеряла сознание.

— Мама, мама, — кричала Ния и трясла мать, забыв, что она находится при смерти. — Кто? Кто мой отец?!

Больная  вся в поту, с растрепанными волосами, разметавшимися на грязной подушке, ненадолго пришла в себя.

— Дай мне спокойно умереть. Не тряси так… твой отец — нынешний президент Дилии…- Это были ее последние слова.

О, сколько раз Ния видела по телевизору и слышала по радио этого напыщенного человека. Самодовольный,  с жирными прыщавыми  щеками, всегда одетый  с иголочки, он, конечно, не знал, что где — то в трущобах периферийного городка, в бедности, нищете и голоде жила его внебрачная дочь, не имеющая никаких прав на него. Девушка не любила президента и раньше, но сейчас она его возненавидела. Глава государства, где нищенствует  90 процентов населения, не имеет права жить в роскоши, обладать миллиардным состоянием да еще предаваться разврату. Насчёт последнего, о нем ходило много слухов.

Много усилий предприняла Ния, чтобы попасть во дворец к президенту, но напрасно — ее не подпускали даже близко к порогу. Тогда она  поступила иначе. Она решила продать свою невинность. А президент, говорят, был очень падок на свежих девиц. Ей повезло, на подступах к дворцу ей помог взявшийся из ниоткуда любитель поспать и поесть, веселый балагур по имени Кид.

 

Великие тайны

Звездолет теперь уже Андрея бороздил по просторам макровселенной уже пять минут. Петровы в  комфорте,  попивая витаминный коктейль (омолаживающий кстати), насмотрелись  на разного вида кораблей, разноцветных планет и всякой инопланетной твари. Время в космосе было очень растянуто  — за пять минут они увидели столько, сколько бы ни увидели за всю свою жизнь.

— Пришло время отчета Андрей. Я должен зарегистрироваться  по прибытии. Тебе предстоит  на какое-то время принять облик пилота Хука. Возьми  и надень зеленый браслет, который появится сейчас перед тобой. А вам, Гуля, придется принять пока ваш земной облик.

— А это еще почему? Я не согласна! Я щас тебя разнесу к чертовой матери, кастрюля ржавая! – завопила моментально разъяренная Гуля, размахивая клюкой.

— Извините, мадам, но это нужно для вашей же безопасности. Это конспирация на несколько ча-со-ов…- как ребенка начал уговаривать голос.

Андрей надел браслет и стал отвратительным зеленым человечком, испарившимся некоторое время тому назад.

— Фу! Что у тебя за вид? — сморщилась Гуля.

— А ты стала снова старой и больной — отпарировал Андрей — Хук.

— Летите к главному штабу  карлиозов — это красный  шар, который больше остальных шаров. Отчитаетесь перед Ганом. Он крупнее всех лиловых. Если ваш отчет примут, то мы свободны с вами на одну лунную неделю. Хук, Гуля — твой трофей  с Земли. Не забывай об этом. Действуйте по обстоятельству. Постарайтесь после отчета вернуться ко мне. Если будут приставать с вопросами, задавайте им обратно тот же вопрос. Уходите от ответов. Не забывай, Андрей, что ты человек, и не пахнешь, как они, поэтому держись от инопланетян  на расстоянии, чтоб тебя не раскусили.

—  А что  некоторые  карлиозы летают с шариками на головах? — спросил Андрей, прильнув к стеклам иллюминатора. Сердце его, готовое выскочить из груди, гулко стучало в шейных артериях.

— Жизнь карлиозов скучна и бестолкова. Это однополые существа. Чести иметь шарики  удостаиваются лучшие и достойные  жители Ориона. Шар по желанию владельца может превращаться в любое животное, насекомое, предмет или человека. В общем, во что хочешь. Карлиозы получают от этого виртуальное  наслаждение. У Хука не было такого шара. — Звездолет вздохнул и  перевел дыхание.- Расскажу главный секрет наших инопланетян: они хотят стать людьми, чтобы  размножаться, как люди. Их влечет таинство рождения человека. Виртуальные забавы дают очень похожие ощущения экстаза, какие бывают у людей, а им бы хотелось испытать настоящее человеческое наслаждение, радость и счастье. Карлиозы  не знают ничего, кроме уныния  и агрессии. Постоянная нехватка энергии от Папы, жесткий план  рождает вечное недовольство и  раздражение в  чудовищах.

А музыка? Волшебная  земная музыка! Как они ее любят! Эти существа, которые изобрели совершенную технику во всей Мегавселенной, ярким представителем коего я являюсь, не в состоянии  создавать мелодию. Это самая  великая тайна, которую они не могут разгадать.

Увлеченно рассказывая о музыке, звездолет  подрагивал и скромно рассыпался в маленьких  звездочках, как новогодняя елка.

— А  папа? Кто он такой? — рассерженно спросила Гуля, разбивая иллюзии «ржавой  кастрюли».

— Это огромный белый мерзкий паук, — вздохнул звездолет, возвращаясь к неинтересной для него теме.-  Он тоннами жрет (тут Роби решил использовать для точности это некрасивое слово) человеческое мясо и пьет мегалитрами русскую водку. От количества потребляемого  пауком зависит и количество вырабатываемой им энергии для карлиозов. А они  получают эту энергию, присасываясь к Папе ушами.

Это были последние слова робота, за которыми в салоне погасли огни.

 

Президент

Наконец – то, этот  день подошел к концу. Ничего не назначено на вечер, значит, Самир  Перки,  может устроить себе веселый уик – энд в конце рабочей недели. Об этом он давно уже мечтал и запланировал  его еще месяц назад. Государственные  дела подождут. Мужчина усмехнулся и провел руками по крашенной  иссиня — черной гриве. Помнит ли об этом его личный секретарь Кид Бам? Вставая с широкого кресла, президент щёлкнул пальцем, подзывая секретаря — молодого расторопного человека с плутоватыми глазами,  незаменимого помощника во всех его делах.

— Слушаю вас, — секретарь согнулся в поклоне.

— Помнишь ли ты, мой дорогой, о моем задании? — любезно начал издалека Перки. Он считал, что с подчиненными надо иногда разговаривать почтительно – любезно, дабы дать им понять, что президент  такой  же простой  смертный, как и все.

— Ваш загородный дом на берегу залива готов к принятию гостей, господин. Завтра вечером будет устроен большой банкет с концертом  и показом новых девушек – наложниц вашего величества. Для вас и  ваших друзей на следующий день организована экскурсия по подводному миру.

— Хорошо, хорошо, молодец  Кид, — президент фамильярно  похлопал по плечу секретаря. — Ты свободен на сегодняшний вечер. Но будь на связи. Завтра, надеюсь, я получу незабываемые впечатления от твоих мероприятий!

Честно говоря,  Перки не интересовал подводный мир. Он думал о завтрашнем  вечере, как о каком — то сверхъестественном подарке судьбы. Сколько лет прошло, как его сладострастие не может разбудить ни одна женщина мира. Давно уже Самир не выполняет супружеский долг перед женой. Каждый день он едет домой только для того, чтобы показаться супружнице и детям. А потом азартные игры до утра, крепкие  заграничные напитки, сигары и … досада от того, что он не может насладиться женским телом, как другие.  А на следующий день головные боли, принятие пилюль и всяких государственных законов.

Но теперь будет все по — иному. Завтра он похвастается перед друзьями изумрудом своего гарема. И, если Кид говорит правду, Ния — прекрасная из всех его новых наложниц — разбудит в нем мужчину, спящего уже много лет.

 

Публичная речь

— Долго же ты отсутствовал, Хук, — Ган недовольно окинул взглядом  Андрея — Хука. — Ну, рассказывай и показывай, что у тебя там.

— У мм-еня есть человек, — промямлил Андрей, пряча за спиной Гулю, — она хорошая.

— Что с тобой пилот? Разучился говорить? — Ган оттолкнул Андрея и вперил три немигающих красных глаза в Гулю. — Это кого ты приволок? Да Папа не только ее есть, даже нюхать не станет эту старую больную грымзу! – Ган поморщился и отвернулся, чтоб отдать приказ об аресте. И хотя главный карлик  профсоюзного движения  говорил одними усами, Гуля все поняла.

— Это кто же старая больная грымза?! — закричала она. — Это я – то! Вот тебе!

Ган, собираясь унять женщину, только начал поворачиваться к ней, как получил сильный удар по голове клюкой.

— На тебе! На тебе! Я тебе весь черепок разнесу! — кричала Гуля, нанеся один за другим удары по голове Гана. Андрей, выйдя из оцепенения, ринулся оттаскивать жену от жертвы.

Карлиозы , прилетевшие на отчет к профсоюзному лидеру, застыли в остолбенении перед увиденным. Был среди них и старик Там.

Женщина пришла в себя только после того, как от лидера карликов осталась одна лиловая лужа.

— Эй, да что тут происходит? — закричал Там.- Вы посмотрите на Хука! Это же не он! У Хука ноги были человеческие, а у этого —  нет. И он не воняет, как мы. Зовите стражу! — на крики старого прохвоста прилетели стражники.

Постепенно к месту зрелища стали слетаться разношерстные  карлиозы. Гуля и Андрей были быстро схвачены и залеплены лентой.

— Ты кто такой?- спросил важно Андрея Там, гордый тем, что сегодня он в центре внимания.

— А ты кто такой? — спросил в ответ Андрей, помня наставление Роби.

— А тебе какое дело до меня? Я здесь главный на планете! — старик тронул смрадными человеческими пальцами лицо  Андрея. — Да у тебя надет браслет перевоплощения!

— Эй, ты, старый вонючий козел! — крикнула Гуля, чтоб отвлечь Тама от браслета. — Какой ты глава? Ты же паршивый осел!

Лиловый карлик в мгновение ока перебрал всех животных на земле и нашел двух, соответствующих сказанному, но не  понял, почему эта женщина обзывала его этими животными. Ведь это очень полезные и нужные существа в хозяйстве у людей.  Ничего не говоря в ответ, Там схватился руками за браслет на запястье Андрея.

Петров понял, что пришло время действовать. Может к этому моменту истины он шел всю свою сознательную жизнь.

— Граждане планеты Орион! — закричал он, сопротивляясь стараниям Тама и облепивших его карликов снять браслет. — Как вы живете здесь? Да вы же последние скоты! Даже скот у нас живет лучше вас! Зачем вы похищаете людей? Вы никогда не станете ими, и никогда Земля не будет вашей. Вы умны — у вас  высшие технологии, так почему же вы не поможете землянам? Вы воняете на всю макровселенную и засоряете космос продуктами своей жизнедеятельности! (Эту фразу он вычитал в газете и рад был, что она здесь пригодилась) Почему вы не обратитесь к богам? Обратитесь к ним! Они помогут вам превратиться в людей.  И мы все вместе перейдем в новую эру человечества. – Произнося первую свою публичную речь, Андрей заметил, как молодые зеленые карлики (а их уже накопилось довольно много) прислушались и стали шептаться. — Долой старых порядков! — закричал с новым воодушевлением мужчина.- Долой Папу! Долой лиловых, которые не смогли обеспечить молодым достойную жизнь!

— Да здравствует Земля! — закричала Гуля, вторя мужу.- Да здравствует человечество! Да здравствуют боги!

— Да будет новая эра!- провозгласили  супруги хором  в последний раз перед тем, как  были водворены  в судебную палату.

Карлиозы  приложили  неимоверные усилия, чтоб совершить казнь. Став грузными от земного притяжения, они кое — как повесили обернутых, как коконы, супругов вверх ногами и ушли в полной уверенности, что у тех скоро  потекут разноцветные мозги из глаз. Последним уходил старик Там, точнее, выползал с волшебным браслетом перевоплощения в руке.

— Ты был неотразим, — шепнула Гуля после того, как громко захлопнулась дверь за Тамом.

— Ты тоже, — ответил ей Андрей, превозмогая боль в голове.

— Я люблю тебя, — снова шепнула Петрова.

— Я тоже, — ответил Петров.

 

Встреча

Этим вечером Перки удалось сразить всех гостей  роскошью, богатством, безграничностью своей власти. Пышный банкет с выступлением восточных красавиц, среди которых блистала девушка в чадре по имени Ния, блеск золота, серебра одурманили всех. Но Самир мало пил, нетерпеливо ждал ночи, когда Кид приведет утомленную от танца красавицу к нему, в спальню.

И этот момент настал. Вот она, Ния, девушка неполных семнадцати лет, юная девственница, пожелавшая подарить свою невинность первому человеку в государстве.

Перки возлежал на широкой кровати с бархатным одеялом. За  небрежно приоткрытым воротом его золотого халата была видна волосатая грудь. Президент  являл  собой вид доброго, любящего и щедрого  человека.

Но почему же эта, закутанная в блестки нежная птаха,  застыла у порога?

— Подойди ко мне, дитя мое, — не чувствуя пророчества своих слов, проворковал мужчина. — Сядь возле меня. Я не сделаю тебе ничего плохого.

Девушка нетвердыми шагами подошла ближе. Самир встал, взял ее за руку и посадил возле себя.

— Что же ты, так и ничего не скажешь? — промолвил  Перки, медленно убирая покрывало с ее лица. — О небеса! Как ты красива! Моя богиня!  – Президент, пораженный красотой  девушки, отпрянул от нее, весь задрожал — сладострастный всепожирающий огонь воспылал в его теле. – Откуда ты?

Девушка тоже молчала, пораженная  картиной встречи.

— Да кто же тебя сотворил? Кто твои родители? Кто твой отец? – начал расспрашивать старый развратник, блуждая  руками по  девичьей груди и белоснежной шее наложницы, стараясь уложить красавицу и при этом не растерять свой  сладкий пыл.

— Ты! Ты мой отец! — выкрикнула Ния, вставая и  отталкивая от себя похотливого самца.

Всепожирающий огонь, который проснулся в президенте и которого он  так  долго ждал, мгновенно погас под холодной лавиной речи девушки.

— Ты что несешь?! — взвыл Перки и начал хлестать девушку по щекам и трясти. — Что несешь, шпионка?!

— Да, да, я твоя дочь! — доносилось Киду, который стоял снаружи спальни и подслушивал. Хотя, делать это было ему необязательно. Он все это видел — не зря же он слуга дьявола.

— Я дочь Ерана  из Верхнего Чигана. Она зачала меня от тебя семнадцать лет тому назад, когда ты еще не был президентом…- бессильно выдохнула Ния, упав  на роскошный персидский ковер.

 

– Ишь, губешки раскатал   старый конь! — довольно промычал себе  под нос Кид, удаляясь от спальни президента. — Так тебе и надо!

— Как идут дела? – неожиданно возник в мозгу Кида голос Бода,- надеюсь, завтра начнется война?

— Ну как вам сказать, босс, — неуверенно начал Кид, — я только разогреваюсь. Для начала кровосмешение подойдет? Я как раз этим занимаюсь в доме президента.

—  У тебя ваще котелок  варит, Кид?! — заорал Бод.- Я тебе что приказал делать? На – чи — най войну-уу! — завыл дьявол.- Ну, погодь, я доберусь до тебя, долбанутого!

 

Восстание

Петровы не помнят, сколько времени провисели в палате. Они временами теряли сознание и вновь приходили в себя.  Но вот смутный гул донесся до Андрея и разбудил его. Этот гул становился все громче и шире, приближаясь к дверям палаты. Неожиданно возле дверей  что — то взорвалось, и они разлетелись вдребезги, впуская  воздух невесомости и блокируя земное притяжение. Влетевшие карлики устремились освобождать наших героев.

— Восстание, восстание! — кричал возбужденно наш давний знакомый Шум, беспрестанно двигая усами, — мы идем свергать власть на нашей планете! Вы будете нашими вождями!

— Минуту внимания, уважаемые зеленые жители планеты! – начал Андрей, освобождаясь от пут и обращаясь к окружившим его карликам, — я рад, что восстание началось! Поздравляю вас!  Назначаю вашим предводителем и вождем этого замечательного молодого карлиоза Шума. Идите и берите власть в свои руки. А я с женой должен вернуться в звездолет и подзарядиться. Вперед! Победа будет за вами!

Когда рой зеленых существ, галдя и воя, пронесся мимо супругов, Гуля промолвила: «И чем только они придумывают высокие технологии?»

Через какое — то время Петровы кое – как  добрались до звездолета, там их ждало странное существо с переливающимися лицами.

— Меня зовут Гай, — сказало оно. – Я за вами. Ваша планета в опасности, летим в Центр Земли.

 

Кид – музыка во мне

Хотя сегодня был день принятия важных решений, Перки не шевелил даже пальцем. Он сидел в своем кабинете, устремив взор на окно с видом на море, и,  казалось, находился в забытьи. Удар судьбы, нанесенный неожиданно ему в пах, вывел его из равновесия. Что он делал? Что вытворял? И этот плут Кид…  Его повесить мало!

— С вами все в порядке? — спросил вошедший без стука министр обороны. Самир равнодушно глянул на министра — как помолодел, посвежел его старый друг — надел черный стильный плащ, шарфом обернул шею.

— Что тебе надо Бодикарам?

— Господин президент, агенты доносят:  на левом берегу реки Кишма  противники подтягивают войска, готовятся к захвату наших земель, которых мы захватили у них раньше. Надо вам лично подписать указ о использовании нами ма- а- ленькой нано- нейтринной бомбочки.

Бод, как вы уже догадались,  дьявол, примчавшийся из преисподней, в образе министра обороны протянул президенту готовый указ.

Президент рассеянно глянул на  бумагу и со словами «если это надо… приступайте…» собственноручно подписал  указ о конце света.

Пока смертельная бумажка переходила  из рук в руки и не дошла до главного  исполнителя, ее сопровождал Бод собственной персоной в разных обличьях, а рядом с ним, как верная собачка, бежал Кид, умоляя босса о помиловании всего человечества.

Но бомба все – таки полетела, а за ней – Кид. Бомба летела спиралями, а слуга, что есть мочи, летел стрелой, и в какой – то момент они столкнулись. Смертельное изобретение человека оглушительно взорвалась в воздухе и остатки от него упали в океан, заражая и убивая все живое. И в тот момент Чаша Зла под землей переполнилась, и  Весы человечества опрокинулись. Бод устремился туда.

А душа Кида летела в другом измерении, полная  теплой любви и прекрасной музыки. «Удивительно, — думал Кид, — музыка во мне, она звучит во мне! Но меня нет!»

И когда происходило это начало конца, на Земле родился сорокамиллиардный представитель человечества, который не заплакал, как подобает новорожденному, а засмеялся…

 

Армагеддон под землей

Площадь в Центре Земли пылала, освещая Храм Земли и пространство внутри него. Возле хрустальных коробов бились насмерть силы Зла и силы Добра. Зло в образе Бода и его тысячной армии, Добро в образе Гая, Андрея, Гули, карлиозов, которые пришли на помощь своему новому вождю.

Со стороны это битва выглядела, как гигантская мясорубка, где невозможно было ничего понять. Ножи, сабли, шпаги, клинки, бомбы, пистолеты, гранаты – все, что изобрел человек, использовалось в этой битве. Гай распался на несколько человек с отдельными лицами  и бился с Бодом врукопашную. Андрей боролся со слугами темных сил, используя приемы самбо, выворачивая им руки, щупальца, усы и другие органы. А Гуля ловко орудовала клюкой, стоя в стороне и убивая то и дело подкатывающихся к ней врагов.

А в это время на Земле начались извержение вулканов, лесные пожары, проблемы с питьевой водой, голод. Стали гибнуть люди, животные и растения.

А в Центре Земли битва титанов продолжалась. Боду удалось убить одну из душ Гая. Посланник на минуту ослаб и выпустил дьявола. Неожиданно  раздался звук разбивающихся хрустальных коробов. Дьявол двумя ударами молота разбил короба, стоящие рядом. Сердце Земли и Камень смерти отскочили  и покатились  в разные стороны. Гай пришел в себя и ухватил Бода за полы плаща, когда тот прыгнул за Камнем Смерти.

В  этой заварухе Гуля неожиданно заметила  в сторонке нечто красное, вибрирующее. Она поняла, что это Сердце Земли. Молниеносно подскочив к сердцу (она сама не ожидала от себя такой прыти), женщина схватила его и, завернув подолом,  побежала прочь.

Земля горела вокруг храма, но огонь не обжигала Гулю, а бережно окружало ее. От полыхающих отблесков высветилась надпись на храме, которые раньше были загадкой для всех. Гуля прочитала: «Каждый  может погубить Землю, но спасти ее вы сможете сообща».

Страшный по силе взрыв, который вобрал в себя все взрывы вселенной, потряс Центр Земли. Женщину отбросило на несколько километров назад, и она потеряла сознание. Когда Гуля пришла в себя, то увидела, что от Храма Земли остались огромные дымящиеся валуны.

— Это взорвался Камень Смерти, — сказал кто — то рядом с ней.

Женщина не испугалась и не обернулась, она знала, что это был Избранный, ангел Добра Илон. Он обнял женщину и, выбирая из подола бьющееся Сердце Земли, сказал:

— Мы построим новый Храм Земли и поместим туда Сердце. Только там не будет Камня Смерти. Иди, женщина, и помни Андрея, Гая, карлиозов — всех тех, кто бился за Добро. И никогда не допускайте, люди, того, чтобы в ваших душах Зло одержало верх над Добром.

 

Многие знают в городе эту женщину. Одни называют ее бедной, душевнобольной и жалеют, другие считают сумасшедшей и сторонятся. Гуля любит беседовать с детьми о пропавшем муже Андрее, о том, как он погиб в великой битве за добро, часами может  рассказывать о вселенной  и ее обитателях, а также о дьяволе, его слугах и прочей нечисти.

Люди не верят ее басням, но удивляются тому, что эта женщина никогда не стареет. Но почему — то постоянно ходит с клюкой…

читателей   211   сегодня 1
211 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 1,25 из 5)
Loading ... Loading ...