Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Семь претендентов и волшебный меч

Это была подлость – он выстрелил мне прямо в лицо.

Точнее, с его стороны это была подлость, а с моей – глупость. Разговаривая с полицейским, я был убежден, что в данный момент правоохранительным органам предъявить мне нечего, и позволил себе расслабиться. Помнится, отпустил даже какую-то шуточку по поводу его мрачности и чрезмерного служебного рвения.

И нарвался.

Нет, конечно же, члены моей банды не остались безучастными. Глуб мгновенным ударом крыла снес обнаглевшего служаку с ног, а Шин прыгнул на грудь второму.

Дальнейшее видеть я не мог, так как столбиком повалился навзничь, и в поле моего зрения остались лишь небо с легкомысленными облачками да поршень шприца с обездвиживающим раствором, который, покачиваясь, торчал у меня в щеке.

Но шум драки слышал.

Потом меня схватили за ноги и поволокли к полицейскому автомобилю. Голова при этом стукалась о придорожные камни, но кто считает?!

Судя по тому, что в салон меня запихивал Глуб, наши победили. Хотя радости я пока не испытывал. Дело в том, что от парализатора тело не гнулось ни в поясе, ни в коленках, и Глубу пришлось утрамбовывать меня на переднее сиденье ногами. А когти у него, прости, Господи, до 15 сантиметров. Плюс металлические накладки, которыми он любил высекать искры из мостовых.

Как ни странно, обошлось без проникающих ранений.

Зафиксировав мою тушку автомобильным ремнем, напарники выдрали из машины навигатор и системы компьютерного управления. После чего стало ясно, что самые острые ощущения еще впереди.

Дело в том, что человеческая машина не приспособлена к тому, чтобы ей управляли голубь (пусть большой, в рост человека) и собака. Там рычаги, руль и педали расположены для них неудобно. Тем более, что крыльями баранку крутить невозможно.

Но возражать я, по понятным причинам не мог.

Глуб плюхнулся на водительское место, выставив хвост вперед, а когтями уцепился за руль. Шин пролез вниз и завладел педалями «газ» и «тормоз». Понятно, что дорожную обстановку оттуда, из-под голубиного хвоста, он видеть не мог. Зато хорошо слышал команды.

Пернатый рулевой когтем провернул ключ зажигания и скомандовал:

– Газу!

И мы понеслись.

 

Далее я хотел бы поведать, как мы уходили от погони. Как с визгом тормозов и покрышек делали полицейские развороты. Как Глуб, привыкнув двигаться в трех измерениях, рвал руль на себя, словно летчик штурвал. И как, наконец, кувыркались крыша-колеса-крыша-колеса-крыша по обрыву после таранного удара в полицейский заслон.

Но, увы. Второй правоохранительный наряд, появившийся откуда-то спереди, практически мгновенно прострелил нам колеса, так что, вихляясь и ерзая, мы проехали едва сотню метров.

Занявшие боевые позиции вояки заорали стандартное:

– Стоять! Руки вверх!

И подкрепили эти уговоры автоматными очередями поверх голов.

Но сдаваться не в наших правилах!

Глуб пинком вышиб водительскую дверь и, подцепив когтями Шина, взмыл в небо.

Через лобовое стекло мне было видно, как он красиво, по-македонски бросаясь то вправо, то влево, уходил от злых огоньков трассеров в сторону солнца.

Шин подобные маневры терпеть не мог и наверняка поддался приступам рвоты и медвежьей болезни. Но кого это волнует? Разве что тех, кто остался внизу…

 

* * *

 

– Не пытайтесь снять наручники, – отечески посоветовал полицейский комиссар, глядя на меня непонятно. С каким-то ласковым прищуром. С чего бы?

Наручники были самозатягивающиеся. Если неумело в них шебуршиться, можно добиться того, что они вообще отрежут кисти рук. Но если умело…

– Мы задержали вас, – продолжил комиссар, – по просьбе наших союзников — королевской семьи планеты Миствуд.

– Отродясь там не был, – сухо ответил я, потихоньку снимая железку с правого запястья.

– К сожалению, ваша слава летит впереди вас, – вздохнул полицейский. – Коротко говоря, они хотят предложить вам работу.

– Нырнуть с головой в какой-нибудь нужник?

– На этот раз, нет. Нужно помочь наследникам престола пройти обряд инициации.

Я был занят со вторым кольцом наручников, так что в виде вопроса только приподнял бровь.

– У них сейчас сложная политическая обстановка, – пустился в объяснения полицейский чин. – Несколько могущественных кланов оспаривают друг у друга власть. Поэтому, чтобы избежать гражданской войны, король Мулинер решил прибегнуть к старинному обряду. Претенденты на трон должны отправиться вглубь Туманного леса и добыть древний артефакт – меч мертвого пророка.

– Дайте угадаю, – проклятое кольцо никак не поддавалось, и на запястье уже выступила кровь, – король хочет, чтобы мы украли эту штуку и тайно вручили нужному человеку. Да?

– Нет. Вы принимаете группу наследников под свою команду…

Я тихо присвистнул.

– Доставляете их в нужное место, – продолжил полицейский, чем-то втайне глубоко довольный. – А там уже меч сам сделает выбор.

– Но почему именно мы? Отправьте с ними наряд полиции. И бронемашину.

Комиссар побарабанил пальцами по столу. Потом посмотрел с непонятной мечтательностью во взоре и объяснил:

– Туманный лес не принимает людей с оружием. А в вашей… кхм… банде каждый сам по себе является оружием.

– А король не боится, что мы всех кинем?

Полицейский хмыкнул.

– Его величество считает вас порядочными людьми.

– А-бал-деть.

– Вот именно. – Он снова взглянул на меня, как любящая мать на шаловливого сына. – В любом случае, ссориться с союзником мы не можем. Их планета обеспечивает нас соком туманных деревьев, так что…

Ну да, сок туманных деревьев входит в пайки и неприкосновенные запасы всех вооруженных сил, косморазведчиков, первопроходцев и полицейских. Словом, всех тех, чьи профессии связаны с риском. Ибо сок этот придает сил, излечивает раны и поддерживает жизнеспособность больных и терпящих бедствие. Важная штука. (У меня, кстати, заныкано килограмм 20 этого зелья, но об этом тс-с-с!)

– А что нам за это будет? – спросил я, сдирая наконец наручник, вместе с изрядным куском кожи.

– Король пообещал очень щедрое вознаграждение. Очень!

– Щедрость – понятие относительное.

– О, не переживайте.

Что-то в его настроении мне категорически не нравилось. Кажется, этот тип надеялся, что мы сгинем там, в Туманном лесу, и освободим его от долгих хлопот.

– А в виде бонуса, – дополнил он, – мы, со своей стороны, закроем пять последних дел, по которым против вас ведется следствие.

Хм-м, слишком хорошо, чтобы быть правдой.

 

* * *

 

Вы когда-нибудь командовали взводом принцев?

Вот и мне не приходилось. Все ж таки я не генералиссимус, а скромный гражданин, отслуживший срочную рядовым. Как говорится, «чистый погон – чистая совесть». Теперь приходилось осваивать должность главнокомандующего.

Отряд, который мне всучили милостью короля Миствуда, походил на воинское подразделение, как я на балерину. Семь человек. Все разного возраста, роста, комплекции, длины волос и уровня дерзости. Старшему, Элуарду, было вообще за сорок, и в принцах он явно засиделся.

Но самое скверное ожидало в конце списка, переданного мне комиссаром. Там значилась: ее светлость Эльделина, дочь герцога Эриндейского. Как говорится, спасибо, папа за хорошую дочь.

Впрочем, девочка была вполне миленькая и вроде бы резвая. По крайней мере, тащить ее на себе не придется, уже плюс.

 

Наша команда на встречу явилась в максимально торжественном виде. Я надел лучшую кожаную жилетку, Глуб весь вечер накануне чистил перья и теперь эффектно, словно в рыцарскую мантию, кутался в белоснежные крылья.

Шину надевать и чистить было нечего, так что он принял обычный свой вид крупной, но милой собачки. И пока суть да дело, тихой сапой подобрался к девушке и присел рядом так, что она машинально положила руку ему на голову и начала гладить. Ну понятно, выбрал слабое звено, и наверняка будет выклянчивать куски мяса. Сволочь!

Закончив с изучением врученного мне пакета документов (список, карта, задание), я сухо оглядел подопечных и скомандовал им построиться.

Прошелся перед фронтом*, выровнял кривой ряд и, окинув подчиненных кровожадным взглядом, начал психологическую обработку:

– Нам предстоит смертельно опасное дело. Как ясно из документов, наследник нужен только один. – Тут я сделал паузу, ожидая возражений. Их не последовало. – Возвращение остальных не обязательно. Куда они денутся – никто не спросит.

Я внимательно оглядел лица стоящих в строю.

– Разумеется, мы будем вас беречь. Но лишь как расходный материал. Чтобы на последнем этапе не получилось так, что вы все закончились, и меч вручать некому.

Снова последовала пауза, заполненная напряженным вниманием.

– Мне будут помогать мои друзья. Не обманывайтесь их мирным видом. Глуб родом с планеты Антидем и, несмотря на светлый облик, носит прозвище Ангела Смерти. Шин, который кажется вам милой собачкой, на самом деле перекати-поле с планеты Пан. В бою превращается в бешено вращающееся колесо, и каждой конечностью (а их у него не четыре, как кажется, а десять), способен метать во врага металлические лезвия. Сюрикены.

– А вы? – с надеждой спросила принцесса, единственная из всех осмелившаяся подать голос.

– А я землянин, – сухо ответил я.

Над строем прошелестел вздох ужаса.

 

* * *

 

В Туманный лес мы вплыли на лодке.

Нет, не в том смысле, что мы, как полные дураки, изображали подводную лодку в степях Украины и скребли веслами по песку. Просто туман в этом таинственном, мистическом, насквозь пропитанным влагой месте был настолько непроницаем, что местные жители никогда не заходили дальше опушки. Единственный способ проникнуть в глубины заключался в том, чтобы плыть по реке, которая пересекала лес в направлении с севера на юг.

Компас здесь не работал, так что мы должны были трепетно следовать указаниям карты, которая, похоже, существовала в единственном экземпляре.

На рукописном пергаменте, очень старинном и крошащемся по краям, красные стрелочки маршрута шли по реке до четвертого порога.

Далее следовало выгрузиться на левый берег и пройти строго по прямой пять тысяч шагов. Как мы сумеем в лесу (!), в сплошном в тумане (!) выдерживать прямое направление, оставалось загадкой. Карта сообщала лишь, что в искомом месте мы встретим какой-то знак. Какой именно, по рисунку было не ясно, но нашего мнения никто не спросил.

Как бы то ни было, знак должен был указать нам путь к месту, где по легенде, более 200 лет назад была сооружена гробница мертвого пророка.

Из объяснений я не понял, был ли этот персонаж жив, в то время, как оказывал королевскому дому Миствуд свои неоценимые услуги, потому что все легенды, и старинные летописи описывали его исключительно, как мертвеца.

В любом случае, мы должны были каким-то образом проникнуть в гробницу, вскрыть потайную комнату и извлечь оттуда магический меч. В этом и заключался процесс инициации. Наследник престола, явившись ко двору, предъявляет меч в качестве пропуска, и все неудачливые претенденты склоняются перед ним, признавая его превосходство и свое подчиненное положение.

Чем-то эта история напоминала легенду о короле Артуре. Только там волшебный меч был тупо воткнут в камень, а не лежал возле двухсотлетнего трупа, который, возможно жив, и не пожелает его отдать.

В общем, черт знает что. Я был не в восторге от задания.

 

Но пока мы плыли по реке.

Принцы прилежно гребли, Глуб возвышался на носу в качестве декоративной фигуры в стиле Nose art. Я приберег себе место на корме, возле руля.

Берега практически полностью скрывались в тумане. Лишь изредка какой-нибудь заросший кустарником мыс или нависшее над водой дерево проявлялись в сплошной белой пелене. Вокруг было тихо. Только мерный плеск весел, да тихое журчание воды.

Но изредка, то справа, то слева раздавались непонятные звуки. То ли в глубинах тумана протяжно вздыхал кто-то большой и страшный, то ли просто земля проседала в болотах под тяжестью чьих-то гигантских шагов.

Да еще время от времени над нашими головами пролетало нечто-то вроде летучих рыб. Или жаб? Шин какое-то время пытался ловить их зубами, но я прикрикнул! Мало ли, схватит какую-нибудь ядовитую тварь, лечи его потом. Кто знает, что тут может летать? В таких местах стоит готовиться к худшему.

* * *

 

Ночевали на берегу.

Отдав распоряжение разбить лагерь и готовить ужин, я сразу пошел расставлять по периметру датчики охранной сигнализации. Емкостные. Так, что если из темноты к нашему костру выйдет что-то неведомое (например, человек) датчики заверещат и поднимут тревогу.

Принцы, надо признать, вели себя прилично. Никаких распальцовок и выяснений, чей род древнее. Дружно взялись заготавливать дрова, установили над костром треногу, чтобы подвесить котел.

Эльделина захлопотала, доставая съестные припасы. Так что пока мы распаковывали одеяла и обустраивали спальные места, она сноровисто разогрела в большом котле ужин, щедро сдобрив его соком туманных деревьев.

Глуб участия в работах не принимал. Отойдя в сторонку, он, как обычно, приводил в порядок перья. Кажется, смазывал чем-то, чтобы не намокали. А вот Шин, с самого начала пристроившийся поближе к  огню, устроил для наследников престола небольшой концерт в индийском стиле. Он выпустил все свои конечности, которые до того были втянуты в туловище, и, аккомпанируя бубном, исполнил ритуальный танец десятирукого Шивы.

В итоге выклянчил столько подачек, что нажрался, гад, еще до того, как все остальные разобрали ложки.

На дежурство я остался первым. Не только потому, что все вокруг было непривычным и пугающим. Просто люблю я ночи у догорающего костра. Когда стоянку обступает таинственный лес, дышит тебе в лицо свежими запахами трав, движется неразличимым во мраке колыханием ветвей и шепчет что-то шелестом листьев. Время от времени в непроглядной мгле зажигаются разноцветные искры и движутся в причудливом танце то приближаясь, то удаляясь. То ли это светлячки порхают в ночи, сливаясь в брачных играх, то ли болотный газ, извергаясь из глубин, вспыхивает над влажной травой призрачным светом. Тишина…

Понять бы еще, почему все эти огоньки перемещаются исключительно парами…

 

* * *

Четвертый порог мы одолели ударным трудом. Всем пришлось спрыгнуть в воду и вручную, барахтаясь в волнах, перетаскивать лодку через каменный уступ. Зато потом, после высадки на левый берег, нас ожидал приятный сюрприз: тропинка, вымощенная желтым кирпичом.

Нет, конечно, она была очень старой, густо заросшей травой и всякими вьющимися растениями, и мы нашли ее не сразу.

Тем не менее, это была тропа, ведущая к цели. На радостях я даже спел детскую песенку: «Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной»…

Проблемой стало то, что идти по тропинке можно было только колонной по одному. А кто поручится, что из глубин туманного леса на нас не смотрит то существо с разноцветными глазами, которое всю ночь, вздыхая, кружило возле стоянки?

Подберется сзади, и будет откусывать по одному путешественнику до тех пор, пока не съест всех. И до конечной цели (5 тысяч шагов) доберутся только уши идущего впереди Шина.

Нет, разумеется, нас нельзя было считать совсем уж беспомощной жертвой. И по части «оказать сопротивленье» и «в смертной схватке с целым морем бед» навешать противнику так, чтобы мало не показалось… такой опыт был. Но! Противника перед началом боя хотелось хотя бы увидеть.

 

Чтобы избежать печальной ситуации, я предложил всем обвязаться веревкой на манер альпинистов, идущих в одной связке. Тогда, даже не видя друг друга, мы почувствуем беду по тому, как задергается веревка. И, возможно, успеем отбить товарища до того, как его съедят целиком.

Мое предложение энтузиазма не вызвало, так как рождало мрачные мысли. Но и протестовать никто не стал. Шин снес даже то, что его привязали за шею, как собаку за ошейник. А вот с Глубом возникли проблемы. Держать веревку в крыльях он не мог в принципе. Обвязать же его вокруг пояса… Вы когда-нибудь пробовали найти талию у птицы?

В общем, я ходил вокруг этого надувшегося индюка, раздумывая как бы половчее прихватить его за ногу… и тут Шин взвизгнул, подавая сигнал тревоги.

– Ложись! – рявкнул я.

Глуб тут же взлетел, Шин ринулся маскироваться в кусты, а вот принцы и герцогиня с похвальной дисциплинированностью повалились в мокрую траву.

 

Некоторое время мы напряженно всматривались в белесую пелену. Потом в тумане проявилось темное пятно. Оно чуть приблизилось, контуры его прояснились…

И к нам из глубины Туманного леса вышел не монстр, а крестьянский такой мужичок. В длинной, плотно подпоясанной рубахе, в холщовых портках, обутый в неказистые, но крепкие сапоги, в сбитой на затылок шапчонке… В общем, на монстра категорически не похож. Хотя кто знает, какие тут водятся монстры.

Выглядел мужичок не опасно. Единственный предмет, который у него можно было счесть за оружие, висел на поясе. Это был специальный кривой нож, которым надрезают кору деревьев для сбора сока.

Короче, пейзанин.

Я встал, отряхиваясь, и свистнул Глубу, что можно возвращаться.

 

Дальше мы двинулись, как и договаривались, в альпинистской связке. Впереди Шин, за ним цепочкой принцы и герцогиня, а замыкали колонну белоснежный Ангел Смерти, мужичок с ножиком и я.

Оставить пейзанина за спиной было как-то боязно. Может эти сборщики сока умеют взрезать не только кору деревьев?

Да и вообще, где-то тут неподалеку находится гробница мертвого пророка, который (кто знает?), возможно, имеет привычку гулять по окрестностям, принимая разные облики. Например, старичка в длиннополой рубахе.

 

По кирпичной тропинке идти было легко. Впору хоть песню запевать. Так что где-то минут через сорок идущий впереди Шин достиг указанного на карте знака. А за ним и наша цепочка, сжимаясь, подтянулась и, наконец, мы встали тесной группой разглядывая…

Да! Такой знак трудно было с чем-то спутать.

Это была огромная, размером с одноэтажный дом, каменная голова змеи.

Неизвестный мастер изваял ее с удивительным мастерством. Глаза, рот, причудливый узор чешуи, кончик раздвоенного языка, торчащий из пасти… В общем, абсолютная правда жизни и достоверность. Не будь эта голова столь громадной, можно было бы принять ее за настоящую и испугаться. Но не может же быть змея размером с электричку?

 

Дорожка из кирпича невозмутимо подныривала под язык каменного чудовища, как бы указывая направление дальнейшего движения.

– Шин? – спросил я, как обычно полагаясь на чутье и интуицию товарища.

Тот осторожно приблизился к преграде, тщательно ее обнюхал… потом хулигански задрал заднюю ногу и, оставив метку, бодро потрусил вперед.

Нам осталось только, чертыхаясь, двинуться следом. Чертыхаясь, потому что всем пришлось перебираться через обос… э-э, через мокрый змеиный язык. Чертов Шин и его дурацкие замашки…

Тропинка из желтого кирпича закончилась, но почва по ногами ощутимо пошла вверх. Ошибиться в направлении было трудно, так что мы пыхтя карабкались по весьма крутому склону и вскоре были вознаграждены за усилия. Наши головы проткнули слой тумана, мы как бы вынырнули из надоевшей водяной взвеси. В глаза ударил яркий свет солнца.

Боже! Это было прекрасно.

Солнце, небо, простор. И взгляд, вольно простирающийся поверх клубящегося внизу марева от горизонта до горизонта.

Ей Богу, даже дышать стало легче.

Пока мы жмурились и привыкали к свету, наш пейзанин надвинул шапчонку на лоб и буднично сообщил:

– Ну, вот и гробница мертвого пророка.

– Да? Где?

– Так под нами.

Он указующе потопал ногами. Ага.

Стало быть, имеет место нечто вроде пирамиды. Каменная гора, заросшая травой, возвышающаяся, как остров в сплошном море тумана.

Надо бы метку какую-нибудь оставить, а то потеряем место входа, и будем бегать по кругу, как дикари, забывшие, где пришвартовали лодку.

 

Итак, большая часть пути пройдена. Осталось немного: найти вход, потайную комнату, добыть волшебный меч и вернуться живыми. Сущие пустяки.

– Дедусь, – обратился я к аборигену, – ты здесь местный. Дорогу покажешь?

– Легко! – бодро откликнулся пейзанин. – Айда за мной.

И он тронулся в гору. А мы, как были в альпинистской связке, двинулись следом. Это нас и спасло.

Мужичок двигался шустро, глядя не столько под ноги, сколько по сторонам. Видать тоже наслаждался раскинувшимся вокруг пейзажем.

Поэтому, когда земля под ним разверзлась, он даже не вякнул. Так и ухнул в открывшуюся пропасть вместе со своим ножом, долгополой рубахой и шапочкой.

А следом, как горох из стручка, посыпались мы.

Успевая, правда, кто взвизгнуть, кто ахнуть.

Я не успел. Как-то не до взвизгов мне было.

На одних рефлексах, я извернулся и грянулся на каменный косогор не спиной, а брюхом, вонзив в ближайшую трещину свой вибронож.

Конечно, не факт, что мне, привязанному к целой гирлянде провалившихся принцев, удалось бы удержаться. Не факт и то, что вибронож сумел бы надежно закрепиться в трещине. Но речь шла о секунде, замедлившей падение.

А потом последовал мощный рывок.

Глуб, свободный от привязи, ухватился когтями за веревку и попытался взлететь.

Размах крыльев у него более десяти метров. Когда он начинает ими махать, впечатление, что над головой хлещет лопастями вертолет. Но семь человек и Шин… это больше полутонны веса.

Зато первый же рывок позволил извлечь из пропасти девчонку, которая тут же, как клещ, вцепилась пальцами и чуть ли не зубами в землю. Уже легче.

Второй рывок, третий… Я, втыкая нож в камни и подтягиваясь, отползал все дальше от края пропасти, одного за другим вытягивая на поверхность участников экспедиции.

Единственным, кого не пришлось спасать, оказался Шин.

Повиснув на веревке, привязанной за шею, он мгновенно пустил в ход свои сюрикены и освободился. И это было хорошо, потому как весу в нем почти восемьдесят кило.

Растопырив конечности, Шин сумел избежать падения на дно, а потом, подобно гигантскому пауку, полез вверх и сумел выбраться из провала самостоятельно.

Когда я отдышался и печально оглядел обломки своего виброножа, не выдержавшего столь жестокой эксплуатации, настало время спросить о невольном Сусанине.

– Как там дедушка? Не разбился?

– Порядок, – бодро ответил Шин, зализывая сломанный коготь. – Внизу вода. Так что он пока плавает.

– Какой ужас, – герцогиня посмотрела на нас круглыми глазами. – Надеюсь, мы его спасем?

– Как только добудем веревку нужной длины, – заверил я.

 

После такого приключения мы решили выслать воздушную разведку. Глуб летал над нами, пронзая окрестности орлиным взором. А мы шли без спешки, внимательно глядя под ноги и выслав вперед Шина.

Вход в пирамиду оказался на самой вершине. Он был открыт, но замаскирован целой рощей деревьев, увитых ротангом. (Это такая лиана, из которой плетут мебель. Или, проще говоря, созданная природой веревка).

Вниз спускалась винтовая лестница, которая безо всяких сюрпризов привела нас прямо в потайную комнату. А вот здесь нас и поджидала неожиданность.

Мы ведь рассчитывали, что меч будет один, и хозяин его определится путем какого-то испытания.

Однако мечей, а точнее различных колюще-режущих устройств, оказалось ровно семь. Точно по числу претендентов. Вот только…

– Я возьму этот! – вскричал самый крупный из принцев, выделявшийся гордым и воинственным нравом. И схватил мощный двуручный меч, явно рассчитанный на жестокие битвы.

Элуард, как самый старший, выбирал вторым. И взял тонкую изящную шпагу, более подходящую для дипломатических приемов.

Третий принц предпочел самое нарядное оружие. Не меч, а драгоценность. Рукоять сияла дорогими каменьями, по лезвию шел изысканный узор.

Четвертый, юноша с поэтическими локонами, уступил очередность выбора даме. Та постояла в растерянности, оглянулась беспомощно на меня… и выбрала кривой ножик, которым подрезают кору туманных деревьев. Назвать это орудие мечом было трудно. Зато этой штукой удобно резать ротанг, а девочка явно собиралась запастись веревками, чтобы спасти нашего незадачливого проводника.

Да, подгадил старичок. Теперь трон девчонке явно не светит.

Но, как бы то ни было, каждому участнику досталось по железке.

 

Как мы выбирались, как вытягивали из провала старого хрыча, рассказывать не буду. Это рутина.

Интересное началось, когда мы добрались до змеиной головы.

На этот раз крупногабаритная змейка уже не выглядела такой безжизненной. Глаза ее светились, и две хорошо различимые полосы света шли из каждого зрачка, преграждая дорогу самым недвусмысленным образом.

Очень мне это не понравилось.

Шин, кстати, тоже выглядел недовольным. Он прекрасно помнил, как обошелся со змеиным языком по пути наверх. А теперь, похоже, считал, что шутка была не так удачна, как казалось сначала.

– Это и есть испытание, – мрачно произнес Элуард. – Пройти здесь сможет только один из нас. Тот, у кого меч настоящий.

– А остальные?

Вместо ответа я подобрал палку и бросил на пересечение световой полосы.

Пф-а-а-ах!!!

Пыхнуло будто я бросил туда светошумовую гранату.

Красиво.

Кажется, дальнейшую жизнь нам придется провести на этом каменном острове.

Наш водоплавающий дедуля держался позади. Сейчас, воспользовавшись нашей невольной заминкой, он уселся на землю и приводил в порядок свой гардероб. Конкретно – выкручивал снятую рубаху.

– Слышь, Сусанин, – обратился я к нему. – А на какую высоту эта змейка пробивает своим светом?

Шин, который уже сделал два приставных шага в сторону Глуба, заинтересованно обернулся.

– Метров на пятьдесят бьет, – ответил старикашка, натягивая влажный аксессуар. – А выше не проверяли.

– А если в другом месте попробовать перебраться?

– Можно, – кивнул старый хрыч. – Только как вы потом из леса-то выберетесь?

Вон какой знающий дедушка. Сколько ж ему годиков, интересно? Не двести ли?

Я развернулся и встал прямо напротив сидящего старца. Ведь сразу подозревал, что с ним что-то не чисто.

– А не жалко ребятишек-то? – спросил в упор. – Все ж таки мы тебя из колодца вытаскивали, старались…

Дедок встал. Морда у него теперь была ни разу не крестьянская. Пророк, блин!

– Король должен быть один, – решительно заявил он.

– А остальных пожгешь?

Старец не успел ответить. Самый воинственный принц, тот, что выбрал двуручный меч, предназначенный только для битвы, не выдержал напряжения момента.

С криком:

– Я есть настоящий король!

Он воздел меч и, как в атаку на смертельного врага, ринулся на полосы света.

Пф-а-а-ах!!!

Даже обугленная головешка на землю не упала. Только меч, неповрежденный, зазвенел на камнях.

Ё-моё!

Даже для меня это как-то слишком.

Старикашка между тем ловким змеем проскочил через наши ряды, прыгнул на каменный язык… Изваяние словно бы вздохнуло и подтолкнуло дедушку вверх. Там, на вершине головы он и уселся.

– Ну, кто  следующий?

Вот сволочь, а?

Принцы как-то призадумались.

– Король должен быть отважным, – не унимался старикан.

Ага, правильно. Трус не играет в хоккей.

Только одно дело выбитый зуб или сломанные ребра… А тут… Вот стоят здоровые, крепкие ребята. Каждый со своим характером, конечно, но в целом нормальные, без сволочизма. Молодые. Им жить еще да жить.

И что, всех вот так – в топку?

– Другого пути нет, – намекнул дедушка.

Что-то надоел он мне. Я уже начал оглядываться в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы сбить старого хрыча с пьедестала, но тут…

– Постойте! – сказала герцогиня Эриндейская.

Все посмотрели на нее.

– Всего мечей семь, – продолжила девушка. – Поскольку задачей испытания является выбор наследника, а не полное уничтожение всех нас, ясно, что один меч настоящий.

– И что? – не вытерпел тот юноша, кто выбрал самый дорогой меч.

– Значит, если мы пойдем все вместе…

– Так.

– Стоп…

– А как же испытание?

Все принцы заговорили разом.

– Сначала нам нужно остаться в живых, – отрезала девчонка. – Или вы не согласны?

Разумно, да? Мне эта идея понравилась. Да и принцы, хотя не сразу, но согласились, что предложенный вариант является весьма привлекательным.

Итак, все выстроились в шеренгу, держа выбранное оружие перед собой. И…

Ага. Один-то меч уже валялся на земле.

Снова возникла дискуссия: должен ли при групповом проходе быть полный комплект железок, или тот, что уже на земле, свое отработал и доказал, что не он главный приз.

В конце концов решили, что нужно использовать всё, что найдено в кладовой гробницы. Без изъятия.

Но тогда у них не хватало носителя.

– Э-э-э! – сказал я, когда они все обернулись в мою сторону. – Это ваши игры. Я в них не играю.

– А вы уверены, что сумеете выбраться самостоятельно? – сладким голосом произнесла девчонка. (Дерзкий народ, эти герцогини!)

Ладно. Я поднял меч.

Но не потому что побоялся остаться на каменном острове в глубине Туманного леса. Мы с друзьями выбирались и не из таких ловушек.

Просто жалко стало ребятишек. Привык я к ним за время путешествия. А без меня у них получался некомплект.

И мы встали. Я – на левом фланге, герцогиня Эриндейская на правом. Выставили перед собой мечи.

– С левой ноги, марш!

И мы прошли! Прошли через эту чертову преграду! Через полосу испепеляющего света. И остались живыми!

Ур-ра!

Мы обнимались и прыгали от восторга, а Шин, воспользовавшись тем, что глаза каменного чудовища погасли, быстренько, на полусогнутых, решил проскочить опасную зону. Но, кажется, поторопился. Тлеющий уголек в змеином глазу изрыгнул тонкий красный лучик и прижег Шину самый кончик хвоста. Возможно, то была месть.

 

– Так, погодите, – спохватился я, когда мы слегка привыкли к мысли, что в ближайшую минуту не умрем. – Так кто же станет наследником?

Старичок на каменной змеиной голове поднялся на ноги. Теперь он как будто прибавил в росте и смотрелся величественно, как скульптурная композиция на Мамаевом кургане.

– Все определилось при выборе мечей, – изрек он, и мощное эхо разнесло его голос над притихшим Туманным лесом. – Тонкая шпага – орудие дипломата. Меч, украшенный золотом, предназначен казначею. Изящное лезвие, со строчкой старинного одностишия, выбрано тем, кому дорога культура.

– А король? – не выдержал я.

– Король тот, кто милосерден, заботится о подданных и знает, что главное ваше достояние – Туманный лес.

Вон оно как! Все продумал, старый хрен. Но девушка на троне? Справится ли она?

– Разумеется, без сильной армии государство существовать не может. Поэтому нужен муж, который возьмет на себя защиту.

Ага. Тоже не глупо.

Я посмотрел на меч, который все еще держал в руке. Так, стоп.

– Эй! – заорал я, кидаясь назад. – В каком это смысле «муж»?!

Но на вершине каменного изваяния уже никого не было.

 

 

 

* ФРОНТ (франц. front, от лат. frons — лоб, передняя сторона), в военном деле —

1) оперативно-стратегическое объединение вооруженных сил, создаваемое обычно с началом войны.

2) Линия развертывания передовых подразделений и их соприкосновения с противником на театре военных действий.

3) Сторона строя, в которую военнослужащие обращены лицом (машины — лобовой частью).

читателей   185   сегодня 1
185 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,33 из 5)
Loading ... Loading ...