Сад дяди Эдварда

От моего дяди Эдварда всегда противно пахло чесноком. Он почти не выходил из своего дома, точнее, из сада. Дом сильно обветшал и требовал ремонта, но дядя этого не замечал. Он целыми днями пропадала в саду. Чем он там занимался, для меня всегда было загадкой. Каждый раз, когда мы с мамой заходили проведать его, он неподвижно сидел в зарослях роз. Стоило нам зайти, как он начинал сердиться и ворчать: «Ходят, отвлекают от дел». Однажды я удивлённо спросил: «Дядя, сидеть в кусте с розами – это дело такое?»  Он уставился на меня своими злыми глазками и процедил: «Стелла, твоему сыну не хватает манер. Не приводи больше ко мне своего маленького невоспитанного отпрыска!»

Мама очень обиделась, и больше мы дядю не навещали. На что жил дядя Эдвард, я не знал. Может, он ходил на работу, или отрыл в саду клад, но иногда возвращаясь из школы, я сворачивал к его дому и через ограду сада видел его рыжую макушку, мелькающую среди кустов роз. Розы в его саду были великолепные. Наверно, он продавал их за большие деньги, и поэтому ему можно было ходить на работу, как моим родителям. «Вот бы нам тоже такие розы, — мечтал я. — Мама бы тогда сидела дома, готовила пироги и ждала меня из школы».

 

Розы у нас так и не появились. Я всё реже сворачивал к дому дяди, а к окончанию школы совсем забыл о нём. После окончания школы я переехал в соседний город, чтобы учиться в колледже. На летних каникулах я вернулся домой к родителям.

— Как там дядя Эдвард? — спросил я во время обеда, когда мы уже поговорили обо всех общих друзьях, родственниках и моей учёбе.

— Всё так же, — пожала плечами мама, — Караулит в саду и никого не желает видеть.

— Караулит? – удивился я. — Кого он там караулит?

— Не знаю, он не рассказывал.

Я задумался над мамиными словами. Как я сам раньше не догадался: ведь его поведение очень похоже на поведение человека, который кого-то поджидает. Это сидение в засаде по несколько часов без движений, явно нужно, чтобы не спугнуть кого-то.

— Может он ловит редкую бабочку? – предположил я в надежде, что мама подкинет мне ещё материала для размышлений.

— Не знаю. Раньше он увлекался насекомыми.

— А он всегда сидел в саду? С самого детства?

— Нет. Лет до тринадцати он был обычным мальчишкой. Катался на велосипеде, играл с друзьями. А потом он зачастил к бабушке в сад. Когда я спрашивала, он недовольно морщился и отмахивался: «Тебя это не касается, малявка!»

— Не слишком-то Эдвард любезный был в детстве, — заметил папа. — Да и сейчас тоже. Он даже не пришёл на нашу свадьбу. В качестве оправдания проворчал: «Нашли время для свадьбы! Если бы она была в январе, я бы навестил вас, а сейчас не могу. Я занят!»

 

«Точно, это бабочка! Они живут только летом, поэтому зимой охотиться на них нет смысла, и у дяди куча свободного времени» — решил я.

— Мне кажется, с ним что-то случилось в детстве. И он с тех пор немного не в себе, — сказала мама и вздохнула.

 

«Может, это не бабочка, а тайна? Только какая?» – я весь вечер придумывал вариант тайны, которая заставляет мужчину сидеть в кустах всю жизнь. Я дошёл уже до версий с приведениями, когда меня сморил сон. Всю ночь я бредил кустами роз, хватающих дядю за рубашку и утаскивающих его под землю.

Утром я проснулся полный решимости разгадать семейную тайну. Для начала я заглянул в поисковик, чтобы проверить версию с бабочками. Никаких редких видов бабочек в нашей местности не водилось. Я посмотрел других насекомых – ничего. Я попытался найти через Интернет какие-нибудь события и происшествия, связанные с нашим городом в тот год, когда мамин брат стал пропадать в саду. Опять неудача. Я ввёл наобум: «Что человек караулит в саду?»  Поисковик вывел кучу всякого бреда. От Интернета не было толка. Тогда я решил понаблюдать за дядей.

 

Хотя было раннее утро, но дядя Эдвард уже был в саду. Он натирал себе щёки чесноком. Запах долетал даже до зелёной изгороди, за которой я прятался. Закончив с это странной, процедурой, дядя нацепил на нос очки, накрылся маскировочной сеткой и лёг возле кустов роз. Собственно, после этого я мог бы со спокойной совестью отправляться домой, потому что в саду не происходило ничего интересного. Но я тогда ещё не знал повадок дяди и поэтому проторчал возле ограды два часа, пока желудок своими громкими мольбами не заставил меня вернуться домой к завтраку.

— Где ты был в такую рань? – спросила мама.

— Бегал, — соврал я. Мне не хотелось говорить маме, что я всё утро следил за её братом.

Днём я ещё раз наведался к дому родственника. В саду ничего не изменилось. Наверно, дядя заснул под своей маскировочной сеткой.

На следующее утро, я опять провёл возле ограды. Дядя Эдвард проделал тот же самый ритуал и опять накрылся сеткой.

 

Что такого особенного в чесноке. Я опять полез в Интернет. Что только с чесноком не делают! Одно из его многочисленных свойств: отпугивание комаров. Возможно, дядька натирается им, чтобы его не покусали комары.

Я ходил к саду целую неделю, но так и не приблизился к разгадке. От досады, в очередной раз, наблюдая, как дядька фанатично натирается чесноком, я выкрикнул:

«Попробуйте мяту! Она тоже отбивает запах».

Дядя посмотрел на меня, как на пустое место, завернулся в сетку и лёг на газон. Я сразу ушёл.

Кажется, эта тайна мне не по зубам. По ночам я плохо сплю, мне снятся розы и дядя Эдвард в костюме чеснока. Целыми днями я брожу по Интернету, в надежде наткнуться на ключ. Я уже знаю, какие сорта роз растут в саду у моего родственника, знаю, как надо за ними ухаживать. Знаю всех насекомых нашего края. Я задаю глупые вопросы: Кого ищут на розах? В ответ я получаю целый ворох бесполезных ответов: от земляничных роз до эльфов. Может, дядя ловит эльфов? Тогда он действительно сумасшедший, потому что эльфов не существует.

В воскресенье я проспал. Судя по часам, дядя уже натёрся чесноком, и теперь валяется перед своими любимыми цветами. Что ж, придётся прервать его «дело». Я намереваюсь сегодня поговорить с ним и попытаться выяснить причину его поведения.

Представляю, как он говорит мне: «Это всё радикулит, совсем меня замучил. И только лежание на газоне приносит мне облегчение».

Это будет смешно.

Прежде чем идти к калитке, я заглянул во двор через изгородь. Дяди на газоне не было. Сетка валялась, а её хозяин исчез. Как это не похоже на дядю. Я обшарил глазами все кусты, а потом наконец-то догадался взглянуть на дом.

Дядя Эдвард сидел на ступеньках крыльца и плакал. У него по щекам текли слёзы.

— Что с вами, дядя Эдвард? Что случилось? – я присел на корточки возле него. — Может вызвать врача?

— Врач уже не поможет? – всхлипывая, проговорил мамин брат.

— Почему? – я ничего не понимал. Дядя выглядел вполне здоровым и не похожим на умирающего.

— Расскажите мне, что случилось? Почему вы каждый день лежите на газоне? И чем сегодняшний день отличается от всех остальных?

Дядя продолжал плакать и не отвечал мне. Я терпеливо сидел рядом.

— Я наконец-то поймал её. Я столько лет пытался это сделать, но у меня ничего не выходило. А сегодня поймал. Благодаря тебе. Так что ты тоже причастен. Поэтому я тебе всё расскажу, — неожиданно проговорил дядя, — Когда мне было лет тринадцать, я заболел ангиной и, мама отправила меня лечиться к бабушке, чтобы я не заразил Стеллу. Бабушка поила меня всякими лекарствами. Самым гадким из них было пюре из чеснока и мёда. Я обязан был съесть две ложки этого лекарства. Однажды я вышел в сад, держа в руках блюдце с лекарством. Я сидел возле кустов роз и набирался мужества, чтобы проглотить эту отраву. Резкий запах чеснока смешался со сладким запахом роз. Мужество никак не приходило, я поднял глаза на розовый куст и увидел её. Она была маленькая и красивая. Она сидела на лепестке розы, болтая в воздухе ножками, и открывала свой крошечный ротик, будто в песне. Но я не слышал ни звука. У неё были маленькие розовые кучеряшки на голове, а платье было из чего-то такого тонкого и воздушного, будто облако. Это было самое прекрасное создание, которое я когда-либо видел. Я готов был смотреть на неё вечность, но вместо этого я чихнул. И в тоже мгновение она исчезла. Я побежал к бабушке, спросить об увиденном. Она отмахнулась от меня, сказав, что я придумал эту встречу, чтобы не есть чеснок.

Мама тоже не знал кто это маленькое существо. Я сходил в библиотеку, порылся в энциклопедиях, но не нашёл ничего подходящего. Я назвал свою незнакомку цветочной феей. Она заворожила меня. Ни о чём другом не мог я думать, только о ней.

Каждый выходной бегал я к бабушке в сад, в надежде, снова увидеть фею. Но фея больше не появлялась. Я много лет подстерегал её. Я думал, почему увидел её тогда, почему её никогда не видела бабушка. Я догадался, что запах чеснока отбил мой человеческий запах, и фея не спряталась. И она не улетела из нашего сада, потому что розы оставались такими же прекрасными, как и в тот день. Бабушка никогда не ухаживала за этими цветами. А я прочитал в книге по садоводству, что это очень капризный сорт. И цветы его хотя и красивые, но не цветут не долго. А розы в саду бабушки цвели всё лето. Я решил, что причина в фее.

Когда бабушка умерла, я поселился в её доме, пропадая целыми днями в саду. Но мне многие годы не везло. Я готовил то же лекарств, выходил в тоже время. Потом мне надоело натирать чеснок, я стал просто мазать им кожу. Оказывается, надо было просто поменять запах! Фея меня не узнала и показалась. Я так долго ждал это момента, что не выдержал и схватил её.

Дядя замолчал и снова всхлипнул.

— Вы поймали её? — не выдержал я.

— Да, — упавшим голосом сказал он и разжал кулак в правой руке. Ладонь была испачкана чем-то красным. И среди пятен крови с трудом можно было разглядеть искорёженное человеческое тельце.  Не переломаны были только ножки, с маленькими ступнями, во всем остальном теле с трудом угадывались человеческие контуры.

Я пытался увидеть лицо феи, но оно было смято.

Я долго сидел молча рядом с дядей. Он перестал плакать и уставился невидимым взглядом в одну точку. Я не знал, чем заполнить тишину.

— Моя жизнь прошла зря, — неожиданно проговорил дядя Эдвард.

— Может, она была не одна? И вы, сменив запах, увидите других фей.

— Она была одна. Розы завяли.

Я боялся оставить дядю одного и позвонил маме, чтобы она пришла и присмотрела за братом. На следующий день дядя пытался повеситься, его отправили на лечение в клинику.

Я не стал рассказывать никому про тайну своего родственника. Даже мёртвая раздавленная фея вызывала во мне желание увидеть ещё раз эти изящные маленькие ножки.

«Как хорошо, что фея была одна, а то было бы в нашей семье два охотника поваляться в саду, — с усмешкой думал я, шагая по улице и не замечая, как глаза оценивают каждый розовый куст перед домами соседей.

читателей   206   сегодня 1
206 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...