Повелитель голема

— Послушай внимательно, прошу, — прозвучало слишком отчаянно. — То, что собираюсь сказать, выглядит бредом безумного. Вправе так подумать. Но именно сейчас в эти минуты мы находимся в большой опасности. Этого дроида, которого ты только что вырубила одним ударом, отправили очень-очень плохие люди, им нужны особенные, — слепо подталкивала к пропасти одним подтверждением то ли рефлекса, то ли глупости, спасшей нас обеих. В шаге от полноценного безумия при виде торчавших из деревьев лезвий, прислушивалась к незнакомке, столкновение с кем могло лишь называться судьбой. — Теряющихся в пропасти знаний, то есть нас называют Посвященными в «Запретные секреты». Неизвестно почему, но в подсознании в явной среде формируется этот феномен, хотя возникает зачастую при угрозе жизни носителя. И за нами охотятся всякие террористы. Если хочешь получить ответы, если желаешь узнать истину, обязана пойти со мной. Должна ради себя.

— Человеческий разум задействован на пяти-восьми процентах. Как известно, в период Второй мировой лидерам хотелось заполучить сверхлюдей, к тому и стремились закрытые лаборатории. Должен признаться, погибали сотни, даже не успевших осознать причину, — горько усмехнулся мистер Колт, принявшись наливать свежезаваренный чай. В кратком, но содержательном рассказе чувствовались неизвестные смерти. Аж бросает в дрожь, хоть я, смотревшая в горизонт заката, отказывалась признаваться. Может поэтому хозяин кабинета намеренно продолжал говорить. — СССР разработало идею, Гитлер догадался зомбировать носителей гена, но идею забросили. Хотя в катакомбах вполне может бродить их чучело. Среди прочего, вас сравнивали с богами. Если так поразмыслить, то Калинин хотел, чтобы ты научилась контролировать способности.

— За всю историю школы только один ученик посмел нарушить статут: в первый же день взорвал практическую работу, настроил против себя весь классный коллектив, привязал в женской раздевалке двух хулиганов, — прерывистым педагогическим голосом завуч вернула в кабинет, где без вести пропавшая выпускница так элементарно после пережитого всем учительским составом, собственно переживаемого ежедневно, стояла перед столом. Требуются ответы, как минимум. — И тогда вы, Кейтлин, — непривычным именем оторвала от скатывающихся по стеклу капелек, — проявили свои качества, незадолго до похищения показывали блестящие знания, соответствующие уровню IQ. Понятия не имею где носило неделю, а рада скорому возвращению, — послышалось беспечно, не подобающее также прекрасной, как серьезной Алине Александровне. — Снисхождение выпуска закончится, а их сумасшедший руководитель успокоится, — облегченно выдохнула.

 

 

 

 

 

 

***

Подхваченные ветром листья поднялись высоко в небо, и, пролетая над только-только просыпающимся городом, приземлялись на пустынную аллею. Ту самую, которой бежала прошедшим летом. И вновь подошвы моих кроссовок ритмически открывались от бетонных плит, кое-где разбитых и покрытых мхом. Никаких мыслей, никаких эмоций, лишь дыхание. Деревья перешептывались за спиной, туман таял, срывающиеся с веток капельки засверкали, наполняясь необычными оттенками: аж дух захватывает! Бегущая под радужным дождем фигура выглядела намного красивей, и то выбивающиеся из хвоста русые пряди по-особенному закручивались. Во мгновении застывающих в воздухе звезд, когда один лишь удар сердца погрузил парк в тьму, следующий — эффектом кругов на водной глади оживлял окружение, будто бы импульс внутри восстановил потерянный мир.

— Надоели, — прищурилась.

Будучи потенциальным вундеркиндом, только что начавшим обучение в выпускном классе из собственного похищения, хранила тайну. Но прежде я — Екатерина Калинина, кому всего четырнадцать и кто со всем имеющимся неуважением противоречит понятию девушки-тинейджера. В общем, не разделяла мнений окружающих, на всяческие угрозы и тому прочее отвечала грубо, и убедительно. Однажды, в мрачном коридоре мне повстречалась компания школьных хулиганов, ими после дурацких попыток пройти мирно протерла полы. Когда бесили, или приходили задания от связного, становилась лучшей версией себя: непоколебимым, бесстрашным, принимающим глупые решения, зачастую нарывающимся на проблемы детективом Молнией. «Теоретически никаких отличий: та же убийственность, отсутствие подобающих манер. Никаких, за исключением абсолютной секретности данных, некоторых ограничений. Как же утомительно позволять принимать себя тем, кого хотят видеть!.. И почему, спрашивается, прикидывалась авторитетным боевиком? Ну, ненавижу бездействовать, или вроде того. Терпимо. Быть живой легендой чертовски круто. Но то, что моя тайная жизнь — проект по овладению редкого феномена «Запретные секреты», означающий непостижимые разуму возможности, включительно постоянную заинтересованность террористов, не сравнится с тем, куда влипла!» — продолжала видеть две Вселенные, переплетающиеся внутри меня. И была тем, кто отпружинил от скамьи, кто в акробатическом прыжке первоклассно ухватился за ветку липы. Реакция, ловкость, концентрация: впечатлять наставника не прекращала.

 

 

 

 

 

— Тридцать три и две десятых, — остановила секундомер на наручных часах, идя носками по мокрому рукоходу на детской площадке. Едва ли улыбнулась, как спрыгнула на мерцающую траву. Падение, мягкая перина. Понравилось вот так лежать, никуда не торопясь. — Физические тренировки не менее важней духовных.

— «Согласна частично, Кейтлин. На твои плечи возложена великая миссия, однако не забывай кем являешься.»

— Очередная небылица галлюцинации.

— «Тем ритуалом, тем днем находящаяся в тебе сила пробудилась, был заключен контракт и наложена печать Гелиоса. Позволь напомнить, единожды призвана сущность вне зависимости от намерений привязывается к душе, воплощается в реальности и по мере возрастания духовных сил подопечного приобретает самостоятельную форму. Ангел, как окрестило духов-хранителей человечество, является проводником, наставником и верным спутником. А человек, осознавший собственную природу, воплощается в воителя, полноправное божество. В нашем случае, ты — реинкарнация Эфир, поэтому мы встречались прежде,» — бабочка подлетела ближе. Немного поразмыслив, лежа проворчала:

— Говоришь таким тоном, будто обвиняешь в чем-либо.

— «Мне приходилось наблюдать за творением историй, её создания руками человека. Безразлично, владеешь ли ты силами, или нет.»

— На что намекаешь?

— «Правда о мировой технологической эволюции не вызвала больше шока, чем вызванный тобой дух? Не позволяй мне разочароваться в тебе, ладно?»

Прибывшая из Небытия астралия — дух СанниУса, вполне реальная солнечная бабочка. Хоть она размером с ладонь, при всем безобразии с божественными делами принимается воспитывать. Да не просто поправлять жуткую по-мнению речь, контролировать посещаемость школы, а буквально внушать мысли обо таких глупостях, как правила поведения девушки в обществе, чтобы непосредственно не обращать ненужного внимания, легче спасать «заблудших душ». Её действия, конечно, объяснимы в некотором смысле. Не поспорить с правдой. Только обмениваться мыслями во время уроков не стоит, наши телепатические разговоры доходят до беспричинного подрыва с учебной парты, какие заинтересуют классного руководителя.

 

 

 

 

 

— «Важно не забыть причины битвы, защиты близких, верности дружбе. Ещё немало роли играет сохранение баланса, как внешнего, также внутреннего. Самим перерождением в ангела Блайз Хеарт, тем перевоплощением в астральный облик, ты повлияла на атмосферу. Будь готова принять всю ответственность,» — предупредила, расправляя свои сияющие золотистые крылышки.

— «А ещё научиться психокинетике, перестать мешать полиции, ломать в квартире мебель и издеваться над своими телохранителями,» — подумала.

— «Присутствие наблюдателей затрудняет наши планы. Но мистер Колт беспокоится о тебе. У него нет дурных побуждений, но личность сомнительная.»

Та убедительность рассмешила. После встречи с андроидом некий миллиардер, в прошлом член антитеррористической организации надумал заняться моим воспитанием в буквальном смысле. Являлось ли это запланированным модернизированием проекта «Молния», или инициативой присматривающей няньки, а люди Колта порядком надоели. Их присутствие склоняло к мыслям, что вне зависимости от предпринятых мер, от решений Николая Калининого, беззащитна, как неразумный ребёнок, за каким надо присматривать круглосуточно.

— «Мистер надзиратель» развлекается, да только, — ворчала, разминая плечи. Недовольная астралия, подлетела к лицу настолько, чтобы могла ощутить покалывание искр, всю мощь праведника. Вблизи пышной ели послышался незначительный хруст, расстояние в пять метров не повлияло на настрой. — И не признаются, если нахожу, — сердито отметила. — Надо подумать как избавится от моих телохранителей, верно, — прокивала. — Прошлого раза мало, Кит?! — прогремела на округу. — Куда пошел? Эй, только погов… Никогда не слушаются! — бросилась следом.

Примерно за двадцать минут вместо подростка в спортивных шортах улицей шла юная девушка в школьной форме. На повешенном через плечо рюкзаке подпрыгивали брелки. Приталенная белая рубашка, такая эффектная красная клетчатая юбка с выглядывающей линией черных кружев и то небольшой бантик под воротником: заставляли чувствовать себя по-другому. Не то, что нравилось постороннее внимание. Непосредственно за ним последуют трудности. И то в последнее время проспекты выглядели волшебнее, прямо из  классической осени в цветущую весну — феноменальная на исходе сентября погода!

— Поговорю с Колтом. А то надоело объяснять Киту… — уставилась на кулаки, — что такое личной пространство.

— «Несомненно разговора с ним не избежать. Внедрение в школу террориста, использование учеников, спасение от бедствия при загадочных обстоятельствах.»

 

 

 

— Добавим необъяснимое поведение Посвященной, недавно узнавшей правду. Разумеется, стоит придумать алиби, а то с моим досье… — прервалась. — От напасть!

Открывающийся за высокой сеткой стадион гудел от криков. Незадолго до урока пересдавали нормативы, лежали на трибуне, занимались всякими глупостями за спиной придирчивого тренера Иванова, кто хмуро присматривал за всеми, отрывался на хулиганов, когда оценял качество прыжков в длину. При виде зеленоглазого блондина, специально не замечающего влюбленные взгляды, закипала кровь. Никто из школы, не подозревал кто он в самом деле такой. Совершенно никто. Занимательно. От шпиона, внедренного «нянькой» в педагоги, оставались качества военного офицера, уступающие фанатизму другого солдафона. Гит был наставником, а не наемником.

— Бесит, накачал транквилизаторами, чтобы довезти до поместья Колта, — подняла трясущийся кулак. — Пусть только попадется в пустом коридоре.

— «Но это его работа, малышка Кейт.»

— Усыплять и похищать так педагогически! — взорвалась. — Не могли позвонить? Теперь возвращать репутацию. Быть убежавшей куклой маньяка глупо, если с ним не пересекалась. То пристанут одноклассники, то полезет наш классный, которого хочется задушить, — судорожно выдохнула. — Как могу быть спасителем, когда запросто стану орудием массового поражения? — едва ли прошептала.

Необычное тепло коснулось ладони, опустило глаза на СанниУсу:

— «Проклятие, названо «секретами бога» в действительности похоже на феномен ТеоСенши Воинами рождаются от союзов полукровок, становятся или преодолением судьбы, или передачей в полномочий. Вне зависимости от проявившихся качеств, вся их особенность в психокинетике, не иначе духовных сил, исходящих от ментального состояния. Таким образом выдуманный облик материализуется. В случае технологий ты блуждаешь в подсознании, где информация иногда приобретает самостоятельную форму и поглощает своего носителя,» — подняла ладонь с расплывающимся туманом выше. — «Представь весы, колеблющиеся с каждым проявлением одной из сторон. Не иначе встреча пламени и воды. Если не иметь равновесия, в лучшем случае пострадает твоя психика, в худшем — потеряешься внутри себя.»

— Любишь драматизировать, — заключила. — Куда подевались типичные будни? — чуть ли не скатилась по ограждению. — Ладно, — подозрительно быстро смирилась. — Пора признаться, мне другого не дано. Будет катастрофически весело, — хихикнула. — Полагаю, придется укротить две эти стихии, — определила с умным видом, взявшись пальцами за подбородок.

 

 

 

Посреди футбольного поля, где по свисту начали собираться на урок, завибрировала земля. Не то землетрясение, не то паранормальное явление, повалило на колени. Я задыхалась, как бы нечто травило воздух. Под команды опомнившегося тренера одиннадцатиклассники поспешили покинуть стадион, затем наружу из-под беговой трассы выплеснулся вверх фонтан глины. Из нее формировалось человекоподобное существо. По велению скульптора появлялись маленькие конечности, ординарный стан. В какой-то степени методичный и стремительный процесс околдовывал. Вскоре глиняный манекен пошевелился.

— Что за пугало?

— Беги оттуда, придурок! — прогремел Иванов. Не успевающий отреагировать получил комком грязи по ноге. В ответ на разрывающийся от смеха вопрос сгусток принялся увеличиваться в объеме, до жути пугая рыжего парня. — Откуда такие идиоты? — побежал к оторвавшейся от обездвиженного тела твари, образовавшей из руки пушку. Обстрела реально не ожидали. Чудом уклоняющийся атлет отпрыгнул в сторону, пропадая из виду.

Просто наблюдать не планировала, уже вытащенный кулон вспыхнул. Так ярко, так тепло. Сердце из неизвестного кристалла, похожего на аметист, буквально ожило. «Пусть не окончательно понимаю свою природу, но впервые становлюсь тем, кем вижу себя настоящую,» — достаточно уверенным заявлением усилила сияние. Наблюдатели из неприметного автомобиля на противоположной улице с прекрасным видом на творившееся вылетели из салона и побежали следом в школьный дворик, где по крикам заподозрили неладное. При глупом виде шкафов-нянек крепче сжала талисман, отбивая подпрыгнувшую к лицу ветку. «Разочаровываете парни, не можете уследить,» — покачала головой. Понравившаяся форма начала рваться, будто ткань разрушалась, притом полностью преображаясь, мои взлетающие локоны удлинялись: метаморфоза — абсолютное прикрытие, гарантированно ослепляло на метры, то есть зелень дерева заметно засияла, зашелестела. На стадионе аккуратный девичий силуэт ринулся к застывшим школьникам, забывающим что делать. И материализовавшийся ниоткуда наемник Гит, явно настроенный остановить объект, разнес ту голову палкой.

— Что за?- раздвоившиеся части объединились, только со стороны нападающего, так матовая маска вопросительно уставилась на него. — ЧЕГО НАДУМАЛ? — выстрел вплотную в грудь, так ответила примитивная пушка, непонятно как работающая. Растерянность объяснялась. Не ежедневно первоклассный солдат сталкивается с подобным. От потери его дееспособности спасло нечто промелькнувшее, разорвавшее живую материю изнутри.

 

 

 

 

— Забыли пригласить на вечеринку? — прогремело с трехметровой ограды. — Немедленно покиньте территорию, а ещё пересмотрите правила безопасности, — в окружении десятков взглядов, громких выкриков спрыгнувшая на поле зашагала в голубеньких ботфортах на шнуровке. Едва ли шевельнувшиеся складки юбки показали лежащему на спине тесные шортики, от них зеленый прицел перевелся на перехваченный розовой лентой голубой корсет, дополненный выступающей на плечи белой тканью. — Влипла, так влипла, — плаксиво выдавила, что тридцать с лишним пушек подтвердили.

Девы в масках, окружили. Сдаваться не планировала. В мгновении ваша покорная слуга в режиме ангела Блайз Хеарт отлетела за секунды до обстрела: в метровом прыжке движением рук призвала солнечные цветки. Бутоны пораскрывались красочно, каждый из лепестков засверкал по-особому. Атака напомнила приходящим свидетелям семь небольших солнц и — раздались взрывы. Искры с грязевыми брызгами разбросались по округе, попадая на впечатлительных школьников. Девичий сияющий силуэт приземлился элегантно, занимая устойчивую к внезапным нападениям позицию «всадника».

— Есть мысли? —  и осмотрелась вокруг. — Куда подевалась? Черт, — прогнулась от непонятной боли, будто давила сама атмосфера. Двадцать фигур, сильно походящих на зомби из фильмов ужасов, накинулись сообща. Вынужденно выпрямилась в проклятии, в порыве с разворота бросила противника через плечо в других. Этим началась демонстрация высокого уровня боевых приемов, сравнима с естественным танцем пламени, или перелетающей с места на место бабочки.

Опомнилась от ритма, когда кулак пробил очередную голову. Безликие перегруппировались, набрасывались — внутри пульсирующей неприятной материи без права вдохнуть или пошевелиться я потерялась в окружившей пустоте. Ни звуков, ни тепла… Ничего из внешнего мира. Забытые страхи, особо болезненные воспоминания тянули в некуда, где в глубинах затаилось что-то…Висевший на шеи кристалл засверкал. А в дальнейшем независимое существо в развитии взорвалось. Вся помятая моя важная персона благополучно упала носом в землю с непонятным бормотанием.

— «Отличная работа,  Blaze Heart! Не додумалась повлиять на молекулярную структуру,» — подлетел вернувшийся дух.

— Офвали, — простонала.

 

 

 

 

 

 

Не в состоянии здраво расценивать окружение, и менее настроена развлекать зрителей подскочила на ватные ноги. Устояла. Пульс отстукивал в висках, тело знакомо горело. Таким образом начинался день, начинался из преследования своих телохранителей, да боя с монстрами — совершенно обыденное дело для старшеклассницы! Нечего говорить. Хотя новый импульс того, что оглушил перед стычкой, застал врасплох. «Ты начала воспринимать ауры, чему обучаются месяцы. Поздравляю. Помимо всех противоречий, способности развиваются…» — прослушивала из-за странной девочки неподалеку, такой тихой, как ночь, и такой опасной, как затаившаяся змея.

— Любопытно, — приспустила затемненные очки. — Заимствование посторонней энергии никак не влияет на адаптацию. Тем не менее. Моих кукол до такого состояния не доводили, — презрительно фыркнула. Её голос, её поведения обосновывали подозрения. Прежде показался черный огонь, внутри какого стояла фигурка, упала на колено. — Не вижу ради чего вызвали. Поднимись, Колосс.

Пластичный, также рассыпчатый материал поднялся вверх, примерно на шесть метров. Порыв ветра, упавший прямо на изгибающую горы, поднял клубы пыли: из них выглядывали очертания гиганта. И тут же повторный импульс разбросал пыль. Определенно пропорции, намного-намного превосходящие кукол, нечеловеческие. Широкая грудная клетка, квадратная талия, сильно выступающая нижняя челюсть — вполне нормальный видок неандертальца. Если не учитывать покрывшие фигуру доспехи, терпимо отреагировала на опустившуюся вниз СанниУсу.

— Интересна реакция, — заревевший на всю округу тролль повалил всех стоящих. Часто использованный образ в компьютерных играх нисколько захватывал дух, столько устрашал фактами оживающей в эти минуты легенды. Мне, как единственному появившемуся супергерою, оставалось подняться и рассмеяться опасности, а вместо проглядела как монстр бросился в лобовую. Пришлось отлететь от расколовшегося места, то есть собой поднять почву с кучками травы. Тихий стон. Далекие вопли требовали подняться. Кое-как с недовольным видом уклонилась.

— …троллей мне не хватало, — прикусила губу.

— Тебе ничего не исправить.

— А тебе не склеить этого урода.

— Как и предполагала, — проследила за сохранением баланса, не без насмешки.- То ли скажет ничего не стоящая без печати Гелиоса девчонка? Посмотрим, правдивы ли легенды про вас. Марионетка! — взмахнула рукой, словно натягивая нити. — Прикончить. Уровень второй, использование молота.

 

 

 

Команда принята: свисающая до коленного суглоба ручища тяжелела, перестраиваясь в кувалду. От звука, с каким её тянули, напрягалась. Великан приближался, с тем отстукивало в висках, неприятно покалывало в пальцах. Буквально сутки назад и не представляла, что существуют роботы, что добираюсь результатов при помощи скрытых в разуме «знаний». А теперь орудие с детскими любопытными глазами планировало меня ликвидировать.

— Недооценивай ярость одиночки, — устремилась навстречу троллю. Тот с широким размахом поднял земляную волну. В следующий миг оттолкнулась от самого молота, рванув по выпрямившейся руке. При осознании того, зарядила подошвой ботфорта по башке: возложена в ударе воля отдалила противника, аж ступни вскопали землю, а меня саму откинуло дальше. — Надоел! — вовремя сорвана с талии цепь обхватила скалу, чтобы позволить с вторым рывком повалить её. Аж здания подпрыгнули. — Не дождешься, — призвала солнечную астралию, совместно с кем разрушила знакомо материю, вдобавок ослепляя кварталы на большом радиусе.

***

Всех присутствующих на школьной территории поспешно собрали в актовом зале. Администрация, комитет учителей во главе с завучем — Туз Алиной Александровной обратил внимания сотен подопечных на складывающееся положение: коротко требовалось принять факт непонятных похищений, серьезных террористических актов, предположительно связывающихся слухами об вступлении страны в Евросоюз. Собственно говоря, происходящее в последние месяцы подтверждали возможные политические заговоры.

— Указанные правила обеспечивают защиту при их соблюдении, — уверенным тоном военного офицера, в ком нуждались, подводились итоги выступления. Знакомая обстановка кабинета математики действовала таким образом, что выпускники приходили в себя. И задача классного руководителя полагала в возвращении возбужденных туда, где ни злодеев, оживляющие землю, ни более того супергероинь в боевых платьях нет. — Не ходить без сопровождения, ставить родителей об вашем месторасположении, держаться на расстоянии ста метров от подозрительных личностей: три основных правила. В свою очередь администрация организует соответствующие мероприятия. Попрошу отнестись серьезно. Всем понятно? — заметно нервно обратился к слушателям. — Остающиеся ученики ждут инструкций.

 

 

 

 

 

 

Новости не радовали.  Потрясение от зрелищного поединка не успело пройти, оно же доказывало окончательно не сформированное понятие сверхъестественного. Конечно, появлялись вопросы, в моменте осознания каким есть мир действительно присутствовало нечто волшебное. Но обстановка из-за орудующего маньяка и прочее негативно отражалась на психику, некогда верить в чародеек. Распахнулись двери, кого-то втолкнули.

— НЕЧЕГО ХРАПЕТЬ В ПОДСОБКЕ! — гаркнул крупного телосложения мужчина, как гром среди ясного неба. — Нынешние поколения никуда катятся.

Присутствующие поглядели то на уходящего дядьку, то на удачно влетевшую в грудь молодого наставника. Одних непривычное появление новенькой развеселило, других, в особенности поклонниц мрачного Среброва — разгневало. Поскольку зловещее облако нависло над всеми, спутница слетела с плеча, затронув распущенные локоны.

— Подумаешь, — проворчала.

— Как это понимать?

— Отпустите. Ну, какая-то штуковина громила округу, испугалась, — прерывисто от жара заговорила. — Спряталась. Всё.

— Исправляешься, — похвалил таким гробовым тоном, от какого вздрогнешь. — Умная девочка, — кивнул. Вынужденно посмотрела в те карие глаза, прикрытые каштановой шевелюрой. В них отразилось личико с веснушками, глубокие небесные океаны. Поэтому отбила поддерживающую руку, угрюмо зашагала к своей парте у окна. — Предположить, возможность отвлекающего маневра террористов при помощи галлюциногенного препарата и отступить. Умно, — подчеркнул. — Незадолго до собрания заметил двух подозрительных мужчин. Поэтому подниму вопрос обо вашей безопасности, Калинина.

— Чего? — напряглась. Та убедительность, та серьезность раскалывали атмосферу.

— Николай Сергеевич, хотите сказать, что нападения участились из-за неё? Реали?

— Бесите, — подперев щеку, обреченно выдохнула. — А что здесь творится?

 

 

 

 

 

***

 

— Выставил на посмешище, ещё гад правила диктует.

— Ой, мамочки, — лепетала краснеющая Вероника.

— Сергеевич, отбери у того урода камеру! Эй, куда пошел, мужик? — не унимающий чуть не рванул. — Я сказал, вернись!

Тот факт, что наш придурковатый сопровождающий додумался восьмерых старшеклассников связать веревкой, конец какой намотал на кулак, нарушал человеческие права. Да картина смиренно идущих за угрюмым типом в респектабельном костюме стоила того. «Интересно, его контузии? Если так подумать, человека из него никакого,» — уставилась в широкую спину. Всё в Среброве выражало непоколебимую решимость: слова, движение, даже, казалось, воротник его являл собой воплощенную решимость. А на прямом лице застыло напряженное выражение, словно перед боем. И быть звеном между ним и негодующими школьниками — полбеды. «Воспроизведено древнее заклинание. Из-за него тебя дезориентировали. Такое происходит при появлении более сильного противника. Понимаешь, это влияние зависит от многих факторов. Девочка — повелитель голема. Да, именно та еврейская легенда. Уровень её силы высокий. За действительность контроль необработанного материала требует значительной энергии,» — раздался голос, существующий для меня.

— Откуда она только взялась?

Когда группа добралась до проспекта Вишневого, встречающие налетели с криками. Ознакомленные с заменой классного руководителя убедились какие у того методы и, конечно, усомнились в адекватности Николая Сергеевича. Виновник молчал, у него на лбу выступала испарина — свидетельство душевных мук. Мимо вольно потеющий сравнивался с котом, кого хозяева бранят за принесенную задушенную мышь — им же в подарок! Он пытался помочь, хоть по-своему, что за получит очередной выговор.

— Почему тебя нет, когда нужна? — рявкнула громче. Телефонный разговор с Карин закончился относительно быстро: какие-то неотложные поручения куратора отменили спасение. От беспечного романтика, считающего желание прикончить школьного маньяка за признаки симпатии, другого не предвиделось. — Развяжите, — всунула под нос запястья. — Знаете, мне плевать какие возложили на себя обязанности, как суперсолдат. Пусть отвечаете за меня, как  классовод, но это не предоставляет права связывать меня.

 

 

 

 

— Необходимо обсудить всерьёз вашу безопасность с родителями.

— Мы это проходили, — уронила голову. — Чего до полицейских докапываться? Угомонитесь.

— Пойми, Екатерина, — шагнул ближе, тем оттолкнул. — Если Пожиратель действительно тот, каким его описывали, он обязательно вычислит выжившую. Рано или поздно выяснится личность сбежавшего. И ему захочется унизить, преподать урок неразумной девочке, — прерывистым тоном отталкивал дальше. Дыхание сбилось, упавшие пряди ослепили. Впереди стоял незнакомец, в точности агрессивный хищник, что исходящим жаром отбил к кирпичной стенки. В ответ выпрямилась, как струна. — Вне зависимости от имеющейся информации убьют твоих близких. После начнутся пытки.

Такой пустой жесткий взгляд внушил бы любому кровавые сцены. Меняющиеся в голове эпизоды стерли тот проспект, ускоренно показывали все перемены, сводившиеся к абсолютной тьме. Пропасть поглотила незначительную меня, она затягивала глубже обычного, оттуда всплывали загадочные символы. Такие знакомые, такие значимые.

— Подобным не напугаете, — проморгала. — Вы и не представляете на что способна.

— Пока не предоставишь доказательства, что могу доверять, буду принимать за безрассудную девчонку, защищать свою ученицу.

Секунда и — обернувшийся повалил на тротуар, в вспышке едва ли ощутимы касания носа, тяжесть и тепло оглушили. Неподалеку раздались крики. Не подозревая что вообще происходит, прижмурилась: расплывающийся силуэт уже приподнялся, позволяя вдохнуть. А надвигающаяся буря оторвала меня от бетонной плиты в толчке сердца. Пустые глаза с детским интересом рассматривали бегущих фигурок, так отчаянно скрывающихся от её великолепного творения. «Големов нашли, проблемой меньше,» — выглянула из офицерского плеча. Из поворота, из-за здания администрации кто-то приближался. От его громовых шагов подпрыгивали автомобили, вздрагивались окна, от раскатившегося рева лаяли псы. Вовремя реагирующий на появление десятиметрового голема, повторившего первоначальную версию тролля, поднял, словно куклу, аккуратно поставил. Наступило затишье. Затишье не начатой битвы. Люди вспомнили ужас, что наводит неизвестность, те судороги, что испытывает заключенный в клетке.

— Гигантский, — проморгала я. Творение земли, идеальная марионетка перешагнула перевернувшийся грузовик. Так, будто им управляли. Затем марионеточник опустил колосса на колено, как верного рыцаря, как демонстрацию своего могущества. При всем безумном и во истине дьявольском виде никто не пошевелился.

 

 

 

 

— Люди этого города! Среди вас, нейтральных, есть человек, которого разыскиваю, — прокричала над головами девочка в пальто, свесившая ноги с края балкона. — Эта девушка является не меньшей для вас опасностью, чем другие визитеры, а также она находится среди вас, — заявление на низких нотах подвергло панике. Рядом активно перешептывались. В попытке найти СанниУсу обнаружила подозрительную туманность, плывущую в воздухе дымку, от чего оторвал вытащенный пистолет. При жутком виде военного офицера, наконец попавшего в нужное место, сглотнула. — Феномен павших ангелов по своей природе уникален: борцы за справедливость, защитники душ. Забавно, — весело забила ножками. — Если не она на появится, то… сравняю весь город с землей.

Тогда и ужас пронзил сознания, тогда на асфальт упал совершенный металлический молот: слух разорвал выстрел — публика разбегалась. Потянули за руку, еле-еле успевала. Как обычно, воспаление синдрома защитника подавляло личность, сбивало с мыслей. Раздолбаная в хлам мемориальная стена ощутимо ускоряла. И тут наши руки рассоединилися, хаотично двигающая толпа уносила меня, задерживала прорывающегося Среброва. До столкновения с истерически смеющимся парнем терялась в водовороте ужаса. «Безумие!» — активней боролась. В какой-то момент неразборчивая речь прекратилась, между нами засиял щит, при прохождении через него обезумевший просел на колени. В прогнившем невыносимом мире не отыскать того, кем был. Всего лишь тени окружали, будь они правда мертвецами, или же внушением подсознания, перед пропастью небеса казались ближе. Ближе некуда. Казалось, вот-вот и смогу прикоснутся к ним, пусть, и на долю мгновения. Горизонт облаков наливался свинцом, позади проносилась не то раскаты грома, не то пушечные выстрелы — так не хотелось оборачиваться! Но преодолеть границу человеческих возможностей, вырваться из рамок, или элементарно побежать навстречу колоссу по крыше многоэтажного здания в метаморфозе — чертовски круто! Ещё полнейшее безумие. Воплощения человека в божество заставляло почувствовать что такое душа. Это то чувство, когда независим ни перед чем, когда пустоту внутри наполнилась пламенем, а раскрывающееся пространство преображается одним единственным решением. Во вспышке огненных бутонов, пробивших непобедимого тролля, пронеслась фигурка, чьего идеального приземления на булыжник нельзя пропустить. На высоте, позволяющей осмотреться, в клубах пыли просвечивался профиль. Незнакомка с вьющимися локонами приподняла подбородок в загадочной усмешке. От нее пробирала дрожь. От факта прихода некоторого столь могущественного, в данном случае феи забывалось все. Того, как начинали смотреть на нее, нельзя не замечать, как  плывущая дымка золотела, видели немногие. Бесстрашный взгляд прекрасного ангела предназначался настоящему противнику — разминающей пальцы девочке.

 

 

— Неужели догадалась? — проследила за реконструкцией скелета. Ввиду поврежденных двигательных суставов, пробитых остальных участков, процесс замедлялся. Более того энергетический импульс повлиял на материю достаточно, чтобы предупредить. И это говорило о аналитических способностях противника. — Нет, становится интереснее.

— Мы не договорили, — отовсюду слетающиеся крупицы света, будто бы светлячки, собирались вокруг нее. Так феерично, так волшебно. — Нападения сосредоточены на администрацию, террор мирного населения, отсутствие достойного сопротивления, — перечисляла на одном дыхании, притом агрессивно. — Все напоминает тщательно спланированную операцию. Включая необъяснимые похищения и деятельность Пожирателя, предполагаю, что вы используете ресурсы Нейтральной в качестве подготовки к чему-то более значимому, чем запугивания мирных населений. Выяснять мотивы не буду — бесполезно.

— Разумно.

— И смертельная скука, — устало вздохнула. — Потому эффективней собственноручно перебить визитеров. Мне, как ангелу Блайз Хеарт с святой миссией, противостоящему тьме, а также реинкарнации богини Эфир, невыносимо закрывать глаза на беззаконие в своем городе. Собственно про какие сверхзадачи говорить, если не выйдет вразумить девчонку? — задумалась, пропуская поднятие голема. — Кошмар, опять?! — не соответствие всей торжественности правосудия, противоречивость в поведении, будто бы безответственная: такие от факторы возмутили врага.

— Как ты посмела? — менее хладнокровней крикнула. — Как смеешь открыто насмехаться? Я — мастер Адалин, повелитель голема. И я тебя убью, Blaze!

Назвавшаяся Адалин спрыгнула вниз и по мере приближению к разбитому асфальту дымка изящными лентами охватывала её фигурку, затем рассыпавшаяся материя переносилась к ней: из образовавшейся сферы трансформировался иная марионетка. От столь непредсказуемого поворота внутри похолодело, клубившиеся в небе грозовые тучи пронзили вспышки молнии. Наконец вполне приличный великан из камней взмахнул кулаком. Мало того, что временный пьедестал растрощился вдребезги, так ещё обломки помчались следом. Пришлось удирать, да в придачу уклоняться от самонаводящейся глины. «Лучше и не придумаешь чем заняться до обеда! Ненавижу, ненавижу всех!» — готовилась расплакаться. И тут мимо промчалась золотая стрела: оставалось проскользить подошвой по раздолбанному пути, чтобы застать как астралия уничтожала врагов. При виде молниеносного духа вернулся боевой дух, направивший по перевернутому автобусу, откуда стартовала для воздушной атаки. Но отбило всего лишь движение: болезненно пролетела площадью, влетая в террасу кафетерия.

 

 

 

— «Кейт! Ты как?» — подлетевшую едва не сбил откинутый стул.

— Она не подозревает с кем связалась! — в вспышке гнева вытерла губу. Растертые на ладони пятна крови напомнили какие назревают последствия.

— «Будь предельна осторожна!»

— В худшем случае разгромим полгорода, и гарантированно неделя больничного. Умру со скуки, черт, — пошла напрямую к разогнавшемуся валуну, кому в грудную клетку запустила хрустальную лилию. — Чего? —  атака из световых частиц, продолжающих окружать меня, охватила цель паутиной трещин, замедлила движения. Гигант тому противостоял. — Когда такому научилась? Что это такое?

— «Действуй!»

— А правда, — прикрылась от разлетающихся предметов руками. — Разрушим голема! — вместо маленькой девочки, едва державшейся от шквала, появился ангел во плоти.

В дальнейшем разлетелась оторванная стена жилого здания. Безвредно для окружающих она остановилась в метре, невидимая преграда отбросила кирпичи. Каким совершенным великан не был, ловкости ему не занимать. Как только серебристый туман рассеялся, поднятая земляная волна обрушилась на здания, сбивая людей, полностью перекрывая выходы. А вылетевшая из поднятого облака моя неповторимая персона побежала по выпрямившейся руке, поднимаясь на плечо. Голем пытался скинуть. Но волшебная цепь перехватила его могучие конечности в движении. Тот миг рассеявшихся облаков, миг разлетевшихся от лица локонов, запомнился. Все эмоции, чувства, воспоминания приобретали форму, будто были разгорающимся огнем, чье сияние ярче звезд. Не хватало лишь астралии, влетевшей в кристалл. Тотчас же ниоткуда и отовсюду зазвучала мелодия скрипки, голосом из прошлого затягивая глубже в подсознание. « Вечный Свет, сражающийся против Тьмы, на правах нового бога, призываю перерождение !» — едва ли произнесла, из пропасти подсознания выпорхнули лепестки. С ними вырисовались в воздухе символы печати. Буквально минута ожидания, возможности разглядеть знаки, после чего из них вырвалась энергия, то ли свет, то ли пламя, поглотившее великана. Живая материя боролась, вновь и вновь поднимаясь, тем усиливая влияние. На мгновения мир исчез. Когда атака рассеялась, почему-то целыми нетронутыми улицами пронеслись первые фразы. А на вымощенную брусчаткой площадь упала горсть праха, такая незначительная. От конечного вида демона участился пульс. Стало грустно, одиноко. Однако выходящие из укрытий любовались падающими звездами, этого хватало, чтобы просто сражаться за них, за сохранение правильного мира.

 

 

 

— Обрети в следующей жизни покой, Адалин, — прошептала.

Битва бесследно испарилась, словно бы правда её не было. Никто из свидетелей серьезных повреждений не получил. Некоторые утверждали в обратном, переманивая внимания появившихся репортеров. Из всех перечисленных версий беспокоила та, в которой обществу угрожали, и поэтому возникла загадочная воительница в боевом платье — Блайз Хеарт, кто возвращала в завтра кое-что важное. Прислушиваясь к всяческим разговорам, осматривалась, замечая изменяющихся людей.  «Должно быть, счастлива. В вечерних новостях по всей стране, после материку огласят о пришествии ангела. Будут приходить новые враги,» — голос не затихал. Не успевая ответить, пройти пяти шагов, как ощутила выросшую позади тень. Та ужасающая, смертельная аура принадлежала только одному человеку. Прежде чем обернутся, уткнулась в рубашку, уловила приятный горький запах.

— Ник… — просопела. Ниоткуда появившийся учитель, считающийся зацикленным на военном деле параноиком, внезапно обнял. Стиснул в крепких руках.

— Больше не отпускай моей руки, ясно выражаюсь? — показался теплым, против воли задрожала. От таким кусок камня ещё не был, таким… Погладившая по головке ладонь окончательно добила. — Легкомысленные девушки, как правило, долго не живут, — уничтожил призрак симпатии. — Тебя не ранили? — попытки выскользнуть сводились впустую. На минуту стало смешно, буквально полчаса назад уничтожила голема, а сейчас застряла в объятиях.

— Привет, голубки! — знакомая брюнетка в солнцезащитных очках подмигнула нам, одновременно обернувшимся.

— Карин! — подпрыгнула. — Извращенец, — точным ударом лба об челюсть освободилась.

читателей   208   сегодня 1
208 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,33 из 5)
Loading ... Loading ...