Последний выбор Геракла

1.

 

Парень стоял в черных очках и слушал, как за спиной захлопывается дверь метро. «Как в лабиринте, – подумал он и почувствовал дрожь в теле.

Спускаясь по ступенькам, быстро посмотрел на экран смартфона.

Точность – вежливость…

Парень вдохнул холод, который завис в густом воздухе, и поднял ворот куртки, засунув руки в карманы. Мерцали лампочки, разгоняя мрак и бросая свет на спящих бомжей.

«Зачем назначать встречу в такое позднее время?»

– Кстати, время вполне даже обычное, – просвистел за спиной голос. – Тебе ли привыкать?

Из мрака вышел горбатый старик.

– Аид? – не поверил своим глазам парень.

Из-под бровей старика блеснули кошачьи глаза:

– Уж не подумал ли ты, что я выгляжу так на самом деле? – Смех Аида перешел в хрип. – А ты, Геракл, и сюда в черных очках пришел?

– Привык я к ним.

– Привык, говоришь? – Аид бросил взгляд в тоннель. – После Горгоны не снимаешь на всякий случай…

– Она здесь ни при чем.

– Здорово ты ей голову…

Аид знал, что Геракл прищурил глаза, спрятанные за черным стеклом.

– Так это же Персей. Он еще у Форкид похитил глаз, а у тебя мотоциклетный шлем-невидимку.

Кошачьи глаза Аида растянулись в улыбке:

– Да что ты говоришь? А то я не знаю, кому этот шлем в руки давал. Персея, ты же знаешь, я сам выдумал, а средства массовой информации сразу и подхватили.

Улыбаясь еще шире, он похлопал Геракла по плечу, и снова бросил взгляд в тоннель:

– Только вот не помню, передавал ли ты мне отрубленную голову в мешке или нет.

Из глубины тоннеля донесся шум приближающегося поезда. В кабине машиниста сидел Харон, одетый в телогрейку.

 

2.

 

Войдя в один из вагонов, парень в куртке представил, как сюда заходят души умерших людей и занимают места, пробираясь сквозь толпу таких же самых пассажиров. Перед отправкой электронный сканер проверяет наличие печати в документах, поставленной в кассах при входе в метро.

– Прислушайся, как здесь тихо, Геракл. Нет человеческой суеты, которая всегда утомляет.

Геракл сел возле окна, ощутив тяжесть во внутреннем кармане куртки:

– Почему ты не послал кого-то за мной, а сам встретил?

Аид сел напротив парня и попытался за черными очками разглядеть цвет его глаз:

– Дело у меня к тебе слишком деликатное.

– Харон может услышать наш разговор, – Геракл махнул рукой в сторону кабины машиниста.

– Нет, не услышит. Харон глухой и слепой.

– Как же он тогда?

– Нюх у него, как у собаки. Особенно за версту чует людей, у которых грехов полно.

Старик расслабился, и, достав пачку сигарет, протянул парню:

– Будешь?

Геракл покачал головой:

– Я завязал, Аид.

– Понимаю: имидж, прежде всего, – Аид щелкнул пальцами, и вспыхнул огонь, от которого тот прикурил и с наслаждением выпустил дым в лицо парня. – Конечно, Олимпийский чемпион. Сеть фитнес-клубов по всему миру, и к тому же, французские рестораны. Но, по сути, Геракл, ты же прирожденный киллер…

– Я завязал, – парень кашлянул в кулак.

– Так и я о том же, Геракл. Журналисты видеоролики снимают о том, как ты благотворительностью занимаешься. Между прочим, я на той неделе смотрел. Мне понравилось, как они тебя превозносят. Но падать с высоты больно…

– Что ты задумал, Аид?

Кошачьи глаза блеснули:

– Когда-то мир вспомнит, как в припадке сумасшествия ты зверски убил всех своих детей.

– Аид!!!

– И детей брата своего Ификла…

– Аид, не надо!!!

– С психиатром договорились. Дело повесили на Геру. Конечно же, ведь Олимпийский чемпион. Хотя все можно пересмотреть…

Геракл сжал кулаки до боли в костях.

«Еще не время…»

– Так что ты задумал, Аид?

 

3.

 

Вдруг вагон пошатнуло. Резкий удар выгнул часть стены внутрь. Парень упал на пол. Придерживая тяжесть во внутреннем кармане, он тут же нашел черные очки под сиденьем.

«Еще не время…»

Старик вжался в спинку сиденья:

– Снова отвязался…

Надев очки, Геракл посмотрел в окно. Поезд ехал, не останавливаясь. Его догоняло огромное уродливое создание з  мускулистым мужским торсом и лохматой бычьей головой.

– Минотавр, – по спине Геракла пробежала дрожь, словно он почувствовал холод захлопнувшейся двери лабиринта.

Аид ткнул пальцем по экрану смартфона.

– Гермес? – Горб у старика исчез, а в кошачьих глазах вспыхнул огонь, который  тут же погас, на миг преобразив лицо Аида и показав его истинные черты под стариковской личиной. – Я же просил выковать крепкие цепи. Да, он снова отвязался.

Парень заметил, что после разговора по телефону горб у Аида вырос. Он посмотрел поверх головы Геракла:

– Мне пришлось сымитировать смерть Минотавра.

– Зачем?!

– Так надо. Я не могу без гарантий, понимаешь?

– Нет, Аид, не понимаю. Для тебя я убил Минотавра в его же логове, подстроив так, чтобы подозрение упало на Тесея.

– Ты отлично поработал, Геракл.

Убедившись, что Минотавр отстал от поезда, парень отвернулся от окна. Его взгляд, который скрывали черные очки, буравил старика.

Тяжесть во внутреннем кармане придала уверенности:

– Так что же ты задумал, Аид?

Поезд круто свернул влево, и Геракл почувствовал, что Харон направил состав глубоко вниз.

– Ты нужен мне, Геракл.

– Почему не послал за мной Гермеса, например?

Аид закурил, но на этот раз машинально:

– Я знаю, что ты избегаешь встреч со мной, но ситуация щекотлива, чтобы использовать посредников.

Геракл посмотрел на старика сквозь едкий дым:

– Давай угадаю?

– Попробуй, – Аид прищурил кошачьи глаза.

– Еще вчера она работала в цветочном отделе супермаркета…

Сигарета застыла во рту Аида.

– Как называется этот отдел? – Как бы не замечая, продолжал парень. –  «Озеро Перг», да? Вдруг со стен посыпалась штукатурка, плитка под ее ногами разверзлась, и…

Старик выплюнул сигарету и погасил о пол:

– Откуда ты это взял? Все намного проще.

– Проще?

– Стоит лишь превратиться в Апполона и отвести в шикарный ресторан, перед тем заглянув на часок в казино и поразив своей удачей. Всего лишь баловство. Однако дальнейшие намерения серьезны…

– Да неужели? Ты похитил не кого-нибудь, а Персефону, Аид.

Парень впервые увидел, как у Аида судорогой свело нижнюю часть лица:

– Откуда ты узнал?

Геракл похлопал его по плечу:

– Аид, ты похитил ее на глазах у всех, кто тогда находился в супермаркете. Говори, зачем я тебе нужен.

Старик громко выдохнул:

– Чтобы Персефона стала моей женой, я дал ей вкусить гранат, перед которым она не могла устоять. Я знал, что, сколько зерен она съест, столько месяцев каждый год она будет находиться в моем царстве, а остальное время пусть живет на земле. Персефона съела три зерна.

– Значит, в течение трех месяцев…

– Но что-то пошло не так. На следующий день она превратилась в трехглавого пса.

– В Цербера?..

– Если Зевс узнает, представляешь, что со мной сделает?

 

4.

 

Поезд выехал в освещенный тоннель, который вел к вратам царства Аида. Стены тоннеля сотрясал свирепый вой Цербера.

«Теперь время», – подумал Геракл.

Он резко встал и засунул руку во внутренний карман, ощутив тяжесть:

– Зевс уже знает.

– Что?!!!

– Ее мать Деметра обратилась к Громовержцу за помощью. К тому же, засеянные поля не дали урожая.

Кошачьи глаза Аида забегали:

– Как ты мог?!! Я же доверял тебе, Геракл!!!

– Ты шантажировал меня, а я люблю свободу.

– Так ты пошел к Зевсу искать свободу?!! К Зевсу?!! За свободой?!! Уж он точно будет тебя использовать в своих интересах…

Старик уставился на руку Геракла, которую тот держал во внутреннем кармане. Кошачьи глаза блеснули.

«Теперь время…»

Парень в черных очках достал мешок, пропитанный кровью, и вытащил из него бледную голову, окутанную множеством змей. Он вытянул руку, и скользкие лбы коснулись щек Аида. Открыв пасти, они выпустили языки, от прикосновения которых в сознание вполз ужас. Шипение змей разбудило голову. Аид увидел, как запульсировали сосуды, рот жадно вдохнул воздух, и поднялись веки.

Словно дверь лабиринта и правда  захлопнулась.

Холод вполз в застывшее тело Аида, обволакивая густотой, которая склеила движения суставов и мыслей. Последний вздох застыл, так и не успев вырваться из окаменевшей оболочки.

Голова Медузы Горгоны тут же высохла, как выжатый лимон. Змеи начали падать на пол и расползаться под сидения, шипя и кусая друг друга.

Парень выбросил голову, снял черные очки и бросил туда же, куда и голову. Наступая на змей, он добрался до кабины машиниста.

– Теперь ты доволен собой, Геракл? – спросил его, не оборачиваясь, Харон.

– Да, ведь я убил зло.

Машинист поправил телогрейку:

– Ты на самом деле убил зло или всего лишь уверен, что убил?

Геракл молчал, рассматривая истрепанную телогрейку Харона. Сразу же видно – левый рукав короче правого.

– Вот именно, – Харон поднял вверх указательный палец. Тебе сразу видно, что рукав короче, а мне, что не зло ты убил. Совсем не зло.

– Что же тогда?

– Ты убил того, кто контролировал зло.

Геракл отбросил ногой змею и закрыл дверь:

– Как же так, Харон?

– Так вот как-то.

– Ты же вроде этот…

– Глухой?

Харон засмеялся, повернувшись лицом к парню, который прислонился к стене. Геракл едва не утонул в его пустых глазницах, но вовремя закрыл глаза.

– Скоро конечная, – заскрипел машинист по радиосвязи, повернувшись к Гераклу спиной.

 

5.

 

Парень в куртке вышел из вагона.

– Это твоих рук дело, Геракл, – позади него стал Харон и, махнув рукой в сторону врат, поправил телогрейку.

Свирепый вой трехглавого пса ворвался в сознание Геракла. Разрывая на ходу в клочья души умерших, из оторванных с петель врат выскочил Цербер. От его мощного морщинистого тела на массивных изогнутых лапах исходил пар, глаза всех трех голов дико и безумно смотрели в сторону поезда.

Он быстро догнал первую сотню мертвецов, которые уже вдохнули запах свободы, и пожрал их.

Вопль отчаяния захлебнулся в чреве монстра.

Парень увидел, как рассыпается забор царства Аида. Из трещин нескончаемой чредой черных теней выползали души, давя друг друга.

«Словно змеи в поезде…», – подумал Геракл, но вслух спросил:

– Что здесь происходит, Харон?

– Они узнали, что ты убил того, кто держал их в узде. Но уничтожил ли ты зло?

Геракл сделал два шага вперед, чувствуя, как под ногами вздрагивает земля, и поймал взгляд тяжело дышащего Цербера, повернувшего одну из голов в его сторону.

За налитыми кровью глазами чудовища, как за гранью зеркал, скрывался полный смятения взгляд Персефоны. По морщинистой шкуре чудовища потекла слеза.

Геракл застыл:

– А если бы я оставил Аида в живых?

– Царство Аида не рухнуло бы, и Персефона тогда не пожирала бы убегающие души. Она превратилась в Цербера, только войдя в царство Аида, а по земле ходила бы в человеческом обличии.

– Но как можно жить с Аидом без любви?

– Кто тебе сказал, что Персефона не любила его?

– Он же похитил ее?

– Может, она хотела, чтобы Аид ее похитил?

– На глазах у всех?

– Тем более.

– Но, Харон, он же превратил Персефону в чудовище!

– Просто что-то пошло не так. Впрочем, она всегда остается богиней. В любом обличии. Совсем другое дело, когда богиня плодородия пожирает души. Тогда Персефоне суждено занять место убитого тобою мужа, и больше никогда не видеть дневного света.

– В таком случае…

– Ты бы пошел против Зевсовой воли, – перебил его Харон.

– Пусть, – Геракл стал напротив машиниста. Позади него вопли отчаяния разбивались о свирепый вой трехглавого пса.  – Я готов это сделать.

Он крепко схватил Харона за плечи:

– Посмотри мне в глаза.

Тот отвернулся.

Геракл сильно встряхнул машиниста и закричал:

– Посмотри мне в глаза, Харон!!!

Харон посмотрел, и Геракл утонул в его пустых глазницах.

 

6.

 

Парень в черных очках подошел к двери метро. Он посмотрел на экран смартфона.

Точность – вежливость…

Но все же…

Парень знал, что дверь метро не захлопнется за его спиной, как в лабиринте. Тяжесть во внутреннем кармане куртки придала уверенности.

Он включил функцию экранной клавиатуры, и, набрав текст, отправил sms.

Затем, увидев повернувшее из-за поворота такси, побежал ему навстречу, махая рукой.

Открыв дверцу автомобиля, парень сел в салон и, сняв черные очки, бросил взгляд в сторону метро. Он поднял ворот куртки и закрыл глаза, не представляя, как объяснить Зевсу свой последний выбор.

Такси резко развернулось и скрылось за поворотом.

 

7.

 

Аид стоял во мраке за колонной в метро, с удовольствием вдыхая холод. Вдруг запищал смартфон. Посмотрев на экран, Аид прочитал sms. Хитрая улыбка скривила его губы.

Он вышел из мрака и бросил взгляд на ступеньки. По ним спускался только сквозняк.

Из глубины тоннеля донесся шум приближающегося поезда. В кабине машиниста сидел Харон, одетый в телогрейку.

Аид вошел в пустой вагон и сел возле окна.

«Еще не время…»

– Слышишь, Харон? Сделки не будет. Пока что…  – Кошачьи глаза блеснули, и тут же погасли. – Впрочем, ты же глухой…

Харон улыбался, поправляя телогрейку.

Поезд скрылся во мраке тоннеля, и, набрав скорость, ехал уже без остановок.

читателей   200   сегодня 1
200 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...