Последний танец

Город походивший с виду на старый Лондон, был размещен на острове Исландия. На дворе новый век, семнадцатый, люди перестраивают приоритеты, и окружение. Все меняется, ведь 100 лет минуло. Нужно как-то оправдать свое существование, и дать молодым урок, как жить дальше и строить новое общество. Чтобы те, не окочурились и не померли от очередной эпидемии неведомой болезни. Нужно исправить предыдущие ошибки, чтобы дать место новым, неокрепшим. Вот и решил один человек, совершить преступление на рубеже веков, чтобы о нем забыли, как только пойдет первый снег. Злой то умысел был или нет, но все же он совершил задуманное, накануне дня всех святых.

Шел Джим по тропинке вдоль леса, из маленькой деревушки к себе домой. Город не близко, поэтому путь предстоял долгий. Вокруг ни души, лишь деревья танцевали под музыку прохладного ветра. Луна освещала путника и его грязный поступок. Джим ни богат, ни беден, но выглядел довольно прилично. Надет на нем был старый отцовский камзол зеленого цвета, сверху торчала белая ткань, а на ногах коричневые штаны, и туфли на каблуке с миллиметр. Лицо вытянутое, глаза цвета утренней росы, густые черные брови, и взъерошенная копна волос на голове. Все бы ничего, да только руки были в крови, капли стекали с пальцев и падали на пол, оставляя за ним красный след. На лице бордовые, запекшиеся точки, и одежда в остатках мертвенной жижи. При этом эмоций нет, только спокойное выражение, и глаза устремленные вдаль, он пытался разглядеть тропинку впереди, и как долго следует еще идти. Нужно все-таки смыть остатки смерти с себя, этот смрадный запах окутывал Джима вокруг, и тот пытался справиться с ним.

Плутал он долго, и увидев впереди срубленное дерево, сел рядом на пень. Устал блуждать по тропинке, домой доберется скорее всего к восходу, поэтому следовало отдохнуть. Сняв с ремня небольшую бутылку с водой, откупорил ее и начал жадно проглатывать прозрачную, прохладную жидкость. Силы понемногу возвращались к Джиму, поэтому остатками попытался смыть с лица кровь. Полностью очистить не удалось, и после умывания остались красные разводы. Но его это ничуть не смутило, ведь кругом ни души, да и в городе никого так рано не будет, успеет проскользнуть незамеченным. После выбросил пустой сосуд, и собирался вставать, как услышал сладкий, женский голос неподалеку. Разобрать невозможно, но тот манил к себе и сопротивляться было бесполезно. Джим поднялся и пошел на чарующие звуки. Пройдя мимо зарослей ракиты, вышел на небольшую поляну, усыпанную красными цветами. Оттенком не отличались они, но каждый, казалось, был индивидуален. В середине этого яркого покрывала сидела молодая девушка, она гладила лепестки и напевала неизвестную Джиму мелодию.

Потихоньку он приближался к незнакомке, шаг за шагом, все ближе и ближе, но  случайно попавшая под ногу ветка, хрустнула под тяжестью веса. Девушка обернулась, а после предстала перед ним. Ее черные волосы до колен, завивались будто ветки виноградной лозы, и яркие кристаллы, похожие на капли воды, были хаотично разбросаны по всей длине. Голову украшала маленькая диадема, вместо драгоценных камней на ней были полевые цветы и нераспустившиеся бутоны, кроваво-красного цвета. Глаза большие и синие, как самая глубокая точка Тихого океана, ресницы пышные, похожие на крылья самых чудесных бабочек. А губы, естественно розовые, слегка вытянуты в милой улыбке. Одето на ней было платье из марселина, бордового цвета и подвязано под грудью нежно-зеленой лентой. Дева манила к себе рукой, а Джим стоял как вкопанный не зная что делать.

Лунный свет озарял судьбоносную встречу, и ждал дальнейших действий. Девушка первой нарушила тишину:

— Почему ты один?

— Так вышло. А почему с тобой никого нет? — спросил Джим.

— Совсем недавно у меня была семья, хоть и не по крови, но они любили меня. — с грустью ответила незнакомка.

— Что же случилось?

— Они выбрали иной путь, и им помогли это сделать. Теперь я одна.

— А я всю жизнь, сколько себя помню был один. Ни родителей, ни друзей. Так сложилось и повелось. Я Джим- одиночка. — после взглянул на девушку, та протянула ему руку.

— Можем мы станцевать последний танец? — и дева посмотрела ему в глаза.

— Но музыки нет. И почему последний?

— Обычно так называют невозможность изменить реальность, а действие которое совершаешь перед смертью и есть последний танец. Это итог всех страданий и мучений, также итог радостных моментов. — после они сблизились, и начали медленно кружиться на красном полотне из цветов.

— Ты умираешь? Поэтому здесь одна сидишь? — с тревогой в голосе спросил Джим, позабывший обо всем.

— Я не говорила кто умрет, и не давала намека. С чего ты взял что я умру? — и улыбнулась ему.

— Но я точно не собираюсь уходить, да и старую с косой не видно. Вот и подумал, что сегодня твой последний день. А это развлечение, перед “заходом солнца”.

Незнакомка лишь улыбнулась на его слова, и они продолжили кружиться под лесные звуки.

Но, улыбка ее лжива, девушка не веселилась, она знала чего хочет. И была она далеко не человеком, а феей, которая охраняла дом и помогала его жильцам чем могла. Она считалась одиночкой, с другими не летала по лугам и долинам, не плела паутину из цветов на зеленой траве, и росу не собирала по утрам чтобы накормить редкие растения, потерявшихся в зарослях плюща. Только тех людей знала, у которых жила, и приносила изредка украденную еду или одежду беднякам. Это считалось одновременно плохо и хорошо. При этом никто не знал путь к их дому, кроме одного человека. Джима.

Из его дома, однажды, пропала ценная вещь, и случайно нашлась у дряхлого старика, тот пытался продать ее по дешевке. Джим желал вернуть свою собственность, но мужчина не соглашался и не верил словам. Денег и так мало, а отдавать, случайно найденную, ценную вещь бесплатно не хотелось.

Под покровом ночи, Джим молился в последний раз, так как этот проступок ему никто не простит. А после взял нож с кухонного стола и направился прочь из города, в деревню где жил тот старый бедняк с семьей. Путь не близкий, и он прибавил шаг. Оказавшись рядом с назначенным местом, приблизился к окну и посмотрел внутрь. Возле открытой печи, сидел тот дряхлый старик, рядом его жена и дети, их было четверо. Обойдя вокруг, в дверь стучать не стал, зашел внутрь и повернул ключ. Крики были слышны на всю деревню, но никто не посмел приблизиться к дому. Орудие было брошено в огонь, а после Джим сбежал, и оказался на поляне.

Они все танцевали и танцевали. Ему становилось плохо, и посмотрев на девушку Джим сказал:

— Отпусти, мне нужно идти. — и попытался вырваться из объятий девы.

— Я не могу, мы еще не станцевали. — после, еще сильнее схватила его.

— Как не можешь? Что за игру ты затеяла? — с ужасом спрашивал Джим.

— Ты все знаешь. Я ведь упомянула семью. Ты не догадываешься, о ком говорю? — девушка пристально посмотрела в глаза убийцы.

— Какая семья? О чем ты? — в истерике кричал он.

— Семья бедняков, которых ты убил. Они были единственными кто ценил меня в этом мире. Как ты мог так поступить?

— Я хотел вернуть свое. Они украли у меня самое ценное. — взрывался Джим.

— И что же это?

— Кувшин с моей душой. — спокойно ответил он.

— Этого не может быть. Так не бывает у людей. — прошептала девушка.

— Бывает. Когда теряешь самое дорогое, душа уходит.

— Мне знакомо это, но зачем ты их убил? — с грустью спросила она.

— Старик продал мою душу, за три серебряных кроны. И теперь она для меня потеряна навсегда.

— Пусть так. Но ты не смел решать судьбу его семьи. — и слезы потекли по щекам девушки.

— Пусть так? Я без души, буду плутать по улицам своего города. У меня теперь не будет мечты, цели, веры. Ничего. Я обеднел внутри, еще сильнее чем снаружи. Разве так можно жить? Скажи. — и взглянул на девушку.

— Так живет большинство людей, разве ты не знал? Кто продал душу деньгам, кто любви. Каждый находит своего демона, и подписывает с ним вечный контракт.

— Тогда какой демон попался мне?

— Тебе? Самый мерзкий и жадный, он подтолкнул тебя к убийству.

— Но, что получил я? — с надеждой спросил Джим.

— По глупости своей, ты остался ни с чем. В месте где прописывают твою долю, осталось лишь пустая строка. — после дева отпустила его руки.

Последний танец был исполнен, и мелодия ночи прекратилась. Джим стоял лишь несколько секунд, а после упал замертво, на покрывало из красных цветов. Девушка смотрела на него, и не понимала поступка человека. Слепая злость, заставила отречься от всего прекрасного. Он желал отомстить, но нашел в этом лишь свою смерть.

Солнце постепенно вылазило из норы, в которую его загнала на время ночная мгла. И оранжевый свет расплывался по земле, метр за метром. Джим так и лежал посреди поляны, бездыханный. Но чем ближе приближались лучи, тем отвратительнее все становилось вокруг мертвеца. Цветы закручивались в бутоны, а потом чернели и гнили. Зеленая трава пряталась в землю. А когда желтый круг повис в небе, оказалось, что Джим лежит посреди пустоши и болота, и нет даже намека, на прекрасные луга и благоухающие цветы.

Девушка вернулась в лес, и прильнула к дикому плющу. Дорога обратно закрыта, больше ее никто не ждет. И спрятавшись за зарослями, она уснула мертвенным сном.

Жизнь коротка, поэтому прежде чем что-то делать, нужно несколько раз подумать. Хорошая история, правдива она или нет, решать только вам. Потому что, истинные источники скрыты даже от автора.

читателей   202   сегодня 1
202 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,25 из 5)
Loading ... Loading ...