Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Подарок

— Проснись! — Прошептал женский голос.

Андерс проснулся и невидящим взором пялился в пустоту, пока не смог окончательно придти в себя. Его тело онемело: ночь, проведенная на дереве, далась ему очень нелегко, но он был рад даже тому, что просто чувствует свои конечности. С трудом оторвавшись от мерзлой коры, он осмотрелся: вокруг дерева, на снегу, было множество волчьих следов. Его пробрала лёгкая дрожь, когда он вспомнил ночные кошмары.

До зимы было ещё далеко, но осень, в этом году, была удивительно щедрой на снегопады, чередующихся с ливнями. Выпавший ночью снег, к экватору дня, превратится в грязь, по которой будет невозможно идти.

«Меня кто-то звал или мне это приснилось?» — Размышлял Андерс, спускаясь вниз.

Он сильно ослаб, шатался, не в силах держаться на ногах. Живот громко гудел, требуя еды, но ничего съестного не осталось. Вчерашний наспех сделанный лагерь, был разрушен с особой, звериной, жестокостью. Хворост, так и не ставший костром, отсырел, и теперь был бесполезен. Руки Андерса, с рваными мозолями, хорошо помнили, как он пытался получить огонь. Ему было больно даже думать об этом. Рядом с разорванным на части вещевым мешком, валялись обглоданные рыбьи кости. Он пнул их от безысходности, но подскользнулся и упал. Лежа на холодной земле, в грязи, он истерично смеялся и плакал. «Я смогу поймать ещё!..»

Хлопанье крыльев привело его в чувство. Крупная ворона, сделав круг, приземлилась на дерево и стала наблюдать за ним. Это была умная птица, Андерс ощутил на себе всю тяжесть её взгляда. Руки сами по себе потянулись к нагрудному карману: охотничий нож, оставшийся от деда, был на месте. Холодное железо успокаивало лучше любого талисмана. «Испугался какой-то птицы!..»

Нож напомнил ему, как он оказался в таком положении: пьянка, ссора с лучшим другом, его убийство… Побег от наказания. И куда? В Лес Проклятых. Сама судьба наказывала его за преступление.

«Заслужил ли я всё это?» — Спрашивал он у самого себя.

Окровавленное железо говорило, что заслужил.

«Но я не хотел!»

На это ни у кого не нашлось ответа.

Ветер донёс до него лёгкую дымку, пахнущую жареным мясом. По всей видимости, где-то развели костёр. От голода начинало подташнивать. «Люди? В этом лесу?» Страх подсказывал, что от них нужно держаться подальше, но голод предательски притупил все чувства, заставив идти на запах.

— К-а-а-а-р! — Ворона осталась на дереве.

 

***

 

Андерс старался идти осторожно, прислушиваясь к каждому шороху. Но ему было далеко до охотника или следопыта, поэтому все его усилия были напрасными. Издаваемый им шум, можно было бы сравнить с медвежьим или любым другим крупным животным, вроде лося или дикого кабана. Его же самого не покидало ощущение, что за ним кто-то следит. Он испуганно озирался по сторонам, рассчитывая увидеть преследователя и, иногда, это ему удавалось. «Животные? Люди?» Тени исчезали, как только он их замечал.

Внезапно, перед ним вышел мужчина. Грязный, одетый в какую-то рванину, с глазами, тусклыми как стекло, и спутавшимися длинными волосами. Он одной рукой выводил в воздухе знаки, что-то бормоча себе под нос, а второй держал нечто, свисающее с шеи. Стоило только моргнуть, как он исчез.

Сердце бешено забилось в груди, проступил холодный пот. «Это мне померещилось… померещилось…» Повторял Андерс без остановки, словно в бреду. Находясь в прострации, он сел на землю и обнял свои колени, начав раскачиваться из стороны в сторону в ничтожной попытке успокоиться.

Сильный порыв ветра, скрип веревки над головой.

-АааааААаа! — Закричал он на весь лес, теряя сознание.

На дереве, поскрипывая, продолжали болтаться висельники.

 

— Мамочка, мы хотим кушать! — Вопрошал хор детских голосов.

— Терпение, деточки, терпение… ждать осталось совсем недолго. — Отвечал им скрипучий женский голос.

— Мамочка, но мы хотим сейчас! — Протестовали дети.

— Бедняжки… — Она сделала небольшую паузу. — Мамочка вас очень любит, можете начинать трапезу… если сможете!..

Удаляющийся злой хохот, эхом прошёлся по лесу, вынудив Андерса открыть глаза. Он прижимался к уже знакомому дереву, холод от которого пробирал до костей. Горячий пар шёл изо рта. Руки замерзли и отказывались слушаться. Глубокая ночь накрыла лес непроницаемой тьмой, а звёздное небо, с одинокой Луной, почти не давало жизненно необходимого тепла и света. Крупные снежные хлопья кружили в воздухе, подгоняемые ветром, и покрывали всё вокруг тонким слоем снега. Приземляясь на человеческое лицо, они таяли и, как чистые слёзы, скатывались вниз, оставляя за собой замерзающую дорожку из влаги.

— Мааа-Мааа! — Закричал кто-то под деревом.

— Ууууу! — Десятки голосов вторили ему.

 Андерс со страха чуть не потерял равновесие, но смог в последний момент ухватиться за торчащую ветку. «Не хочу смотреть вниз, это всё не правда! Это всего лишь страшный сон, да… мне это снится».

— Уууууу! — Завыли голоса.

«Нет! Господи, за что? Я ещё сплю?»  

Он посмотрел вниз: темнота ответила ему множеством злых, светящихся, огоньков: эти страшные глаза кружили внизу, как завороженные, и желали только одного, когда он упадет на землю и станет беззащитным. А когда это случится, они отведают свежей человеческой плоти и утолят свой чудовищный голод.

— Покорми нас! Мы хотим есть! Покорми, покорми, покорми…

— Хватит! Прекратите! — Его голос утонул в ужасающем вое.

— Кушать, кушать, кушать!.. Вкусные пальчики! Тёплая кровь! Сердце! ДААА! МЫ ХОТИМ СЕРДЦЕ… СЕРДЦЕ… СЕРДЦЕ! — Повторяя эти слова, как мантру, они толпой полезли на дерево, давя и скидывая друг друга. Страшные существа.

— Разорвать! Убить!

— Его печень моя!

— Ууууууу!

— Вкусные кости!

— УБИТЬ! 

— Свежая плоть!

Устрашающий вой сменился на писк и дикие вопли: твари внизу, не сумев забраться на дерево, стали жрать друг друга. Андерс молился, закрыв глаза. От резкого запаха крови его чуть не стошнило.

— АААААА! — Внизу кто-то забился в предсмертной агонии.

Крики умирающих сводили с ума.

«БОЖЕ!!! СПАСИ!!!» Андерса всего трясло от ужаса.

— Мне нужны его глаза, чтобы не утонуть в кровавом море. — На соседнее дерево приземлился ястреб. Красивая гордая птица, немного потрепанная, но очень опасная… Её острые когти резали кору, как бумагу. 

— Мне нужно забрать его Солнце, чтобы не стать пеплом. — На Андерса, ухнув, спикировала крупная сова, и стащила с него шапку, сильно поцарапав голову. И тут же улетела в темноту.

Горячая кровь, заливала ему глаза, лишая зрения. Он, как калека, пытался протереть их негнущимися пальцами, но лишь размазал кровь по всему лицу, а безумие вокруг продолжалось: рычание, крики, вопли, сопение, хрипение, скрежет когтей, хлопанье крыльев.

— К-а-а-р! — Послышалось где-то далеко, словно это было эхом.

Мощный удар в грудь скинул его с дерева, сбив дыхание. Падая вниз, он не мог даже закричать. Внутренний холод растекся по телу, вымораживая внутренности. Всё что у него осталось в этот момент — это страх. Крики тварей становились всё громче, а земля — ближе.

— Очнись! — Прошептал женский голос.

 

Он очнулся, перед ним сидел старик с посохом, глядящий ему прямо в глаза.

— Ааа…- Начал было кричать Андерс, но тут же ощутимо получил посохом в лоб.

Зарывшись лицом в землю, он наглотался грязи, и попытался уползти, неумело прикрывая голову руками. И угодил прямо в глубокую лужу, вымокнув до нитки.

— Не надо!.. Прошу вас!..

Жалкое подобие человека, просило о пощаде. Заплакало от бессилия, от обиды на весь мир, который так несправедливо к нему отнёсся. В ожидании очередного удара, прекратило попытку бегства, свалившись без сил. Решило упасть и умереть, но удара не последовало. Оно осталось в одиночестве, в луже.

«Я схожу с ума!»

Осмотревшись, Андерс узнал место, где потерял сознание, но висельников на дереве уже не было. Остались только сгнившие от сырости веревки, накинутые на крупную ветвь. «Чертовщина…»

Время подходило к вечеру, нужно было искать место, где можно переночевать. Голова раскалывалась то ли от голода, то ли от посоха. На лбу красовалась большая шишка. Ещё и вырвало желчью. Он брёл по дикой тропе, не разбирая дороги и не обращая ни на что внимания. Мокрая одежда его не волновала.

«А что мне ещё остается? Умереть?» — Размышлял он о своём последнем решении.

Рядом с ним пролетела ворона и скрылась из виду.

За весь день Андерс так ничего и не сделал. Не охотился, не собрал ничего съестного: ни лесных ягод, ни грибов, даже питьевой воды… Не выбрался из леса, не нашёл лагерь, от которого так приятно пахло едой. Он остановился, когда понял, что окончательно заблудился. Солнце скрылось за горизонт. Вдалеке завыла стая волков, словно предвещая что-то нехорошее.

— Билли!? — Раздался мужской голос, где-то недалеко.

— Что!? Дворняжек услышал и сразу в штаны нассал? — Ответил кому-то Билли, расхохотавшись.

В ответ послышалось нелицеприятное короткое выражение, от которого хохот стал ещё громче и заливистее.

Не веря свои ушам, Андерс шёл на звук, как к последней надежде. Там были ЖИВЫЕ люди, а значит у него появился шанс спастись. Теперь он и не думал как-то прятаться или скрываться. «Огонь! Я вижу огонь! Наконец-то!» Как обезумевший, он побежал на свет, к теплу.

— Билли! Билли!? Твою мать! —  В голосе неизвестного мужчины слышалась паника.

Андерс наконец-то вырвался из леса и радостно закричал:

— Ллуди! Ххах! — Он хотел сказать люди, но в горле пересохло, и из-за этого получилось что-то жуткое.

— БИЛЛИ!? — Мужчина подскочил, хватая что-то с земли, и бросился наперерез, вышедшему из леса Андерсу, который сейчас выглядел, как самый настоящий мертвец.

Андерс удивленно остановился, видя, что к нему настроены явно не дружелюбно. Закашлявшись, замахал руками, призывая остановиться, но было поздно.

— Сдохни, тварь!

В руке угрожающе сверкнул топор, занесенный для удара. Действуя на инстинктах, Андерс, нырнул под мужчину, хватая его за руку, но сил не хватило, чтобы удержать её. Тот в ответ ударил его свободной рукой и рассмеялся, видя, какой слабый соперник попался ему: Андерс от удара отлетел в сторону и «поплыл», постепенно теряя сознание. Мужчина схватил его за волосы, вместе с вязаной шапкой, и, облизнувшись, провёл лезвием ему по горлу, оставляя лёгкий порез. Лес зашумел, закачался, как живой. Волки завыли свою песнь совсем близко. Быстрые шаги по мокрым листьям, хлюпанье грязной лужи, смешавшейся со снегом. Среди деревьев замелькали недобрые огоньки.

Мужчина отвлёкся.

«У меня тоже есть доброе железо.» Охотничий нож, уже испивший человеческой крови, с яростью воткнулся в грудь врага, убивая, лишая жизни. «Сам сдохни, тварь!». Андерс провернул нож, вытаскивая его.

Держась за полученную рану, мужчина упал на бок, страшно хрипя и захлебываясь кровью, которая, при каждом выдохе, кровавой пеной выходила наружу.

Андерс стоял с окровавленным лезвием и смотрел как умирает человек. Чувствовал ли он сожаление?

«Заслужил.» Ответил нож на незаданный вопрос.

Щелчок и летящий болт со скрежетом срезал часть скальпа, воткнувшись с гулким стуком в старый дуб, пригвоздив к нему шапку с частью волос. Андерс пошатнулся, упал навзничь. Кровь, хлынувшая из раны, заливала глаза. «Какие красивые огоньки, как звёзды…» Он попытался дотянуться до них рукой, но огоньки разбежались, будто со смехом.

Острая боль, пронзившая спину, вынудила его затихнуть.

 

Луна освещала лес тусклым светом, как Солнце. Ночь стала днём, лишенным всех ярких красок этого мира. Здесь не было радости, смеха и жизни. Здесь властвовала скорбь, тоска и смерть.

— Подойди! — Приказал скрипучий женский голос.

«Где я?» Андерс не понимал, что произошло.

Не дожидаясь ответа, закованные в латы люди, подхватили его под руки и потащили к огромному древу. Он не пытался сопротивляться — это было бы бесполезно. Тени вокруг зашевелились в ожидании. Слышался их шёпот, всхлипы — кто-то рыдал…

Всё стало каким-то незначительным и неважным. Полученных ран больше не было. Не беспокоил и голод, который до этого сводил с ума. Но что-то мешало внутри, боль? Казалось, что сердце остановилось, но это не мешало двигаться. Значит было что-то иное, но что? «Страх?»

Ведущие его люди, были одеты в роскошно инкрустированные латы. Такие могли позволить себе, разве что, какие-нибудь короли. Для обычных солдат, такая броня была недосягаемой мечтой.

Они бросили его к самому подножию древа, оставшись немного позади. Таких деревьев он никогда прежде не видел. Оно было по-настоящему огромным и впечатляющим. Чтобы обхватить его, не хватило бы и полусотни человек. Крупные раскидистые ветви, покрытые зелёными листьями, тянулись в небо за лунным светом. Древо выросло обособленно от остальных: более слабые представители не смогли выжить в тени такого гиганта и ушли в землю, став его пищей. Его кора на миг потемнела и стала похожей на жидкость, из неё, как из моря, вышла обнаженная женщина.

Андерса сзади ударили по ногам, принуждая упасть на колени. Он потупил взор, когда она подошла к нему.

— Какой милый мальчик. Тебе ведь нравится жить? — Она взяла его за подборок и посмотрела в глаза.

— Н-н-нра-вится. — Ответил он заикаясь.

— Хочешь получить второй шанс? Я угадала? — В её взгляде читалась насмешка.

— Да… — Только и смог произнести Андерс, поникнув.

Их разговор прервал один из сопровождающих, преклонивший колено:

— Госпожа, вам лучше поторопиться.

Он выглядел иначе. Латы проржавели и покрылись вмятинами и дырами от ударов оружием: от былой роскоши не осталось и следа. Запахло гниющей плотью.

— Не смей прерывать меня! — Криком ответила Госпожа, но отпустила Андерса с напускной небрежностью, — Несите чашу! Немедленно!

Она тоже начала меняться: её красота уходила, а взамен появлялось что-то звериное и отталкивающее.

Потрепанные слуги быстро принесли ей необходимое. Они выглядели так, словно только что вышли из какой-то опасной заварушки, а потом Андерс вспомнил, как выглядел он сам, после всего того, что с ним сегодня случилось. Весь в грязи, крови, изможденный, вонючий до невозможности. Таким он был, но не сейчас. Но когда всё изменилось? «Я умер?»

От резкой колющей боли в сердце он стал задыхаться. Его всего скрутило, он забился в конвульсиях, пытаясь вздохнуть. Кто-то поднял его на ноги, что-то говорил ему — он не слушал. Госпожа, как фуррия, металась вокруг него с чашей, не зная что делать.

«А такой ли второй шанс мне нужен?»

Сильные потоки ветра заглушили все звуки. Начался «дождь» из мертвых листьев, сыпавшихся с сухого и безжизненного древа. Живые трупы суетились, кричали, отказывались верить в свою смерть.

«Когда я успел забыть… Лес Проклятых.» Они стали насильно вливать ему напиток из чаши, против его воли. «Я всегда был трусом, слабость — мой порок, но… я не хочу остаться таким навсегда.» 

— Пей! — Слышал он гул голосов.

«Неужели, я заслужил это?»

Охотничий нож, подарок от дедушки, ответил приятным теплом, согревая душу.

Андерс вспыхнул, мгновенно сгорая, но свою смерть он приветствовал умиротворенной улыбкой.

 

***

 

— Эх, молодые, а какие дураки… — Причитал старик со слезами на глазах, опираясь на посох.

Он собирал тела у старого дуба, собираясь отдать им последнюю дань уважения. Нашёл троих: одного он уже встречал, но тогда он испугался его крика и убежал (чего он очень стыдился). В его спине зияла колотая рана, а голова покрылась застывшей кровью. Второй, с зажатым в руке топором, был убит ударом ножа в грудь и лежал с застывшим на лице удивлением от приближающейся смерти. Третьего пришлось собирать по частям, одна рука так и не нашлась. «Наверное, волки постарались.» Решил старик, вспоминая их ночные песни.

— Каар! — Прилетела ворона и села рядом с ним.

— И не жалко тебе старика, Морана? Ох, помру я из-за твоих шуточек. — Запричитал он для вида.

— Дедуль, рановато тебе помирать-то. Меня ещё переживешь! — Со смешком сказала молодая девушка, оказавшаяся на месте вороны.

— Будет тебе… С чем пожаловала? — Посмотрел он на неё с прищуром.

— Попрощаться пришла. Да не с тобой, не смотри на меня так!..

Она подскочила к старому дубу и что-то из него выдернула, совершенно не прилагая усилий. Вернулась с дырявой шапкой и болтом.

— Это тоже нужно будет сжечь… Так надо.

В её голосе не слышалось грусти, наоборот, она была счастлива.

— Понимаю, понимаю. Я пытался вытащить эту необычную стрелу, да вот больно хорошо застряла. Силушка-то у меня уже не та, что раньше. А ты почему такая счастливая? — Спросил он у Мораны, присаживаясь отдохнуть.

— А вот это — секрет! — Засмущалась она. — Но когда мы закончим, каждый из этой троицы найдёт свой новый путь.

Солнце взошло над горизонтом, как знамение новой жизни, одарив теплом лесных обитателей. Страшный лес сбрасывал покрывало сна. Запели птицы, их веселые трели разбавляли утреннюю тишину. У корней деревьев доносился писк: мелкие грызуны тоже радовались новому дню. Когда начнется зима, у них уже не будет такой возможности. У старого дуба отдыхали старик и молодая девушка. Они о чём-то разговаривали, спорили, смеялись, как старые друзья. Совсем скоро они расстанутся, но сейчас это не имело никакого значения.

— Поможешь подняться старику? А то расселся тут, когда людям нужно помочь. — Старик протянул руку девушке.

Она улыбнулась и помогла ему.

читателей   94   сегодня 2
94 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,33 из 5)
Loading ... Loading ...