Почти классическая сказка

Аннотация (возможен спойлер):

Жизнь шла своим чередом, но однажды покой жителей Леса был грубо нарушен. С севера явился огромный Зловещий Тур и принялся творить бесчинства и дебоши. Найдётся ли герой, способный остановить негодяя?

[свернуть]

 

 

Жизнь в Лесу шла своим чередом.

Панды-буддисты жевали бамбук и созерцали.

Белки-солнцепоклонники собирали орехи и приветствовали светило по утрам, распевая  дифирамбы.

Зайцы-каргоисты глодали кору и ждали прилёта Большого Самолёта полного сладкой моркови.

Тупоголовые дятлы-атеисты долбили стволы и ни во что не верили.

А еноты-полоскуны мыли коренья и ягоды, прежде чем есть их, верили в победу Социализма и, пожалуй, были самым культурным звериным народом.

Но однажды покой жителей Леса был грубо нарушен. Наплевав на суверенитет Леса, с севера явился огромный Зловещий Тур. Имел он злобный взгляд и дурной нрав, а мнение окружающих вертел на огромных рогах. За несколько недель преступными выходками он запугал всех зверей в Лесу.

В один летний день этот злодей явился на священную для енотов поляну. Посреди неё стоял алтарь, посвящённый Великому Еноту, что наделил своих чад ловкими пятипалыми лапами, дал напутствие полоскать всякую пищу перед едой и вселил веру в победу Социализма, как лучшего и справедливейшего общественного строя.

Тур подошёл к алтарю, довольно обнюхал коренья, грибы и ягоды, принесённые в дар Великому Еноту, и одним махом сожрал подношения. Затем развернулся, задрал хвост и испражнился на алтарь.

Несчастные еноты лишь беспомощно наблюдали за поруганием святыни. «Он ведь такой огромный и страшный, –  малодушно думали они, – что можем мы сделать?»

Но енот по имени Черноух мыслил иначе. В его мохнатой груди воспылал праведный гнев. Он воздел очи к небу и поклялся отомстить! И в тот же миг услышал он голос, и голос рёк ему: «Иди на восток, к большому холму. У его подножия найди пещеру. В ней возьми чёрный камень. Из камня того сделай оружие, которым свершишь месть во имя Меня и ради победы Социализма».

Черноух поднял сжатый кулак и воскликнул слова традиционного гимна:

– Но пасаран!

Он отправился путём, указанным Великим Енотом. У чёрного зева пещеры на миг дрогнуло сердце Черноуха, но он мужественно встопорщил мех на груди и шагнул во мрак.

Во тьме пещеры оказалось влажно и тепло. Привыкнув к темноте, Черноух заметил, как тонкий луч света отражается от блестящих прожилок в стенах и падает на продолговатый камень у дальней стены. И понял енот, что это знак, и смело двинулся вперёд.

Енот сделал шаг вперёд, но вдруг с потолка послышалось хлопанье множества крыльев. Целая стая летучих мышей проснулась и взвилась в воздух, сверкая злобными красными глазками.

Сердце Черноуха дрогнуло снова, мелькнула предательская мысль развернуться и сбежать в спасительное тепло солнечного дня. Но енот поборол страх и ринулся в темноту, воинственно задрав хвост.

Летучие мыши пикировали сверху, норовя цапнуть зубами или ухватить лапами. Черноух бежал рваным зигзагом, уворачиваясь и проскальзывая мимо пищащих тварей. Хоть ловок был енот, но дважды остались клочки полосатой шерсти в чёрных когтях.

Сделав обманный рывок в сторону, енот схватил вожделенный камень и поднял его над головой, готовый отбиваться. Первой, осмелившейся бросится на него гадине, он размозжил голову. Вторую просто стукнул по крылу, заставив пропахать мордой каменный пол. После этого трусливые мыши разлетелись, обиженно пища.

Выбравшись из пещеры, енот направился к реке и тщательно выполоскал камень. Отмытый от пыли и мышиных мозгов тот засверкал, словно чёрный жемчуг. Камень оказался полупрозрачным. Повернув его в солнечных лучах, Черноух с удивлением разглядел под овальной поверхностью очертания клинка.

Не мешкая, енот нашёл большой плоский валун на берегу и водрузил на него заготовку. Удобным маленьким камешком он, затаив дыхание, нанёс первый удар. Тонкий осколок, блеснув, отскочил в траву.

Спустя час кропотливой работы, Черноух держал в лапах острый каменный клинок.  Обвязав рукоять волокнами прочной сухой травы, енот полюбовался хищным блеском лезвия и отправился навстречу величайшей, и возможно последней битве в жизни.

После Зловещего Тура оставались вырванные кусты, отметины от огромных рогов на стволах и зловонные кучи помёта. Во многих уголках Леса он успел оставить свой разбойничий след.

Около выдранного куста рябины Черноух увидел труп зайца со вспоротым брюхом. Похоже, косой некстати оказался на пути душегуба, не сумев увернуться от острого рога.

На плече зайца виднелся погон, намалёванный красной глиной. Черноух бережно закрыл глаза ещё тёплого тела и произнёс импровизированную эпитафию:

– Ну что же, косой, похоже, не маршировать тебе уже на кустарном аэродроме. Не танцевать разрешение на посадку у соломенного истребителя. Однако погиб ты как настоящий солдат, так что для тебя точно оставлено место на небесах подле предков.

Черноух двинулся дальше. Взобравшись на холм, увидел вдалеке Зловещего Тура. Тот грабил беличью кладовую. Опершись передними копытами о ствол дерева, шуровал длинным языком в дупле, то и дело отправляя порцию орехов в пасть.

Енот заторопился вперёд, но спустившись с холма и проскользнув сквозь подлесок, у разграбленной кладовой Тура не застал. На земле у дерева лежала белка, расплющенная огромным копытом.  Над трупом стояли её рыжие собратья во главе со жрецом, у которого в ушах сверкали золотые серьги в форме солнца.

Подойдя ближе, Черноух услышал речь главного солнцепоклонника, которой внимали собравшиеся белки:

– … потому что мы были недостаточно почтительны. Сила Солнца безгранична, но оно не дарует свою милость возгордившимся детям своим. Сегодня надо принести богатые жертвы Светилу, чтобы испросить его небесной защиты от земного зла.

Пламенное сердце истинного социалиста возмущённо трепыхнулось в груди Черноуха. Он сверкнул глазами и проговорил:

– Если ваш бог столь могуч, почему он не защитил одного из вас?

Жрец возмущённо встопорщил усы и ответил:

– Великое Солнце посылает испытания своим детям!

– И как же вы их встречаете? Водружаете очередную кучу орехов на жертвенник на вершине сосны?

– Мы славим Солнце…

– А я предпочитаю действовать! Сидя на хвосте, Социализм не построишь.

– Ты же просто енот, что ты сможешь поделать с такой махиной?

– Кое-что смогу! – Черноух взмахнул клинком перед носом жреца, заставив того испуганно отпрянуть.

– В таком случае, я благословляю тебя во имя Солнца, – попытался сохранить достоинство жрец.

Енот лишь усмехнулся и отправился дальше, воинственно подняв хвост.

След Тура привёл к ручью, где и затерялся. Черноух пробежался вдоль берега туда-сюда, но не сумел понять куда направился бандит. Вдруг он заметил, как что-то блеснуло невдалеке. Приблизившись, енот увидел алюминиевый дуршлаг, сквозь отверстия которого торчали иглы ежа.

– Здравствуй, – приветствовал Черноух колючего.

– И тебе не хворать, – ответил пастафарианин.

– Слушай, ты не видел тут огромного Тура?

– Хм-м-м… А тебе он зачем? Смерти ищешь?

– Справедливости, – твёрдо ответил Черноух.

– Кхм. А ты енот неробкого десятка, я смотрю. Пойдём, помогу тебе.

Черноух пожал плечами и двинулся следом за ежом.

В норе пастафарианина повсюду были расставлены миски с вермишелью, рожками и спагетти. На столе в центре комнаты стояла тарелка с варёной лапшой.

Ёж откинул крышку сундука, обитого медными полосами, и погрузился в изучение его содержимого. До Черноуха доносилось только его пыхтение и негромкое ворчание.

– Ага! – воскликнул ёж, поворачиваясь. В лапах он держал красный ломтик чего-то.

– Этот сушёный гриб наспидах достался мне от знакомого шамана-растамана. Съешь его перед боем, он ускорит твоё время.

– Спасибо, ёж. А почему ты решил мне помочь?

– Летающий Макаронный Монстр, он добрый. Он желает, чтобы все жили счастливо и дружно. Тур всех обижает, срёт на всех. А если ты прекратишь его безобразия, это порадует Летающего Макаронного Монстра. Я видел, как Тур направился на север. Удачи, и да пребудет с тобой макаронная благодать. Рамен.

– И тебе всего наилучшего.

Черноух двинулся на север и вскоре вышел на поляну, залитую закатным солнцем. Зловещий Тур с хозяйским видом расположился у куста боярышника и безмятежно обгладывал ягоды.

Праведный гнев вскипел в груди енота при виде врага. Он разжевал гриб наспидах, и смело двинулся к возвышающемуся над ним зверю.

Тур прянул ушами, фыркнул и спросил:

– Ты ещё что за букашка?

– Я тот, кто оборвёт твою нечестивую жизнь! – воскликнул енот и взмахнул клинком.

Тур перестал жевать, запрокинул морду к небу и громогласно расхохотался.

– За Социализм! – воскликнул Черноух, и сорвался с места. Трава и кусты по краям поля зрения слились в размытые зелёные полосы.

Подскочив к злодею, он зажал клинок в зубах и полез вверх, ловко цепляясь за шерсть.

Тур завертелся на месте, пытаясь стряхнуть енота, во все стороны полетели комья земли, вывороченной мощными копытами. Дважды Черноух едва не сорвался, но сумел удержаться.

Добравшись до места на шее врага, где под шкурой билась жилка, Черноух изо всех сил вонзил туда клинок.

Тур заревел от боли и взвился на дыбы. Рывок оказался так силён, что енот, окружённый веером кровавых брызг, улетел в кусты.

Черноух вскочил, крепко сжимая в лапах блестящий от крови клинок. Тур двигался на него неверными шагами, тяжело дыша и оставляя на траве алый след.

– Ах ты мелкая… Тварь… Да я тебя…

Договорить он не смог. Зловещий Тур упал на колени, а следом рухнул на бок так, что его морда оказалась вровень с головой Черноуха. Последний вздох злодея колыхнул шерсть енота, и в остекленевших глазах поверженного бандита навсегда застыло обиженное непонимание.

С тех пор алтарь Великого Енота украшает огромный рог. После истории со Зловещим Туром многие белки и зайцы переосмыслили свои жизненные ценности и присоединились к енотам в славном деле строительства Социализма. Черноуха же народ енотов нарёк Команданте, а лесное сообщество выбрало его пожизненным шерифом.

читателей   290   сегодня 2
290 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 3,83 из 5)
Loading ... Loading ...