Почему ослы не играют в карты?

Такой странный мир, и такая странная у него мораль, такая странная справедливость. То, что всем кажется справедливым и совершенно нормальным может вдруг оказаться совершенно неверным, порочным и злым, если разобраться в этом получше, дойти наконец до истины.

Животные. Все они (ну, почти) так смиренны и спокойны, добры и незлопамятны. Почему им не была дарована способность разговаривать, выражать свои мысли наравне с людьми – такими алчными и нередко грешными тварями, которым по справедливости нужно было бы отрезать язык? Почему многих четвероногих и парнокопытных созданий считают глупыми? Эксплуатируют их, как собственных рабов?

К примеру, почему ослы не играют в карты? Такие упертые животные могли бы научиться, но вместо этого они носят на своих спинах вскормленные туши хозяев и таскают их же пожитки. Печально и совсем несправедливо. Обращаюсь к Госпоже Эволюции: почему те, кто так невинен и безгрешен могут высказать свои мысли и чувства лишь жестами?

***

— Почему ослы не играют в карты? – тихо произнесла принцесса Хелен, обращаясь к луне за окном и повторяя мой вопрос.

Месяц ответил юной девушке лишь своим сиянием, ибо планетам не дано разговаривать так же, как и ослам. Или же их голос просто неслышен для нас.

Вздохнув, принцесса поднялась с помятых простыней, убрала с лица черную прядь, завитую пружинкой. Она взглянула на часы. Было уже поздно, хотя из залы, расположенной недалеко от покоев Хелен до сих пор доносилась нежная трель лютни.

Легкая рука принцессы коснулась тяжелой двери, толкнула ее и чудесная песня перестала быть такой заглушенной в ее ушах. Она увидела свою мать – королеву. Звонкий смех ее был настолько заразителен, что вместе с ней смеялись все слуги, в тот момент находившиеся в зале. И даже Хелен не смогла сдержать резко наступившего веселья. Поймав на себе взгляд отца, она немедленно замолкла и присела в глубоком реверансе, выказывая свое почтение государям.

— Ваше Величество. – прошептала девушка, ожидая, пока ей разрешат встать.

— Хелен. – король улыбнулся. В его интонации чувствовалось хорошее расположение духа. Услышав это, принцесса позволила себе встать, все же, не дожидаясь разрешения и подошла к столу, за которым сидели ее родители.

—  Отец, почему ослы не играют в карты?..

Менестрель, все это время смиренно теребивший струны лютни, вдруг позволил себе громко рассмеяться.

— Смею предположить, что в этом возрасте Ваше Высочество должны знать ответ на этот вопрос.

— Я знаю, что животные на многое не способны по своей природе, мистер Смит. – усмехнувшись, огрызнулась леди. – А Вам стоило бы держать язык за зубами.

Слуга замолк и снова зазвучала песня.

— Мне интересно, почему у животных такова природа. Почему одни могут все, а другие не могут ничего, кроме того, чтобы служить тем, кто все может, Ваше Величество?

— Так устроен мир, дочь моя. – ответил король, явно не восприняв вопрос дочери всерьез.

— В таком случае, мир ужасно несправедлив, милорд. – вздохнула Хелен, заправив за ухо снова выбившуюся кудряшку.

— Напротив, Хелен, — вдруг заговорила королева. – Если мир так устроен, значит, это и есть его справедливость. Так сам Бог повелел.

Принцесса задумалась. А ведь и вправду. Выходит, так сам Бог повелел. Но в чем провинились животные? И чем такой поблажки заслужили люди? Способны ли ослы попасть в Ад? А что, если бы все в мире было бы наоборот?

Девушка представила себе мир, где ослы пахали на собственных хозяевах и управляли королевствами, но, посчитав, что это уже слишком, ограничила свою фантазию в масштабах.

— Я прошу прощения Ваших Величеств, — обратилась она к государям. – Но, думаю, мне пора уже отойти ко сну.

— Ступай, дочь моя. – произнес король.

Принцесса снова сделала реверанс и направилась в свою спальню.

«Застолье» правителей продолжалось еще несколько часов, отчего Хелен, которая могла услышать даже то, чего не слышал ровным счетом никто, не спалось. Когда же музыка затихла и все решили предаться Морфею, девушка выдохнула с облегчением. Сон окончательно покинул ее и она, точно зная, что никто ее не заметит и не помешает ее целям, отправилась прогуляться на ночь глядя.

Она шла по мрачным и холодным каменным коридорам, на стенах которых висели многочисленные портреты когда-то давно известных людей. Портреты эти были нарисованы в таком же мрачном ужасающем стиле, поэтому от взгляда на них у Хелен иногда даже бегали мурашки по коже. Никого из этих людей она почему-то не знала, хотя была очень образованной дамой, несмотря на то, что в рассуждениях ее всегда была какая-то чудинка. Ей казалось, что в мире не может быть все так просто, и что магия обязательно должна существовать, пусть возможно и не такой, как ее привыкли описывать в сказках.

Наконец молодая леди высвободилась из оков собственного замка, наступив на слегка колючую летнюю траву. Хелен любила ночные прогулки. Именно ночью можно было почувствовать бархатистый запах можжевельника и послушать, как сверчат сверчки.

— Почему все так несправедливо? – вновь обратилась принцесса к месяцу.

Тот опять промолчал, понятное дело…

Тогда Хелен вздохнула (печальные обстоятельства вынуждали ее делать это уж очень часто) и, обхватив руками собственные коленки, стала просто одиноко смотреть в небо, будто ожидая, что с него с минуты на минуту что-то свалится.

Наблюдая за луной и звездами примерно двадцать минут, она заметила, точнее, ей показалось, что месяц тоже смотрит на нее, а затем внезапно появившиеся глаза снова исчезли.

Ее Высочеству часто казалось что-то подобное. Она считала луну и солнце чем-то одушевленным, и поэтому часто разговаривала с ними. Люди посчитали бы это язычеством, но и в Бога она тоже верила. Она верила, что планеты знают будущее, верила, что, когда звезды падают на Землю – это рождается новый человек. Разумеется, ей хватало ума об этом молчать, но при дворе и так все знали, что королевская дочка – с чудинкой.

— Мое почтение, Ваше Высочество. – послышалось откуда-то из далека.

Девушка дрогнула от неожиданности и обернулась. Из кустов вышел… осел.

Хелен не могла поверить своим глазам: прямо перед ней сейчас стоял говорящий осел, который, к тому же, еще и поклонился ей. Легче было поверить, что голос доносился из воздуха, чем поверить в то, что говорящий осел появился как раз в ту ночь, когда Хелен думала о несправедливости по отношению именно к этим животным. Как по мановению волшебной палочки!

Решив, что показывать свое настолько сильное удивление и неловкость в данной ситуации будет просто неприлично, принцесса поспешила встать с земли и тоже поздороваться с ослом.

— Доброй ночи, сэр. – немного запинаясь, произнесла она, заметив на подоле пеньюара грязь и теперь немедленно попытавшись очистить его, ибо негоже принцессам ходить в испачканной одеже. Хотя, посмотрев на Ее Высочество сразу понимаешь, что поведение этой леди нередко становится примером того, чего принцессам делать негоже.

— Не все в мире на самом деле так несправедливо, Ваше Высочество. И с ослами природа обошлась не самым худшим образом. – спокойно проговорил осел.

— Правда? Но разве не жестоко то, что Вам, сэр, приходится вечно выполнять функции повозки?.. И часто ее тащить, кстати говоря… — удивленно воскликнула та. – Или Вы хотите сказать, что Вам это нравится?..

— Нет, Ваше Высочество, никому из нас это не нравится. Но и у животных есть своя жизнь, миледи. Просто никто о ней не знает. – на морде осла появилось что-то вроде хитрой ухмылки.

Принцесса тоже ухмыльнулась, обрадовавшись ей увиденному и услышанному.

— Тайная жизнь ослов?

— Именно, миледи. Мы во многом превосходим людей. Например, на самом деле все животные умеют разговаривать. И при всех своих плюсах нам хватает ума не выпячивать эти достоинства всем напоказ, хотя в некоторых случаях, возможно, и следовало бы.

— Но почему вы не открываете свои способности народу? Мне казалось, от этого всем было бы только лучше…

— Было бы лучше, если бы люди не были такими мелочными, кровожадными и, к сожалению, часто меркантильными. Знай они о наших преимуществах – начались бы войны. Представьте – войны людей с животными! Уж такой сейчас народ… Представьте себя на месте какого-нибудь властолюбивого императора. Разве Вас, миледи, обрадовало бы то, что при Вашем богатстве и власти какой-то осел может претендовать на престол, чего, на самом деле, никто из нас делать бы не стал, наравне с Вами?

И принцесса представила такой расклад событий. И вправду, со стороны бы это выглядело глупо… И, кстати, ее отца это бы точно не обрадовало…

— Таким образом, – продолжал сэр осел. – Все население мира оказалось бы на грани вымирания. Или вымерло бы вовсе. Всякий правитель, пусть даже самый милостивый и гуманный по отношению к животным, испугался бы говорящего осла или барана. Никто никогда не готовился к такому, не привыкал. И конечно, мы сами бы не пошли на войну с людьми. Уж слишком у нас спокойный характер. Поэтому, чаще всего, нам не о чем разговаривать с людьми, несмотря на то, что мы всегда готовы прийти им на помощь. Но Вы, миледи, исключение.

Снова вздохнув, Хелен кивнула.

— Вы правы, сэр.

— А сейчас, прошу меня простить. – снова заговорил он после непродолжительной паузы. – Моя жена обещала мне уши оторвать, если не вернусь раньше трех.

Леди улыбнулась. С ее души будто камень свалился.

Новый знакомый откланялся ей и скрылся в кустах.

На следующую ночь девушка снова решила покинуть свои покои. И снова встретила того осла. И они просидели так всю ночь, размышляя о философии. Ей иногда казалось, что он видит ее насквозь и от этого открывалась ему еще больше. Принцесса обещала никому не рассказывать ничего, что рассказывал ей сэр осел. Ей и не было это нужно. У нее наконец появился друг, который понимал ее чудаковатые мысли в полной мере. Ей было приятно оттого, что у нее есть своя тайна…

читателей   228   сегодня 2
228 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 10. Оценка: 4,10 из 5)
Loading ... Loading ...