Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Нефритовые боги

По темному коридору, освещенному несколькими факелами, передвигались два человека в черных плащах с широкими капюшонами, закрывающими лицо. Они ступали осторожно и почти бесшумно. Внезапно один остановился.

— Ты слышишь? – шепотом спросил он.

Второй тоже остановился. Несколько секунд они неподвижно стояли в полной тишине, нарушаемой лишь потрескиванием факелов. Наконец, Второй ответил:

— Нет.

— Прислушайся.

Сквозь потрескивание факелов в коридор начал проникать неясный гул, доносящийся откуда-то извне.

— Не может быть! – раздался шепот Второго. – Он уже приехал, но ведь должен был только утром.

— Давай посмотрим, — предложил Первый и увлек Второго в одну из комнат.

 

Площадь перед дворцом была заполнена людьми. Ее как бы разрезала пополам красная ковровая дорожка, вдоль нее с обеих сторон стояла охрана дворца с факелами в руках.

На крыльцо вышел правитель, толпа приветственно загудела, встречая его.

К дорожке подъехал экипаж с запряженной цугом четверкой лошадей. Дверца с плохо различимым в сумерках гербом открылась, и из кареты вышел невысокий сутулый человек. Его седые волосы и борода резко контрастировали с черным одеянием. Слуга подхватил его под руку, помогая идти. Правитель двинулся ему навстречу.

 

— Это он! Он уже приехал! – Мужчины в капюшонах отпрянули от окна. Второй продолжал повторять шепотом, в котором слышалась досада:

— Он должен был приехать только утром. Чертов старик, всегда он является не вовремя и все усложняет!

Первый посмотрел на часы.

— Соня уже внутри, — сказал он. – Пойдем, нужно предупредить ее, мы и так потеряли много времени.

Мужчины заспешили по коридору и скрылись за поворотом.

 

У дверей стояла вооруженная охрана. Внутри в золоченых креслах сидели царь и седобородый гость. Перед ними на коленях стоял человек в маске со связанными за спиной руками. Царь подал знак начальнику дворцовой стражи. Тот подошел к пленнику и сорвал с него маску. Пленником оказалась девушка с узким лицом и коротко остриженными волосами.

— Кто ты, воровка? – спросил ее правитель.

— Я не воровка. Я лишь пришла забрать то, что принадлежит моему племени. Вор ты! Это ты украл у нас нефритовую богиню. – Девушка попыталась вскинуть голову, но начальник стражи ударил ее по лицу:

— Не смей непочтительно разговаривать с правителем!

— Нефритовая богиня…, — повторил правитель и посмотрел в центр зала, где на постаменте стояла небольшая статуэтка богини, сделанная из зеленого камня. – Неважно кому она принадлежала раньше, — произнес царь почти с улыбкой, — главное — сейчас она моя. Эту в тюрьму, — приказал он начальнику стражи, указывая на девушку.

 

Двое в капюшонах прятались за углом и смотрели, как уводят связанную Соню. Второй сделал движение вперед, первый его удержал:

— Их слишком много. Не сейчас.

 

Девушка сидела на полу в грязной клетке. Рядом лежал пустой глиняный кувшин. За дверью камеры раздалось бряцанье оружия и неясные крики. Соня вскочила на ноги и бросилась к решетке. Дверь открылась, и в камеру вошли двое в капюшонах, в руках Первого была связка ключей.

— Скорее, — девушка торопила мужчину, открывавшего клетку, — мы можем не успеть.

— Успеем, Соня. До заката нефритовая богиня будет там, где ей должно быть, — сказал первый.

— Мы с братом поклялись служить великой идее, — второй скинул капюшон, обнажив мальчишеское лицо с синими глазами, на которые падала длинные рыжие пряди. – До заката богиня займет свое место, поверь нам, Соня.

Первый тоже скинул капюшон на затылок, под ним оказались такие же рыжие волосы и синие глаза, но короткая рыжая борода, в которой прятались сжатые губы, придавала ему более взрослый и серьезный, чем у брата, вид.

Клетка была открыта. Девушка побежала к выходу, на ходу оборачиваясь к братьям:

— Надеюсь, охрана еще не нашла тайный ход в сокровищницу, иначе мы пропали.

 

В просторной трапезной горело множество свечей. За большим богато накрытым столом ужинали царь и заморский гость.

— Я обеспокоен этим происшествием, — намазывая на хлеб икру, говорил седобородый. – Если бы принцесса Софья сумела украсть нефритовую богиню, это закончилось бы плачевно. Без последней статуэтки мы никогда не закончим эту затянувшуюся войну.

— Не беспокойся, дорогой гость, моя сокровищница надежно охраняется, в нее не проскочит даже мышь. И как только я получу золото, ты сможешь забрать свою богиню.

— Но ведь сегодня проскочила. И довольно крупная мышь. – Парировал седобородый, он пристально вглядывался в лицо царя, ожидая реакции на свои слова.

Но тот невозмутимо дожевал, запил из кубка и лишь после этого ответил:

— Она проникла туда через старый потайной ход. Мои люди ищут его на старых картах дворца. И пока принцесса в тюрьме вряд ли статуэтке что-то может грозить.

— Вы плохо знаете этих людей, царь. Ради свободы своего племени Софья, не задумываясь, пожертвует жизнью. Не думаю, что решетка надолго задержит ее.

 

Потайной ход был старым и заросшим паутиной, порванной пробиравшейся здесь ранее Соней. Они осторожно передвигались друг за другом, первой шла девушка, освещая путь факелом.

Соня, оглянувшись на спутников, толкнула поросшую паутиной дверь и скрылась в полутьме за ней. Братья переглянулись и последовали за принцессой.

Внутри сокровищница была слабо освещена четырьмя факелами. Соня огляделась:

— Странно, что внутри нет стражи, либо царь слишком беспечен, либо – это ловушка.

— Я думаю, это знак судьбы, что богиня должна занять свое место, — сказал человек в капюшоне, и кивнул брату на дверь, — посмотри за входом.

Соня подошла к постаменту и осторожно сняла статуэтку. За дверью в сокровищницу послышались голоса и звук поворачиваемого ключа.

— Скорее! – братья уже ждали Соню у потайного хода. Она мчалась к ним, на ходу пряча богиню в заплечный мешок.

Как только грабители скрылись внутри тайного хода, стена за ними задвинулась, дверь распахнулась, и в сокровищницу ворвался начальник дворцовой стражи, за ним спешили царь и заморский гость.

Увидев пустой постамент, царь побледнел:

— Стража! Перекрыть все дороги из города!

Седобородый почему-то улыбался:

— Я же говорил, что от принцессы можно ожидать всего. Мне, пожалуй, больше здесь нечего делать. Я уезжаю.

 

Слуга помогал своему седобородому хозяину сесть в карету, легко забрался вслед за ним.

— Куда мы теперь? Домой?

— Нет, мы еще не закончили здесь. Мы едем в центральное племя.

— Но ведь принцесса уже, наверное, добралась до своего города и вернула богиню.

Старик снисходительно улыбнулся:

— Братья меня еще ни разу не подводили. Принцесса и богиня будут ждать меня там.

 

Софья и два брата, которые скинули капюшоны, подставив свои рыжие волосы ветру, верхом передвигались по горной тропе. Девушка пристально вглядывалась в пейзаж. Затем остановила лошадь и, повернувшись к братьям, сказала:

— Мы идем не той дорогой, нужно свернуть на восток.

Братья переглянулись, и старший повернулся к Соне:

— Мы идем более короткой дорогой.

— Нет, это дорога к западным племенам, — девушка напряженно вглядывалась в лица мужчин, в них появлялось что-то, ей прежде незнакомое. – Я хорошо знаю эту дорогу, — она начала медленно пятиться назад, — когда был жив мой отец, мы  торговали с центральным племенем.

Она отступила еще на несколько шагов, затем повернула лошадь и галопом помчалась вперед. Братья поскакали за ней.

 

Солнце начинало клониться к закату. В небольшом городке, построенном на широком холме, бурлила жизнь. Весь город был ярко освещен, на улицах мелькали нарядно одетые люди.

Во дворце, стоящем посреди площади, жизнь тоже кипела. Повсюду сновали слуги, поварята в белых фартуках накрывали большой стол в богато обставленной трапезной.

В уютной комнате с горящим огнем в камине сидели правитель этого племени и седобородый. В дверь постучали, с поклоном вошел слуга и произнес:

— Они прибыли.

Мужчины поднялись и вышли вслед за слугой.

 

Недалеко от дворца на площади стоял большой храм. Перед ним ожидала большая толпа, делясь надвое у входа. По ступенькам поднялись седобородый и правитель. Вслед за ними шли братья, ведя за собой связанную Соню. Они вошли внутрь храма. Перед ними был большой ярко освещенный зал, в центре которого возвышался круглый алтарь. По периметру алтаря расположились одиннадцать зеленых статуэток. Пустовало лишь одно место. Седобородый обернулся к Соне, оторопело смотревшей на алтарь:

— Дай мне нефритовую богиню, она должна занять свое место.

— Но как вам удалось? Зачем вам это? – Соня почти плакала, прижимая к себе заплечный мешок.

Седобородый терпеливо разжал ее пальцы, вытащив из них мешок, и начал развязывать его, объясняя:

— Звезды открыли мне, что вы станете великим народом, если сможете объединиться. – Он поставил статуэтку на последнее пустующее место на алтаре. – Теперь, когда ваши боги вместе, вы тоже станете едиными.

— Никогда! – выкрикнула девушка.

— Ты уже не в силах ничего изменить, принцесса маленького племени, о котором забудут через несколько поколений. А великий народ, который рождается сейчас, будет жить до конца мира.

— Но почему именно центральное племя?

— Ты сама ответила на свой вопрос, Соня. Оно в центре, и все ваши племена расположены вокруг него. Но хватит вопросов, сейчас правитель этого племени зовет нас на пир. А утром мы изберем совет старейшин, который будет править великим народом.

читателей   85   сегодня 1
85 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Loading ... Loading ...