Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Небывальщина наяву

День мой не задался с самого утра.  Ой, извините, не представился, зовут меня Виктором, и работаю я сисадмином в одной небольшой компании г. Санкт-Петербурга. Так вот, день мой после выхода из дома, начался плохо. Возле подъезда меня обдал грязью джип, промчавшийся по двору на дикой скорости.  Я вытер, как смог, платком грязь с джинсов и в таком виде побежал к метро, потому что уже опаздывал на работу.

В метро какая-то огромная тётка со всего размаху наступила каблуком на ногу, я чуть не взвыл. Но мне пришлось промолчать, тётка имела внушительный вид и зло смотрела по сторонам, как будто ища повод на кого-нибудь накинуться. Видимо, её день тоже не задался.  Я  опоздал на планёрку, получил нагоняй от директора  за опоздание, вместе с обещанием лишить меня премии в этом месяце, а ещё больше получил за то,  что программа, которую установил вчера в бухгалтерии, не работала.  Вообще, наверное, в моей жизни началась чёрная полоса, потому что вчера вечером ещё и со своей девушкой Алёнкой рассорился в пух и прах. Одно радовало, что завтра суббота!  Не надо ехать в метро, не надо на работу, не надо слушать бухгалтера, директора.

Я вспомнил, что мой двоюродный брат, с которым очень тесно общаюсь, звал меня на охоту. Но какой из меня охотник? Ведь и ружья-то в жизни никогда не держал, разве только в компьютерных играх, поэтому  и отказался. Но теперь, когда настроение окончательно испорчено и планы на выходные нарушились после ссоры с Алёнкой, не поехать ли мне на охоту? Хочется отдохнуть уже от этого пыльного города. Подышу свежим воздухом, посижу у костра, пообщаюсь с братом. Всё, решено, еду!

Я позвонил Лёхе и спросил:

— Твоё предложение ещё в силе?

Лёха ответил мне:

— Да, конечно, заедем к тебе с Вовкой в пять утра.  Только одевайся потеплее, не май месяц уже. Давай, до завтра.

Короче, отмучился я на работе весь день и вприпрыжку побежал на метро. Свободен до понедельника! Ура!

Живу я один, не считая рыжей наглой морды – кошки Матильды, которая точит когти о мою мебель и тырит еду со стола.

Утром, конечно, обломно было вставать в такую рань, в четыре утра, но что поделать! Ведь обычно  до трёх ночи в выходные сижу за компом. Будильник долго звонил, разрывая мне мозг, кое-как продрал глаза, на которых лежал рыжий пушистый хвост Матильды, а она сама возлежала на моей груди и мурлыкала. Я спросил: «Ну как? Тебе удобно? Я тебе не мешаю?» Кошка отвернула от меня свою наглую морду, всем своим видом выказывая презрение.

Отключив  надоедливый будильник, стал собираться. Насыпал этой нахальной рыжей морде побольше корма и налил полную миску воды. Лёха заехал за мной, тютелька в тютельку, в 5 утра, точен как Штирлиц! Ещё Лёха всегда брал с собой на охоту своего спаниеля Лавра. Пёс радостно меня встретил в машине, облизал с ног до головы.

Сидя в машине,  думал про Алёнку, про работу и про свою учёбу.

Учусь я на втором курсе заочного обучения. И, конечно, моя специальность связана с компьютерами, «Программная инженерия». Без компьютеров себя не мыслю. Одно время даже хакером был, но вовремя одумался. Нехорошо это – взламывать чужие данные. Мой знакомый хакер попался на этом, правда, раскаялся и согласился работать на спецслужбы.

Для службы в рядах армии я не годен из-за пары-тройки хронических заболеваний. Учусь в университете заочно, для того, чтобы доказать своим родителям, что самостоятельный человек. Я поссорился с ними из-за моего бесконечного «просиживания штанов» перед компьютером. Отец называет меня «компьютерным зомби» и говорит, что я ни на что не годен. Решив  им доказать, что годен, поступил бесплатно в университет, нашёл работу в фирме, и теперь полностью живу на самообеспечении.

С родителями давно помирился, но после смерти бабушки переехал в её квартиру, доставшуюся мне по наследству. И теперь живу один, не считая Матильды и теперь полностью самостоятельный человек. Работу найти было сложно, ведь я молод и зелен, без высшего образования. Но! Директор фирмы впечатлился моими способностями и хакерским прошлым, и взял меня на работу.

Теперь у меня есть время поиграть в игры на компьютере только вечером и до трёх утра. Из-за чего постоянно не высыпаюсь. Скоро ещё и установочная сессия начнётся. Тогда совсем времени не будет. Директор фирмы, конечно, не в восторге от моей учёбы. Но, чтобы  не вызывать лишний гнев, ведь всё-таки он худо-бедно оплачивает мой учебный отпуск, я периодически появляюсь в свободное от учёбы время и занимаюсь возникшими проблемами и  неполадками.

Лёха – мой двоюродный брат, тоже помешан на компьютерах. Он на несколько лет меня старше и работает в солидной фирме. Вовка – его друг детства, поэтому я с ним знаком уже сто лет. Вовка — рыбак, охотник. Он и пристрастил Лёху к охоте и рыбалке.

Ехали к месту охоты долго, часа три. Я уже успел увидеть третий сон, когда подъехали к запланированному Вовкой  месту привала. Ехали куда-то в сторону Приозерска и свернули  прямо к озеру. На озере, вдали, видны были  плавающие по водной глади и крякающие утки. У Лёхи с Вовкой сразу загорелись глаза, и они решили пробираться вдоль берега, поближе к уткам. Лавр побежал за ними. Мне сказали, что будут учить меня стрелять из ружья днём. А сейчас я должен насобирать веток и сучков и развести костёр. Подождав, пока они отойдут подальше, я с ленцой взялся за дело.

Надо сказать, что осень уже вступила в свою законную пору, и утром было совсем промозгло и сыро, ведь на неделе были дожди. Лес был довольно чистым, и подходящих сучков было мало, мне пришлось углубиться поглубже в лес. Я взял с собой ведро, чтобы класть туда ветки. Сонно брёл, тёр глаза, запнулся об корень дерева, росшего на верхнем краю оврага, и со всего маху кубарем покатился вниз. По дороге сильно стукнулся головой о камень и провалился во тьму.

Очнулся внизу оврага, в ворохе опавших листьев. Посмотрел на свои ударопрочные часы, уже было начало пятого! Сколько же здесь пролежал? Я испугался, что меня давно потеряли и ищут, бросился вставать. Но по правой ноге предательски раскатилась резкая боль. Ощупал её, вроде всё нормально на вид, наверное, вывихнул или растянул. Ещё болела голова, нащупал на затылке запёкшуюся кровь.

«Блин, какие черти понесли меня на эту охоту! Сидел бы сейчас дома, ел доставленную пиццу и гонял бы зомби в игре!» Я пошарил по карманам, нащупал смартфон и, увидев его, сник окончательно – по экрану предательски пробегала сеть мелких трещин. Ну и куда мне теперь идти? По такому крутому склону оврага и с такой ногой вверх взобраться точно не смогу. Пойду вдоль оврага!

Так брёл около часа, очень устал, нога болела, да и голова тоже. Хорошо, что черепок оказался у меня крепким. Присев отдохнуть на ворох опавших листьев возле какого-то внушительного валуна,  я от нечего делать стал его рассматривать. Мне показалось, что под слоем пыли и песка на нём что-то написано. Встал, начал оттирать носовым платком камень и увидел какие-то знаки. Оттёр целую строчку этих знаков, не переставая думать о том, как хочу сейчас отогреться и поесть.

Вдруг, мне показалось, что камень как-то слегка завибрировал, лес зашумел, земля поплыла под моими ногами, я закрыл глаза на миг.  А когда открыл, то оказался на огромной поляне, посреди которой виднелась довольно большая территория, огороженная забором, из-за которого было видна только часть крыши дома с дымящейся трубой. Ещё в этой глуши на крыше торчала спутниковая антенна!  Я стал обходить забор, пока не нашёл калитку, с радостью увидел звонок в виде какого-то одноглазого чудища. Его глаз и служил кнопкой звонка. Стал давить на кнопку. Минут через пять, когда уже начал впадать в отчаяние, услышал голос, похожий на детский: «Да входи же, давно открыто». Я дёрнул тяжелую калитку и оказался в просторном дворе. Но моментально впал в ступор. Передо мною стояла избушка на курьих ножках! Из детских фильмов! Всё это напоминало декорации к детским сказкам. Я стал осматриваться по сторонам, в надежде увидеть съёмочную группу, но ничего такого не увидел.

Но не таким нереальным казался дом, как то, что было рядом с ним. Возле дома была огромная собачья будка из кирпича, высотой метра в полтора, возле которой сидел дракон.  Правда маленький, высотой с метр и с одной головой, можно сказать дракоша, так как морда казалось очень милой и выражение морды добрым. На меня он не обращал никакого внимания, а сосредоточенно выцарапывал своей правой лапой что-то на земле. Только позже я понял, что это был цветок, ромашка. И в лапе у него был цветной мелок, а рисовал он не на земле, а на бетонной плите. Крылья у дракоши за спиной нервно подёргивались.

Рядом с будкой, на пеньке, сидел большущий для обычного кота, черный красивый котяра с белой грудкой и белыми кончиками лап. Кот был в очках и держал в передних лапах газету. А задними, свешенными вниз,  весело побалтывал. Кот заговорил, обращаясь к дракоше: «Ну, вот, Лорд, опять всё дорожает:  яйца, масло, сметана. Скоро нас Самобранка постными блинами кормить начнёт».

Поняв, что со мной из-за калитки говорил этот кот, я попытался пошевелить губами, но слова застревали  где-то в горле.

Кот истошно прокричал: «Ну, где ты там, старая карга? Опять к тебе постоялец пожаловал. А ты не встречаешь, никакого сервиса!»

Наконец-то из-за двери послышался старушечий скрипучий голосок: «Где-где! На сковороде! Опять слуховой аппарат гад кошачий на пол уронил! Криволапый! Еле нашла! Ещё и очки куда-то пропали! Ирод окаянный, то уронит чего, то стырит!»

Кот быстренько спрятал газету за пень, а очки в лапу и обратился ко мне:

— Как звать тебя?

— Виктор, — еле выдавил я.

— А что ж,  как Иван-дурак встал, коли Витёк?

И весело мне подмигнул своим зеленущим глазом.

— Отель «Тридевятое царство» к Вашим услугам. Добро пожаловать в наши хоромы.

Дверь в избушку приоткрылась и оттуда выглянула бабуська, впрочем, совсем не страшная и аккуратно одетая и причёсанная: «Ну, заходи, милок, гостем будешь!»

Кот быстренько прошмыгнул вперед меня и засунул бабке под подушку очки, а мне опять нагло подмигнул.

Избушка внутри была просторной и аккуратной. Три комнаты, кухня с русской печкой, дым из которой и привлек меня.

Бабка была в длинной синей юбке, с красной полосой понизу, в белой рубахе с красной вышивкой, красном платке и с накрашенными красной помадой губами. Лицо её было морщинистым, нос длинный и с горбинкой.

Бабка взяла амбарную тетрадь: «Да где ж мои очки? Ничего не вижу. Пойду ещё поищу. Баюн, ты нигде мои очки не видел?»

Кот сделал обречённый вид и изобразил активный поиск по избе. Потом залез под подушку и достал очки. «Ну вот, старая, опять плохо искала».

Бабка надела очки и спросила:

-Ну что, добрый молодец, как тебя кличут-то? Имя, фамилия. На сколько дней хоромы снимать будем? И стала записывать дату в тетрадь.

— Виктор Колокольцев.

Я пошарил по карманам и нашел только 500 рублей. Бабка перестала писать.

— Не, милок, так не пойдет.

И стала перечислять, загибая свои сморщенные пальцы:

— Комната с отоплением, «шведский стол» 3 раза в сутки, баня с джакузи и сауной, с удобствами во дворе, спутниковое телевидение на 50-ти языках, ви-фи.

-Что за ви-фи такое? – удивился я.

-Это она wi-fi (вай-фай) так называет. Деревня! — отозвался кот.

— Но у меня нет больше денег, можно мне просто обмыть раны и в углу поспать? (Хотя в желудке у меня уже начинался бунт).

— А что ты, милок, делать у нас умеешь? Дрова наколоть, двор подмести, наладить что?

— Нет, я только в компьютерах разбираюсь.

— Ну, это тоже пойдёт. 500 рублей давай сюда и, Баюн, тащи мой ноутбук. Мне там Кощеюшко, старый вредитель, вирусов понаслал. Сделай что-нибудь, а то не хочет ноутбук работать, да скайп мне настрой, чтобы я этому супостату окаянному могла всё про него высказать! Старый уже, а все как мальчишка себя ведёт! Вот перестану ему яблочки  молодильные со своего сада посылать, посмотрю, как заскачет передо мною.

Я удалил на ноутбуке кучу вирусов, обновил антивирус, переустановил скайп и только тогда она сказала:

— Ну что, банька готова. Ты париться будешь или в джакузи нежиться?

Мне так захотелось в баньку! Сто лет не был. Отправила она со мной в баньку кота Баюна, чтобы он меня попарил. Прежде, чем пойти, кот выступил, что у него уже переработка и ему надо премию.

— Хорошо, котяра ненасытный, получишь сегодня ещё три блина со сметаной. Больше ничего!

Я уже перестал задумываться о нереальности происходящего и решил плыть по течению. Кот хорошо напарил меня в бане, дал чистые вещи и повёл назад. И тут мне удалось получше рассмотреть дракошу и его жилище. Дракоша уже посапывал в своей будке, сделанной из кирпича, наружу торчала только голова. Перед будкой всё было забетонировано, и на будке висел огнетушитель. Кот, увидевший мои округлённые глаза, сказал:

— Лорд, когда злится, искрить начинает. Поэтому мы его и в дом не пускаем. Кот засмеялся.

Мы зашли в избушку, бабка болтала по скайпу, видимо, с Кощеем. При виде нас, она попрощалась с ним и отключилась.

— Ну что, накормлю  тебя, гостюшка, по системе «Всё включено». Я сегодня добрая, наладил ты мне ноутбук, хоть в подкидного дурака с ним можно перекинуться, да пасьянсик разложить. С Баюном играть в карты не хочу. Он постоянно жульничает.

Она достала белую скатерть, разгладила её руками, расстелила, что-то пошептала, и на скатерти возникли несколько закусок и дымящихся горячих блюд. Так вот она какая, скатерть Самобранка! Котяра сразу прыгнул к табуретке возле стола, схватил несколько блинов и щедро налил сметаны. Бабка треснула его по лапам.

— Сказала же – только три!

— Не обеднеешь бабка, у меня и так зарплата маленькая. Уйду к Кощею, он давно меня переманивает и зарплату в 3 раза больше обещает.

Она сразу стала ласковой:

— Кушай, милок мой пушистенький, разве ж мне жалко для котика моего любименького.  Я ж  о тебе пекусь. Вдруг, животик у тебя от обжорства заболит.

Кот нагло ухмыльнулся и положил на тарелку ещё несколько блинов, сдобрив их  сверху несколькими ложками красной икры.

Я тоже принялся жадно есть. Всё было ужасно вкусно. И щи с капустой, и жареная утка, и картошечка жареная, и блины с икрой. Ещё бабка напоила меня каким-то зельем, сказала, что это от моих ран. К утру, как рукой, снимет всю боль и следов от ран не останется.

Потом она отвела меня в одну из комнат с одной современной кроватью и телевизором.

— Если что понадобится – зови. Зовут меня бабой  Ягушей. Как ты сюда попал-то? Заблудился  что ли?

Она присел на табурет рядом с кроватью, и я ей, вкратце,  рассказал о своих приключениях.

— Это, тебе, Витюшка, повезло сегодня. Наткнулся ты на языческий обрядовый  камень, который желания исполняет, но не всем, а только тем, кто ему понравился. Ладно, спи, милок, утро вечера мудренее. Завтра что-нибудь придумаем.

Я моментально уснул. Проснулся утром от того, что кто-то играл на пианино  «Лунную сонату». Я оделся, моя одежда была чистой и выглаженной, и вышел в зал – никого, заглянул в соседнюю комнату, там сидел на табурете Баюн и играл на пианино сонату. При этом ещё мурлыкая себе под нос. Бабки в доме не было. Я решил, что мне надо пойти во двор, к удобствам.

Выйдя из дома,  увидел идиллическую картину. Бабка сидела на пеньке под окном и гладила Лорда за ушком, а он нежился и тёрся головой об её колени. Я поздоровался с ними и пошел к удобствам, которые были в углу за баней. И тут увидел то, на что вчера вечером у меня уже не было сил рассматривать. За домом, посередине между ним и забором, стояла огромная клетка, в которой находились три жирных гуся, яблоня и какая-то диковинная птица, похожая на павлина, только с красивой золотой окраской. Тут ко мне подошла Ягуша и сказала:

— А это моё хозяйство. Гуси-лебеди, яблонька с молодильными яблочками, да жар-птица. Опять  Баюн лентяйничает, не подмёл за ней с вечера, вон перо золотое выпало, да жемчуга понасыпало, видать, много вчера пела, как запоёт, так жемчуг с неё и сыплется. Сейчас я этому котяре всыплю, опять, наверное, дома глотку дерёт или на пианино играет. Ему б в артисты, пропадает талант почём зря. Ладно, пошли завтракать.

Накормила меня Ягуша вместе с Самобранкой вкусной яичницей с салом и блинами с мёдом, да чайком напоила. А потом и говорит:

— Ну, что, Витюша, отпустить тебя просто так, по законам сказочного Тридевятого царства, я не имею права. Поэтому, поговорила со  своим братцем, Кощеюшкой, есть у него для тебя задание. Расскажу тебе сначала предысторию. Спрятал братец смерть свою когда-то, казалось, понадёжнее, ан нет, оказалось, хуже придумать нельзя было. Теперь не может он достать свою смерть и боится, как бы кто к ней первым не добрался, да не получил над ним власть.

Пещер тут в округе много, вот в одной из них много всяких ходов и комнат было сделано ещё древними людьми, которые были очень образованные, не чета вам, нынешним. Много там такого, что вам, современным людям знать не дано. Так вот, в одной из комнат этого подземного мира хранил ларец со своей смертью Кощей, но неймётся же людишкам, лазят везде. То сокровища они ищут, то атрибуты власти, чтобы завладеть всем миром. Есть в том мире и чаша викингов и манускрипты всякие, и много всяких артефактов. Охраняли тот мир всегда драконы. Там их целое семейство жило. Но вот, была у вас, в вашем мире, война с фашистами. Хотели они весь мир завоевать, да для этого искали всё магическое и колдовское, чтобы любым способом мир завоевать. Вот и стали интерес к подземным жителям проявлять. Экспедиции всякие снаряжали, да шастали тут, рыскали. Я и с сёстрами своими двоюродными, троюродными общалась, которые в других странах живут, так говорили они, что эти фашисты и у них в подземных городах ищут что-то, нос свой везде суют.

Пытались мы колдовством их отвадить, но за ними ещё более сильный чёрный маг стоял, поэтому ничего особо и не получалось. Связь-то с сёстрами у меня всегда была, колдовское блюдечко с волшебным яблочком никто не отменял. Лежат у меня в закромах, спрятаны, беречь надо реквизит, сейчас можно через интернет общаться. А раньше, бывало не с кем поговорить – так берешь яблочко, по блюдечку покатаешь его, заклинание скажешь – так всё как по скайпу и видно.

Шутка ли – даже на Эльбрус эти молодцы лазили, да флаг там свой оставляли. Ох, прогневали они подземных духов. Сколько духи их там снежной лавиной позасыпали. До сих пор во льду застывшие сидят. Никто их и не ищет.

Главный у фашистов был такой, с усиками, мелкий, да прыткий, орал всё время как оголтелый. Я ж его на блюдечке смотрела, Адольфиком звали. А ведь такой в детстве мальчик был: пейзажики да этюдики рисовал, в церковном хоре пел. А потом связался с чёрными магами, и такое учудил! Мы-то с Кощеюшкой такое только во снах могли увидеть, мы ж с ним мелкие пакостники. Кого там напугать, порчу навести, в темницу заточить можем. А этот, Адольфик, что вытворять стал!  В общество магическое вступил, «Аненербе» -«Наследие предков»  по-нашему называется. Ох, и поизводил он тогда и нашего брата тоже. Сколько убил магов и колдунов, шаманов там всяких, которые не захотели ему подчиниться.

Ой, стара стала, всё меня не в ту степь клонит. О чём это я? А! Так вот! Про  смерть Кощееву. В этом подземелье, в отдельной комнате, хранится смерть его в ларце. Там дверь семью замками закрыта, да потайное слово надо сказать, чтобы туда попасть. Ещё у каждой двери там по дракону раньше сидело, которые охраняли эти двери испокон веков. За каждой дверью свои тайны. Где просто сокровища лежат, где магические предметы, где несчастья человеческие спрятаны, где болезни, да и много всего другого, о чём тебе, Витёк, знать и не нужно.

Так вот, во время войны фашисты добрались до этого подземелья. Перестреляли из каких-то особых ружей драконов. Во дворе у меня Лордик  —  внучок их.  Несколько драконов спаслись, которые у дальних дверей были, вылезли через потайной ход. Поняли, что всё равно их убьют. Жили в здешнем лесу, детей нарожали, а те своих деток. А потом драконы пошли искать сохранившиеся подземные города. Я упросила их Лордика мне оставить, мал он совсем ещё был да слаб. Вот Лордик теперь меня радует. Ласковый, как кошечка, а талантливый какой! Баюн, зараза, тоже талантливый, такой лапши понавешает, одно слово – сказочник! Только вредный он, да наглый очень.

Так, о чём это я? Вот, о дверях. Добрались до них фашисты, а что делать и не знают. По-всякому их взорвать пробовали, что только не делали, а открыть не смогли. Долго они тут в лесах тогда сидели, окопы понарыли, землянок понаделали, электричество даже было у них, генераторы всякие. Надо ж было всякие аппараты, подключать, чтобы двери ломать, но не вышло у них ничего.

Главный офицер один был, из этого «Наследия предков», франт весь такой, даже шпага у него была. А тут наши войска наступать стали, фашисты  взяли все входы в пещеры и повзрывали, чтоб не нашим, не вашим не досталось. Да так хорошо взорвали, что никто туда больше и не лазит. Всё позасыпано, да уже стали и забывать, что там пещеры были. Так вот, Витёк, надо тебе в эти пещеры попасть.

— Как? Я что маг вам, бабуся, что ли? – сказал я, недоумевая.

— Так ты слушай дальше, соколик, не перебивай старших. Никакого воспитания у современного поколения. Вот раньше-то уважали старших… Так, о чём это я? С мысли сбил. А, вспомнила!  Пещеры засыпали, а есть туда еще потайной вход. Недалеко от пещер растёт многовековой дуб. Там он один такой. Возле его корней есть люк, давно заросший и засыпанный землёй, через него и можно попасть в то подземелье.

Клубок волшебный тебя именно до той двери в подземелье и доведёт. А в другие двери  и не надо соваться. Я тебе ключи только от нужной двери дам, да заклинания. Свечей никаких туда не надо, не пугайся, там должны летать магические светошары.  Подземные люди давно их изобрели. Источник света в них не иссякает столетиями.

Смотри, думаю, что ты не обманешь, потому что иначе в своё время не попадёшь. Ты должен будешь вернуться сюда с ларчиком Кощеевым. А уж дальше, что с ним делать, сами решим с Кощеюшкой.

Если куда захочешь с ним сбежать – так и будешь во временах плутать, а в своё не вернёшься. Посмотрела я своё волшебное блюдечко – есть у тебя  Алёнка, к которой ты хочешь вернуться. Да и для чего тебе этот ларец? Так что я тебе доверяю, да и ларец тоже особым заклинанием только открывается.

— Да уж, бабуся Ягуша, ну и задала ты мне задачку. В страшном сне такое не приснится. Так я сейчас вот пойду за ларцом, а в каком времени буду?

— Окажешься ты, милок, скорее всего в тех военных годах, но может и наложение времен случиться, не пугайся, но в своё точно не попадёшь.

Я подумал про себя: «Ну, какая нелёгкая меня на эту охоту понесла? Или чему быть – того не миновать? Видимо, судьба у меня такая».

Что ж, делать нечего, придётся условия выполнять. Иначе как? Ведь для меня немыслимо остаться жить в другом времени, пусть лучше убьют. Как я без Алёнки? Без своего компа? Без работы? Тут всего этого не существует, только у Ягуши ноутбук есть. Да и родители как без меня будут? Единственный я у них…

— На, милок, тебе клубочек волшебный, который тебя доведёт до люка в потайной ход.

Дала мне бабка Ягуша еды с собой, воды в пластиковую бутылку и клубок не из обычных ниток, а из какого-то тонкого металла, с мягкими нитями, очень лёгкий.  Пошёл я, не спеша, погода была хорошая. Шёл и рассматривал местность — большую поляну, перемежающуюся с небольшими рощицами лиственных деревьев. Клубок тоже не спешил катиться, будто давал мне возможность полюбоваться местными красотами. Неожиданно  недалеко от меня появилось озеро, на его глади я увидел вдали какую-то странную лодку, напоминающую больше старинную ладью. Я остановился и стал рассматривать её.

Ладья приближалась ко мне, в ней стояли люди. Это были мужчины, в основном седые старцы с длинными бородами, в серых сюртуках, на головах были какие-то шапки, напоминающие колпаки. Ладья была метров десять в длину, её нос и корму украшали вырезанные из дерева головы  каких-то животных, больше всего похожие на драконьи. В какой-то момент все взгляды людей в ладье устремились куда-то в небо, я проследил за направлением их взглядов и просто выронил клубок из рук.

В небе летел самолёт, старый, со свастикой на нём. Я встал как вкопанный и смотрел на всё это, предусмотрительно подняв клубок, чтобы он от меня не убежал. Переводил взгляд с ладьи на самолёт. Люди в ладье что-то кричали и махали руками, кто-то из них осенял себя крестом.

Самолёт приближался к ним и снижал высоту. Я увидел лицо лётчика, который с ненавистью пытался стрелять по ладье, но, видимо, что-то у него случилось с гашеткой. Он развернулся и пошёл на второй круг. Опять стал приближаться к ладье, и тут случилось то, что меня совсем добило и ввело в ступор. Над головой летчика появились три огромных птицы, очень похожих на птеродактилей, о которых я так много читал в детстве. Одна со всей силы клюнула его в руку, другие держались в стороне, так как мешали друг другу подлететь ближе, потому что крылья их были огромными. Лётчик начал уворачиваться от птиц и ему стало не до людей в ладье. Он кое-как отбился рукой, развернулся и улетел. Птеродактили же с хищным оскалом полетели к ладье, люди в панике закричали ещё больше, но птицы, подлетев ближе и, увидев на корме голову своего сородича, пролетели мимо.

Я ещё долго стоял как заворожённый, но надо было идти дальше. Собравшись с силами, и опять спустив клубок на землю, пошёл дальше.

Так шёл часа четыре, уже захотел есть, но увидел тот самый дуб, о котором говорила Ягуша. Я подошёл и стал рассматривать землю вокруг дуба. Ничего не было видно. Достал из холщовой сумки, которую на меня навешала бабка, лопатку, типа сапёрной, и стал подкапывать вокруг дуба и отгребать землю. Так провозился около часа, пока не увидел  металлическую ручку люка. Тогда сгрёб получше с неё землю и, с замиранием сердца, потянул её на себя.

В подземелье вела лестница, деревянная, довольно прогнившая. Я спустился на несколько ступенек по лестнице и потянул люк за привязанную к нему толстую верёвку. Люк захлопнулся. Я продолжил спуск в кромешной темноте, глубина подземелья была метров пять, не больше.  Когда спустился, то увидел приближающийся ко мне источник света и испугался, но тут же вспомнил про какие-то магические светошары, про которые говорила мне Ягуша. Да, это был шар, который ко всем своим достоинствам мог ещё и свободно передвигаться в воздухе. Я спустил вниз клубок и медленно пошёл за ним по освещённому каменному коридору. Через 100 метров начались двери, уходящие направо и  налево, но клубок катился дальше. Ещё через метров 300, наконец-то, дошёл до нужной двери.

Я отдышался перед этой дверью, произнёс заклинание, которое меня заставила выучить Ягуша, вставил ключ, и осторожно попытался его провернуть в замочной скважине. Ключ не подошёл. Было семь ключей. К этому замку подошёл только четвёртый. Я услышал характерный щелчок. Замок открылся, мне предстояло открыть ещё шесть замков.

Ох, и промучился с этими замками! Каждый подошедший ключ снимал со связки и перекладывал к себе в карман, чтобы не запутаться. Провозился с замками довольно долго, пока подбирал ключи к ним. Когда открыл последний замок, то толкнул дверь от себя, и она тяжело пошла на открытие, так как оказалась очень тяжёлой.

Я вошёл в комнату. Она тоже была освещена. Один светошар подлетел к моему лицу, как будто здороваясь со мной, я зажмурился от слепящего света. Тогда шар отлетел подальше. Надо отметить, что здесь был не только ларчик Кощея. Стояли по всем углам сундуки, заглянув в которые, увидел в них несметные богатства, видимо, запасы Кощея на «чёрный день». Но меня интересовал только ларец. Он стоял на каменном сооружении типа стола, под прозрачным колпаком, который распространял вокруг себя голубоватые лучи света. Здесь тоже надо было произнести заклинание, другое. Я его тоже хорошо выучил. Когда  его произнёс, то свет колпака погас. Я спокойно снял прозрачный колпак. Взял шкатулку, она была сделана из какого-то очень прочного металла серебристого цвета. Ну, вот и всё. Теперь главное — без происшествий добраться назад, до бабкиной избы. Я направился к выходу, ещё раз заглянув в один из сундуков, и вздохнул:

— Вот бы в своей реальной жизни найти хотя бы один такой сундучок!

Меня привлекла необычная золотая чаша с какими-то письменами на ней. Взял её в руки, чтобы рассмотреть её. Как только прикоснулся к ней, так по мне прошёл сильный  импульс, как будто удар тока. Даже описать не могу свои ощущения. Чуть не выронил чашу. Рассмотрев, положил чашу на место. Видимо, какая-то магическая.

Потом опустил клубок на землю, и пошёл за ним к выходу из подземелья. Ларец же положил в холщовую сумку, которую мне дала бабуся. Светошар опять подлетел ко мне, как бы играясь, я хотел ткнуть его пальцем, но он ускользнул от меня. Да, даже ему тут скучно, без общения. Видимо, этот шар ещё и интеллектом наделен. Классный предмет, но и его в свою обычную жизнь взять нельзя, а очень жаль.

Я поднялся по лестнице, с трудом открыл люк, вылез наружу и отдышался. Потом тщательно закрыл люк, постарался сделать как было. Только после этого в изнеможении сел и облокотился на дуб. Достал воды, бутерброд с курицей, который мне положила с собой Ягуша, и с наслаждением поел. Не наелся, конечно, но с голоду не умру. Надо быстрее топать, пока не стемнело. Опустил на землю клубок и пошёл за ним, в этот раз, стараясь идти быстрее, хотелось есть и спать.

Шёл назад  мимо того озера, где утром видел ладью. На озере никого не было. Я прибавил шагу и вскоре был у Ягуши. Обрадовался избушке как родному дому. Лорд опять что-то рисовал, кот сидел возле него и рассказывал очередную сказку. Я уже начал привыкать к такой жизни. Постучал в дверь и вошёл. Ягуша болтала с Кощеем по скайпу. Но тут же отключилась. Его внешность мне так и не довелось увидеть.

— Ой, заходи, милок. Неужели уже справился с нашим заданием?

Я достал ларчик. Бабусины руки затряслись от волнения. Она бережно взяла его и пошла в свою комнату. Через пару минут вернулась и сказала:

— Всё на месте, молодец, Витёк. Ай, Кощеюшко обрадуется! Ты иди с котом в баньку, а я с Кощеем по скайпу пообщаюсь.

Выйдя на улицу, сказал коту, что  Ягуша отправила нас в баню. Баюн что-то недовольно пробурчал под нос и пошёл со мной. Опять хорошо меня напарил, как и вчера.

После бани мы пришли усталые и голодные. Ягуша была очень мила и уже накрыла Самобранку, которая ломилась от яств. Баюн брал, что хотел, и она не делала ему замечаний. Была счастлива, что я принёс этот ларчик. Она расспрашивала меня как всё прошло. Я ей всё рассказал, даже про ладью, самолёт и птиц.

Наговорившись и наевшись, мы пошли спать по своим комнатам.

— Завтра ты уже проснешься там, в своём времени. Кощей очень доволен твоей службой и просил тебя чем-нибудь отблагодарить. Вот тебе перстень золотой, волшебный. Его нельзя потерять, даже если украдут – сам вернётся. А тому, кто украл — плохо будет. Этот перстень можно только подарить. Вот, что нужно будет, так повернёшь тут камешек по часовой стрелке. Появится домовёнок, Федот, будет теперь в твоём услужении, чем сможет – поможет, тем, что в его власти, да с моей помощью. Бабуся повернула камень на перстне, и перед нами возник очень милый чумазый домовёнок:

— Добрый вечер! Чего изволите-с?

— Да просто посмотреть на тебя, Федотка, изволим. Вот, теперь у тебя новый хозяин, Витёк.

— Ну и славненько, Федотка я.

— Ладно, спи, давай, Федотка, пока, — сказала Ягуся и повернула камень в противоположном направлении.

Федотка исчез. Я надел кольцо на мизинец и лёг спать.

Утром проснулся от того, что кто-то лизал моё лицо. Я открыл глаза и увидел перед собой морду Лавра, который, разбудив меня, зашёлся лаем. Оказалось, что лежу в том самом месте оврага, в котором очнулся позавчера после  падения. Осмотрелся — на мне испачканная одежда. Увидел, что на лай Лавра ко мне бегут Лёха с Вовкой.

Я попытался встать и почувствовал легкую боль в ноге и голове. Друзья подбежали и закричали: «Что с тобой? Мы тебя уже пару часов ищем, пришли с утками, а костра нет, тебя нет, сотовый говорит: «Абонент недоступен».  Они помогли мне подняться, и мы пошли к нашему привалу. Так как они сказали мне, что искали меня всего пару часов, то я призадумался о том, что всплыло в моей памяти про бабу Ягушу и другое, и не стал им говорить об этом. А просто рассказал, что упал в овраг и лежал без памяти, стукнулся головой. Спросил у них какое число, оказалось 27 сентября. То есть мне, наверное,  всё это приснилось, а я лежал здесь на самом деле не так и долго. Так что же это все-таки было? Неужели все это случилось со мной наяву? Было или не было?

Но тут я заметил у себя на руке перстень… Значит, всё-таки, было?

Парни нарубили дров, развели костёр, ощипали уток и запекли их на вертеле, уже к ночи. Утки показались нам сказочно вкусными. Мы разбили палатку, проболтали полночи, а потом завалились спать. Утром встали поздно, учиться стрелять я отказался. Мы собрались и поехали домой. Доехали, как мне показалось, довольно быстро, потому что я опять уснул в машине. Вечная болезнь сисадминов – постоянный недосып. Нет, не зря меня Алёнка ругает, что я как зомби хожу, сижу полночи за компом, а потом хожу на автопилоте…

читателей   94   сегодня 2
94 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,33 из 5)
Loading ... Loading ...