Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Курˊур Дур

 

— Нет! Нет! Нет! Отпустите! – истошно вопил толстяк. – Помогите! Скажите им!

— Уже сказал.

На лице проводника светилась ехидная улыбка. Это был высокий смуглый человек сорока двух лет с русыми коротко стриженными волосами. На нём был грязный, потёртый походной костюм, а пробковый шлем треснул.

— Так что же тогда?.. – пыхтел толстяк, и тут до него дошло. – Вы? Как вы посмели?! Мы вам заплатили!

— Они платят больше, — проводник с довольным видом спрятал мешочек с драгоценными камнями за пазуху.

— Об этом узнают! – крепкие руки держали вырывающегося искателя приключений. – Вас осудят! Повесят!

— Может быть, — ответил тот, пока темнокожие дикари тащили свои жертвы. – Но я, как всегда найду выход.

 

***

 

Джордж Стим – бывший аферист, бывший аферист, а ныне проводник в юго-восточной провинции империи – Заграт, брёл по известной только ему и диким загратским племенам тропе. Пугающие джунгли, казалось, были готовы пожрать любого, кто сунется на эти земли, но путник чувствовал себя здесь, как дома.

— Кто бы мог подумать, что племена так близко подбираются к вооружённым отрядам, — бормотал он, смеясь. – Убили всех, включая проводника.

Он взвесил на ладони горсть самородков, с горечью понимая, что их придётся отдать Верхушке – криминальной организации, покрывающей исчезновения людей. Такие, как Джордж, а таковых было немало, заводили искателей приключений и богатеев, ищущих драгоценные прииски, в лапы к племенам. Что те делали с жертвами было неизвестно, да и мало кого волновало. Потери групп в этих неизведанных и смертоносных краях было делом обычным. Верхушка давала «печальные» отчёты вышестоящему руководству (вместе с частью драгоценностей), а проводникам, которые якобы исчезали вместе с остальными, давали новые имена и биографии. Взамен аборигены давали камни и золотые самородки, иногда просто в огромных количествах.

Товарообмен шёл прекрасно, не так часто, как хотелось бы Верхушке, но оно и понятно, не стоит вызывать лишних подозрений.

«Интересно, кем я теперь стану?» — мысленно усмехнулся проводник.

 

***

 

— Отлично, Энри Спиноза, ты, как всегда, потрудился на славу, — довольно говорил Захраб – один из глав Верхуши. – Вот премиальные.

Захраб был невысоким и полноватым южанином. Кожа его была очень смуглой, нос широким, а маленькие бегающие глазки, успевали заметить все мелкие детали. Он высыпал на стол горсть драгоценных, что, по его мнению, было весьма щедро, хотя новоиспечённый Энри так не считал. Однако спорить не стал – себе дороже.

Спиноза кивнул и вышел на улицу. Он не злился на своих работодателей, смысла в этом не было. Как и многие другие «проводники», у него были тайники, в которых хранилась небольшая часть от дара аборигенов. Но идти туда сейчас было глупо, за ним могут проследить, и тогда в следующий раз блестяшки получат уже за него, подобные случаи уже бывали. Поэтому стоило сейчас пойти в местный бар и напиться. Необходимо делать вид, что он всем доволен, а это делать проводник умеет, как никто другой.

 

***

 

— Энри, знакомься, это сэр Ричмонд Тоулз – один из влиятельных людей в столице.

— Ну, тут вы немного преувеличиваете у меня всего лишь пара фабрик, — толстосум сделал вид, что смутился.

Он был высоким и подтянутым мужчиной. Можно смело сказать, что ему чуть за сорок, но серые поблекшие глаза и морщины на лице, говорили о том, что внешний вид обманчив.

— Пара фабрик, — наигранно взмахнул руками Захраб. – Да кто-то всю жизнь мечтает об этом.

Тот лишь пожал плечами, но было видно, что лесть ему нравится.

— В общем так, Энри. Сэр в курсе наших «походов», — южанин многозначительно поднял бровь. – И он бы хотел устроить незабываемый отпуск для своих партнёров по бизнесу. Они подъедут вечером вместе с ещё несколькими искателями. Завтра утром им надо устроить экскурсию по нашему прекрасному, но дикому краю.

Проводник взглянул на довольное лицо владельца фабрик и усмехнулся.

 

***

 

— А вы сталкивались с племенами? – спросил Гарольд, с опаской озираясь по сторонам.

— Бывало дело, — беспечно пожал плечами проводник.

— Я слышал, что некоторые туристы так и не вернулись.

— Я тоже об этом слышал, а ещё слышал о летающих змеях и морских левиафанах, — тот остановился и взглянул на свою группу. – Но одно могу сказать с уверенностью – эти группы были не в наших краях. Я слишком долго топчу эту землю, и не могу по глупости завести людей в лапы к аборигенам.

Эта наглая ложь срабатывала всегда. Его голос был настолько уверенным, что у остальных не оставалось сомнений. А если таковые и были, созревать не успевали.

— Энри, а разве гора Курˊур Дур это не вулкан? – спросила Эмма.

— Именно так, мисс, — кивнул тот. – Но не волнуйтесь, никто ещё не падал в его жерло. Если не будете делать глупостей, то получите от этого зрелища незабываемые впечатления.

С дерева сорвалась птица с ярким оперением, заставив группу туристов вздрогнуть. Их было четверо, не считая проводника: Гарольд Эсперсс и его жена Эмма, Тоби Чемб и Корри аль Эбер. Тоулз должен был идти вместе с ними, но «внезапно» слёг в кровати от солнечного удара.

— Жаль, что Ричмонд не сможет с нами на всё это полюбоваться, — произнёс аль Эбер, высокий темнокожий богатей.

Проводник почувствовал, как в этой речи сквозит подозрение и постарался сгладить ситуацию.

— Ничего страшного, думаю, мы ещё не раз сможем выбраться из посёлка. Не думаю, что он лишит себя такого удовольствия.

Он бросил взгляд на собеседника и увидел, как аль Эбер переглядывается с Чембом, толстым коротышкой с раскосыми глазами.

 

***

 

Они вышли на небольшую поляну. Высокие вечнозелёные деревья окружали их со всех сторон. Проводник остановился и взмахнул рукой. И тут Тоби не успел затормозить и налетел на него.

— Осторожнее, — огрызнулся Энри.

— Прошу прощения, — коротышка отошёл назад.

— Что такое? – обеспокоенно спросил Гарольд.

— Кажется, вы сглазили.

Среди деревьев замелькали силуэты, и вот на свет вышли темнокожие аборигены со злобными гримасами на лицах. Уши и носу были проколоты мелкими костями. Глаза дьявольски блистали, а хищный оскал не предвещал ничего хорошего.

— Чёрт подери, Энри. Что происходит? – испуганно воскликнул Гарольд.

— Судя п всему нападение, — спокойно ответил тот и поднял руки.

Его путники проделали тоже самое. Дикари приближались.

— Да сделайте что-нибудь! – завопила Эмма, прижавшись к мужу.

— Боюсь, уже ничего не поделать, — проводник опустил руки и повернулся, на его лице сияла безумная улыбка. – Загратцы любят таких, как вы.

— Что значит, любят? – непонимающе воскликнул Гарольд.

— То и значит. Честно говоря, я не знаю, что они делают со своими жертвами, да мне, собственно, плевать. Может поедают, может трахают, как знать, — бесчувственно пожал плечами.

— Но ведь они схватят и вас!

— Не-е-ет, — довольно протянул тот. – Они схватят всех, у кого нет…

Он полез в карман, и тут же его глаза расширились от ужаса. Энри судорожно начал шарить по одежде, силясь найти нечто, что могло спасти жизнь.

— Не это ли ты ищешь? – послышался голос толстого коротышки.

Проводник бросил на него гневный взгляд, увидев в зажатой руке небольшую деревянную пластину. И тут до него дошло, что тот толчок был неслучайным. Энри дёрнулся в его сторону, но тот быстро вскинул револьвер, направленный тому в грудь.

— Не спеши, — произнёс Тоби.

— Стойте, где стоите, — к нему подошёл Корри. – Все.

Семейная чета Эсперсс с изумлением воззрилась на них.

— Прости Энри-Джордж, как там тебя ещё зовут. Но сегодня не мы жертвы. Захраб недоволен твоей работой.

— Нет, стойте, — он вытянул руки. – Я ещё могу всё исправить, я всё верну!

— Уже нечего возвращать, — усмехнулся аль Эбер. – Ты был слишком довольным, что вызвало интерес. И вот, теперь мы – проводники.

— О чём вы говорите?! – голос Гарольда срывался на визг. – Кто вы такие?

Но Энри не обращал на него внимания. Его взгляд был прикован к чёрному дулу пистолета и деревянной пластинке.

— Не дёргайся.

— Уж лучше пристрелите меня, — и он ринулся на противников.

Но к этому моменту чернокожие туземцы уже подобрались к ним вплотную и схватили троих путников. Однако увидев двоих с одной пластиной, стоящих рядом друг с другом, замешкались и хищно переводили взгляды с Тоби на Корри.

— Идиоты, — зло прошипел проводник, даже не пытаясь вырваться, зная, что это бесполезно. – Табличка спасает только одного.

Узкоглазый коротышка тут же перевёл пистолет на своего, уже бывшего, партнёра и выстрелил в руку.

— А! – воскликнул тот, схватившись за рану. – Ты что творишь?!

И тут же схватили и его, а Тоби довольно улыбался.

 

***

 

— Я не хочу умирать! – рыдала женщина, обняв мужа, но тот ничем не мог ей помочь.

Лицо проводника было побито и исцарапано, семейная пара не на шутку обозлились и хотели забить того до смерти, но аборигены пригрозили копьями. Для их бога жертва должна была быть живой.

Они вчетвером находились в большой металлической клетке, которая непонятно откуда взялась у дикого племени. Они медленно раскачивались в воздухе, а в нескольких метрах от них разверзлось жерло вулкана Курˊур Дур.

Внезапно клетка дёрнулась, и их понесло в сторону адского пламени. Муж и жена заголосили пуще прежнего и заметались по своей темнице, тщетно ища выход. Раненный и также побитый Корри вместе с Энри сидели по углам. Казалось, что они оба впали в транс и не соображают, что всего через несколько минут, а возможно и секунд, погибнут, зажарившись заживо.

— Очнись же, сукин сын!

Оплеуха вывела бывшего проводника из состояния сомнамбулы. Гарольд стоял над ним, его лицо перекосила гримаса ужаса.

— Остановите их! – кричал он.

Энри вскочил на ноги. Лебёдка страшно скрипела, но это не мешало дикарям крутить колесо и нажимать на педали, чтобы клетка с жертвами двигалась навстречу бушующему аду.

— Стой!

Энри крикнул что есть мочи и схватился за решётку, но тут же с криком отпустил её. С ужасом взглянул на свои руки, они были жутко обожжены. Металл раскалился до такой степени, что прожёг ладони до мяса и прилип к ним.

— А! – кричал от нестерпимой боли.

И тут округу огласил громогласный рёв:

— Р-Р-Р-А-А-А!!!

Из жерла показалось нечто огромное. Это был тот самый демон Курˊур, о котором в посёлке ходили бесчисленные мифы и легенды. Но Энри и не думал о том, что тот существует.

Чудищ росло на глазах, оно было воистину величественным и устрашающим. Древний демон был соткан из огненных всполохов и бурлящей лавы. На непропорциональной голове красовались рога, растущие в полном беспорядке. Один глаз был больше другого, но оба были полны ярости.

Тем временем людей обдало нестерпимым жаром – они зависли над самой кипящей лавой, а клетка начала опускаться.

— А-а-а! – в последний раз закричали пленники, кода их одежды и тела вспыхнули.

 

***

 

Первое, что он почувствовал – дичайшая боль, сковавшая всё тело. Агония пронизывала словно сотни и тысячи раскалённых ножей. Он попытался закричать, но не смог, мышцы не слушались, и пошевелиться не было возможности.

Но это было давно, очень давно. Теперь его звали Джо, Сплав или Железный молот, но это в определённом кругу людей. Однако он помнил каждую секунду того пробуждения, боль и ужас пожирали его изнутри, хотелось умереть. Он даже не мог представить, что когда-нибудь так сильно будет желать смерти. Но в тот момент это казалось избавлением от непрекращающихся мук.

Однако ему удалось перебороть себя и выбраться на поверхность. Он был погребён под толщей вулканической породы близ Курˊур Дур. Как он оказался у подножия горы, и что вообще произошло, не знал. Но взглянув на свои руки, в ужасе закричал.

Его тело было изуродовано, куски камней и застывшей лавы выпирали наружу вперемешку с плотью. Внезапное озарение заставило вздрогнуть – он стал Собирателем. Существом, состоящим из какого-либо элемента или материала. Но каким стал он?

Теперь-то стало известно, и сидя за столом пытался перебирать металлическими руками кипу бумаг.

— Чёрт бы их побрал, —  возмущался он. – Ненавижу эту работу.

К нему подошёл высокий мужчина с пышными рыжими усами.

— Успокойся Сплав, — так его называли только в участке. – От того, что ты бесишься, пальцы меньше не станут.

После смерти первое, что он сделал – сломал хребет Захрабу. Расправиться со всей Верхушкой у него не получилось, эти люди были намного сильнее новоявленного Собирателя. И он вновь был избит до полусмерти, но всё же спасся и во второй раз.

Жажда мести привела его в столицу, где он стал полицейским. Напарником стал Луи Коррад – один из лучших детективов. И уже через год смогли накрыть Верхушку с поличным. Конечно, кто-то из них смог откупиться, но остальных ждали камера и петля.

И тогда Джо понял, что их смерти не дали ему ничего. Он попросту перегорел, злости не осталось. После смерти, переосмыслив жизнь, он встал на путь исправления. Отныне Собиратель искренне желал помочь людям, а воспоминания о человеческой жизни казались ночным кошмаром.

читателей   121   сегодня 1
121 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,50 из 5)
Loading ... Loading ...