Крылья

Лучи закатного солнца медленно опускались на крыши неказистых домов. Сухая трава, настилавшая кровлю, подобно почерневшему золоту отражала свет, и казалось, что она сияла. Будто пыталась доказать самому солнцу, что она не пожухшая серая трава, что и она может сиять как оно, даря тепло и радость тем пони, что живут под ней.

То и дело был слышен звонкий стук копыт маленьких жеребят, играющих у дороги. Единорог, пегас и земной пони играли в мяч, перекидывая его друг другу и весело смеясь. Когда мяч укатился на оживленную тропу, кто-то из толпы снова бросил яркую розовую сферу детям, а после и присоединился сам. Молодой жеребец парил в небе, показывая изумленным детям, какие трюки он мог сделать с игрушкой. Он был неуклюж, будто только-только встал на крыло, но его энтузиазм и желание порадовать маленьких пони были сильнее, чем его неуверенность в небе. Он перекидывал игрушку с копыта на копыто, удерживал ее на голове, даже пытался сделать сальто назад, подбросив мяч вверх, но он был слишком уверен в себе и встретился носом с пыльной тропой. Он был расстроен, но счастливые кобылки радостно били копытами по земле, иногда подпрыгивая. Маленькая пегаска помогла ему подняться с земли и даже попросила его провести пару уроков высшего пилотажа, на что жеребец с охотой согласился. Глаза маленькой летуньи сияли от предвкушения предстоящего события, ее маленькие крылья хлопали, неокрепшие перья напоминали ресницы ее неестественно огромных глаз — глаз глубокого цвета фуксии с вкраплениями нежно малиновых оттенков… такие большие, такие наивные, такие… счастливые.

А она не могла летать. Не могла почувствовать себя счастливой и не могла сравнить себя с этим маленьким ребенком. Кобылка, чья шкура в тени напоминала цветом пыльную стену дома, у которого она стояла, проводила взглядом трех кобылок и их нового друга. Ее темные глаза наполнились слезами. Сама она была такой же мрачной и поникшей, как и тень, накрывавшая город, когда Принцесса Солнца опускает свое светило, уступая Луне царствование в небе. Смахнув тонким копытом с длинных нижних ресниц набежавшие слезы, кобылка побрела к себе домой по одинокой тропе. Ее длинный хвост шлейфом стелился следом, собирая дорожную пыль, ветки и другой мелкий мусор. Маленькой, щуплой кобылке не было до этого дела, она ушла глубоко в себя, в раздумья.

Частенько она замыкалась в себе, не обращая ни на кого внимания. На уроках в школе ее часто можно было увидеть в раздумьях, сидящей с карандашом в зубах, и как она своими серыми глазами изучает оконную раму. По крайней мере, она думала, что никто ее и не замечает на этих уроках, такую неказистую мечтательницу. Кто мог на нее смотреть в эти мимолетные мгновенья, которые на самом деле могли длиться часами, пока не прозвенит последний звонок и мисс Черили не распустит всех своих любимых учеников по домам. Кремовая кобылка не считала себя ее любимицей, ибо ее часто оставляли после занятий для разговора по «душам». О ее витании в облаках, ее замкнутости, ее шрамах. Маленькая пони просила учителя никому не рассказывать о ее проблемах, они не были такими важными, чтобы все о них знали, но и мисс Черили знать о них было не обязательно. Она не поняла бы.

Кремовая пони большую часть своего свободного времени проводила дома, в своей комнате, маленьком убежище, защищавшем ее от проблем внешнего мира. На ее столе всегда был беспорядок, как и во всей комнате. Кобылку это устраивало, а ее родителей — нет. Давно уже она закрыла от них свою душу, а если ее и просили рассказать о случившемся, пони заливалась слезами и запиралась в комнате. Ей было страшно, она боялась, что никто ее не поймет.

Она была художником. Стены ее «гнезда» были увешаны рисунками милых животных, темных пейзажей и крылатых пони. Кобылка всегда, с самого переезда из Мейнхетенна в Понивилль, мечтала стать Вондерболтом и летать в облаках вместе со знаменитыми пони, но ее привлекала не известность, а чувства, которые она могла получить в небе, и которые не могла получить прикованной к земле. Рядом с ее всегда не убранной кроватью висели плакаты тех, кем она мечтала стать, но судьба сложилась по-другому.

Часто после похода в школу кобылка возвращалась домой уставшая и без настроения. Она валилась с ног, думая лишь о том, как далеко идти до ее родной кровати. Родителей не было дома, они всегда засиживались на работе до вечера, со своей дочкой они проводили мало времени. Когда маленькая пони была еще меньше, ее отец часто ездил в командировки в Кантерлот и пропадал там по нескольку дней, а когда возвращался, то утром снова уезжал. Кобылка толком и не знала своего отца, она даже боялась его. Как-то раз, когда ее папа вернулся домой, пони еще не спала. Она спрашивала у мамы, единственной пони, что была рядом, кто этот жеребец. Но когда кремовая повзрослела, и мама отдалилась от нее.

Добравшись до своей постели, кобылка бросила седельную сумку, набитую тетрадками и учебниками на пол неподалеку. Ее спина часто ныла после нагрузок, сегодня было то же… Отпив немного воды из кружки, которую пони оставила еще со вчерашнего вечера, она повернулась к большому окну, выходившему на соседний дом. Окно было единственной связью с внешним миром в ее комнате, но и эта связь была слабой. Дом соседей захватывал большую часть его кругозора, оставляя кобылке возможность смотреть лишь на серые стены, уже давно мертвое дерево и маленький клочок неба. Глубоко вздохнув, пони занавесила окна оранжевой шторой. Комната залилась теплым светом, стало уютней и теплей. Забравшись под одеяло, кремовая пони уткнулась носом в перьевую подушку, постаравшись поскорее уснуть и проснуться уже завтра утром. Она любила спать днями напролет. Сон помогал ей забыть все то плохое, что случилось с ней за прошедший день.

***

Огромное, просторное небо открылось взору кобылки. Небо было неестественных цветов: в нем смешались розовый, фиолетовый, оранжевый, красный, желтый, синий; все выглядело так, будто художник, ничего не смыслящий в рисовании, беспорядочно наляпал краски на новенький холст. Цвета не переходили друг в друга, пятнами они покрывали небосвод, были похожи на уродливые кляксы, но именно это уродство и делало небо таким красивым и… родным. Белые облака неспешно плыли по небосводу. Они были такими пушистыми, что напоминали маленьких овечек, решивших поплавать в небесах. В них не было изъянов, все были белоснежные, без рваных, размытых краев. Их покой прервал поток воздуха, разогнавший облака в стороны. Маленькие серые перышки колыхались на ветру, казалось, что еще немного и они оторвутся, свободно полетев вслед за облаками. Маленькая кобылка смотрела на небо широко раскрытыми глазами. Никогда раньше она не видела таких красок. И никогда не была так рядом с ними. Под ее копытами не было земли, не было тех цепей, что держали ее. Она была свободна и была счастлива. Взмахнув своими новыми крыльями, кобылка устремилась навстречу облакам. В небе никто не мог указывать ей, что делать, никто не мог удержать ее. Наконец-то она чувствовала себя по-настоящему живой. В небе она могла сделать все то, чего не могла на земле. Поверить в себя и перестать бояться. Пролетев через белоснежное облако, кобылка ощутила на себе легкое прикосновение и дрожь. Всем телом она прочувствовала то, чего не могла почувствовать раньше.

Впервые в своей жизни так близко она увидела облако, когда оно само опустилось к ней. Вернее, облаку помог опуститься один из пегасов. Эти крылатые пони любили спать днем, после тяжелой работы, и для сна они использовали облака. Только для пегасов они были осязаемы, только для них они существовали. На одно такое беспризорное облако набрела маленькая кобылка. Раньше она видела эти пушистые штуки только на небе и всегда мечтала прикоснуться к ним, ощутить то, что ощущают пегасы. В голове она уже представляла, какой будет ее первая встреча с облаком. Как она положит на него свои дрожащие копытца, как она зароется в него носом, как словно в подушку. Но вместо этого она ощутила лишь боль и неприятный скрежет песка на зубах, смешанный с запахом сырой земли и металлическим привкусом.

Этот неприятный вкус затуманил разум кобылки, забывшись, она перестала махать дарованными на мгновенье крыльями. Она падала. Слезы текли из ее глаз, отрываясь от щек, они блестели, переливаясь всеми цветами неба — розовым, красным, синим… Опомнившись, кобылка поняла, что сейчас она разобьется о землю, которой, как ей казалось, не существовало в ее сне. Но она ошибалась. Черная, как океан во время шторма, земля уже ждала маленькую пони. Пытаясь расправить крылья, кобылка поняла, что они растворились в воздухе, лишь несколько перьев неспешно крутились в небесах. Она закричала. От страха, от воспоминаний, от той боли, что держала в своем сердце. С глухим звоном в небо взмыли сотни синих бабочек…

***

Серые капли стекали по мутному окну класса. Утро было не добрым, небо затянули тучи, уже несколько часов не стихал дождь. Это не был ливень с грозой, это был противный мелкий дождь, который лез в глаза и ноздри. В классе пахло сыростью и яблоками, что стояли на столе мисс Черили. Кремовая кобылка как обычно сидела на задней парте, одна. Перед ней была свободен еще один стол, но она не хотела его занимать: мало ли кто придет. Она снова была в своем маленьком мирке, она думала о том, что снилось ей ночью. О небе, об облаках, о крыльях и… боли. Она отчетливо помнила свой крик. Этот вопль о помощи. Но никто не пришел ей на помощь. Некому было приходить. У нее не было друзей, которым она могла бы довериться и которые могли бы верить ей. От осознания этого маленькая пони чувствовала себя еще более ничтожной. Но она не могла так просто завести себе друзей, она не знала, как начать разговор, как заинтересовать своего будущего друга. Она боялась, что у нее ничего не получится. Ей нужно было подумать. Ей… нужно было еще немного поспать.

Когда занятия закончились, пони поспешила домой. Она не хотела снова оставаться после уроков, не хотела снова проходить через эти мучения, когда против ее воли пытаются узнать, что не так. Даже не накинув на себя дождевик, кобылка спешила домой. Дождь заливался в ее уши, грива и шерстка промокли до нитки, пока она спешила домой. Ей было безразлично, заболеет она или нет, все равно никому до этого не будет дела.

С самого своего рождения она была слаба и больна. Из-за ее болезней родители и переехали в Понивилль, чтобы спасти свое дитя от смерти. Влажный, морской воздух Мейнхетенна буквально вгонял малышку в могилу, у нее был тяжелый кашель, постоянная температура. У нее была аллергия, ей была противопоказана любая еда, ее могло это убить. Свою первую сладость — мармелад — кобылка смогла попробовать только когда она покинула стены больницы, когда ей было четыре года. Была весна. Весна была ее любимым временем года. Мама говорила, что когда кобылка родилась, — пошел снег. Шел третий месяц весны и все были удивлены, что вместо обещанного прогнозом дождя пошел снег. У кобылки были проблемы с легкими, память о Мейнхетенне, городе, где она родилась, городе, который чуть ее не убил.

Воротившись домой, маленькая пони отряхнулась от воды и сняла с себя сумку, промокшую так же, как и сама пони. Пройдя в свою  комнатку, кобылка оставила сумку у входа. Внезапно она поняла, что очень устала. Слабость камнем навалилась на нее. Забравшись на кровать, кремовая легла, укутавшись в теплое одеяло. Ей было холодно, она осознала, что ходить по улице по время дождя — не самая лучшая идея. Повернувшись на бок, она закрыла глаза, надеясь поскорее уснуть.

Колющая боль в животе беспокоила ее уже два часа. Так обычно происходит, когда уже пара вставать, организм дает знать о том, что он уже полностью восстановил свои силы, но это было не так. Кобылка молча смотрела на дверь. Ей уже надоело ворочаться и она не понимала, почему ее живот ведет себя так. Ведь она действительно устала, и ей нужен был сон. Поднявшись на свои дрожащие копыта, кобылка побрела в спальню родителей. Она вспомнила, что у мамы в тумбочке видела баночку таблеток — снотворного, которым она уже давно не пользуется и вряд ли заметит пропажу. Отыскав в ящике заветную баночку, кобылка вернулась в свое убежище и села на кровать. Она принялась читать противопоказания, отметив про себя, что не стоит перебарщивать с такими опасными вещами. Но ей это нужно было. Забыв про боль, которую она ощутила во сне, она вдруг подумала, что была счастлива и свободна там, в небе. Ей хотелось снова испытать это, снова стать счастливой, забыть об усталости и о ее провальной идее завести себе друга. Она была слишком застенчива и замкнута для этого. Открыв баночку, кобылка закинула себе в рот одну красную таблетку.

***

Небо. Снова это мимолетно знакомое ей небо, но на сей раз его цвета были более нежными, успокаивающими. Сегодня кобылка хотела уделить облакам немного больше внимания, чем в прошлый раз. Подлетев к одной из пушистых овечек, пони не спешила притрагиваться к ней. Она все еще помнила тот привкус металла во рту. Ей было страшно, но дуновения ветра, что создавали ее крылья придали ей уверенности. Протянув копыто к облаку, маленькая пони ощутила его мягкость и нежность. Осмелев, кобылка прильнула к облаку. Это было непередаваемое ощущение, будто нежное прикосновение матери коснулось ее щеки. Кобылка вспомнила, что раньше она уже ощущала эти прикосновения, когда она была еще маленькой и ее мама была рядом с ней, а не в окружении угрюмых работников офиса. Кобылке стало очень одиноко и грустно, она сама не заметила, как ее слезы начали стекать с ее щек и падать на землю, в темную бездну.

***

Кобылка сидела на своей постели с мокрой мордочкой и болью в груди. Она вспомнила то, что уже давно забыла — нежные прикосновения своей матери; и от этого ей стало грустно. Она давно не чувствовала искренних объятий мамы.

Сегодня она не пошла в школу, пробежка под дождем дала о себе знать. Хриплый кашель, противный насморк и колющая боль в ушах совсем испортили ей и без того мерзкое настроение. Кобылка всегда была слаба. Слишком слабая, слишком маленькая для земной пони. Она не могла долго играть с другими жеребятами, даже с незнакомыми. Она не могла долго бегать из-за ее длинных и хрупких копыт. Она боялась упасть и удариться, порезаться, ушибиться или что-то себе сломать. Она боялась боли. Болезненный кашель не давал ей спокойно и размеренно дышать. На столе остывал овощной суп. Аромат смеси из душистых трав заполнял комнату, но кобылка его не чувствовала, ее нос был заложен, она не могла дышать и не могла спать, ее мучила бессонница. Ей было нехорошо, она не могла найти себе места, она ворочалась на кровати, у нее было сильное недомогание. Она снова обратила свое внимание на баночку с таблетками, которые так и не положила на место. Открутив крышечку, кобылка вытряхнула себе на копытце две таблетки. Две таблетки позволили бы ей уснуть на весь день и не просыпаться до следующего утра.

***

Небо на сей раз не выглядело таким приветливым, как в прошлые два раза. Оно было пасмурное, серое, как сами глаза маленькой пони. Облака были черные, неспокойные, напоминали огромные стаи ворон. Кобылка была напугана. Она не понимала, что случилось с тем местом, где она была счастлива. Черные облака рокотали, их рев был страшен. Он заставлял дрожать маленькую пони. В ужасе она расправила свои крылья и устремилась вниз, туда, где эти страшные тучи не могли бы ее достать. Ее сердце колотилось с бешеной скоростью, казалось, что вот-вот — и оно выпрыгнет из ее груди. Кобылка была слишком напугана, чтобы плакать, и она не понимала, что происходит. Оглянувшись назад, она увидела, что черные тучи преследуют ее, что она не сможет скрыться от них — кругом была тьма. Вдруг она вспомнила, что уже была в таком же смятении, когда ее собственный отец, которого она почти не знала, вернулся домой. Тогда она тоже была напугана, она не понимала, кто этот пони, почему он пришел, что ему надо, но где-то в глубине души она чувствовала, что этот пони ей родной…

Собрав всю свою волю, она развернулась навстречу приближающейся тьме, чувствовуя, что эти «вороны» не причинят ей вреда. Глубоко вздохнув, она произнесла лишь одно слово…

Кобылка упала на мягкую траву. Небо вновь стало привычно синего цвета. Темные тучи развеялись, уступив теплому и родному солнцу. Маленькая пони смотрела на небо, трава щекотала ее шерстку. Кремовая пони закрыла глаза и мягко улыбнулась.

 

***

Кобылке с каждым часом было все хуже и хуже. Ей было плохо от мыслей, заполняющих ее голову, ей было плохо от кашля и головокружения. Она не знала, что ей делать. Эти сны сводили ее с ума, она не понимала, почему ее маленькая мечта так с ней поступала. Она ведь просто хотела быть свободной и счастливой. Она не хотела быть земной пони, трудиться в поте лица на полях, зависеть от чего-то. Она хотела быть свободной, идти туда, куда она захочет, и делать то, что нужно ей, а не другим. Приподнявшись на кровати, кобылка отодвинула шторку, посмотрев на свое отражение в стекле. Совсем зеленая, красные воспаленные глаза то и дело норовили прослезиться. Опустив взгляд на улицу, кобылка узнала тех самых трех жеребят, что видела три дня назад. Они веселились, прыгая по лужам и, судя по их двигающимся губам, можно было понять, что они разговаривали, даже смеялись. На сей раз кобылка обратила свое внимание не на пегаску, а на земную пони, такую же, как и она сама. Маленькая и худая, на вид слабая, но счастливая. Она была счастлива, потому что у нее были друзья, была любящая семья. Кремовая пони иногда замечала, как ее из школы забирал отец, и ей было завидно. Она завидовала ее счастью и была зла. Зла — на саму себя. Зла, потому что не смогла завести себе друзей, потому что не смогла удержать внимание семьи, она сама была виновата в том, что была несчастна.

Достав из ящика баночку с таблетками, кобылка открыла ее. Она не хотела больше чувствовать себя такой. Слабой, беспомощной, глупой и несчастной. Она хотела, чтобы все это поскорее кончилось. Сон — ее единственное спасение, и ничто не могло ее остановить. Еще когда кобылка только нашла эти таблетки, она вычитала, что три таблетки могут быть смертельны для жеребят, но ей было все равно. Открыв крышку, она высыпала последние таблетки… или не было? Отведя взгляд от стола, маленькая пони задумалась: а что, если счастье не в свободе? Счастье не в полете? Не в крыльях? Кобылка снова обратила свой взор на окно. Одна, две, три….

***

Теплые лучи солнца пробивались через оранжевые шторки в комнату, освещая захламленный стол, прочитанные книжки на полу, рисунки на стенах, плакаты Вондерболтов, освещая ее мечту и незастеленную кровать. Кобылка неподвижно лежала на кровати, казалось, что она даже не дышала. Ей было сложно пойти на такой отчаянный поступок, сделать такой сложный выбор. В конце концов, она всего лишь маленький ребенок, который не смог познать все радости детства из-за больниц, постоянных переездов, стрессов и недостатка внимания. Она не была виновата в том, что случилось. Но она винила себя, только… в своем эгоизме? Именно в нем. Ее желание быть свободной было выше потребности в общении, она не хотела ни от кого зависеть, чтобы кто-то от нее что-то ждал, но именно этого ей и не хватало. Она лишь хотела быть счастливой.

Серые глаза неподвижно смотрели в пыльный потолок. Такой же серый, как и ее глаза, но было в этих глазах что-то еще. Жизнь. Кобылка повернулась на бок, глубоко вздохнув, в копытах она держала баночку с таблетками. То, что помогло ей понять себя, понять все то, чего она боялась и чего ей не хватало. Она поняла, что ее место здесь, а не на небесах. Счастье, оно здесь…

***

Слабый ветерок качал зеленые травинки в разные стороны. Сладкий запах травы и позднего лета бродил по цветочному полю. Лучи солнца приятно грели шерстку и душу. Кремовая кобылка глубоко вздохнула, проведя копытцем по траве, приглаживая ее. Впервые за столько времени она была спокойна и ни о чем не тревожилась. Ее отношения с родителями наладились, когда пони поделилась с ними ее переживаниями и, к большому удивлению кобылки, они поняли ее. Отец взял внеочередной отпуск, мама уволилась с работы, которая ей уже порядком надоела, и теперь семья готовилась к долгой и веселой поездке.

Подняв свой взор на оранжевое от закатного солнца небо, кремовая пони слабо улыбнулась ему. Может, ей и не даны крылья, ничего не мешает ей наслаждаться видом небосвода снизу, с земли. К тому же у нее теперь появились друзья, которые всегда были рядом и могли поддержать. А когда на ее голову опустился цветочный венок, по всему полю был слышен счастливый смех четырех друзей.

читателей   192   сегодня 1
192 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,33 из 5)
Loading ... Loading ...