Крепкие узы

Я не сразу поняла, что все получилось. Не поверила. Я стояла на коленях перед сгоревшим деревом, держась за черный, обугленный ствол.  Рассыпающаяся в золу кора дерева холодила кожу. Я медленно оторвала дрожащие руки и посмотрела на черные  от копоти ладошки. Все еще не верится, что получилось. Подул ветер, зашумели где-то в высоте кроны деревьев. Резкий порыв растрепал мои волосы. Колени заныли от холодной твердой земли. Я чувствовала. Чувствовала! Неужели получилось?

Тело еще плохо слушалось нового хозяина, но мне удалось встать. Я выпрямилась во весь рост и глубоко вдохнула. В лесу пахло хвоей, сыростью и мокрой землей. Я улыбнулась и задрала голову вверх. Светлое закатное небо и темные-темные облака обозначали скорое наступление сумерек. Пора идти домой. Как же я скучала по всему этому.

Я осторожно вступила на мятую траву, и увидела перед собой тропинку.Все ещё боясь, что новые ноги вдруг подведут, я аккуратно, маленькими шажочками двинулась по ней вперед. Страшно было, казалось, вот-вот следующий шаг и конечности перестанут слушаться, вновь заболят и обломятся. Но все было хорошо, шагать было легко и приятно. Все уверенней я шла прочь из этого леса. По крайней мере, мне казалось, что я иду прочь из леса. Тропинка могла и увести меня в самую чащу и так и оставить блуждать в приближающихся потемках. Но я верила этому пути, мне хотелось идти дальше  и быстрее. Эх, как же хорошо ходить!

Грудь больше не горит от боли в легких, я вижу  ясно, и нет никакой белесой пленки на глазах! Я жива, я здорова!

 

 

 

Жила на свете ведьма по имени Риталия. Хорошая ведунья, Рита много и хорошо колдовала. Этим  она и зарабатывала себе на жизнь. Держала свою алхимическую  лавку в столичном городе, а подпольно продавала много разных магических услуг. Как-то раз познакомилась с молодым человеком по имени Герберт и сильно им увлеклась. Увлеклась до такой степени, что в один пасмурный день обнаружила себя беременной. Гербер очень обрадовался и с упоением готовился к семейной жизни. Конечно, он не знал о роде деятельности его жены, ведь она не стала делиться своими ведьмовскими, опасными, и нередко незаконным делами. Поэтому сразу после родов Риталия решила сбежать, укрыться  далеко в болотах на севере. Ведьма родила здоровую, черноволосую и кареглазую девочку, нарекла ее Мари и скрылась.

Герберт остался один с младенцем на руках. Благо, Риталия, как дама в какой-то степени благородная, оставила ему свою лавку и мешочек монет. Лавку он продал, а на все свои сбережения купил небольшую уютную ферму недалеко от деревеньки. В той деревеньке работал завод по переработке жиров мамонтов, куда и устроился  Герберт. Бывало даже, чтобы Мари и он сам не голодали, ему приходилось выходить на охоту на мамонтов. Новомодные линейные винтовки им не выдавали, приходилось загонять животных по старинке, с длинными эльфийскими арбалетами и копьями. За счёт своего терпения и безумного упрямства\упорства, Герберт обустроил себе и Мари хорошую, размеренную и спокойную жизнь. Девочка работала в поле и много читала. Образованием ее папа не занимался и, как мог, учил на дому.

Когда Мари исполнилось 8, Герберт женился второй раз на простой крестьянке Агнессе из деревни. Она стала мачехой Мари, и вскоре в семье произошло пополнение. У Мари появился сводный брат Максимус.

Эта история случилась, когда Мари было 12 лет.  Как-то весной ей приснился странный сон, в котором она выполняет некий ритуал в лесу. Сон это приходил к ней несколько ночей подряд, одинаковый, но каждый раз все более яркий. И однажды в полнолуние, сон  стал явью. Спящая девочка, никогда прежде не страдающая лунатизмом, встала с кровати и ушла далеко в лес. Она пропала где-то в чаще всю ночь и вернулась домой только под утро. Все это время Мари спала крепким колдовским сном и готовилась к  ритуалу. Она расчертила палкой на земле некие пентаграммы, нашла особые травы и грибы, втирала их себе в кожу и, в конце концов, подожгла старый дуб. Встав перед горящим деревом на колени, она прошептала длинные колдовские слова на эльфийском языке. А затем  Мари упала в обморок. Очнулась она уже совсем другим человеком…

Что же произошло с этой юной, благоразумной и умной не по годам девочкой? Вы,наверное, уже догадались, здесь не обошлось без магии. А именно,  магии ее мамы Риталии. Если говорить начистоту – Риталия похитила тело своей дочери.

Дело в том, что жизнь в лесу, на болотах давалась ведьме плохо. Она ходила по ближайшим деревням и предлагала свои ведьмовские услуги, хоть они и не были в почете. Другой работы Риталия не знала, выкручивалась как могла. Ела мало, спала мало, жила в холоде и  сырости. Только магия и помогала ей как-то существовать. Но магия не спасла ее от ужасной напасти. В те годы в краях, где жила Риталия, бушевала эпидемия одной страшной смертельной болезни. Магия не смогла уберечь ее. Алхимия и ведомство не помогали вылечиться, ведь болезнь и сама была порождением злой магии. А Риталия очень хотела жить. Хоть она была уже старой, жила в одиноко лесу, но всё же очень любила жизнь. Она лелеяла надежду когда-нибудь поднакопить средств и переехать в страну благородных эльфов, где магию и магов уважали и любили. Но мечтам ее не суждено было сбыться — болезнь прогрессировала, и скоро Риталия должна была умереть.

Поэтому ведьма пошла на страшный шаг. Она узнала об одном страшном колдовском ритуале, запрещенном во всем магическом мире. Ритуал этот назывался custodia matris и мог быть совершён только матерью. Он был основан на таинственной связи, на узах между матерью и ее ребенком. Риталия хорошо знала цену и была готова заплатить ее ради своей новой жизни. Потратив последние средства на ритуал, за несколько дней до полнолуния она приступила. Написав на пергаменте из кожи дракона предельно точную последовательность действий, поколдовав над ним, и бросив свиток в волшебный огонь, Риталия приказала своей дочери Мари, находившейся за сотни километров он нее, встать ночью с кровати и уйти в лес. Девочка сделала все в точности, как было написано на коже дракона. А Риталия в это время уснула у себя в кровати, а проснулась уже в молодом теле своей дочери, став его полноценным хозяином. Сознание Риталии теперь навсегда живет в теле Мари. Конечно, ведьме было не наплевать на жизнь дочери, она понимала, как  это низко, но считала, что имела на полное право распоряжаться жизнью собственного ребенка. Ещё с момента, когда Риталия узнала о ритуале, ее не покидали сомнения. Ведьма, как могла, душила свою совесть. Риталии очень хотелось жить.

И что же предприняла Риталия, начав, так сказать,жить заново? Ну, в первую очередь она хотела увидеть Герберта. Память о нем все еще жила в Ренате, она скучала по нему, но сложно сказать, осталась ли в ее душе любовь. Рената поспешила домой на встречу с Гербертом. Она не хотела ничего ему говорить и, конечно, не хотела, что бы кто-нибудь узнал, что Мари – больше не Мари. Рената планировала просто…хоть одним глазком увидеть его и узнать,  какой стала его жизнь.

Но Риталию ждал сюрприз в виде новой жены Герберта –Агнессы. Именно ее ведьма встретила первой, когда прибежала домой. В душе Риталии вспыхнула ярость. Хоть ведьма и ушла от Герберта, она была той еще эгоисткой и собственницей. «Так и хочется призвать свою магию и испепелить эту шлюху на месте» — думала она, но разум возобладал над злостью, и Риталия начала играть роль маленькой девочки. Это давалось ей сложно, но она вежливо поздоровалась (ведьма не решалась назвать Агнессу мамой, она ведь вообще не знала о отношениях в семье) и, сославшись на плохое самочувствие, отправилась искать комнату Мари. Агнесса не очень удивилась такому поведению падчерицы, ведь та и впрямь выглядела нездорово.

В поисках своей комнаты Риталия поднялась на второй этаж дома. Своей комнаты она сначала не нашла, но зато наткнулась на комнату «родителей».  Заглянув туда, она заметила кроватку, в которой обнаружила младенца.

«Вот же козел!» — подумала Рената, ткнула пальцем в мягкую щеку ребенка и, подавляя вновь вспыхнувшую злость, ушла прочь. Найдя, наконец, свою комнату, Риталия крепко ее заперла и улеглась на кровать.  Она решила проверить свои магические способности. Ведьма сосредоточилась, прислушалась к силе внутри себя, открыта внутренний взор и…что-то мелькнуло. Небольшой отголосок силы проскочил в юной Мари. Магия в этом теле, несомненно, была, Риталия явственно чувствовала восприимчивость к магическим потокам, хоть и весьма слабую.

«Она еще очень мала, но от мамы досталось многое. Чуть упражнений, зелий, настоек  и куча практики – и магия снова у меня, даже лучше чем раньше!». Тут Риталию опять кольнула совесть – ее дочь вполне могла бы стать замечательной ведьмой, у Мари точно был мамин талант. Но ей снова удалось успокоить совесть и заглушить вину мыслями о великих делах, что она свершит в этом здоровом, молодом теле. С такими мыслями о прекрасном будущем Риталия сама не заметила, как заснула до вечера.

Она проснулась как раз, когда пришел Герберт. Риталия спустилась вниз и поздоровалась, а затем опустила взгляд в пол и снова поднялась наверх. Очень-очень странное чувство поселилось в ее душе. Герберт почти не изменился, он  лишь постарел,  его взгляд остался таким же теплым. Но это был совсем не тот взгляд, которым Герберт смотрел на Риталию раньше, то был  чуждый для нее взгляд любящего отца. Он забыл Риталию,  стал чужим. Ведьма вконец осознала, что ей тут не место, у него своя жизнь, жена и сын. А еще была дочка, но сейчас эта дочка, которая на самом деле бывшая жена, лежит на кровати и  размышляет, как бы поскорее сбежать из этого дома. Риталии было не выносимо оставаться здесь.

Агнесса позвала ужинать, и Риталия спустилась на кухню. Сегодня мачеха приготовила рагу из мамонта и овощной салат. Когда девочка села за стол, все приступили к еде. Риталия очень боялась, что за ужином в семье Герберта принято непринужденно болтать о том, о сем, но висела тишина. Видимо, Агнесса поверила ее жалобам на здоровье, Герберт устал на работе, а Максимус лишь угукал на своем детском стуле. Во время ужина прозвучала лишь пара избитых похвал и общих фраз, но Риталия в них не участвовала. Это Риталии было на руку – так притворяться Мари намного легче. Лишь в конце ужина ей пришлось вежливо отказаться от чая и, пожелав всем спокойной ночи, отправиться в комнату. Усталый Герберт остановил Риталию и спросил, хорошо ли девочка себя чувствует, положа руку ей на лоб.

-Мне нехорошо… папа, – последнее слова очень с трудом далось губам Риталии.

-Тогда и вправду беги в комнату, я принесу тебе микстуру перед сном,  – заботливо ответил Герберт.

Риталия поднялась в комнату и подошла к окну. Во время ужина она не придумала ничего лучше, чем ночью выбраться на улицу, добраться до железной дороги и рвануть в Златоград. Кажется, она слышала далекий гул паровоза, когда Агнесса накладывала ей салат. Значит, дойдя до железной дороги, можно попробовать забраться в товарный вагон и добраться до большого города.

Позднее вечером, заслышав шаги Герберта, Риталия прыгнула в кровать и закрылась одеялом.  Девочка прикрыла глаза и притворилась спящей. Любящий отец подошел к кровати и осторожно присел. Не решившись разбудить дочку, он прикоснулся к ее лбу. «Странно…» – подумал Герберт —  «Температуры нет, а спать улеглась рано». Он поставил стеклянную баночку и рядом со стаканом воды на тумбочку и мягко поцеловал дочку в щеку. Риталия чуть вздрогнула, но смогла удержать странное чувство тепла и жалости в груди, и не подала виду. Погладив дочку по длинным темным волосам, Герберт тяжело вздохнул и отправился спать.

А через пятнадцать минуть Риталия уже выскочила из окна в мокрую высокую траву. Серебряный свет полумесяца указал ей  на тропинку. Стараясь как можно меньше шуметь травой, девочка побежала к кукурузному полю. Сырые стебли кукурузы стегали Риталию по плечам, когда та прорывалась сквозь них. Она пересекла поле и, перебравшись через низкую каменную ограду, оказалась на лугу. Справа от Риталии высился лес,  двигаясь вдоль его кромки, девочка вскоре вышла большому тракту. К счастью, в ночное время дорога пустовала и Риталия без проблем пересекла его и спустя еще несколько минут ночного забега по лугам и холмам оказалась прямо у железной дороги.

Риталия села на холодную землю и стала ждать состав. Нехорошо, конечно, так добираться до города, а самое главное —  довольно опасно, но это был самый быстрый способ. Ведьма часто прибегала к нему во время своей работы. Ей приходилось колесить по провинциям в поисках ингредиентов, книг и, кончено, новых клиентов. Это только позже она осела в болотах. Риталии не пришлось долго ждать, и вскоре чуткие ведьмины уши заслышали перестук колес. Она поспешила спрятаться в кусты. Когда состав медленно, с громким лязгом проехал мимо, ведьма вышла из кустов. Локомотив тускло освещался зелеными переработанными кристаллами магического флениума, соединенными с какой-то непонятной силой внутри поезда. Это был яркий пример того, как техника вытесняет магию из этого мира, смешивается с ней  и поглощает. Но Риталии было не до этого. Ей повезло – поезд был почтовый и ехал прямиком в Златоград. Ей осталось только ухитриться забраться в него. Хоть ее новое тело было молодым, а значит слабым, Риталия смогла запрыгнуть на подножку одного из вагонов, тащившихся в конце состава. Крепко ухватившись за холодный металл, девочка занялась замком. Просто сбить кулаком – силенок маловато. Риталия пошла на риск и заодно решила поэкспериментировать. Заглянув внутрь себя, она воззвала к играющим в глубине души голубым искрам магии. С ощутимым усилием, девочка бережно пустила магию по своей руке и, направив в кулак, ударила по замку. Эксперимент удался —  замок с треском упал под колеса, и дверь открылась. Риталия заскочила внутрь и закрыла ее изнутри.

Тяжело ей дался этот приемчик с магией, ой тяжело. Все-таки это первый раз, когда магия по-настоящему прошлась по этому телу, Риталия потратила кучу сил, ослабла. «Ну, ничего» — думала она – «В первый раз всегда так. Получилось неплохо». Громко зевнув, девочка наощупь двинулась вдоль трясущейся стенки вагона. В полной темноте, она споткнулась об какой-то мягкий мешок, повалив его на пол. Вагон был забит этими мешками,  а в них, скорее всего, лежали письма и прочие бумаги. Пожав плечами, Риталия уронила еще несколько таких мешков и легла на них. Поерзав, она устроила себе вполне себе уютное ложе, и вскоре усталость от использования магии взяла верх, и Риталия забылась сном, несмотря на грохот колес и лязг вагона.

Проспала девочка до самого утра. Через щели в потоке и стенах бил солнечный свет, и очень удачно попадал Риталии в глаза. Морщась, она  привстала и оглядела свое ночное ложе. Похоже, скоро в почтовые отделения хлынет поток разгневанных испорченными письмами людей.  «Жалко, что в этом вагоне не перевозили подушки» — подумала Риталия и, потирая спину, чуть приоткрыла дверь, выглянув наружу.

Поезд приближался к Златограду. Ведьма поняла это по нескладным и скрюченным пятиэтажкам. Хлипкие на вид дома ютились почти вплотную к железной дороге, многие  их окна были разбиты, некоторые подъезды недосчитались дверей, а стены пестрели от копоти и странных кислотно-желтых плакатов, которые висели почти везде.  Здесь  было много грязи, мусора и пыли от поездов, да к тому же ужасно пахло серой.Настоящие трущобы.  Это Риталия проезжала мимо эльфийского гетто. Сюда согнали большинство самых бедных эльфов из Златограда и окрестностей. Те, кто побогаче и известнее, отвоевали себе место в городе, но когда-нибудь и они окажутся вытеснены подальше от людей. А ведь когда то этот город был столицей эльфийского мира…

Девочке стало противно, а  вид грязных трущоб ее сильно задел. Она, конечно, знала о положении угнетаемых в этой стране, но с тех пор, как она ушла в глубинку, в больших городах дискриминациявидимо только усилилась. В деревнях и глуши это было не столь заметно. Там  было мало эльфов и прочих нелюдей, а если и были  — жители  вроде как уважали и относились  к ним нормально. «Может, и там  теперь все по-другому. Я ведь не видела ни одного эльфа в деревне Герберта. Видимо, слишком много времени я провела на болотах» – размышляла ведьма. Но вдруг она рассердилась на саму себя и тряхнула головой – нечего тут философствовать, черт с этими  здешними эльфами, где-то там ее ждут свои, свободные эльфы. Нужно строить свою жизнь, тем более что девочка уже проголодалась.

Риталия подумывала спрыгнуть здесь – большинство здоровых эльфов с самого раннего утра уходили работать на ближайшие заводы и стройки. В гетто оставались только слабые и немощные, да беспризорные дети. Риталия улыбнулась —  да ведь она сейчас сама беспризорный ребенок. Куда двенадцатилетней девочке одной в трущобы? Лучше не рисковать.

Поезд начал замедлять свой ход. Состав приближался к вокзалу, а значит, пришла пора выходить. Эльфийские трущобы остались позади, а настоящий Златоград встречал сортировочным депо. Девочка поздно сообразила, что раз поезд почтовый, он не будет полностью останавливаться, а лишь замедлит ход. Риталия глубоко вздохнула и, распахнув дверь вагона, спрыгнула  наружу. Немного поплутав по железнодорожному лабиринту, Риталия вышла к забору, огораживающему вокзал, и перелезла через него. Девочка быстро слилась с толпой встречающих утренние поезда и вскоре вышла в город.

-«Вот он, Златоград» — подумала ведьма, и грустно улыбнулась. Когда то давно, эльфы построили лесную столицу  в сени великих деревьев, чьи кроны закрывали их от непогоды, или открывали для жителей солнечный свет. Это был великий город, грандиозный, самый передовой в те далекие времена. Златоград по праву считался столицей не только эльфийского государства, но и всего магического мира. А что же стало с ним теперь? Эльфы оказалась на дне жизни, закованные в узы угнетения и страха. Магия покинула город, в угоду технического прогресса большая часть огромного леса была вырублена, место деревьев гигантов занимали массивные пни. Массивные пеньки – даже звучит глупо, а выглядит это еще хуже. «Люди давно испортили это место» – размышляла Риталия, шагая по улицу. В ее плане не входило оставаться жить в Златограде, да и вряд ли бы ей эту удалось. Риталия невзлюбила этот город еще во время ее первого появления тут, когда она странствовала много лет назад. «Это не моя страна эльфов» — думала девочка.-«Но что, собственно мне делать?» Тут у нее заурчало в животе.  Пришлось прервать свои важные размышления, и обратиться к более насущной проблеме – где найти еды?

Хороший вопрос. Ответ на него Риталия так быстро найти не могла. На самом деле она совсем не знала что делать. Вот прибыла ведьма в город, а куда идти дальше — непонятно. Денег у нее нет, как и личных вещей. Она одна, маленькая 12 летняя девочка (на самом деле нет) в большом городе. -«Зато у меня есть магия и опыт» — думала Риталия, шагая по булыжной мостовой – «Ух, сейчас главное найти еды, а дальше все сложится». Пораскинув мозгами, девочка решила, что лучший способ раздобыть поесть – найти какую-нибудь лавку или рынок.

В утреннюю пору по широким мостовым Златограда уже вовсю разъезжали повозки, экипажи и кэбы, запряженные самыми разнообразными ездовыми животными. Иногда встречалась самоходные жандармские машины, которые пыхтели и пускали дым не хуже паровозов. Мимо них лавировали прохожие, в основном люди, но пару раз мелькали и острые эльфийские уши. Вот, например, большой пернатый ящер, что тянул за собой хлипкую повозку, налетел на незадачливого эльфа. Случилась небольшая пробка, но все разрешилось, когда послышался противный скрип свистка, и эльф поспешил убраться куда-то в подворотни. К повозке подошел свистевший жандарм, и, убедившись, что все в порядке, вернулся к патрулю улиц. Эту обыденную для Златограда картину наблюдала Риталия, и ей в голову пришла умная мысль – просто спросить, как дойти до рынка у представителя власти.

-Молодой человек! – окликнула усатого жандарма Риталия. И только затем поняла свою ошибку, когда толстый усач, одетый в бордовую шинель, обернулся к ней и удивленно поднял бровь.

-Девочка?

-Я…Эм…Простите, Дяденька – щеки Риталии предательски покраснели – А подскажите, пожалуйста, как добраться до рынка?

Окинув девочку подозрительным взглядом, он пошевелил усами и рукой указал дорогу. Риталия тут же скрылась в толпе и вскоре оказалась на городском рынке.

Огромное изобилие еды предстало перед изголодавшейся девочкой. Множество лавок с самым разным съестным содержимым раскинулось на большой площади. Риталия прогуливалась меж палаток и лавок, глаза ее разбегались. Тут продавали ароматные специи с юга, там висели огромные куски мамонтового мяса, рядом корзины с фруктами, и прочие гастрономические радости. Народа на рынке в столь ранний час оказалось многовато – хозяйки старались пораньше запастись едой, да и вообще – жизнь в Златограде кипела круглосуточно, и на рынке тоже.

Несмотря на то, что по большей части взгляд девочки был устремлен к еде, она заметила, что многие из лавочников были эльфами. Да что там эльфами, Риталии показалось, что где-то она видела гнома. Неужели рынок в Златограде живет по другим законам, нежели сам город? Нет, вряд ли. Просто среди торговцев всегда преобладали иностранцы и чужаки, а раз теперь эльфы в своей столице стали чужаками, вот они и оказались здесь.  Риталия могла поспорить, что они даже тут еле держатся на плаву. Когда-нибудь люди закроют эльфам и  рынок. Но пока они живут, торгуют.  Риталии как раз приметила одного эльфийского юношу, торговавшего ну очень аппетитными яблоками.

Конечно, воровать  плохо. Но когда так предательски урчит в животе.…Да и терять уже нечего , еще  от одного греха совести хуже не станет. Хоть одно яблочко, и уже станет лучше. Ведьма не могла сдержаться, хотя прекрасно понимала, чем может все это может обернуться.

-«В конце концов, у меня есть моя магия» — подумала девочка.

Риталия приблизилась к лавке, дабы оценить обстановку. За прилавком стоял щуплый эльф — в грязном переднике, с худым лицом, куцей бородкой, спутанными черными волосами и явными признаками недоедания. Продавал он в основном яблоки, сочные и разноцветные. Фрукты стояли в корзинах вокруг продавца, люди подходили довольно часто, но покупали редко. Возможно, это связано с еще одной лавкой фруктов, которая ожидала покупателей на другой части рынка, но зато с продавцом-человеком.

Когда Риталия подошла еще ближе к лавке, у нее екнуло сердечко. Она увидела небольшой приоткрытый мешочек, из которого выглядывало серебро монет. Худой эльф был очень неосмотрительным продавцом, раз хранил свою выручку таким образом. Ведьма наблюдала, как, продав яблочко одной старухе, эльф небрежно кинул монету в мешочек. В этот момент девочка решилась.

Она подошла к прилавку и приветливо улыбнулась: «Здравствуйте» — сказала она, и указала на яблоки. Эльф взглянул с нее с нескрываемым удивлением – здесь ему не часто приходилось слышать слова вежливости. Он уже хотел распылаться в улыбке и назвать цену, но не успел открыть рот, как Риталия пустила ему в лицо сноп магический искр. Девочка схватила мешочек  и яблоко,  случайно рассыпав одну корзину, ринулась прочь, через толпу.

Эльф  бросился за ней, но найти маленькую девочку в толпе казалось невозможным.  Он чертыхнулся и кинулся на поиски.

Риталия поспешила сбежать от рынка подальше. Она сунула мешочек с монетами и яблоко в карман, и так неслась во весь опор. Давненько ведьма так не бегала, но молодые и крепкие ноги Мари несли ее вперед все дальше и дальше. От этого Риталию  охватила неожиданная радость, она поучаствовала себя живой, здоровой, полноценной. Ведь жизнь дала ей второй шанс, и на этот раз, ведьма точно не потратит его впустую. Странные, конечно, мысли, несвоевременные.

Запала и энергии хватила ненадолго. Девочка замедлила ход, и, держась за бок, свернула в какой-то переулок, в надежде отсидеться и передохнуть там. Так, на всякий случай. Девочка прошла чуть вперед по переулку и свернула, оказавшись в тупике. Здесь было довольно тихо и чисто, Риталия прислонилась к кирпичной стене и осела на землю. Она достала из кармана яблоко и начала есть. Мешочек с монетами приятно оттягивал карман ее маленького пальто, девочка чуть расслабилась после погони и уже начинала подумывать о своих планах, но вдруг встрепенулась.

— Ах вот ты где маленькая дрянь! – эльф всё-таки нашел ее. Пылающий гневом, он стоял перед девочкой, расставив руки и ноги в сторону, бежать было некуда. Эльф попытался выхватить яблоко из руки девочки, но та резка рванула в сторону и постаралась убежать.

-Больше не сбежишь! – рявкнул торговец и схватил Риталию за пальтишко – Отдавай деньги!

-Я не… – девочка начала паниковать, если сейчас отправят в жандармерию,  то будет очень плохо, да и деньги были очень нужны. Риталия зарычала и воззвала к своей магии. Резко ударив схватившего локтем в живот, она развернулась к нему и пустила из рук огонь. Фартук эльфа вспыхнул, он отпрянул назад. Эльф быстро взмахнул рукой и огонь вдруг погас, а Риталия неожиданно для себя почувствовала, что не может сдвинуться с места.

-Что, нравится? – злорадно спросил Эльф – Не ты одна владеешь магией. Торговец отряхнул фартук от копоти и принялся обшаривать карманы.

В этот момент в переулок зашли еще двое. Краем глаза Риталия заметила бордовую кожу жандармских шинелей. Эльф окаменел, отпрянув от девочки, он прислонился к стене и приподнял руки.

-Так-так. Что это тут у нас? – жандармы окинули девочку быстрым взглядом и прошли мимо. Она все еще не могла пошевелиться и лишь слышала, что происходит с эльфом за спиной.

-Пахнет магией – сказал один из жандармов.

-Ага. Ну, что тут происходит? – обратился другой к эльфу.

Его голос дрожал:

— Она…она пыталась обокрасть меня! Обыщите девочку, у нее  мои деньги!

-Так мы тебе и поверили, эльф.

-Один остроухий и маленькая околдованная девочка в темном переулке? Ха.

Риталия побледнела, когда послышался глухой удар и падение. Вдруг тело ее освободилась, но она не сделала ни шага.

-Я говорю правду! Обыщите ее, пожалуйста! – эльф сорвался на крик

-Заткнись! — еще удар. Жандрам обратился к Риталии:

– Девочка, он применял к тебе магию?

Эльф громко закричал:

– НЕТ! СКАЖИ ИМ!

-Да – тихо сказала Риталия – Применял.

-НЕ-Е-ЕТ!

-Отключи его – произнес жандарм. – Сейчас отведем  на вакцину, а потом пусть идет на все четыре стороны. Не хочется мне с этими бумажками возиться.

-НЕТ! – у эльфа начиналась истерика  – ТОЛЬКО НЕ ТУДА, НЕТ! – но голос его оборвался, когда один из жандармов ударил его в лоб какой-то печатью, оставив зеленоватый след. Тело эльфа осело на землю, жандарм поднял его и положил на плечо.

-Вот и подзаработаем.

Проходя мимо девочки, жандарм приостановился и коротко  безучастно спросил:

-Ты в порядке? До дома дойдешь?

Риталия кивнула, и стражи порядка прошли мимо. Девочка рискнула и спросила им вслед:

-А куда вы его?

Жандрам усмехнулся и кивнул на плакат на стене. Они вышли из переулка и отправились в ближайшее отделение. Девочка же подошла к плакату. Этот кислотно-желтый цвет она уже видела – такими плакатами были облеплены все эльфийские трущобы.

На нем был изображен большой шприц над строем улыбающихся эльфов. Вверху кричала надпись – «СДЕЛАЙ ВАКЦИНАЦИЮ – ИЗБАВЬ СЕБЯ ОТ ЯДА», а внизу была маленькая подпись – «Вакцина «АНТИМ» — ваш путь к свободной от искушений жизни»

Риталии стало плохо. В шприце, изображенном на плакате находилась сыворотка, которая полностью лишает магии. Девочка, конечно, слышала о плане на обезмагивание всего эльфийского(а может и не только) мира, но такие яркие листовки и жадность жандармов, наводили девочку на мысль, что скоро вакцинация станет обязательной для всех эльфов. Применение магии было запрещено законом, но лишение ее начало вводиться не так давно.

«Спокойно – сказала она сама себе, выходя на улицы Златограда — «Может, это только тут так, а на Севере маги процветают. Да и в конце концов, это только эльфов касается».

Риталия была уверена – в ближайшие годы запрещать магию людям точно не будут. В этом нет смысла, слишком уж мало представителей людского рода восприимчивы к магии.  В отличие от эльфов, у людей магией владеют только женщины, а  передается она только по наследству. Можно по пальцам пересчитать роды, обладавшие магией. Это были известные, именитые кланы, некоторые из которых были в родстве с самыми известными магами — Королевской семьей. Это только теперь Король начал отчуждаться и избавляться от магии, хотя раньше правители старались покровительствовать магам. Ведьма Риталия получила свою магию от прабабушки, незаконнорождённой из одного клана с Севера. В бабушке и маме Риталии магии не было, а вот в ней самой и Мари она оказалась.  Воспоминания о дочери вновь разбудили боль утраты, но Риталия отогнала ее прочь.

Об этом Риталия рассуждала, пока бродила по городу. Мешочек с деньгами все еще был при ней, жандармы-то даже проверять слова эльфа не стали. Яблоко, конечно, поуняло аппетит девочки, но голод еще чувствовался. Так что Риталия заглянула в первую попавшуюся таверну.  В нее пускали только людей, так что цены были невысокие, и в целом, все было аккуратно и мило. Народу почти не было, так что на маленькую девочку почти не глазели. Риталия подошла к чистой стойке и попросила себе пару пирожков и чай. Если честно, она подумывала заказать себе какого-нибудь алкоголя, но, конечно, после этого начались бы большие проблемы.

Быстро покушав и прихватив с собой булочку, девочка расплатилась и отправилась в общественную библиотеку. Она надеялась найти там информацию про таинственную, но вроде как вполне реальную Цитадель – бывшую когда-то обителью и школой магов. Кто знает, может, она действует и по сей день. Именно оттуда девочка решила отправиться к ее давней мечте.

Библиотеку Риталия нашла быстро – она хорошо помнила это большое серое здание со шпилем. В свое время она пропадала там неделями. «Это мое самое любимое место в городе» – решила Риталия. Вскоре девочка оказалась перед ступенями «Первой Исторической Библиотеки Златограда имени Короля Тюльпана»

Прошла внутрь она без проблем и просидела за книжками почти весь день. Риталия перебрала множество старых томов, и ей удалось найти много полезного. Она даже примерно смогла установить место Цитадели на карте. Не всю информацию о ней правительству удалось спрятать.  К тому же девочка набрала себе несколько интересных и полезных книг в дорогу. Вряд ли она их вернет, но чтение – страсть Риталии, и ничего с этой она поделать не могла.

Когда на улицы вышли эльфы фонарщики и начали зажигать фонари, библиотека закрылась. Риталия решила отправиться на вокзал и переночевать там. Денег тратить не хотелось, а на вокзале найдется свободная скамейка, там тепло и жандармы заглядывают редко. «Спрячусь куда-нибудь в уголок, посплю, а утром – на поезд» Думала Риталия, бредя по пустеющим улицам города. Жандармы тут и там объявляли эльфам комендантский час, темнело быстро. Вскоре Риталия поняла, что умудрилась заблудиться. Он вышла к каналу, которого точно раньше не видела. Интуиция подсказывала ей, что вокзал на той стороне. Пройдя чуть вперед, девочка увидела мост впереди и двинулась к нему.

Риталия посильнее закуталась в свое пальтишко – над каналом дул сильный ветер. Дойдя почти до середины пустынного моста, она вдруг увидела сидевшую на перилах, сгорбившуюся фигуру. Кто-то хотел отдать свою жизнь мутным водам глубокого канала. Вглядевшись в этого бедолагу, девочка узнала грязный фартук и спутавшиеся черные волосы.

-О, черт, – сердце Риталии сжалось. Она опустила руку в карман и достала оттуда мешочек с монетами. Девочка сама не понимала, зачем ей нужно было спасать этого несчастного эльфа, но израненная совесть просто терзала ей душу. Может, хоть она чуть ублажит огонь вины внутри.

-Не надо — осторожно сказала она.

Эльф обернулся.

-А. Это опять ты – мокрые от слез глаза лениво оглядели девочку, а затем вновь уставились на волны внизу.

-Я отдам тебе деньги. Верну все, правда. Только не делай глупости.

-Да плевать мне на эти деньги. Забирай, они мне нужны. Мне больше ничего не нужно.

-Успокойся, пожалуйста. Прости меня…Я…

-Когда-нибудь это должно было произойти. Я сам нарвался. Не нужно было колдовать посреди дня. Я неудачник и заслужил это.

-Хватит. Все будет хорошо.

-Не-а. Больше ничего не будет хорошо. Я пуст внутри, они отняли ее.Отняли всю жизнь.

-Отняли жизнь… – Риталии стало больно – Магия — это не главное, понимаешь?

-Главное. И ее больше нет,– эльф смог еще раз взглянуть на девочку – Тебе легко говорить. Тебе можно жить на этом свете, а мне нет.А  без магии мне  и подавно не выжить,- взгляд эльфа ожесточился — Какое тебе вообще дело?

-Я сделала большую ошибку. Я вообще наделала за свою жизнь немало ошибок. И хоть одну хочу исправить. Послушай, может… твою магию можно вернуть, кто знает? Где-то на севере, есть Цитадель…

-Что ты несешь? Откуда ты все это знаешь, девочка? – эльф смотрел Риталии прямо в душу, и взгляд этот ломал  всю ее внутреннюю силу. Она почувствовала себя очень усталой от уже долгой битвы с совестью.

-Я…Я не девочка! Мне 50! – из глаз девочка брызнули слезы. Риталию вдруг прорвало. Она, срываясь, рассказала свою историю эльфу. Рассказала о своей болезни, о белизне в глазах  и тисках в груди. Она познакомила эльфа с любимой Мари и покинутым Гербертом. Она открыла душу, поведала ему о своей боли и о своей мечте.

-Я… я хочу найти это Цитадель! Это рай для таких как мы. Нам помогут! Они смогут вернуть твою магию! Ты знаешь, кого взрастила эта Цитадель?! Все великие маги прошлого нашли там покой и убежище, это был их дом! Фарингар Великий, Андук, Некрос Синий, первая магесса Марина Мудрейшая, Победоносная Королева Мора, Ариандна Светлая, Киркус Убийца Драконов и прочие-прочие…Тебе известны эти имена? Они все вышли из Цитадели. Цитадель не могла сломиться под Завоевателем! Она есть, я знаю. И там тебе помогут. Магия…не могла уйти полностью. Волшебство живет…

Риталия, укуталась в пальтишко и отвернулась. Ей стало чуть легче. Боль притупилась, остался холод. Вдруг в голову пришла мысль, отвратная и пугающая. «Если эльф пойдет со мной, мне будет в два раза легче» — подумала Риталия.

-Я… — эльф соскочил на землю – Как… — он посмотрел на маленькую, съежившуюся на холоде фигуру  – Что ты хочешь?

-Ты пойдешь со мной в Цитадель?

Эльф закрыл глаза.

-Пойду.

читателей   226   сегодня 1
226 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...