Ино

***

Я упал на диван, откинулся на его спинку и закрыл глаза. Голова гудела – рев динамиков, пронзительные вопли фанаток, вспышки софитов и фотоаппаратов слились в невообразимый гвалт. Горло саднило – последняя песня меня доканала. Хорошо, что я не спел ее в начале…

— Джин-Хо, я всегда говорил, что ты просто бог! – менеджер хлопнул по плечу, и мне пришлось открыть глаза. – Ты снова порвал зал в мелкие клочья!

— И разбил сердца фанаток вдребезги, — пробормотал я.

— О, не стоит о них беспокоиться! Ты даешь им больше, чем любовь – ты даришь мечту! Каждая из них надеется…

Менеджер говорил что-то еще, но я его уже не слышал. Надежда… Я дарю надежду… Но сам безнадежен уже давно, с того самого лета на берегу залива. На меня обрушились воспоминания…

 

… Мне было тогда всего семнадцать лет. После весенней сессии родители отправили меня в наш дом на побережье. Я был рад сбежать подальше – от раздражающего шума и бестолковой суеты, от навязчивого внимания… Я надеялся за каникулы завершить работу над несколькими песнями, чтобы осенью записать их в студии. Зная меня, мама поручила заботу обо мне пожилой соседке, тетушке Лан, которая дважды в неделю наводила в доме чистоту и каждый день готовила, так что я мог полностью посвятить свое время музыке.

Я часто уходил на берег – и на рассвете, и на закате. Иногда проводил там целую ночь и спал на песке после лунных купаний. Стихи и музыка потоком вливались в меня, и в моей спальне росли горы исписанных нотных листов. Стоило мне взять в руки гитару, как слова сами ложились на новую мелодию, сплетаясь в песню… Я был счастлив! Кажется, залив наполнял меня новой жизнью. Мне не хватало только любви…

 

Я шел по колено в воде, наслаждаясь ее теплом и подставляя лицо едва уловимым потокам воздуха. Солнце почти спряталось в водах залива, а ночь обещала быть темной – новолуние… Домой, как всегда, не хотелось, и я решил искупаться. Обойдя небольшую скалу по самой кромке воды, я в замешательстве остановился – мое излюбленное место было занято купальщицей. Она плескалась недалеко от берега, и ее серебристый смех сплетался с шумом брызг, и плеском волн, и шуршанием песка… Я залюбовался фигуркой, резвившейся в воде, и не сразу заметил, что она тоже заметила меня.

— Ой… — девушка спряталась в волнах и испуганно смотрела на меня.

Я смущенно кашлянул.

— Извини… Я не хотел тебя напугать. Здесь и днем редко кто бывает, тем более ночью, поэтому я прихожу сюда купаться, — сбивчиво объяснял я.

Девушка молчала.

— Если хочешь, я уйду… — сказал я, мечтая, чтобы меня остановили.

— Не надо… — долетел тихий голос из воды.

— Я тебе не мешаю? – с а надеждой спросил я.

— Нет… — все так же едва слышно ответила она.

-Меня зовут Джин-Хо. Мой дом вон там, — я махнул в сторону поселка.

— Винх Ким…

— Золото к золоту1, — пошутил я. – Можно и мне искупаться?

— Ой… — казалось, девушка хочет спрятаться в волнах с головой.

— Что-то не так? – насторожился я.

— Я… Я без купальника… Просто гуляла и вдруг захотелось поплавать. Не мог бы ты отвернуться, чтобы я могла одеться?

— Конечно, — я мысленно обозвал себя идиотом и отвернулся, изо всех сил стараясь не вертеть головой. Можно подумать, это меня спасло – чуткий слух музыканта сообщал обо всем, что происходило за моей спиной. Вот она выходит из воды, вот ее ладони скользят по гладкой коже, стряхивая с тела последние капли, вот она натягивает одежду… Черт! Какого черта воображение рисует мне такие картины?! Я музыкант, а не художник!

— Все… — долетело до меня.

Я повернулся. Винх Ким стояла в нескольких шагах от меня. Она была маленькой, изящной и хрупкой, больше напоминая фарфоровую статуэтку, чем живую девушку. У нее была очень светлая прозрачная кожа и длинные струящиеся темные волосы. Но больше всего меня заворожили ее глаза – казалось, в них вместился целый океан, со всеми его штормами и штилями, тревожностью и безмятежностью. Я никак не мог понять, какого они цвета – их оттенок постоянно менялся.

— Ты похожа на ино2 из старинных сказок, — пошутил я.

— Сказки лгут, — в том ответила Винх Ким. – Ино совсем не такие…

 

***

Я – ино, порождение моря. Я его часть, и не смогу долго прожить вдали от него. Я могу принимать любую форму, могу превращаться в человека, в любого зверя или птицу, но мои силы быстро истощатся, если не будут питаться родной стихией.

Мы, ино, живем сотни лет, пока не устанем, и не заснем вечным сном в самой глубокой расщелине на дне седого Океана, убаюканные его темными, долгими сказками о днях предначальных и будущих.

Мы избегаем людей, ибо эти создания жестоки и опасны. Они видят в ино угрозу или игрушку, и способны на любую жестокость. Все сказки о коварных ино, которые заманивают корабли на мели или утаскивают к себе в глубину зазевавшихся пловцов – досужие вымыслы, но им верили и верят до сих пор. Мы – другие, но людям знать об этом незачем. Пусть лучше опасаются нас, чем охотятся.

В давние времена правители разных государств отправляли целые флотилии за морскими чудищами. И, случалось, в их сети попадали неосторожные ино. Их доставляли ко двору, где угрозами или пытками заставляли принимать различные виды, развлекая государя и его придворных. Случалось, ино приходилось делить ложе с похотливым мерзавцем, которому надоели обычные женщины. Тогда ино сгорала еще быстрее, чем если бы просто принимала облик разных тварей. Впрочем, конец все равно был одинаков – очень быстро ино старели, теряли свою способность к изменениям и умирали. Счет редко шел на месяцы – обычно на недели. И тогда море оплакивало печальную смерть своей ино белой пеной…

Иногда ино влюблялись в мужчин. Тогда несчастная или уплывала подальше от того места, где встретился ей тот, кто заставил мечтать о любви, или пыталась добиться взаимности. Ничем хорошим это не кончалось. Поэтому от самого рождения в раковинах жемчужниц и до забвения на дне океана ино избегают мест, где можно встретить человека. Так прожила и я три сотни лет, пока однажды не увидела Джин-Хо.

 

***

В семнадцать лет любовь совсем не такая на вкус, как в двадцать пять или тридцать. Сейчас, оборачиваясь назад, я с уверенностью могу сказать это. В той любви не было ни капли здравого смысла, планов на будущее или расчета на социальное признание. Та любовь была наполнена морским ветром, солнечным теплом, безбрежностью неба и глубиной океана. Она наполняла мои легкие, она пульсировала в моем сердце, рвалась наружу стихами и музыкой. Посвященными ей, Винх Ким – моей первой девушке, искренне ответившей на мои чувства…

Винх Ким… Одного ее присутствия хватало, чтобы я почувствовал себя счастливым. Мы проводили вместе целые дни или ночи – купались, дурачились, строили замки из песка, любили друг друга…

Наша любовь была похожа на волны – такая же мягкая, нежная, так же накрывала вдруг с головой. В ней легко было растворяться и забывать себя, сливаясь в одно целое. Переплетенные пальцы, голова на плече, шепот волн, прощальные блики Солнца, уставшего за день… Нежный поцелуй, осторожное прикосновение пальцев к щеке, гибкое тело в моих руках, отзывающееся на мои желания… Завораживающий, затягивающий в омут взгляд переменчивых глаз Винх Ким… Призрачная лунная дорожка, манящая в морскую даль, в бесконечность… Теплый песок… Я мог бы провести так целую вечность. Я хотел провести так целую вечность. Я…

 

***

Мы, ино, любим совсем не так, как люди. Для нас любовь – это море, а море – это жизнь. Ради того, кого мы любим, мы можем стать другими, мы можем стать любыми. И в этом наша слабость. Любовь делает нас беззащитными перед человеком, ведь сердца людей холодны, как лед, что покрывает северные моря. Но, даже зная, что лед ранит, иногда – смертельно, ино отваживаются любить. Никогда не думала, что и я полюблю… что я смогу это сделать.

Ради того, чтобы быть рядом с Джин-Хо я приняла облик милой девушки, его ровесницы. Когда любишь, так легко угадывать желания… И так приятно следовать своим.

Я наслаждалась каждой минутой, проведенной вместе. Тепло его тела, свет его глаз, мелодия его голоса… Мне нравилось перебирать пряди его волос, когда голова Джин-Хо лежала у меня на коленях… Нравилось, когда он не отпускал мою руку… Рядом с ним я забывала о том, кто я на самом деле – ино, порождение моря, чудище в фантазиях людей. Я стала Винх Ким, обычной девушкой, живущей на берегу залива. Влюбленной впервые в жизни…

***

Я упал на песок и блаженно закрыл глаза. Только что мы плавали наперегонки с Винх Ким. Я никак не мог понять, почему такая маленькая и слабая на вид девушка всегда оказывалась быстрее меня. Я никогда не был слабаком, плаваю с трех лет, призовые места на соревнованиях – в порядке вещей. А тут…

В воде Винх Ким преображалась. Мне чудилось, что она сливается с волнами, а не преодолевает их, как я. Скользит без всякого препятствия хоть по течению, хоть против него. И вода сама доставляет ее в нужное место.

— Ты все-таки ино, — я перевернулся на живот и посмотрел на Винх Ким, лежащую рядом. – Ты родилась в море, а не на земле. И я буду звать тебя именно так.

По лицу девушки скользнула легкая тень, и мне показалось, что она вздрогнула. Впрочем, это могло быть и от ветра, что скользил по нашим телам – после плескания в воде воздух кажется всегда прохладней…

Она легко прикоснулась к моему плечу, я потянулся к ее губам и из моей головы вылетели все мысли.

 

***

Мы, ино, легко принимаем разные обличья. Мы порождения моря, а море – это вода. Вода же в любой форме не теряет своей сути. Но рядом с Джин-Хо я стала забывать о том, кто я есть.

Земная любовь оказалась тем искушением, против которого устоять невозможно, ядом, от которого не хотелось излечиваться. Однажды я с ужасом поняла, что мне все труднее принимать свою истинную форму, и что меня все больше привлекает жизнь на земле. Я еще боялась уходить от моря, хотя с каждым днем отваживалась забредать все дальше на сушу. Я чувствовала, что стою на пороге каких-то очень важных изменений, хотела и страшилась их. Желание остаться навсегда с Джин-Хо боролось с мыслями о том, что же случится со мной, если он меня разлюбит…

 

***

Ино – так я теперь назвал Винх Ким. Она не спорила, хотя мне казалось, что первое время то ли смущалась этого прозвища, то ли пугалась его.

Ино была совершенством. О такой девушке я мечтал, но не верил в ее существование. И все-таки встретил… Теперь мне хотелось, чтобы мы всегда были вместе, а не только этим летом на берегу залива. Да, именно такие мысли стали приходить ко мне в голову в конце каникул. Скоро мне придется вернуться домой. А я даже не знаю, где живет моя Ино. Она всегда уклончиво говорила, что ее семья снимает дом в другом поселке, но где именно – отмалчивалась. И еще она попросила меня дать обещание, никогда не следовать за ней, и всегда уходить первым с места свиданий. Сначала я мирился с таким положением дел, но вскоре беспокойство стало все чаще охватывать меня. Что, если Ино однажды не придет? У меня ведь даже нет номера ее сотового – она говорила, что не пользуется им…

Я успокаивался, только когда Винх Ким была рядом. И я старался наши встречи на берегу продлить как можно дольше. Ино не возражала, и никогда не говорила: «Мне пора домой…». Но и пойти ко мне девушка тоже отказывалась: «Я не хочу, чтобы нас видели вместе…».

За несколько дней до отъезда меня охватило отчаянье – на мой вопрос, что с нами будет дальше, Винх Ким просто сказала:

— Мы встретимся здесь следующим летом. Даже если ты никогда больше сюда не вернешься – я буду ждать тебя.

Впервые я разозлился на Ино. Ждать почти год новой встречи?! Нет, на такой подвиг (или глупость?) я не способен.

— Винх Ким, я хочу быть с тобой, — сказал я тогда, взяв ее за руки и глядя прямо в глаза. – Если нужно, я перееду в тот город, где живешь ты.

Ино отвела взгляд в сторону.

— Ты не любишь меня, — вырвалось против воли.

— Люблю… Просто дай мне немного времени, хорошо? Совсем немного…

Я прижал Ино к себе, ее руки охватили мои плечи, поцелуями легче крыльев бабочки она покрыла мое лицо, и я почти успокоился. Но в глубине души уже созрело решение – узнать, где живет Винх Ким. Только тогда я буду уверен, что она не исчезнет внезапно из моей жизни…

 

***

Мы, ино, не любим, когда люди открывают наши тайны. Даже если любопытство или чувства влекут нас к обитателям земли, мы стараемся скрывать свою природу – так безопаснее для всех ино. Именно поэтому мы стали персонажами старых сказок и полузабытых преданий, странными созданиями, в существование которых никто не верит, хотя по прежнему живем в морях и нас довольно много.

Когда я встретила Джин-Хо, когда наша любовь стала взаимной, я попросила его только об одном – никогда не ходить за мной, не пытаться узнать, где я живу. Мне не хотелось, чтобы он узнал, что я – ино, не хотелось увидеть его ужас и отвращение, а первое время я не могла надолго оставаться в теле человека, да и забывалась сном я только вдали от берега, на глубоком морском дне.

Я надеялась, что мой герой сдержит свое обещание.

 

***

В ту ночь я твердо решил узнать, где живет Винх Ким. Я больше не мог выносить неопределенности, устал сомневаться. Я уже давно присмотрел место, где было очень удобно прятаться. Со стороны залива ничего не видно, зато весь берег как на ладони. Поняв, как мне нужно действовать, я почти успокоился.

 

***

Наверное, любовь и правда творит чудеса, даже если ты к ним не готов, даже если ты их не желаешь. Могла ли я предположить, что родившись ино, смогу стать человеком? Это необычно, это волнующе и пугающе одновременно, но я поняла, что моя природа и правда изменилась. Я стала иной, я стала другой. Я поняла, что могу жить на земле, рядом с Джин-Хо. Единственное, чего я не знала, смогу ли я жить вдалеке от моря. И не знала, как объяснить ему то, что у меня нет ни дома, ни родных…

 

***

Это была особенная ночь – полнолуние. Луна была такой яркой, спустилась так низко, что казалось – протяни к ней руку и коснешься. Звезды меркли в этом сиянии, и залив казался совершенно ирреальным. И наша любовь в эту ночь тоже была совершенно иной. Я не могу объяснить, почему, но именно так оно и было.

— Ты останешься со мной? Навсегда? – спросил я Винх Ким. Мы лежали на песке, я гладил ее волосы. Ее ладонь на моем сердце, голова на плече и вокруг не души. Достаточно ли этого для счастья?

— Я скажу тебе об этом завтра… — тише шепота волн прозвучало в ответ.

— Я не отпущу тебя. Никогда не отпущу. Даже если ты спрячешься от меня на дне океана – найду и там, и верну на землю. Или сам стану ино, чтобы ты была только со мной, — я крепче прижал к себе девушку.

В ответ ино немного грустно улыбнулась и промолчала.

— Сегодня ты снова скажешь – уходи первым? – спросил я, лаская ее тело.

— Сегодня – да, но завтра все изменится, — ответила Винх Ким, прижимаясь ко мне.

«Сегодня. – Подумал я. – Все изменится сегодня. Я не хочу больше ждать».

 

***

Когда Джин-Хо ушел, я долго стояла на берегу и смотрела на море. Такое опасное и непредсказуемое для людей, прекрасное и родное – для меня. Завтра я скажу своему «золотому герою», что я хочу быть с ним, и попробую жить вдалеке от моря. Я боюсь, я сомневаюсь, и все-таки я рискну окончательно стать Винх Ким, девушкой, родившейся на берегу залива, которую влюбленный в нее юноша прозвал Ино. Я немного знаю о жизни людей, ведь раньше жизнь на земле меня не привлекала. Сейчас я сожалею об этом.

Я медленно пошла к воде. Сегодня я буду стремительно носиться по волнам, наслаждаясь безбрежной стихией. Я буду уходить так глубоко, что даже неуклюжие железные создания людей3 не рискнут туда опускаться. Сегодня я в последний раз буду ино.

Я запрокинула голову к небу и глубоко вздохнула, набирая полную грудь воздуха. Мой облик стал стремительно меняться. В эту минуту со стороны берега послышался шум – так вдруг катится по склону камень, неожиданно сорвавшись. Я обернулась на звук – и заледенела: на скале я увидела мужскую фигуру. Джин-Хо… Он нарушил свое обещание! Он увидел меня… Теперь он знает, что я – морское чудище, всего лишь претворявшееся девушкой. Горечь слез едва не выжгла мне глаза, и я бросилась в набегающую волну. Боль, страх, отчаянье, разбитые мечты гнали меня все дальше и дальше, к той самой расщелине седого Океана, где ино засыпают вечным сном. Скорее! Скорее погрузиться в темные воды, и забыть обо всем, убаюканной долгими сказками…

 

***

Луна давно исчезла с горизонта, а я все так и сидел на берегу. То зрелище, что я увидел…

Я закрывал глаза – и яркими вспышками видел перед собой отдельные пазлы, которые никак не хотели складываться в целую картину: синие волосы, похожие скорее на водоросли… блестящую серебром чешуйчатую кожу… огромные рыбьи глаза на человеческом лице… плавник вдоль позвоночника… руки с перепонками меж пальцев… мелькнувший в волнах рыбий хвост…

Моя Ино – действительно ино? Она не девушка из плоти и крови, а русалка из народных сказок? Но разве такое может быть? Разве такое может быть со мной? Почему, почему именно со мной?!

… Нет, это просто галлюцинация. В лунном свете легко обмануться и увидеть то, чего нет. Волны ночью так прихотливы…

…Наверное, это просто полнолуние. Говорят же, оно имеет странное влияние на человека, особенно творческого. У меня лунный удар или что-то в этом роде.

…Это сон. Ну, конечно сон! Я заснул, мне приснился кошмар, и я никак теперь не могу прийти в себя. Надо успокоиться. Надо дождаться Винх Ким. Она обещала мне, что сегодня все изменится. Она обещала быть со мной. Она обязательно придет.

 

… Когда солнце стало припекать, я спустился к воде. На песке лежала одежда Винх Ким. Рядом с тем самым местом, где ночью я увидел, как девушка становится ино. Значит, это правда. Значит, ино существуют. Значит, Винх Ким…

Я с трудом добрался до дома и свалился с температурой. Увидев меня, тетушка Лан подняла переполох, позвонила родителям, вызвала врача… Меня госпитализировали с диагнозом «нервное потрясение», и учебный год я начал с опозданием на месяц.

 

…Спустя год я выпустил свой первый концептуальный альбом – «She is different (Непохожая)». Все песни были написаны тем самым летом. Все песни были о ней, Ино – Винх Ким. Они долго возглавляли верхние строчки хит-парадов, а две из них популярны до сих пор. Когда фанаты просят, я пою их на концертах, обычно – в заключении. Но я их ненавижу. И еще – с тех пор я ненавижу море, и ни разу за десять с лишним лет не был на побережье.

 

***

— Устал? – сочувственно спросил менеджер. – Надо бы тебе отдохнуть несколько дней, перед записью нового альбома. Ты что предпочтешь – что-нибудь тихое и удаленное, или модный тусовый курорт? Куда заказать билеты?

— В Преисподнюю, — прошипел я сквозь зубы.

Менеджер хохотнул:

— Оттуда нет обратных рейсов.

— Жаль, — я открыл бутылку с минералкой.

— А что насчет путешествия в сказку? Есть потрясающая новость – в заливе видели ино! Чем не тема для нового альбома?

Я поперхнулся и закашлялся. Какого дьявола?! А менеджер продолжал:

— Весь Интернет, все СМИ стоят на ушах – фэйк это или реальные снимки? Русалочьи фанаты уже устроили пару драк с дарвинистами…

— Где?!

Менеджер кинул мне на колени газету. Почти всю первую полосу занимали снимки девушки с рыбьим хвостом и серебристой кожей. Было очевидно, что фотографии делались с большого расстояния и с одного места, так что кадры почти не отличались друг от друга.

— Винх Ким? – вырвалось у меня.

— Ты о чем? – брови менеджера удивленно поползли вверх. – Ты куда?!

Ответом ему послужил грохот едва не сорванной с петель двери.

Шофер услужливо распахнул передо мной дверцу автомобиля.

— Я поведу сам, — коротко бросил я. – Ты свободен.

— Джин-Хо! Джин-Хо, ты куда? Стой, придурок! – менеджер махал руками, пытаясь меня остановить.

Я усмехнулся и с места взял четвертую. Все мысли вылетели из головы, мозг в автономном режиме простраивал кратчайший путь до залива. Что такое навигатор, я даже не вспомнил.

 

Я уронил голову на руль. Несколько часов сумасшедшей гонки по скоростным магистралям и проселочным дорогам, и я у цели. Осталось только выйти из машины и спуститься к берегу. Именно в этот момент я понял, что самыми сложными будут вот эти несколько десятков метров.

Я с трудом заставил выйти себя из машины. Закурил, глядя на восход над заливом. Его волны казались текущим расплавленным червонным золотом, берег – отлитым из светлого золота, и сверху на них сыпалось розовое золото лучей. Как же давно я не видел рассвета над морем…

Зачем я здесь? Чего я хочу? Я столько лет ненавидел этот залив, то лето, Винх Ким, игравшую со мной, себя за детскую наивность, за первую любовь… Я сделал все, чтобы не помнить: работал как одержимый, забывая про сон и отдых, крутил красивые романы, и только для того, чтобы забыть, забыть, забыть…

Выходит, не получилось… Я оттолкнулся от капота и стал спускаться по откосу. Из-под моей ноги сорвался камень и с шумом покатился вниз. Сердце екнуло: «Как тогда…». Но на этот раз некому было прятаться в волнах.

Я простоял на берегу целую вечность. Свежий утренний воздух приятно обвевал разгоряченное лицо. Солнце все выше поднималось над заливом, и его воды постепенно становились синими, песок – желтым… Магия рассвета уступала место обыденности дня. И, как и много лет назад, место было пустынным.

— Винх Ким, — прошептал я. – Возвращайся. Ты нужна мне…

Ответом мне была тишина.

 

 

 

читателей   271   сегодня 1


  1. Золото к золоту – намек на значение имен главных героев: Винх Ким – золотой залив, Джин-Хо – лидер, золотой герой
  2. Ино – так называют русалок в Корее

  3. Неуклюжие железные создания – Ино имеет в виду подводные лодки
271 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 39. Оценка: 4,44 из 5)
Loading ... Loading ...