Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Хроника Жизни

Меня разбудил красивый ласковый голос.

— Привет, — послышалось в своей голове.

— Доброе утро, — отозвалась я и потянулась.

По всему телу разлилась приятная нега, и как будто легкий разряд электрического тока пробежался от макушки до кончиков пальцев ног.

— Сегодня необычный день, — и справа от меня обозначилось голубое свечение.

— Ты поможешь мне прожить этот день максимально комфортно и с пользой для всех? – спросила я.

— Комфорт не обещаю, — вновь услышала я голос с в голове. – Сегодня ты выйдешь на новый уровень.

— Это интересно, — я села на кровати. — Благодарю тебя, мой Ангел-Хранитель.

Сияние голубого света усилилось, заискрилось и исчезло. Каждое утро я слышу этот чарующий голос, исполненный нежности и любви. С детства я ощущала и видела присутствие помощника из Небесных сфер, потому меня всегда считали странной и даже ненормальной. Меня не сильно задевали слова невежественных людей, ведь они не могут видеть и чувствовать, что вижу и чувствую я.

Вообще я была польщена тем, что мне достался Ангел-Хранитель с таким высоким уровнем вибраций и большой силой. Он давно назвал мне свое имя, которое я берегу от посторонних ушей, ведь это имя предназначено только для меня.

Мое путешествие началось, едва я поставила ступни ног на пол. Мои стопы провалились в бездну. Ворсистый ковер превратился в тихое море, в пучине которой болтались мои нижние конечности, не находя твердой опоры.

— Верь мне, — подбодрил мой Ангел-Хранитель.

И я «встала», вернее, просто провалилась в пол.

Моя ночная рубашка сменилась на облегающий темно-синий комбинезон, переливающий перламутром. Я плыла вниз в густом сизом пространстве, наполненному сияющими звездами. Наконец, мое плавное падение прекратилось: теперь я стояла на ровной поверхности, напоминавшей застывшую лаву.

— Что это за место? – спросила я мысленно, озираясь.

— Это Причинный мир. Ты все еще в Материальной Вселенной, — отвечал в голове мой сияющий спутник. – Сейчас я передам тебя Проводнику, чтобы ты смогла посетить Хронику Жизни.

— Зачем? – любопытство не давало мне покоя.

— Узнаешь.

Мой Ангел-Хранитель растворился, но я знала, что он всегда со мной, ведь материализация в голубое светящееся пространство отнимало у него много ослепляющей чистой энергии, и мне порой казалось, ему было трудно пребывать в грубом физическом мире, настолько высоким и тонким было его излучение.

Перед моими глазами возник светящийся желтый сгусток, похожий на шаровую молнию. Я поняла, что этот шар хочет, чтобы я проследовала за ним. Мы зашли в темное ущелье, стены которого источали багровый свет. Ущелье привело нас в огромный грот без пола и даже без потолка. Бесконечно вниз и вверх шла винтажная золотая лестница с бесчисленными иероглифами. Эта лестница соединялась мостиками с другими такими же лестницами. В стенах грота бескрайние стеллажи с тонкими пластинами, похожими на устаревшие компьютерные дискеты, только раза в три больше.

Я послушно прошла за Проводником к ближайшей лестнице, и уже настроилась долго топать ногами, как лестница вдруг ожила. Здесь абсолютно все обладало своим Сознанием. Лестница точно знала куда мне нужно. Ступени сами пришли в движение и заскользили с неимоверной скоростью. Мне показалось, что не столько лестница едет вниз, сколько стеллажи с дискетами перемещаются вверх.

Наконец, все замерло. Светящийся шар завис над одной дискетой, находящейся на уровне глаз. Я поняла, что мне нужно взять эту вещь.

Я протянула руку. Это была легкая, почти невесомая пластинка, как оказалось, размером со школьную тетрадь, в центре – полый круг, внутри которого большая светящаяся бело-голубая точка. Ее лучи не покидали грани отведенного ей места.

Лестница, уходящая вниз, отрастила слева от себя длинный мост, ведущий к сияющему трону, большому, с теплым золотистым свечением. «Шаровая молния» поплыла вперед, я проследовала за ней.

В изголовье трона – огромный аметист, светящийся изнутри, красивый и очень яркий. Дискета выскользнула у меня из рук, захваченное магнетическим полем аметиста, и бело-голубая точка перекочевала в фиолетовый кристалл. Аметист вспыхнул с новой силой, и трон, казалось ожил.

Я опустилась на мягкую бархатную подушку красного цвета. Мои руки удобно устроились на золотых подлокотниках. Я еще никогда не чувствовала себя так защищенно, как сейчас, восседая на троне, назначения которого я еще до конца не понимала. Внутри меня укоренилось такое непоколебимое убеждение, и даже нерушимая вера, что со мной, пока я здесь, никогда не случится ничего плохого. Сейчас меня защищает не только мой Ангел-Хранитель, но и бесчисленное количество других Незримых Помощников, Духов, Божеств.

Я откинулась на спинку трона, и он чуть продавился, приспосабливаясь к моему телу, обволакивая его теплом и светом. Закрыв глаза, я начала свое путешествие.

Мое Сознание через темя переместилось в фиолетовый кристалл над головой. Я больше не была собой, мне не принадлежало физическое тело человека. Я стала магическим камнем, увидела изнутри всю его кристаллическую структуру, его сияние, его миллионные жилки, по которым текла энергия.

Затем мое Сознание провалилось в темноту. Но буквально на секунду. Я не принадлежала себе, я не была личностью, и уже увидела красивую зеленую планету, облака, солнце и ясное небо, бело-голубое. Мое Сознание, заключенное в невесомую точку, зависло над девушкой лет шестнадцати, стройной, с песочного цвета волосами, собранными в хвост. Каким-то образом мое Сознание знало, что эта девушка – и есть я, только в какой-то другой жизни, не в этой. Еще один миг, и Сознание вошло в тело этой девушки, я снова обрела личность, я видела мир физическим зрением, мои уши ловили райские трели птиц, а кожа наслаждалась теплом солнечного света. Меня звали Кайла, и я училась в школе в выпускном классе. Раннее лето баловало прекрасной погодой, и тишиной.

Я шла по школьному саду. Эта планета очень походила на Землю. Даже ощущение свежести напоминало волнующий бриз. Много пышных деревьев, ярких распустившихся цветов. Выметенная дорожка вывела меня к крыльцу старинного двухэтажного здания с башней. Это была моя школа.

Я вошла в прохладный вестибюль и по широким мраморным лестницам спустилась на цокольный этаж. Сводчатый потолок чисто побелен, каменный пол отражал звук моих легких шагов, превращая их в шорох. Слева открыта большая створчатая дверь. Это был кабинет кройки и шитья для девочек. Я не любила шитье. Никогда. У меня не хватало терпения, нитки путались и рвались. Торопясь сшить даже обычный фартук, я делала неровные швы. Преподаватель заставляла меня пороть, и шить заново. И от того я ненавидела это ремесло еще больше.

Тихие голоса доносились из-за открытых дверей. Преподаватели и несколько старшеклассников собрались вокруг огромного стола, на котором ученики обычно делали раскрой ткани. Только сейчас на столе была расстелена карта нашего города и прилегающих районов: большая, цветная, отмеченная кружочками и флажками. В воздухе витало волнение, и даже мимолетная тишина казалась зловещей и пугающей.

— Все выходы из города открыты, но мы не успеем покинуть даже район, просто не на чем, — говорила женщина низкого роста – моя учительница по портному делу.

Она подняла голову, увидела меня.

— Кайла, мы как раз тебя ждали. Что ты скажешь об этом?

Я подошла к карте. Видеть свой город на куске бумаги было непривычно. Изгибы рек, витиеватые линии дорог и зелень лесов – мне все это предстояло скоро покинуть.

— Они всех эвакуировали? – спросила я. – В городе почти никого не осталось.

— Была такая паника, ужасная давка, от силы осталось человек двадцать, — говорил усатый мужчина – преподаватель черчения.

— И за нами никто не придет? – спросила я без особой надежды в голосе.

— Вряд ли. Да и не успеют. Скоро разломы земной коры разрушат здесь все до основания. Они спасли тысячи людей. Им дела нет до жалкой кучки. Нашу смерть никто не заметит, – говорил мой одноклассник со слезами на глазах.

— О своем спасении мы должны позаботиться сами, — говорила моя учительница по портному делу, ее звали Амели. – Есть надежда, что нас могут подобрать проходящие мимо космические корабли. Весь мир знает о нашей катастрофе, я уверена, что нас не оставят умирать.

— Мне нравится ваша идея, — наконец, я подала голос. – Это лучше, чем сидеть сложа руки и ждать кончины. Или метаться с криками из угла в угол. Я думаю, мы все должны покинуть город. Мы абсолютно ничего не теряем и ничем не рискуем.

— Нужно собрать некоторые вещи в дорогу, еду и одежду, — говорил учитель черчения, доставая из кармана курительную трубку. – И найти хоть какой-то транспорт. Встречаемся у школьных ворот через час.

Я вышла из здания школы. Очень нежные теплый летний день – и даже не верилось, что он последний в моей жизни. Было жаль оставлять это чудесное родное место, ставшее таким тихим и пустынным. По этим улицам я бегала ребенком, пряталась в подворотнях во время игр, кормила собак и кидала семена птицам. В близлежащем лесу собирала шишки и ветки для поделок, зимой каталась на лыжах и мастерила кормушки для диких животных. Это место было наполнено жизнью и движением. И теперь, оно сделалось тихим, кротким и немного печальным. Даже эти сочные деревья, казалось, понимали, что скоро погибнут и смиренно принимали свою участь.

Я обошла прилегающие улицы в поисках средств передвижения, но ничего подходящего не нашла. Дворы стояли пустынными, заброшенными, колеса у автомобилей проколоты.

Я зашла в дом, в котором выросла. Наша квартира располагалась на четвертом этаже. Я не знала, где находится моя мать. Может, она успела спастись, или, может, блуждает где-то в окрестностях города в поисках меня. Я взяла холщовую пляжную сумку, положила туда немного сменного белья, альбом с моими рисунками, печеные пироги с яблоками, теплую кофту и бутылку воды. Я не надеялась, что нас успеют спасти, и потому глупо навьючивать на себя тюки с вещами, если тебе суждено сгореть.

Я вернулась к школе. Кто-то нашел пегую лошадь и успел запрячь ее в телегу. Все сложили свои пожитки в обоз, учитель черчения сел на облучок, взял в руки вожжи и стегнул лошадку.

И так, неспешно, мы двинулись из города. Шли молча, и каждый думал о своем. Двое моих ровесников были особенно печальны, и я понимала их грусть. Жаль оставлять тело молодым, жаль расставаться с жизнью, так и не познав настоящую любовь, не став отцом или матерью, не взрастив благочестивых детей, не обустроив свое уютное гнездышко, не увидев мир. Преподаватели жалели молодежь, жалели нажитое, которое пришлось оставить, жалели, что больше не увидят своих детей и никогда их не обнимут. Наверно, в их головах крутились сцены из молодости, когда они радовались своему существованию, ходили на танцы, знакомились и создавали семьи. Все эти моменты исчезли, стерлись в пыль, отложившись лишь в памяти.

Я посмотрела на рыжего мужчину, морщинистого и с добрым прищуром в глазах – школьный сторож и по совместительству дворник. Его все звали Максум. Максум всю жизнь был сиротой, воспитывался в детском доме, но из-за неказистой внешности его никто не хотел усыновлять. Не болтливый, умелый, он с юных лет прижился при школе, пережил трех директоров и десятки праздничных выпускных. Сейчас он пытался шутить, чтобы поднять всем настроение. Но я почему-то была спокойна. Я была уверена, что не умру, не исчезну бесследно.

Через час мы покинули границы города. Узкая дорога шла через перелесок. Мы набрели на лачугу с покосившимся деревянным крыльцом и полусгнившей крышей.

— А если там кто-то есть? – предположила я, — нужно посмотреть.

По скрипучим ступеням я поднялась на крыльцо и толкнула тяжелую деревянную дверь. Единственное окно пропускало яркое нежное солнце, в свете которого клубилась пыль. Несмотря на жаркий летний день, в комнате топилась печь, от чего пребывание здесь делалось невыносимым. На кровати, на груде грязных одеял, сидела девушка с белыми-белыми длинными спутанными волосами. И тут мое сердце екнуло. Я, будучи в этом воплощении Кайлой, впервые в жизни увидела эту молодую грязную женщину, но мое Сознание, Подсознание и Душа знали точно, что в нынешнем воплощении на планете Земля эта незнакомка получила другое тело и стала моей лучшей подругой Мариной. Да-да. Передо мной сидела Марина, которая в данном воплощении на погибающей планете жила бедно в лачуге и носила другое имя. Меня словно окатили ледяной водой.

— Марина! – машинально сказала я.

Она посмотрела на меня своими безумно-горящими глазами и прохрипела:

— Я не Марина!

— Я знаю, — улыбнулась я, — но в другом твоем воплощении на Земле тебя зовут Марина и ты моя лучшая подруга.

— Кто ты? – спросила она меня нервно.

— Кайла, но в другом воплощении на Земле мен зовут иначе.

— Зачем ты пришла сюда? – и девушка, нервничая, начала грызть ногти.

— Я пришла спасти тебя. Скоро все здесь разрушится: проснется вулкан, пройдет землетрясение. Нас набралось где-то пятнадцать человек. Мы идем на Южное нагорье, и будем подавать сигналы бедствия. Пролетающие воздушные суда могут нас забрать.

— Хах, — хрипло хохотнула «Марина», — эти трусы все сбежали. Все чиновники и парламентеры сгребли в охапку своих детей и унеслись от сюда прочь. Они продавали места на спасательных шаттлах за деньги и даже за органы людей. Я не верю в спасение. Не верю! – вращая безумными глазами кричала она. – Мы все умрем! Все умрем!

— Тогда просто пойдем с нами. Это будет прогулка. Представь, что ты гуляешь в компании хороших людей. Раз нам всем нечего терять.

«Марина» посмотрела на меня. Она была так привязана к своей убогой кровати и так не хотела покидать свой насест. Вдруг она вскочила, взметнув рваными юбками, подбежала к печи и закинула еще несколько дров.

— Пойдем. На улице лето, жарко, — тихо говорила я.

— Я мерзну… — и «Марина» натянула на плечи шаль. – Тревоги забрали все мое тепло. Я остываю…

— У нас много теплой одежды и еды. Мы согреем тебя. На нагорье разведем костер.

«Марина» метнула на меня острый взгляд серых глаз.

— Зачем я тебе? Почему ты хочешь меня спасти? Ты меня даже не знаешь!

Я стояла и смотрела на нее с искренней любовью. Как мне ей рассказать, что моя Душа узнала ее Душу? Что мы на планете Земля хоть и родились в разных семьях, но вместе пережили столько светлых моментов? Как мне донести до нее, что я не хочу ее терять, что я знаю, какой она красивый и добрый человек, верный и надежный? Как мне передать это лёгкое чувство скорби, что мне больно видеть ее сейчас в этой каморке с единственной комнатой и худым окном?

— Просто верь мне. Я узнала тебя. Я не ошибаюсь, — говорила я, протягивая ей руку. – В следующей жизни мы будем дружить, мы вместе повзрослеем. Знаю, что сейчас мои слова звучат бредово. Но я буду очень рада, если ты пойдешь сейчас со мной. Я никогда не причиню тебе зла, ты знаешь это.

«Марина» колебалась. Я наблюдала за ее смятением на лице. Красивая внешность, поросшая грязью и недоверием. За все этой оболочкой нежная и ранимая Душа, такая же прекрасная, как это летний ласковый день. Если отмыть эту замарашку и одеть в приличное платье – она будет благоухать, как только что раскрывшийся бутон розы.

Я вывела ее на крыльцо. Беспристрастное солнце одарило ее своим теплом и светом. Кутаясь в шаль и прижимая к груди узелок с вещами, «Марина» села на обоз. Я же радовалась, что смогла ее убедить присоединиться к нам.

Мы долго шли, пересекли шаткий мост через реку и сделали привал.

«Марина» ни с кем не разговаривала, да и никто не пытался завязать с ней беседу. Она выглядела самодостаточной, не нуждающейся ни в ком и ни в чем. Я угостила ее лепешкой с сыром и тертой зеленью, пирогом с яблоками, мы выпили чай и двинулись дальше.

Я не думала, что наше путешествие закончится так быстро.

 

После привала мы вышли на плато. То там то сям виднелись брошенные автомобили и чемоданы. Голодная одинокая собака рыскала в поисках съестного. Я, растрогавшись, скормила ей все свои лепешки. Мы на ночь сделали остановку, забравшись в пустынные салоны машин, похожих на больших жуков. Я даже успела немного порисовать в своем альбоме. Из-под моего карандаша фиолетового цвета вышла гора, вершина которой была окутана плотным облаком.

Я не могла сомкнуть глаз почти до самого рассвета. Собака, обрадовавшаяся компании людей, бегала от одного к другому, выпрашивая ласку и еду. Интересно, что чувствует этот пес? Знает ли он, что скоро все покроется горящей лавой и пеплом? Наконец, меня сморил сон. Я не помнила, сколько я спала, но проснулась от яркого солнца, слепившего мне прямо в глаза.

Я вышла из своего укрытия, путники уже собирались в дорогу. И мне почему-то хотелось свернуть на побережье. Мое Сознание просто знало, что мне нужно туда. Я подошла к Амели.

— Знаете, мне внутренний голос говорит мне идти к побережью. Вы же должны продолжать дальше свой путь.

— Но почему? – удивилась женщина, собирая остатки завтрака в узелок. – Ты хочешь нас оставить?

— Не переживайте и идите дальше. Я тоже приду на Южное нагорье, но позже. Мне просто необходимо прийти к океану, я не знаю, как это объяснить – но мое сердце стенает и плачет.

— Хорошо. Тебе точно не нужен сопровождающий?

— Нет, я не хочу вас задерживать. До скорой встречи.

Я ушла, не оглядываясь. Бесхозный пес преследовал меня какое-то время, но потом вернулся к остальным и примкнул к ним. Странная планета с не менее странным климатом. Рядом – океан, теплое лето, но не растут тропические деревья, которые обычно росли бы на Земле.

Мой путь занял часа два. Соленый влажный воздух ощущался все отчетливее. Я вышла на песчаный пустынный пляж. Над водой не носились птицы. Небо было уже не таким голубым, резкие порывы ветра не предвещали ничего хорошего.

Я увидела фигуру человека вдали. Я закричала и помахала ему рукой. Блуждающая по кромке воды фигура обрадованно заспешила ко мне. Это оказался очень красивый юноша, высокий брюнет с прямыми чертами лица, с мускулистым телом.

— Привет! – он печально улыбнулся. – Где все? Я лежал в больнице после операции, когда очнулся, никого не обнаружил вокруг. Кстати, меня зовут Поло.

— Привет, Поло, я Кайла. Ты разве не слышал, что нас ожидает в ближайшие сутки ужасная природная катастрофа? Смещение пластов и тектонических плит, извержения вулканов и цунами. Совсем скоро нашего города, равно и как нашей страны, не станет. А может, и вся планета покроется водой. Большинство смогло спастись. Их эвакуировали на звездных шаттлах, и сейчас они находятся на ближайшем спутнике от нашей планеты.

— А почему ты не улетела? Почему ты здесь? – спросил меня Поло.

— Я не помню, — пожала я плечами. – Нас осталось в городе чуть больше десятка человек. Они надеются, что за ними прилетят.

— А ты сама в это веришь?

— Не до конца, — призналась я.

— И тебе не страшно? – спросил Поло, пристально глядя на меня.

— В глубине души страшно, но я приму любой исход событий, каким бы они ни был.

Тут до нас донеслись крики. Поло обернулся: за его спиной маячил человек, бегая у воды и выкрикивая ругательства. Мы подозвали его к себе. Человек, заметив, что он на пляже не один, быстро направился к нам. Им оказался не менее красивый юноша-блондин, голубоглазый и крепкого телосложения.

— Кто вы? – возбужденно спросил он.

— Я Кайла, а это Поло.

— Как тебя зовут? – спросил его Поло.

— Я Рик. Я вообще приехал сюда на курорт! А тут такое бедствие! Если б я знал! – в голосе чувствовалась неподдельная досада. – У меня были хорошие связи, меня могли забрать на шаттлах. Но эти черти улетели без меня! Меня предал мой отец! Он был военным на космической базе. Они улетели, оставив меня здесь. Сказали, что не положено гражданским быть на специальном разведывательном шаттле! Я ненавижу их! – со злостью в голосе кричал Рик. – Как можно бросить людей умирать?!

— Возможно, твой отец сам стал заложником ситуации? – предположила я. — Поверь, он очень сожалеет, что не остался здесь рядом с тобой здесь.

— А тебе откуда знать?! – с вызовом бросил мне в лицо Рик.

— Меня тоже оставили здесь, — сказала я спокойно. – И я так же не знаю, где моя мать, друзья и родственники. Нас тут не так уж и мало, покинутых, забытых и обездоленных.

Пальцы Рика потянулись к цепочке на шее, на которой висело нечто вроде пули, но очень длинное и тонкое.

— Это маяк, — говорил Рик. – Мне его дал отец месяц назад, видимо, как-то вынес с базы. Сказал, чтобы я использовал его в самый критичный момент. И мне кажется, он настал.

— Вот видишь, твой отец тебя не бросил, — говорил Поло.

— Только я не могу его запустить. Надо найти возвышенность, здесь слишком много помех, — и Рик огляделся.

— За нашими спинами располагается вулкан, и похоже, он уже проснулся, — ответила я, наблюдая за тонкой струйкой дыма, вырывающегося из жерла.

— Мы можем забраться на него и пустить ракету оттуда, — предложил Поло.

И тут земля под нашими ногами задрожала. Мои колени подогнулись, я взмахнула руками, чтобы сохранить равновесие. Поло удержал меня, а Рик решительно направился к вулкану.

— Вперед! Умирать так умирать, но без борьбы я не сдамся!

И мы побежали. Земля на какой-то вмиг успокоилась, но лишь затем, чтобы с новой силой сделать глубокий вдох. Со стороны вулкана в нашу сторону посыпались камни. Несколько деревьев повалилось.

Я обернулась назад. Небо было темным и зловещим, траурным. Вода в океане отступила.

— Ребята, бежим быстрее! Сейчас будет цунами. Эпицентр землетрясения был в океане на большой глубине! – кричала я, задыхаясь от нехватки воздуха в легких.

Мы бежали как сумасшедшие, перескакивая через валуны, поваленные деревья и корни, торчащие из-под земли. Воздух сделался влажным. Животные давно покинули свои места в поисках укрытия, которого, увы, нигде не было.

На время земля притихла, как будто затаилась, или может, она давала нам время унести ноги подальше от океана. Толчки прекратились, но мы бежали, обгоняя друг друга.

— Я больше не могу, — остановилась я, тяжело дыша, и скидывая с плеч рюкзак.

— Осталось совсем немного, Кайла, — приободрял меня Поло.

— Бегите, я вас догоню, — и я сплюнула, не в силах дышать полной грудью.

К нам подбежал Рик.

— Кайла, еще чуть-чуть, — взмолился он.

— Дай мне минуту перевести дух, мое сердце вот-вот разорвется, — говорила я, прислоняясь к стволу дерева. – На нагорье сейчас идут люди, человек пятнадцать-двадцать. Если мы подадим маяк, и за нами прилетят, мы обязаны спасти еще и их тоже. Они совсем недалеко.

— Если за нами действительно прилетят, мы спасем всех, кого только сможем! – говорил Рик. – Вся Галактика знает о нашей беде. Наверно, Галактический Союз думает, что всех эвакуировали. Но сколько осталось здесь живых, в разных уголках планеты – не знает никто.

Земля снова ухнула. Мы опять подались в бега. Наконец, достигнув подножия вулкана, стали взбираться на крутой склон. Поднявшись достаточно, чтобы послать сигнал в открытый космос, я обернулась. На горизонте нарастала громадная волна, грозящая смыть все на своем пути, и даже нас. Сам океан, казалось, восстал против суши и всего, находящегося на ней.

Рик остановился, сдернул с шеи «пулю», потряс ее немного в руке, повертел в пальцах. Секунду подумав, ногтем большого пальца оттянул карабин и направил руку вверх. «Пуля», выпустив струйку газа, взметнулась ввысь, оставляя за собой яркий свет. Преодолев слои облаков, она взорвалась ослепительно-розовым светом. Было удивительно, что в таком маленьком предмете содержится заряд неимоверной силы. Свет растекся ярким облаком, сохраняя свое сияние.

Я закрыла глаза. Мое Сознание проследило за полетом маяка, вышло на орбиту планеты. Космос был пустынным. Вблизи нашей планеты не было ни одного корабля. Но наш сигнал бедствия не остался незамеченным.

Теперь я увидела блестящий серебристый космический корабль, походящий на сигару. Это был корабль другой Галактической Системы, за штурвалом которого – довольно странные живые существа. Обычно их называют инопланетянами.

Едва маяк Рик разоврался над атмосферой погибающей планеты, капитан неизвестного корабля, почувствовав интуитивно больше, нежели увидев показания приборов, вздрогнул и обернулся.

Мое Сознание, будучи свободным от несовершенных органов чувств физического тела, не испугалось устрашающей внешности инопланетянина, ибо разглядела в нем красивую чистую Душу. Наружность капитана, да и всех членов его команды была безобразна, по меркам людей и по меркам форм жизни, приближенных к человеческим. Но ни одна отталкивающая внешняя оболочка не могла скрыть сияние их сердец, их доброту и сострадание. В тот миг, когда капитан инопланетного шаттла вздрогнул и понял, что их зовут на помощь, я увидела на его сморщенном лице скорбь. Не мешкая, он изменил курс корабля, и на всех парах мчался на наш зов.

— Нас услышали, — сказала я с облегчением.

— Нужно бежать, цунами достигнут этого места раньше, чем мы успеем взобраться на вершину, — и Поло помог подняться мне с колен.

И мы стали карабкаться вверх. Вулкан же продолжал выкидывать облака пепла в атмосферу.

— По-моему, у нас не такой уж и большой выбор, — закашлял Рик. – Мы или задохнемся от пепла, или погибнем от волны. Ну или сгорим в лаве. Вулкан вот-вот начнет извержение.

— За нами идут, я видела, — сказала я, повязывая нижнюю часть лица оторванным рукавом.

— Через сколько они будут здесь?

— Нам нужно продержаться хотя бы час, — говорила я, спотыкаясь.

Вулкан задрожал. Вся комичность ситуации заключалась в том, что мы, спасаясь от смерти от потопа, мы шли навстречу смерти от огня. Кратер вулкана шипел и булькал, изрыгая плевки магмы, которая, стекая по склонам, именовалась уже лавой [1].

И тут я остановилась. Мысль, притянутая из пространства, пронзила мое сердце.

— Они не успеют, — только и сказала я.

— Все напрасно? – упавшим голосом спросил Рик.

Я смотрела на Пола и Рика и наконец, поняла, почему мы здесь оказались втроем.

— Давайте возьмемся за руки, — предложила я. – Нам теперь некуда спешить.

Мы встали в круг. Вначале мы взялись за руки, а потом все трое обнялись за плечи.

— Знаете, а мы ведь не расстаемся друг с другом, — говорила я. – Можете верить мне, а можете не верить, но мой внутренний голос говорит, что в следующей жизни на другой планете, которую зовут Земля, мы все с вами встретимся. Пол будет моим мужем, а Рик – нашим сыном. Это такое истинное чистое знание, и я так четко ощущаю его в своем сердце, что уверена в нем больше, чем в таблицу умножения. У нас будет другая внешность, мы буде жить в других городах, но мы не расстаемся.

— Ты наверно, сумасшедшая, — и Рик вздохнул. – Я тоже не помню, как здесь оказался, и почему я сейчас с вами. Может, ты и права: наша встреча не случайна.

— Верьте мне. Меня привел на побережье этот самый внутренний голос моей. Я отделилась от группы людей и пошла сюда, ибо знала, что меня здесь ждут. Я встретила вас, и мое сердце успокоилось, — продолжала я. – Мне жаль лишь одно: что мы не успели узнать друг друга лучше.

Вулкан набрался сил и изверг из себя первую порцию огненной субстанции. Мы шли наверх не спеша, обходя медленные потоки лавы. Но пространства, куда можно ставить ногу, становилось все меньше и меньше. Трещины под ногами обдавали нас жаром. Мы стояли на крохотном острове посреди бурлящей лавы. Каким-то чудом она огибала нас, прокладывая свой путь как бы в обход. Пепла становилось все больше и больше. Дышать было просто невозможно. Мы зажмурились, снова обнялись за плечи.

Мое Сознание видело, как инопланетный корабль уже входил в атмосферу планеты.

— Они рядом, — тихо сказала я. – Но слишком поздно.

Я осмелилась открыть глаза и посмотреть наверх. Ветер снес облако пепла, давая возможность лицезреть темное небо и наконец-то, вдохнуть чистых воздух. Серебристая «сигара» зависла над нами так низко, как только это было возможно. Я увидела лицо капитана, оно оказалось таким же, каким запечатлело его мое Сознание. И в этот миг наши ноги стали медленно разъедаться лавой.  Под нами уже не было тверди, мы не спеша проваливались в бездну, в самое пекло. Невыносимая боль пронзила лодыжки. Последнее, что я увидела – это страдальческое выражение лица капитана, и в моей голове прозвучал нечто наподобие:

— Мне очень жаль!

 

Я очнулась от путешествия в свою прошлую жизнь со слезами, стекающими по щекам к подбородку. Трон так же заботливо поддерживал мое тело, Сознание вновь вселилось в меня, и сияющая бело-голубая точка из аметиста перешла в «дискету». Я встала, не зная, куда двигаться дальше. Мой безмолвный спутник – шаровая молния – показал мне дорогу. Я снова вернулась на лестницу, и мы понеслись теперь вверх. Лестница остановилась, «отрастила» справа от себя мост.

Мост привел меня в небольшую пещеру, стены которой сияли жемчужно-синим цветом с миллионами искр. Необычайная свежесть и легкость окутали меня, едва мои ноги ступили на пол, исчерченный магическими знаками и письменами. Меня здесь ждали.

Спиной ко мне стоял высокий мужчина, с широкими плечами, с копной длинный волос, собранных в хвост. Незнакомец обернулся, и я с удивлением обнаружила, что это и был тот капитан инопланетного космического корабля, так и не успевшего забрать нас с вулкана.

Я подошла к нему ближе, чтобы отчетливее разглядеть его. Короткий нос вдавлен в череп, совсем как у земных собачек породы мопс. Пятнистые складки на щеках, круглые черные глаза и серый оттенок кожи.

— Я вас узнала, — мысленно произнесла я, ибо сама мысль не имеет языка и распознается всеми Сознательными существами.

Незнакомец молча упал передо мной на колени.

— Мне так жаль, что я не успел тогда. Я себя очень сильно корил за медлительность. Мой корабль мог идти гораздо быстрее, если бы я вовремя установил новую тягу в двигателях. Но почему-то я решил сэкономить. И я так сожалею о той минутной слабости, я был слаб перед искушением наживы.

— Ничего страшного. У меня другое тело, и другая жизнь, – я пыталась успокоить его.

— Но вы даже не догадываетесь, как бы сложилась ваша жизнь, успей я прийти на помощь. Вы не должны были тогда умереть. Это все моя вина. Я видел, как вы провалились в эту бездну, я готов был отправиться туда за вами.

Мое сердце разрывалось от страданий, которые терзали его Душу. Его намерения и слова были чисты. Его голос в моей голове звучал смиренно, кротко и с чувством вины, с отголоском слез.

— Я не сержусь на вас. Я не понимаю, в чем ваша вина передо мной, — я старалась сделать свои мысли убедительными. — Я не понимаю, за что вас должна прощать. Возможно, когда разворачивались эти события, я вела себя по-другому. Возможно, я тогда изрыгала проклятия. Но сейчас я вернулась в то время, моя Душа узнала другие Души, мое Сознание было свободным от осуждения. Я заново пережила те события. И теперь я со всей ответственностью заявляю, что вам не нужно просить прощения, ибо вашей вины я не вижу ни в чем.

— Я не мог идти дальше по дороге жизни, не встретившись с вами и не попросив прощения. Теперь, моя Душа спокойна, и я снял с нее тяжкий груз. Много сил и энергии мне пришлось приложить, чтобы попасть сюда. И я рад, что не зря проделал этот путь. Моя жизнь в этом теле подходит к концу. Я уже не капитан корабля, я доживаю свой век на планете, покрытой снегом. Скоро мне предстоит сменить тело, и я надеюсь, что мы снова повстречаемся. Мне бы этого хотелось.

Инопланетянин встал с колен. Меня потянуло назад. Я не сопротивлялась этой невидимой силе. Голову закружило и Сознание снова устремилось в туннель. Я открыла глаза от судорожного толчка. Я сидела на кровати в своей комнате, под ногами – мягкий ворсистый ковер. Через окно приветливо заглядывало солнце и слух ласкали трели птиц.

Внутри меня открылась целая Вселенная. Я много читала о нетленности Души, я пыталась убедить себя, что это так. Но сегодняшнее путешествие развеяло все сомнения, разрушило все догмы, убеждения и страхи. Да, физическая материя не вечна, она будет создана и вновь разрушена, в то время как бессмертие нельзя потрогать и попробовать на зуб. Я сидела и понимала, что все мы встречаемся сотни и тысяч раз с Душами, которые сопровождают нас из жизни в жизнь. И мысль о том, что мы вечны, подняла меня на новый уровень Сознания, как и обещал Ангел-Хранитель.

Благодарю тебя, мой Небесный Помощник, за то, что ты показал мне этот Путь.

 

 

 

Сноски и ссылки:

[1] — Магма — природный, чаще всего силикатный, раскалённый, жидкий расплав, возникающий в земной коре или в верхней мантии, на больших глубинах. Излившаяся магма — это лава. (прим. автора)

читателей   107   сегодня 1
107 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Loading ... Loading ...