Голод

В Броукенвилле есть легенда. На протяжении всей истории в лесу обитает существо, способное поедать человеческие души. Горожане представляют его ужасным зверем, не имеющим себе подобных. Но наяву никто и никогда чудовище не встречал. Люди находили лишь жертв, многие из которых не проживали и пары часов. Иные становились бесчувственными истуканами, неспособными разговаривать и мыслить. Их тела были живы, но внутри было пусто. Об этой легенде мне рассказывала бабушка, прослывшая в моем воображении жестоким, но родным человеком.

В детстве я задавалась вопросам, что это за чудовище и почему его целью являются души. Может ему не хватает своей? Есть ли у него чувства? Горожане дали существу прозвище “Голодный”. Они считают, что им движет сильный голод, отчасти они правы. Чем легенда нашего городка отличается от миллионов других? Все очень просто. Доказательства существования Голодного мы находим в лесу и на окраинах каждый день. И без того небольшое население Броукенвилля уменьшается с каждым днем.

Городок находится рядом с лесом и прослыл гиблым местом. Приезжих обычно не бывает. С электричеством и интернетом дела обстоят плохо. Но народ прекрасно справляется и в таких условиях. Сами понимаете, если ты проснулся утром в Броукенвилле в своей спальне и в своем уме, значит день удался.

***

Я шагала к своему дому, обходя ямы на асфальте и широкие трещины. Поднятый воротник ветровки никак не защищал от холода. Надо будет надеть что-нибудь потеплее. Уже смеркалось. Предстояла морозная ночь. Первые признаки наступающей зимы все чаще давали о себе знать. Бабушка Трейси сказала бы, что лучший способ не обращать внимания на перемену в погоде, это сидеть дома и не высовываться. А дядя Стенли подтвердил бы ее слова и в честь этого веского высказывания опрокинул бы рюмку рома. Именно с ним я сейчас и жила. Бабушки не стало несколько лет назад, а родителей я никогда не видела. По слухам, они уехали из города сразу после моего рождения. После их никто не видел. О том, почему они не взяли меня с собой, я думать не хотела. Это была слишком щепетильная тема. И выдуманной тоской по ним я себя тоже не утомляла. Возможно где-то глубоко внутри во мне и теплится какая-то надежда и любовь к ним. Но это настолько глубоко, что мне элементарно лень копаться в своих чувствах.

Через несколько месяцев мне стукнет восемнадцать. В Броукенвилле есть и другие подростки. Они, в отличие от меня, с нетерпением ждут своего совершеннолетия, чтобы смыться отсюда. Но я знаю, что мое место тут. И как бы мне не хотелось уехать, я не могу.

Дверь как всегда была открыта. С порога мне в нос ударил запах алкоголя. Пройдя в гостиную, я заметила дядю Стенли. Он храпел в кресле, правая рука сжимала горлышко пустой бутылки. По телевизору шла музыкальная программа.

— Привет, дядя, — поздоровалась я скорее для самой себя. Как и ожидалось, ответа не последовало. Тем лучше. Значит, сегодня можно было не заморачиваться насчет алиби. Я аккуратно забрала из рук дяди бутылку и поставила ее на пол.

Буквально за несколько минут последние признаки дневного света угасли, через окно проглядывалась лишь тьма. Наша улица перестала освещаться фонарями пару недель назад. С тех пор жильцы ждали, пока освещение восстановят. Ну, а для меня это было еще одним благоприятным условием для того, чтобы незаметно покинуть город. Как и то, что эти дома были крайними и находились прямо рядом с лесом. Иными словами, через нескольсо сот метров задний двор плавно переходил в мир деревьев, диких зверей и опасности…

Укутавшись в старое, но теплое пальто, я как можно тише обогнула дом и зашагала навстречу лесу. Так проходил каждый мой день. Утром в школу, затем в библиотеку на подработку, вечером в лес на неопределенное время.

В темноте я видела лучше большинства людей, а лес успел стать мне родным. Правда, к его обитателям это не относилось. Осторожно ступая по сырой листве, я вспоминала истории бабушки Трейси. Она рассказывала мне о Голодном каждый вечер перед сном. Сначала я боялась, мне постоянно снились кошмары. В снах опасное существо представало предо мной в виде огромного паука. Со временем, я просто перестала реагировать на истории про него. Возможно, именно этого бабушка и добивалась. Но уверенность в том, что Голодный существует на самом деле и обитает совсем рядом вызывало в душе холодок. Тем не менее, я, возможно, была единственной, кому точно не угрожала опасность…

Где-то справа послышался шорох. Я пригляделась и улыбнулась, увидев знакомую морду. Я поманила животное к себе. Зверь размером со льва неспешно зашагал в мою сторону. Я провела рукой по гладкой черной шерсти. Изящный барс встречал меня здесь каждый день.

— Ну, что? У тебя для меня что-нибудь есть?

В ответ на это зверь опустил голову и уселся у моих ног.

— Ладно, — вздохнула я. — Поняла. Сегодня сама. — Напоследок, я потрепала его по голове и зашагала глубже в лес. Тут обитали и другие дикие животные, но ни один не решался подойти ко мне близко. И на то была причина.

Я брела, игнорируя признаки животных. Моей целью были звуки присутствия людей. Несмотря на опасность, находились те, кто хотел испытать себя на прочность или заснять Голодного, чтобы наконец иметь о нем представление. В основном, это были школьники, но иногда попадались и взрослые мужчины. Холод стал пробирать насквозь уже через несколько часов ночной прогулки. Такими темпами, я рискую основательно замерзнуть. Обойдя очередной широкий ствол и встретившись взглядом с ночной совой внушительных размеров, я собралась возвращаться.

— Майк? Ты должен это увидеть. Та самая сова, о которой говорили, будто ее вид вымер! Я вижу ее! — голос молодого парня доносился довольно близко.

— Ты достал со своими животными, — огрызнулся другой голос. — Я взял тебя с собой не для того, чтобы ты редкие виды высматривал!

— Да пошел ты! — ответил первый уже намного ближе. Я затихла, прижавшись спиной к стволу дерева. — Мы с тобой можем умереть, так почему я не могу как следует изучить флору и фауну…

Я воспользовалась моментом, чтобы его речь не показалась прерванной на полуслове. Выскочив из-за дерева, я оказалась прямо перед парнем в очках, с взъерошенными светлыми волосами. В темноте нельзя было подробнее описать его внешний вид, но этого и не требовалось. Парень завис, не понимая, как перед ним оказалась девушка небольшого роста, в потрепанном пальто и собранными в хвост блондинистыми волосами. Мои ладони не медля обхватили его лицо, и стоило мне захватить взгляд карих глаз, как начался безмолвный и до ужаса приятный процесс поглощения. Рот парня приоткрылся и был заполнен тягучим черным дымом, который плавно стал перетекать ко мне. Я тоже раскрыла губы, вдыхая дымную материю. Его глаза также заволокло дымом. Все это продолжалось всего несколько секунд, но мне хватило.

— Свен? — донеслось до меня.

Отпустив безжизненную жертву, я развернулась и побежала, стараясь издавать как можно меньше шума. Свен остался стоять на месте с абсолютно нейтральным выражением лица. Меня никто не преследовал вплоть до дома. Я постаралась бесшумно пройти в свою комнату, дядя был в том же состоянии, в котором я его оставила несколько часов назад. В комнате я отбросила пальто подальше, пытаясь совладать со столь объемным приливом сил. Только спустя еще час я легла спать.

Я перестала бояться Голодного в тринадцать лет. Тогда я поняла, что сама им являюсь …

***

— Могу поспорить, что сегодня снова объявят о погимшем, — беззаботно сказала Ливви. Я, Робин и Ливви уже подходили к школе. Не то, чтобы мы были лучшими друзьями. Просто близкое сожительство на одной улице и дефицит ровесников не оставляли другого выбора.

— Или о погибших… — пробубнила я под нос, но так, чтобы все услышали.

— Не говори глупостей, Шерил! — вклинился Робин. — Каждый день умирает лишь один человек. А что касается тебя, — он перевел взгляд на Ливви. — Никто с тобой спорить не будет, так как все с тобой согласны.

Примерно таким содержанием обладали все школьные разговоры. Палитру разбавляли также обсуждения очередного невыполнимого домашнего задания.

На уроке все и сразу заметили перемену. Вместо шестерых учеников в нашем классе, за партами сидели семеро. На новичка набросились с расспросами, на что тот мямлил что-то непонятное. Его оставили в покое только после звонка на урок. Тот, как назло, сел прямо за мной. При этом лишая меня возможности наблюдать за ним. А также, этот угол кабинета был моей территорией, остальной класс группировался на партах с другого конца. Я потратила много времени на обособление своего личного пространства, и его бесцеремонность меня изрядно беспокоила. Как только я развернулась, чтобы выяснить отношения, зашла миссис Тамор, и мне пришлось оставить все в себе до ближайшей перемены.

Урок, как и всегда, начался с объявления о трагической гибели Свена Лавора. Я была готова к этим новостям, в отличие от других. Оказывается, Свен был отличником и многообещающим молодым человеком. Первым претендентом на то, чтобы уехать из города и поступить в хороший университет. Надо же, как неловко вышло.

— Упс… — иронично заметила я, вспоминая события прошлой ночи.

— Упс? — очень тихо переспросил меня новичок с задней парты, но я проигнорировала его.

Уже через пять минут настрой в классе резко поменялся. Миссис Тамор с улыбкой объявила нового ученика, вызвав его к доске. Джейк Рогмит, приехал издалека, живет с отцом. Забавно. Возможно, они с отцом единственные, кто не слышал о чудовище Броукенвилля.

В остальном уроки проходили обычно, но каждая перемена была для Джейка настоящим испытанием. Я так и не смогла наехать на него из-за незаконно занятого места, так как из-за толпы вокруг к нему нельзя было подступиться. Ладно, отложу это на завтра.

После уроков, ученики были поглощены еще кое-кем. Майк, который был в лесу со Свеном, таки стал местной звездой. Несмотря на смерть товарища, он был в духе. Парень в красках описывал случившееся ночью, хотя не видел ничего. В целом, фантазии парня можно было лишь позавидовать. Голодного он представил в виде двухметрового инопланетянина, который материализовался из коры дерева, а Свена чудище поместило в огромный мыльный пузырь, который лопнув, оставил несчастного без души…

Однажды Робин сказал, что у нашего города появилась профессиональная деформация. Как у военных. Реальные чудовища и частые смерти снизили нашу способность сочувствовать, и теперь горожане все подряд слишком хладнокровны. С этим сравнением не стала спорить даже Ливви.

Этой ночью дядя был трезвым. Это означало, что сегодня мне лучше отсидеться в комнате. Конечно, это чревато тем, что завтра я буду чувствать себя ужасно, но рисковать не хотелось. Я вполне могу потерпеть еще один день.

***

— Ты можешь сесть с другими? К тому же, ты им нравишься. — Начала я максимально спокойно, когда через несколько дней все побежали слушать очередной рассказ Майка про голодного. Хотя в этот раз его в месте событий и близко не было.

— Не могу, — нарочито весело ответил Джейк. — Мне нравится тут. К тому же, они меня живьем сожрут.

— Не сожрут. Интерес к тебе уже иссяк.

— Кстати, об интересе. Что не так с этим городом? Почти каждый день кто-то умирает.

— Я бы на твоем месте уехала отсюда подальше, не спрашивая, что здесь не так, — заявила я. — А теперь пересядь!

— Нет!

Этот парень выводил меня из себя. Его спасла вошедшая миссис Тамор в сопровождении толпы учащихся.

В тот же вечер в дверь постучали, как раз перед тем, как я собралась уходить. Это был Джейк с отцом. Мое вежливое приветствие было вызвано скорее удивлением от их визита.

— Привет, соседи!

— Соседи? — повторила я.

— Соседи, — подтвердил дядя Стенли из-за моей спины. Сегодня он выпил меньше чем обычно. Оказалось, приезжие поселились в доме напротив. Отвратительный поворот событий!

Целый час мне пришлось сидеть с дядей и гостями, выслушивая скучные истории мужчин. Джейк молчал, как и я. Наконец, когда они ушли, дядя отправился спать, велев мне сделать то же самое. Но именно этого в данный момент я делать не собиралась.

Заворачивая за угол дома, я подпрыгнула на месте от неожиданности. Передо мной стоял Джейк с фонариком в руке.

— Что ты делаешь? — удивился он.

— Это ты что делаешь?! — оглянувшись вокруг, я схватила фонарик с его рук и отключила прибор. — В этом городе нельзя выходить после захода солнца, если хочешь проснуться на следующее утро!

— Да, я так и понял, — парировал Джейк, выразительно оглядев меня. — Впрочем, неважно. Пошли за остальными.

Не дав мне опомниться парень поволок меня к тротуару.

— Стой! В каком смысле за остальными?! — я окончательно потеряла нить происходящих событий. Джейк усмехнулся.

***

В итоге, уже через час мы стояли у опушки леса. Джейк немного растерял былой энтузиазм. Робин и Ливви не скрывали испуга, а я собиралась произнести что-то вроде: “О чем вы думали?”. Оказывается, новенький не поверил в местные истории и решил сам все проверить, а заодно прихватить друзей, то есть нас.

— Давайте вернемся, — предложила Ливви невинным голосом. — Вы же слышали, что рассказывал Майк.

— Майк несет чушь! — В унисон ответили ей Робин, я и Джейк. На секунду воцарилось молчание, затем мы все залились смехом. Даже Ливви, с опаской озирающаяся по сторонам.

— Ладно, ребята, пошли! — Ободряюще скомандовал Джейк, когда смех утих. Он указал направление фонариком, полный решимости. И все же, каждый стоял на месте, не решаясь сделать первый шаг. Я нахмурилась. Затея была абсолютно безопасной, но знала об этом лишь я. И мне нравилось в обществе друзей. Но риск остаться голодной был ощутим, слабость уже подкрадывалась. Тем более, прошлой ночью я, как прилежная племянница, отправилась в постель вслед за дядей. Получается, чем быстрее ребята прогуляются и поймут, что сегодня монстра нет, тем скорее я смогу уделить время себе.

Я зашагала впереди, хрустя ветками. Почва была влажной после вечернего дождя, а вдыхать влажный свежий воздух было чистым наслаждением. Остальные, как по команде, двинулись за мной. Вскоре мы с Джейком поровнялись.

— Ты не из пугливых, — заметил он.

— Ага, — бесцветно ответила я.

Парень вновь открыл рот, но его опередило громкое рычание. К нему в следующий миг присоединился жуткий девчачий крик. Не успела я понять из чего состоит эта какофония, как белоснежная полярная сова величиной с ребенка со свистом пролетела низко над нашими головами, вынудив пригнуться. Последней замолчала Ливви, и все мы уставились на нее. По девушке было понятно, что любой шорох сейчас может заставить ее возобновить действие звукового оружия.

— Вернемся? — предложил уже Робин, стараясь спрятать нотки паники в голосе.

— Ну, если представить, что животные пытаются нас предупредить… — рассудил Джейк. — Мы близко. Значит, возвращаться мы точно не будем.

Никто не осмелился ему перечить, но Робин и Ливви заметно отставали от нас в дальнейшем походе.

Несмотря на влажность, ночь выдалась теплой. Последнее тепло еще пробивалось сквозь наводняющий зимний холод, неизменно убывая. Некоторое время мы шли молча. Хруст веток под ногами успокаивал. Я глубоко вдыхала. Джейк шел впереди, и я сосредоточила взгляд на верхушках деревьев. Между них пробивался лунный свет. Сегодня было полнолуние, так что фонарик был совершенно ни к чему. Все животные были хорошо различимы в своем укрытии. Для меня они все были уязвимы. При нашем приближении маленькая лиса застыла, припав к земле. Никто кроме меня ее не заметил, животное проводило меня свирепым взглядом. Звери не очень жаловали меня. Но мне было все равно. Только черный барс на опушке встречал с теплом и по возможности вел к забредшим в лес жертвам.

***

Наша вылазка затягивалась, и я стала нервничать. Все только вошли во вкус. Даже Ливви казалось меньше дрожала, хотя ее шее пришлось нелегко. Девушка постоянно вертела головой, ожидая нападения в любую минуту и с любой стороны.

— Мне кажется это бессмысленно, — вздохнула я. — Давайте развернемся. Мы ушли достаточно далеко. Есть шанс встретить кого-нибудь на обратном пути.

На этот раз Джейк не спешил опровергать чужое мнение. Он нехотя согласился, хоть по нему и было заметно облегчение. Робин явно не желал скрывать радость от этого решения. Четыре пары ног шагали неспеша. Вдруг в тишине раздался ужаснейший звук. То был сотовый Ливви. Она лихорадочно пыталась достать его и нажать кнопку, в процессе чего умудрилась два раза уронить аппарат, проклиная лес и все, что с ним связано. Наконец, писклявый женский голос затих.

— Это сообщение от мамы, — простонала девушка. — У меня будут проблемы. Надо поторопиться. Робин? — Обратилась она к юноше.

— Конечно, — согласился тот. — Ребята, вы с нами?

— Вы бегите, мы доберемся позже. Может, удастся заснять монстра, — улыбнулся Джейк. Я закатила глаза, будучи уверенной в том, что никто этого не увидит. Ребята почти побежали в сторону города.

— Это было сообщение? — удивилась я. — А если бы ей позвонили, это было бы похоже на взрыв звуковой бомбы?

Джейк рассмеялся.

— Разве звуковые бомбы существуют?

— Не имею ни малейшего понятия, — я пожала плечами.

— Послушай, Шерил. Разве ты не боишься Голодного? Ты так легко согласилась пойти в лес, а до этого сама вышла из дома.

— Во-первых, я не согласилась. Ты потащил меня, не спрашивая согласия. Во-вторых, если всего в этой жизни бояться, то весь ее смысл теряется. А в Броукенвилле и без того мало смысла в существовании.

— Там, откуда я, всегда есть туман, — тихо сказал Джейк. — Он густой и никогда не исчезает. На машинах никто не ездит. По утрам он грязно-зеленый. В течение дня цвет его меняется в зависимости от погоды, а вечером все становится красным. Знаешь, словно ты смотришь на всех сквозь пелену из крови и страданий… Папа не мог больше этого выдерживать, и мы просто ушли. Затем добрались сюда.

— Дай угадаю, здесь оказалось еще хуже?

— Нет. Лучше. Мне тут нравится. Даже если это чудовище реально…

— Оно реально, — перебила я.

— Даже если это так, — продолжил юноша. — Умереть в схватке с ним куда лучше, чем существовать изо дня в день, утопая в тумане. Хотя в некоторые моменты, я даже скучаю по нему.

— Это…очень мило, — я не знала, что ответить на это признание.

Джейк хмыкнул, поняв мою растерянность.

— Мило. — повторил он.

Чувство голода немного притупилось, давая мне возможность думать о чем-то, кроме охоты.

— Хочешь кое-что увидеть?

— Да, конечно! — отозвался парень.

Не знаю, что на меня нашло, но назад пути уже не было. Я повела его обратно, вглубь леса. Луна сияла все ярче. Вскоре, мы подошли к узкой норе, в которую мог пролезть один человек, прикрытую листвой и ветками. Я окинула Джейка взглядом, сделав вывод, что он вряд ли застрянет на полпути.

— Я первая, давай за мной.

— Ты серьезно? Вдруг там медведь?

— Ну, там был медведь. Охранял вход. Но он давно мертв.

— Вход куда? — с опаской спросил Джейк. Я улыбнулась.

— В твоем городе свои секреты, в моем — свои. Пошли.

Я полезла первой. Спустя минуту парень последовал моему примеру. Через несколько поворотов и косых спусков во тьме замаячил свет — выход из тоннеля. Свет был неестественно синим. Я осторожно подошла к краю, вышла в открытое пространство и оказалась лежащей на спине. Почувствовав устойчивую почву под ногами, я опустилась на корточки и оглянулась назад. Джейк смотрел на меня изумленным взглядом, стоя на четвереньках вверх тормашками…

Я вытащила его на синий луг, парень остался лежать на спине, осознавая окружающее его чудо.

— Мы сейчас стоим в потолке пещеры? — воскликнул он через секунду.

— Технически, ты лежишь на потолке пещеры. Но это не потолок и не пещера. Вставай и пошли.

— Ага, одну секунду…

Я улыбнулась, поняв, что с ним. И тоже подняла взгляд наверх. Огромный пылающий шар нависал совсем низко над землей и представлял собой непередаваемое зрелище.

— Разве мы не должны были сгореть в ту же секунду?

— Не знаю, — засмеялась я. — Вроде, не сгорели.

— А может, сгорели? — парень медленно поднимался на ноги. — И это все нам снится.

— Ну, то что нам с тобой снится один и тот же сон, явный абсурд.

— Не обязательно, может мне снишься ты?

— С чего бы мне тебе сниться?

— Сам не пойму, — усмехнулся он.

Мы подошли к небольшому водоему и уселись на берегу.

В прозрачной и слегка фиолетовой воде плескались морские обитатели всех мастей. Я указала пальцем на рыбину, сквозь чешую которой просвечивал скелет.

— Видишь? Она такая потому, что у нее нет отражения в том, другом, лесу. На западе есть озеро. И там плавают вот такие рыбы, — я указала на другое существо, чешуя которого имела плотный серый цвет. — Они отражения друг друга, поэтому и там, и тут существуют целыми. — К нам стремительно подплыла большая акула с просвечивающим скелетом. Джейк с криком вскочил на ноги и отбежал на пару метров.

— Не бойся, из воды они выйти не могут, — успокоила я его. Словно в подтверждение моим словам, рыбина с размаху ударилась о водную гладь, будто о стекло. Недовольно развернувшись, акула поплыла вглубь и исчезла также быстро, как и появилась.

Низко над водой пролетела сова, я припала к земле, закрыв голову руками. Джейк мгновенно повторил за мной. Сова была точной копией той, что пролетела над нами в лесу.

— Они меня не любят, — вздохнула я, хотя не испытывала сожаления по этому поводу.

— Почему они должны любить тебя? — спросил Джейк. Я хмуро уставилась на него. Действительно, почему эти животные обязаны меня любить?..

Мы синхронно посмотрели наверх, проследив вспышку на огненном шаре. Золотая петля с неистовым рвением отделилась от светила, будто стремясь отправиться в одиночный путь. Но через мгновение, с отчаянием, ее вновь засосало в огонь. Через несколько минут другая петля попыталась вырваться. Она была меньше первой, и шансы ее были ничтожны.

— Нам пора возвращаться, — сказала я.

— Почему?

— Если находиться здесь слишком долго, можно забыть себя, свою жизнь. Останешься здесь навечно, понятия не имея, кто ты такой, — я изобразила милую улыбку.

— Разве это плохо?

— Хочешь проверить?

— Может, в следующий раз, — замялся Джейк.

***

На следующий день в школе мы выглядели примерно одинаково. Джейк отходил от увиденного. Он несколько раз спрашивал меня, был ли это сон. На что я отвечала, что не знаю. Парень отправлялся блуждать в свои мысли дальше. Я же была неактивной из-за слабости и голода. Кожа сделалась бледной, как мел. Каждый учитель считал своим священным долгом отправить меня к медсестре. В столовой я набрала себе целый поднос еды и съела все до последней крошки. Легче не стало. До такого я себя давно не доводила. Мало того, что я не питалась уже третий день, так еще и провела ночь на синем лугу, где энергия души расходуется вдвое быстрее.

— Шерил! Стой! — донеслось до меня сзади, когда я едва волоча ноги выходила из здания школы. Вскоре Джейк поровнялся со мной. Он был возбужден.

— Я рассказал ребятам! Они хотят посмотреть. Правда, не верят мне. Но я должен им доказать, что я видел. Ты должна снова провести нас туда. Я примерно помню дорогу, но без тебя мы не справимся. — Я с каждым его словом хмурилась все больше.

— Это неправильно, — твердо сказала я. — Ты все портишь. Ты не должен был рассказывать! А тем более вести их туда. Идиот!

Парень остался стоять, удивленный моей реакцией. Я, не оборачиваясь, поспешила домой. Глаза были на мокром месте. Когда голодаешь, становится нестабильным даже твое эмоциональное состояние. Я нагрубила дяде и заперлась в своей комнате. До темноты я не смогу восстановить силы. Может мне удастся уснуть. Тогда время пройдет быстрее. В библиотеке сегодня был выходной, отмечали день библиотекаря.

Когда в детстве бабушка рассказывала мне истории о Голодном, в страхе я не могла заснуть часами. Однажды бабушка отвела меня в лес. Прямо посреди ночи. Мне было невероятно страшно, пока я не очутилась с другой стороны земной норы. Мне понравилось то, что я увидела. Бабушка сказала тогда, что теперь это мое место, и что я смогу за всю свою жизнь привести туда лишь одного. И тот, кого я приведу, станет меня понимать лучше других. Я не до конца осознавала значение этих слов, но вчера ночью мне так сильно захотелось, чтобы Джейк понял меня. Я хотела хоть кому-то довериться. Не знаю чего я ждала точно, но не этого. Этот идиот рассказал об увиденном всему классу и намерен провести их на синий луг к моему светилу… Это следовало предотвратить.

Когда стемнело, Джейк зашел ко мне, чтобы убедиться в моем отказе идти с ними. Но как только группа школьников, светя фонариками двинулась вглубь леса, я последовала за ними, держась на расстоянии. Мое зрение позволяло различать их среди деревьев. Меня насторожило, что Джейк вел подростков в правильном направлении. Ливви и Робин держались близко к нему. А вот Майк хорошо отставал. Возможно, его роль заключалась в том, чтобы замыкать группу.

Я бесшумно подошла сзади, в первую очередь закрыв ему рот рукой. А когда несчастный развернулся и посмотрел мне в глаза, дело оставалось за малым. Пустое тело Майка осталось стоять возле дерева, а я почувствовала себя значительно лучше. Я не знала, что собираюсь сделать. Опустошить их всех? Это слишком. Напугать, чтобы они вернулись назад? Это уже лучше. Я продолжила следовать за ними по пятам, ожидая когда они заметят отсутствие человека.

— Если все, что ты говоришь окажется правдой, и мы живыми выберемся отсюда, — обратилась Ливви к Джейку. — Майк может стать всемирно известным рассказчиком, — она хихикнула.

— Это точно, — весело поддержал ее Робин, не отпускавший ее руку ни на минуту.

— Мы почти на месте, — отозвался Джейк. — Зовите Майка. Он точно не должен это пропустить.

Но позвать его не смогли. Паника распространилась быстро. Джейк едва держался, на его лице явно читался страх.

— Все, с меня хватит! — всхлипывая, воскликнул кто-то из ребят. — Я как можно скорее возвращаюсь домой. — Девушка, додумавшаяся напялить каблуки, торопливо зашагала назад, спотыкаясь о ветки.

Ее догнали еще пара ребят. Джейк, Робин и Ливви не последовали за ними.

— Если в итоге это окажется шуткой, выдумкой или чертовой галлюцинацией, — тихо пригрозил Робин. — И мы зря рисковали жизнью. Я убью тебя, Рогмит!

Тот тяжело сглотнул и лишь продолжил путь. Я ругнулась про себя. Незаметно отпугнуть их я уже не могла. Чтобы догнать друзей мне потребовалась минута.

— Эй, ребята! — я вынырнула из темноты и наткнулась на изумленные взгляды.

— Но ты ведь отказалась идти! — воскликнул Джейк.

— Идти в вымышленный волшебный мир?! Конечно, отказалась! Но я волновалась за вас и видела, что случилось с Майком. Надо возвращаться и быстро.

— Видела? Где это случилось?

— Как выглядел монстр?

— Как он тебя не заметил?

Вопросы посыпались одновременно от всех троих. Я опешила.

— Где это случилось? — повторил Джейк свой вопрос.

— В паре километров отсюда.

— Значит, мы уже далеко от Голодного. Кем бы он ни был. Я покажу им это место, Шерил. Я должен.

— Ты не понимаешь, что несешь! — заорала я в ярости. Резкий переход от истощения к насыщению, видимо, усилил нестабильность эмоций. Либо Джейк сам по себе нереально выводил меня из себя.

— Почему это такая проблема для тебя?

— Это не проблема! Ты устроил вылазку в поисках иллюзии и подвергаешь их жизни опасности! — Я указала на молчавших ребят. — Надо убираться пока не поздно!

— Я знаю, что я видел, Шерил! Ты не остановишь меня.

У меня иссякли слова, которые помогли бы до него достучаться. Как на зло, в этот самый момент уже знакомая сова спикировала мне на лицо, атакуя когтями. Я повалилась на землю, пытаясь оторвать животное от себя. В то же время я почувствовала боль в ноге. Рыжая лисица укусила за щиколотку, воспользовавшись моментом. Животные ненавидели меня, а я ненавидела их, но мы никогда не нападали друг на друга.

— Шерил! — Джейк бросился ко мне на помощь. Он с размаху ударил фонариком по телу лисицы, та отскочила в сторону и юркнула в темноту, злобно рыча. Я же, не отдавая себе отчета в своих действиях, съела совиную душу, и отбросила тушу птицы подальше. Действие было настолько привычным и инстинктивным, что только через мгновение до меня дошел смысл того, что я сделала.

Все случилось очень быстро. Я подняла взгляд на друзей и видела их сквозь черную дымку. На самом деле, изменились лишь мои глаза. Их заволокло черным тягучим дымом, который понемногу растворялся в воздухе. Я глубоко дышала через рот, выдыхая все ту же субстанцию.

— Шерил? — Пискнула Ливви, но Робин дернул ее за плечо, веля заткнуться. Заодно парень отодвинул ее за себя.

— Это ты, — выдохнул Джейк. — Ты Голодная.

Парень сделал несколько осторожных шагов назад.

— Я могу все объяснить, — я выставила руку вперед, дабы не спугнуть их резким движением.

Ливви, до которой, наконец, дошел смысл слов Джейка, стала орать. Ее, должно быть, услышали даже в соседнем штате.

— Ливви, успокойся! — я повысила голос.

— Держись от нее подальше! — вклинился Робин, сам трясясь от страха. — Нам надо всем рассказать…

— Нет! Ты не можешь.

Вместо ответа Робин попятился в сторону города, волоча Ливви за руку.

— Проклятье, — выдохнула я. Звериная душа оставила осадок в виде ярости, с которой я бросилась на Робина. Следующей стала Ливви с изумленным, полным страха лицом. Я судорожно осмотрелась в поисках Джейка. Его фонарик блеснул на расстоянии ста метров от меня, и я бросилась за ним. Раньше мне не часто приходилось бегать за жертвой. Лучше и легче было заставать их врасплох в темноте. Парень бегал быстро, но все время спотыкался, в то время, как я пролетала метр за метром словно по беговой дорожке.

— Я не трону тебя! — крикнула я ему вслед. — Джейк, стой! Я могу объяснить! Джейк, прошу!

Но Джейк не останавливался. Неожиданно в голову ударили остаточные эмоции Ливви и Робина. Растерянность, страх, злость. В этот момент ему удалось оторваться. Мы были уже близко к первым домам, и Джейка надо было остановить как можно скорее. На огромной скорости черный изящный зверь сбил меня с ног. Мы покатились по земле. Какого черта все решили поквитаться со мной именно сегодня! Я с трудом сдерживала ряд острых клыков подальше от шеи. Самое обидное, это был тот самый барс, который встречал меня каждую ночь, указывая путь к жертвам.

Я закричала, но удалось поймать взгляд черных нечеловеческих глаз, горевших яростью. В этот раз потребовалось больше времени, чтобы избавиться от заволокшего взгляд дыма. И то что я впитала от зверя сложно было назвать душой. Я бросилась вслед за Джейком, наплевав на саднящую рану в ноге, хотя уже знала, что все бессмысленно.

***

У моего дома уже стояла толпа мужчин, вооруженных различными ножами, а так же дробовиками и ружьями во главе с Шерифом и дядей Стенли. Он выглядел на удивление трезвым. Позади всех запыхавшийся Джейк казался совсем маленьким и несчастным. Мои шаги смолкли в нескольких метрах от угрозы, я пыталась восстановить дыхание. Светлые волосы растрепались и пряди падали на лицо. Ветровка превратилась в изорванный и запачканный кусок ткани после схваток с животными. Я издала истерический смешок, закрыв рот рукавом. Инстинктивный осторожный шаг вперед заставил всю толпу отшатнуться.

— Дядя Стенли? — осторожно спросила я. — Что происходит?

— Не подходи, Шерил. — грубо произнес он.

Я все поняла по лицам. Особенно по лицу Джейка. Он рассказал то, что видел. И что еще хуже, ему поверили. Я не могла вырезать целый город. Даже если бы это было возможно физически. И даже наполненная энергией пятерых жертв, я не могла противостоять доброй дюжине мужчин с оружием. По щекам покатились слезы. Надо же было так облажаться! Так глупо…

Меня ударили несколько раз, пока я пыталась вырваться. В глаза мне специально не смотрели. Волокли к полицейскому участку, словно средневекового преступника. Если подумать, я была не лучше. Но это был не мой выбор. В камере мне удалось слегка помять металл решетки, но это никак не повлияло на расстановку сил. Там меня держали сутки. Что происходило в городе в это время, я не знала. Все мои попытки оправдаться принимали в штыки либо никак не реагировали на мои слова. К следующему вечеру, я заплаканная, ослабевшая, грязная и измученная с кровоточащей раной на ноге была доставлена на городскую площадь, где специально для меня была установлена камера с железными прутьями. По периметру стояли охранники, а горожане периодически подходили на безопасное расстояние, чтобы рассмотреть меня. Интересно, что они надеялись увидеть? Дьявольский хвост? Рога? Я сидела на земле, уткнувшись лицом в колени и пыталась представить различные сценарии развития событий. Они будут до конца жизни держать меня здесь, пока я не умру от голода? Или будут раз в месяц приводить преступника, чтобы я оставалась жива и служила диковинным зоопарком.

— Прости меня.

Я подняла взгляд и встретилась с бездонным черным взглядом Джейка.

— Не боишься смотреть мне в глаза? — прохрипела я заплаканным голосом.

— Немного, — он вздохнул. — Ты ведь понимаешь, что я не мог иначе?

— Нет. Если бы ты не приехал, все было бы в порядке. И если бы ты послушал меня и вернулся назад.

— Ты убиваешь людей, Шерил!

— Все мы не без греха, — горько ухмыльнулась я, отводя взгляд.

— В тот раз, на уроке, когда сообщили о смерти Свена…

Я кивнула, хотя Джейк и не задавал вопроса.

— Мне показалась странной твоя реакция, но я и подумать не мог…

— Ты пришел ко мне в поисках психолога? — перебила я его. — Ищешь того, кто тебя выслушает? Если так, то убирайся. И даже если ты здесь по другой причине, все равно убирайся. Я не хочу тебя видеть.

— Тогда почему ты не убьешь меня?

— Ты просто не стоишь моих усилий. Даже самых малых.

— Лишь один вопрос. Зачем ты показала мне тот мир?

Я рассмеялась. Мои ладони легли на голову, отводя грязные пряди с лица.

— Я задаю себе тот же вопрос снова и снова, Рогмит. И знаешь, что? Пока ответа на него я не нашла. А теперь — прочь!

Еще через неделю я была максимально обессилена. Со мной обращались по скотски, еды не давали. Воду из жалости таскал дядя, и то немного. Я чувствовала себя куском грязи, а рана на ноге начала гноиться и болела намного сильнее. Джейк ко мне не приходил.

В полдень, когда день выдался особенно морозным, меня выпустили из стальной клетки. Правда только для того, чтобы привязать к деревянному столбу. Сама стоять я уже не могла, следовательно, и опасности уже не представляла. Я смутно осознавала, когда под моими ногами сложили пучки хвороста и залили все керосином. С трудом удерживая голову, я разлепила глаза и увидела плачущего Джейка. Он что-то шептал, но я не понимала что.

В следующий миг я почувствовала жар и боль, что несравнима по силе ни с чем другим. Последние капли энергии, что зиждились внутри, ушли на душераздирающий крик, пронзивший весь город. Я словно слышала себя со стороны, пока моя кожа плавилась, одежда горела, светлые волосы обугливались, навсегда теряя цвет…

Смерть пришла ко мне в самое последнее мгновение, когда я испытала всю боль и страдание. Неведение, невесомость и темнота накрыли мой разум. Мысли, воспоминания, чувства, звуки, запахи, прикосновения, все исчезло…

***

Я чувствовала тяжесть конечностей, когда лежала без сознания. Голова отдавала болью от давнего удара. Разлепив веки я увидела чудесный мир. Зелень травы, покрытой инеем, синева неба просачивалась сквозь кроны деревьев, покрытые первым снегом. Солнце садилось, отдавая вокруг себя оранжевое и красное сияние, словно оно сгорало, чтобы возродиться на следующий день. Надо мной низко пролетела полярная сова невероятной красоты. Ее перья бесшумно рассекали пространство. Прямо надо мной на ветке сидел снегирь. Его красная грудка пестрела на фоне неба. Но сквозь перья просвечивал скелет птицы. Значит, ее двойника нет на Оборотной стороне. Надо это исправить в ближайшее время. Ведь это моя работа. Недалеко я услышала шум шагов. Охотник копошился в поисках патрона для своего ружья. Мне удалось незаметно подняться на лапы. Черная зеркальная шерсть давала мне хорошую маскировку ночью.

Я направилась к опушке леса. Он стоял там среди стволов в нерешительности. Должно быть, он голоден и не знает, что ему делать. У него черные глаза, словно провалы во времени. Я запомню это. Надо помочь. Надо отвести Голодного к охотнику, которому предстоит стать жертвой…

читателей   217   сегодня 1
217 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...