Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Экзамен

Аннотация (возможен спойлер):

Мир огромен и разнообразен – ощутил курсант Академии Магов, когда вместе с наставником отправился на преддипломную практику. Ревену предстоит на деле применить полученные знания и доказать учителю и самому себе, что он не зря учился магии. Уже в первые дни службы в отдаленной провинции ученику пришлось сдать экзамен, рискуя жизнью в борьбе со злом…

[свернуть]

 

Море, солнце – идеальная погода, несмотря на легкий ветер, впрочем, и он – не помеха, едва различимые дуновения помогали паруснику на тихом ходу войти в бухту. Чайки кружили в небе, благодать. Солнце только недавно поднялось над горизонтом и не мешало наслаждаться видами с борта небольшой посудины, которую капитан, непонятно за что, прозвал «Горделивым орлом».

— Пошел прочь, мелюзга! – грубый голос старого моряка заставил Ревена выйти из состояния задумчивости. – Я сказал, дай пройти, глухой что-ли!?

— Извините, лестница узкая, проходите, – начал было парень, но его снова перебили.

— Ревен, ты – мелкий проныра, а ну иди сюда, бери сумки, или что, мне их тащить, а? – визгливый старческий голос наставника опять привлек внимание. – Сейчас корабль причалит, а ты тут глазеешь по сторонам!

— Простите, мастер! – виновато промямлил парнишка, хотя внутри все вскипело.

— Ты – мой ученик или кто? Что-то не похоже, пока я таскаю тяжелые сумки со свитками и снадобьями, ты тут наслаждаешься видами? Так не пойдет, вот держи! – старый сгорбленный старик сунул молодому человеку рюкзак, набитый всяким скарбом под завязку. Затем дал еще пару сумок. – Отлично! – он почесал свою короткую седую бороденку. – Вот так то лучше. А вот и наш благодетель. Капитан, как скоро мы причалим?

— Дайте пройти на мостик! – старик и парень посторонились. – Уже почти причалили, вон – пирс, но без моего приказа не смейте сходить на берег! – буркнул, проходя мимо, угрюмый капитан, и Ревен порадовался, что его учителя тоже шпыняют иногда, хоть он и лицензированный маг из Академии Портограда.

Пока капитан отдавал приказы рулевому, а корабль медленно подходил к пирсу, делать было нечего, наставник молча теребил лямку своего заплечного мешка. Береговые виды и вправду нравились Ревену больше, чем бескрайняя водная гладь, которую он наблюдал последние пару месяцев. Мелкий прибрежный городишко со зданиями максимум в четыре-пять этажей – ни чета громадной торговой столице Северных земель – Портограду, из которого они прибыли сюда, в глушь. Но, зато вулканическая природа местности заметно отличала ее от привычных равнин и полей, и теперь их дом будет здесь, пока не прикажут…

— Эй, плут-недоросток, идем! – прошипел наставник Ревена, когда капитан, наконец, разрешил навязанным ему пассажирам сойти на берег. Все документы подписаны, и он больше не в ответе за них.

— Да, мастер Клойфен. – Ревен машинально набросил капюшон на голову и последовал за учителем.

— Вот что, парень, может в Академии ты и был лучшим на курсе, но здесь это ничего не стоит! – наставник вел ученика за собой, словно на привязи. Несмотря на старость, он ловко лавировал среди здоровых грузчиков-полуорков и изредка попадавшихся на пути громадных орков-охранников, которые не замечали двух мелких людишек, в видавших виды синих мантиях. Что нельзя было сказать о молодом человеке, который норовил врезаться в каждого из них и только чудом избегал этого.

— Земли зеленокожих, одного из их племен. Клыкастых, кажется. Форт Краг тут вместо столицы. Дальше от берега есть города и побольше, но этот важнее, он – торговый, потому нас сюда и прислали, понял. Ну и дыра! – недовольно фыркнул мастер, поглядывая на угловатое зодчество местных умельцев. Покосившееся здание администрации порта, впрочем, было весьма неплохим, даже красивым по местным меркам, и казалось крепким. Кроме того, рядом виднелся настоящий форт из камня, со стен крепости торчали замысловатые орочьи катапульты и громадные стрелометы, которые одним выстрелом могли потопить «Горделивого орла».

— Стой тут, у входа! – скомандовал Клойфен, когда они остановились. – Ни шагу отсюда, парень, я схожу в администрацию, надо их предупредить, что мы прибыли, покажу им предписание, скоро вернусь.

Ревен кивнул и спокойно уселся на здоровенную широкую лавку рядом со входом, когда наставник скрылся за массивной дверью. Кто бы знал, что преддипломная практика будет проходить в такой глуши, да еще под присмотром самого сварливого мастера в Академии, которому еще придется сдавать полевой экзамен.

Вокруг местные жители, в основном, полуорки, орки и, иногда, люди сновали туда-сюда, кто-то заходил в здание администрации, грузчики тащили ящики, мешки и бочонки на корабли или повозки. Перед администрацией выстроилась сотня палаток местных и пришлых торговцев. Проходы между ними получились узкими, высоким и плечистым обитателям городка приходилось протискиваться.

Форт Краг состоял из трех мощеных камнем рыночных площадей и трех десятков витиеватых улочек, разбегающихся в разные стороны, здания администрации порта, нескольких причалов и странных верфей на отшибе. Но главным был форт – крепкое сооружение. Именно там, под прикрытием стражи и боевых орудий, жил вождь племени. Помимо стен форта прибрежный городок окружал деревянный частокол, призванный защищать от набегов с суши, но по сравнению с могучими и непрошибаемыми стенами Портограда, он казался обычным забором с калиткой вместо ворот.

Ревен привык, что на громадных базарах Портограда, его нескончаемых рыночных площадях и многочисленных лавках тысячи торговцев кричат и зазывают прохожих попробовать товары. Видимо, Форт Краг пытался копировать городское устройство у легендарной Звезды Севера и вводил у себя портоградские порядки.  И не только в плане торговли, архитектура города напоминала привычную, человеческую. Влияние привычек людей на орочьих землях в последние столетия стало решающим. Хотя, местным жителям до величия Торговой республики, Города-государства и его Лордов, вряд ли дотянуться.

— Пряности! Попробуйте, не пожалеете! – доносилось из ближайшей к лавке палатки.

— Фрукты, свежие фрукты! – вторил ему другой голос.

— Превосходный виноград! Приходите и пробуйте сами! Первая гроздь – бесплатно! – кричал третий. Ревену стало любопытно, тем более, что он уже довольно долго сидел без дела. Пока мастер пререкается с бюрократами, есть время побродить по рынку.

Парень не стал оставлять сумки, а так, вместе с грузом, отправился на рынок. Он бродил от палатки к палатке, рассматривая товары. Первой попалась лавка с фруктами, откуда выкрикивал плешивый орк, аромат цитрусовых заставил Ревена прослезиться, затем его внимание привлек прилавок с рыбой, от которой прилично воняло тухлостью. Через пару метров – полуорчица торговала женскими украшениями и нахваливала какие-то бусы.

В соседней палатке обнаружился торговец зеркалами, в одном из них молодой ученик мага разглядел себя. Заметив неаккуратный внешний вид, парень пригладил растрепавшиеся на ветру пепельно-черные волосы, оценил привычные веснушки на лице и недовольно почесал нос с горбинкой, благодаря которому, в свое время, сокурсники прозвали его «клювом». Ревен ухмыльнулся отражению, помахал себе сумками и отправился дальше. Следующий торгаш демонстрировал одежду для простолюдинов, развешенную внутри палатки, броскую и удобную, как заявлял купец-человек. Местный художник писал портреты на скорую руку.

Продавец винограда предложил действительно достойный образец. Ревен попробовал товар на вкус, да, что ни говори, а местная почва чрезвычайно плодородна, тут растет практически все, несмотря на близость к северу. Виноград – не исключение.

— Вам понравился мой виноград, добрый господин? – вопросил низкорослый для орка продавец. – Я часто привожу свой товар в Форт Краг. У меня ферма за городом. Сам выращиваю! – похвастал он и улыбнулся, обнажив небольшие клыки, торчащие из нижней челюсти, не заметные без улыбки.

— Да, очень вкусно! – похвалил парень и доел бесплатную гроздь. – А вино вы делаете? Слышал, местное вино – отменное.

— Вино!? Нет, конечно! Для этого нужна лицензия, она – дорогая.  Надеюсь в следующем году ее получить! Поэтому, только сегодня, я готов предложить вам килограмм этого прекрасного винограда за пятьдесят серебряных монет! – продавец снова улыбнулся и сложил мускулистые зеленые руки на груди.

У Ревена округлились глаза. Портоград – дорогой город, там такой виноград стоил бы дороже, но здесь пятьдесят серебряных – это слишком много.

— Любезный, я дам двадцать пять серебряных.

— Ууу, это – неуважение к моему труду, с таким же успехом я мог бы отдать его бесплатно, вы так хотите? – удивился торговец и всплеснул руками. – Почему все хотят поживиться за чужой счет, бесплатно!? Тогда никто не будет работать!

— Вовсе нет, я уважаю ваш труд. Вы правы, тридцать серебряных, – парень надеялся, что прибавка усмирит пыл фермера.

— Мне семью надо кормить. У вас есть жена, дети? – орк смерил Ревена недобрым взглядом. – Вы еще молоды, а у меня, чтобы вы знали, семеро детей и жена еще беременна!

— Э..э… сочувствую, – ляпнул парень.

— Сочувствуете!? – возмутился фермер. – Я счастлив! Семья, дети – это большая радость. Старшие сыновья уже работают на моей ферме, без них мне не вырастить такой прекрасный урожай!

— Тогда я рад за вас.

— В таком случае, с вас пятьдесят серебряных. Мне надо кормить целых восемь орков. А через пару-тройку месяцев их уже будет девять! И самому надо есть, хоть иногда, – торговец выглядел упитанным, видимо, он не страдал от недоедания.

— А вам не стыдно брать деньги у бедного студента. Мне тоже неоткуда взять деньги. Стипендия мелкая, а в дорогу, Академия дает нам жалкие суточные, всего десять серебряных монет! – пожаловался Ревен и состроил недовольную мину.

— Но, что я могу поделать. Итак, предлагаю самую низкую цену на рынке! – орк отбросил протянутую объеденную веточку на каменную мостовую площади.

— Ладно, тогда я не стану покупать у вас виноград! – заявил с обиженным видом Ревен.

— Не хотите, не надо. Ступайте с миром, да благословит вас Проводник! – вежливо поклонился орк и снова заорал:

— Виноград! Свежий виноград! Превосходный виноград с ближних ферм! Приходите и попробуйте сами! Первая гроздь бесплатно! – парень решительно пошел прочь от торговца, скучая по друзьям с курса, которые всегда находили места, где все что угодно можно было раздобыть гораздо дешевле, если не даром. Он бродил по рынку, просто глазея по сторонам.

— Сыр, самый лучший сыр, попробуйте, господин маг! – еще один торговец протянул Ревену небольшой кусочек сыра. Молодой человек взял, повертел в руках, вроде бы обычный сыр, и решительно съел.

— Фу! Ну и гадость! – скривившись, заявил он и выплюнул остатки сыра на мостовую.

— Это – лучший сыр с плесенью, во всей округе! – не понимая, сказал продавец.

— С плесенью!? Гадость, как это можно есть? – возмутился Ревен.

— Это – традиционный сыр орков, господин маг. У нас его обожают, зря вы так. Столько видов плесневого сыра есть только у нас! – с гордостью отметил купец.

— Фу! Хорошо, что я никогда не пробовал ваш сыр в Портограде! – буркнул парень, представив себе, насколько еще протухнет сыр, если везти его по морю, и пошел подальше. Молодой маг собирался в обратный путь, на случай, если учитель уже покинул здание администрации и ищет его на условленном месте, у входа. Но, наткнувшись на обширную палатку, на полу которой лежали скованные цепями пленницы, Ревен просто не смог пройти мимо. Здоровенный орк с заметным пузом, торчащим из под красной рубахи, поверх которой был надет простецкий черный жилет, звонким голосом зазывал прохожих к себе.

— Не проходите мимо! Рабыни! Новые рабыни! Скрасят ваше одиночество, будут хорошими слугами, только сегодня и только сейчас для вас, при покупке одной рабыни – скидка на следующую! – голосил здоровый торговец.

У Ревена чуть рот не открылся от удивления. Он выпучил глаза, рассматривая невольниц. В Портограде, как и почти во всех землях людей, рабство давно было запрещено законом, а его нарушение строго каралось. Торговлю невольниками открыто практиковали только орки и одно из королевств дроу, далеко, в Великих Горных Хребтах.

Но, одно дело знать об этом из учебников, другое – убедиться воочию.

— Подходите, смотрите товар! – кричал орк, на нем очень глупо смотрелась разодранная бандана, как и короткие штаны. Картину завершали плотные потертые башмаки со шнуровкой. – О, малец! Рабыня приглянулась? – неожиданно спросил торгаш у Ревена.

— Что!? – рявкнул парень, он терпеть не мог россказни о том, что якобы богатые Лорды Портограда держат рабынь, тайно поставляемых пиратами. Зачем им это, ведь богатые правители и так могли купить кого угодно. Но, если дома такие байки были чем-то воображаемым, то истории про земли зеленокожих оказались реальностью.

— Ты глухой, малыш! Рабыни, смотри! – он показал на невольниц, скованных одной цепью. – Подходи, не бойся, они не укусят, я тоже, ха-ха! Вот – эта из Пустынных земель! – торговец показал на замотанную в лохмотья даму средних лет. – Хорошая служанка, отдам недорого. А эта – полуэльфийка, – торгаш ткнул пальцем в щуплую побитую деву, с небольшими заостренными ушками и обстриженными золотистыми волосами. – Нрав буйный, но если усмиришь, будет твоей. Сам понимаешь, эльфийская кровь, дороже выйдет, хоть в ней ее только половина, хых! – пока Ревен подходил к невольницам мелкими шажками, торговец с пристрастием осматривал клиента.

— Деньги есть, малыш? А то за «спасибо» мы не работаем.

— Есть, можешь не беспокоиться! – соврал парень. – Мы с наставником только что с торгового корабля, тут проездом, может быть и возьмем с собой в путь одну-две служанки. Наш хозяин – маг Академии Портограда, будет рад.

— Я слыхал маги из Академии богато живут… Одну-две! Это по-нашему! Малыш, ты не стесняйся, осматривай товар. Наш корабль тут тоже транзитом, завтра отплываем! Сегодня – последний день продаж! Оставили самый лучший товар напоследок. Не веришь?

— Посмотрим, – процедил сквозь зубы ученик мага.

— Дело говоришь. Ты, небось, голой девки не видал еще, ха! Сейчас мы это исправим! Какие тебе нравятся? Крупные, худые, высокие, низкие?

— Ну…

— У нас есть смотровая, где можно увидеть товар лицом! Все по высшему разряду! – купец пиратского вида бесцеремонно сгреб парня за плечи и, как малого ребенка, передвинул к себе поближе и подтолкнул внутрь палатки, за огромную ширму, где имелся высокий и закрытый со всех сторон короб. – Заходи! – дружелюбно проревел торговец невольницами и открыл дверь деревянного короба. – Это – наша смотровая комната! – похвастал он.

— И что тут смотреть? – опешил молодой человек, уставившись вперед. Стеклянная перегородка разделяла высокий деревянный короб на две части. По другую сторону была такая же комната.

— Как что, товар. Эй, Безухий! Тащи остальных! – скоро дверь за стеклом отворилась и туда втолкнули вереницу полуодетых девиц. Пять девушек с завязанными за спиной руками стояли напротив.

— Стекло крепкое, не дрейфь! – прорычал торгаш. Ревен смотрел перед собой, бедные невольницы мялись и пытались скрыть то, что не могли закрыть их помятые, почти прозрачные, шелковые платья.

— У нас есть, хм, «служанки» на любой вкус. Твой хозяин придет к нам, проведать? – спросил пират.

— Нет, он не будет сходить с корабля, мы скоро отплываем. Это весь твой товар? – тяжелый груз в мешке за плечами и сумках в руках показался парню незаметным после того, что он увидел.

— А тебе мало!? Тут лучшие, эта высокая – воительница из соседнего племени! Вон та, благородных кровей, может она – дочка кого-нибудь из Речных Лордов! Эта, пониже, полудроу, такие вообще наперечет. А эта, с пышными формами, моя любимица, говорит, что путешественница, с нами она проплыла немало морских миль, хорошее путешествие! – со смехом заявил морской бандит. Тут Ревену захотелось заехать ему прямо в лицо, со всей силы.

— Малыш, ты будешь выбирать или твоего хозяина интересует более редкий и дорогой товар? – не дождавшись ответа, торговец рявкнул:

— Безухий, убери этих! Тащи сюда ту, мелкую, она подойдет нашему приятелю по росту! – после того, как все девушки в шелковых платьях покинули комнату, за стеклом открылась дверь, и зеленые руки швырнули на пол девушку.

Только две полоски прозрачной ткани скрывали самые любопытные для мужских взглядов места. Девушка медленно поднялась и выпрямилась по весь свой небольшой рост, убрав с лица кудрявые волосы, она посмотрела на парня через прозрачную перегородку. Их глаза встретились. От одного ее взгляда Ревен остолбенел. Он еще никогда не видел столь красивое создание: смуглая кожа, приятное улыбчивое лицо с маленьким носиком и пухлыми губами, большие выразительные глаза.

А фигура – просто песня, округлые формы, там, где надо, переходили в тонкие и изящные. Слегка пышные бедра приковывали взгляд, очаровательные ноги могли свести с ума, а выдающаяся грудь так стремилась выйти за пределы легкой полоски ткани, что могла довести Ревена до страстного безумия. Девушка машинально поправила свои длинные кудри.

— Хороша смуглянка! – подытожил пират. – Знал, что тебе понравится! Это особый товар, тройная цена! – эти слова вывели парня из транса, он на секунду забыл, где находится.

— Сколько? – с хрипом выдавил из себя молодой ученик мага.

— Пять тысяч золотых. И я не продешевил ни на монету, когда покупал ее. Вижу, она тебе нравится, а твоему хозяину, думаю, тоже понравится.

— Пять тысяч? – с удивлением промямлил парень. У него в голове не укладывалось, как можно продавать людей за деньги. То же касалось и представителей других рас, даже орков, обычаи которых до сих пор считались варварскими. Тут девушки всех народов оказались в плену и ими торговали, словно скотом, как такое вообще может быть!?

— Точно! Пять тысяч золотых и не медяком меньше. Это еще что, почти задаром отдаю, в других городах такая цыпа стоит и десять. Она же невинна, такие всегда в цене. Не веришь? Моя бабка – умелая повитуха, она проверяла невинность смуглянки, наша фирма гарантирует качество!

— Откуда она? – вдруг подмастерью мага стало жалко всех этих девушек настолько, что он больше не мог терпеть.

— Не знаю, она не сказала, а нам ее продали. С юга, наверно, не знаю… – продолжал болтать работорговец, вдруг Ревен развернулся и со всей силы, с размаха, заехал сумкой продавцу невольниц в пах. Тот согнулся и выдохнул. Парень не стал терять времени и второй сумкой треснул ему по затылку.

— Беги! – крикнул Ревен девушке за перегородкой, что делать дальше – молодой маг не знал, он выскочил из смотровой и, наткнувшись на цепь, державшую женщин у входа, одним пассом руки создал из воздуха маленькую молнию, вмиг разрубившую цепь.

— Эй, ты что делаешь, гаденыш!? – заорал высокий широкоплечий орк в длинном плаще без рукавов. Одно ухо у него отсутствовало, шрамы на щеке указывали на боевое прошлое второго работорговца, а в его руке безвольным грузом повисла смуглая девушка, все ее попытки вырваться из цепкой хватки были тщетны.

— Поступаю правильно. А вы, пираты, сдохните, если пойдете против меня! Отпустите всех женщин! – Ревен встал в боевую стойку и сосредоточился, чтобы лучше применять заклинания. В эту секунду за его спиной появился еще один торговец, а из смотровой выполз побитый сумками.

— Чего вы ждете, убейте его! – прорычал побитый, потирая ушибленные пах и затылок.

Ревен развернулся, и легким пассом руки, по привычке, сложил пальцы особым образом, сосредоточился, а затем развел пальцы, все это заняло мгновение. Через секунду, над третьим работорговцем с длинной бородой, который теперь стоял перед парнем, раскинув руки в стороны, сгустился воздух, превратившись во что-то плотное, больше похожее на кулак. Это нечто резко опустилось вниз, прямо в лоб незадачливому торгашу, оглушило и придавило его к полу.

Воздушный кулак, нет ничего эффективнее для мага в обычной драке. Такое заклинание сокрушит любого, даже орка или великана-огра, если понадобится. К сожалению, оно долго перезаряжается. Безухий отпустил девушку и ринулся о бой. Ревен успел скинуть сумки и начертил в воздухе воображаемый символ заклинания, нажал на него раскрытой ладонью, как раз в тот момент, когда здоровенный орк оказался в полуметре и занес могучий кулак над его головой.

Безухого работорговца отшвырнуло в противоположную сторону, и он с воем рухнул в груду ящиков, сломав один из деревянных столбов, на которых держалась палатка. Строение покосилось, но не рухнуло. Обычный магический щит сработал идеально. Парень снова сотворил небольшую молнию и послал ее в побитого торговца, который только успел подняться, тому прожгло ногу.

Побитый работорговец завопил и с удвоенной яростью вскочил.

— Ах ты, тварь! Тебя приглашают на женщин посмотреть, а ты драться лезешь!? – как будто бы этот факт удивил говорливого торгаша, но Ревену показалось, что так и есть. – Ну берегись, скотина мелкая! – работорговец выхватил из-за спины кинжал и одним движением метнул его в ученика мага.

Увернуться от кинжала помогла природная ловкость, но это стоило больших усилий и некоторого времени, которого противнику хватило, чтобы подскочить на расстояние вытянутой руки. Он махнул ручищей и по касательной задел Ревена. От удара парень отлетел на несколько метров, сделал кувырок назад и вскочил на ноги, готовясь отразить новую атаку.

Даже от мелкого удара по касательной у парнишки заныло плечо, и приземлился он на спину не очень удобно, все-таки каменная мостовая – не солома. Ревен оказался за пределами палатки и стоял в боевой стойке у самого входа. Девушки, которых он успел освободить от цепи, так и не решались бежать, они стояли неподалеку и ожидали результата скоротечной схватки. Посреди города настоящую боевую магию применять нельзя, но и работорговцы не могли воспользоваться более серьезным оружием, чем кинжалы. Ношение мечей или привычных оркам топоров на городском рынке незаконно, такое право имеют только стражники.

Работорговец ринулся вперед, как раз вовремя, парень ждал этого и успел сотворить заклинание ускорения. Он ловко ушел от яростного здоровяка и успел поставить нападавшему подножку. Сейчас небольшой рост сыграл Ревену на руку, и непутевый торгаш неуклюже завалился на мостовую, но секунду спустя снова вскочил, потирая свою прожженную ногу. Из палатки выскочил безухий, на этот раз с двумя кинжалами в обеих руках.

Дело принимало скверный оборот, но Ревен был готов применить секретное оружие и не собирался отступать. Работорговцы окружили его.

— Стоять! – знакомый голос заставил паренька вздохнуть спокойно. – Ни с места, или я превращу вас обоих в тлеющий пепел! Парень, забери сумки, где бы ты их не оставил, и быстро ко мне! – властный старческий голос не давал возможности усомниться в верности своих слов. Ревен подчинился, забрал сумки из палатки, прошмыгнул мимо безухого, и вернулся к учителю, стоявшему словно статуя, с направленным в сторону работорговцев магическим жезлом.

— Старик, ты маг!? – прорычал обожженный торгаш.

— А ты не так глуп, как кажешься, орк! Меня зовут мастер Клойфен и я – маг! Зачем вы напали на моего ученика?

— Это он на нас напал. Мы показывали ему товар! – рявкнул безухий, но предпочитал не делать лишних движений, пока на него наставлен магический жезл.

— Что за товар?

— Рабыни. Лучшие в городе, он уверял что его хозяин богат и заплатит кучу денег. А теперь я вижу, что он врал. Если его хозяин ты, старик! – злобно зашипел обожженный, потирая свою ногу.

— Учитель, они торгуют женщинами как скотом! – заявил Ревен. – Отпустите женщин!

— Молчи, дурак, ты и так натворил дел! – недовольным шепотом произнес Клойфен.

— Отпущу, если заплатишь за всех, отдам оптом за двадцать тысяч золотых! – сказал обожженный.

— Я дам тебе тысячу золотых портоградских монет! – с этими словами мастер Клойфен швырнул увесистый мешок в грудь работорговцу с обожженной ногой. – Настоящее золото, высшей пробы, а не местный суррогат из сплавов. Считай, пять тысяч здешних золотых. Это все, что ты получишь за них, а если хочешь больше, отведаешь моего жезла! – старик взмахнул искусным творением мастера над артефактами Академии, как будто бы собирался атаковать. Оба противника инстинктивно сжались предчувствуя смерть.

— Твоя взяла, старик! – нехотя рявкнул обожженный, поднимая с мостовой кошель с деньгами. – Женщины твои, делай с ними что хочешь. Безухий, бери Бороду и сваливаем, нам пора.

— Идиот! – всю дорогу до нового дома, в котором должны были поселиться они с учителем, Ревен получал от наставника нагоняй. – Где мне, по-твоему, поселить этих женщин!? – он указал на вереницу девушек, одетых во что попало, повезло тем, у кого из них были лохмотья или шелковые платья. – А если их отпустить, они снова попадут в лапы к работорговцам, ты вообще думаешь, когда что-нибудь делаешь?

— Да, мастер, об этом я не подумал. Но, что мне было делать. Их продавали как скот. По-вашему, я неправильно поступил?

— Правильно, – вздохнул Клойфен. – Но от этого не легче.

— Откуда вы взяли тысячу золотых, наши командировочные почти закончились.

— Это – наше жалование за месяц вперед, в администрации дали. Мы на попечении у вождя Клыкастых, он и платит нам. Это был задаток! – хмурясь, пояснил мастер.

— Зачем вы отдали им деньги, нам нужнее!?

— Затем, олух ты этакий, что иначе нас с тобой обвинили бы не только в нападении, но еще и в воровстве! – Клойфен поднял указательный палец вверх.

— В воровстве? – удивился Ревен.

— Именно. А так, они при свидетелях взяли деньги, и теперь капитан пиратов, коими несомненно являются твои друзья, не сможет доказать факт воровства. По правилам местного рынка, сделка заключенная при свидетелях, даже с учетом возможного применения силы с нашей стороны, вполне законна.

— Почему это?

— Потому что, для зеленокожих позор, если будет объявлено, что их заставил заключить сделку человек, пусть и маг. А тем более, если он – старик с молодым недоростком, как ты, Ревен, то – двойной позор. Они лучше признают сделку действительной, чем пойдут на оглашение такого позорного факта на суде у вождя, перед всеми кланами и воинами. Узнает одно племя, узнают все. Такого капитана поднимут на смех во всех Вулканических пустошах и других землях. Теперь понял?

— Понял, мастер, – понурив голову, ответил ученик.

— Снова твою шкуру спас старина Клойф! Спасибо скажи.

— Спасибо, мастер!

— Вот так всегда с тобой, нянчиться приходится. Идем, надо твой гарем разместить и договориться с капитаном. А потом в кабак охота, попробовать местного эля, говорят он неплох! – заметил Клойфен и пошел быстрее.

Небольшое двухэтажное здание на отшибе называлось домом городского мага, должность которого занимал сейчас мастер Клойфен по договору между Фортом Краг и портоградской Академией Магов. Впрочем, изнутри здание оказалось куда лучше, чем снаружи. Кроме личного кабинета, приемной и трех спальных покоев от предшественника остались еще лаборатория с приличными запасами и подвалами для самых редких ингредиентов, небольшая библиотека с сейфами для крайне ценных книг и даже камера для заточения пленников. Городской маг, так или иначе, считался одним из блюстителей закона.

Мастер бегло осмотрел новый дом, написал пару писем, а затем поспешил обратно в порт вместе с освобожденными невольницами, чтобы договориться с капитаном «Горделивого орла» о перевозке женщин, которые пожелали покинуть Форт Краг. Таких оказалось большинство. Но возникла проблема с оплатой, в кошельке мастера завалялось лишь немного серебряных монет, и этого явно не хватало. К счастью, воительница из племени орков пообещала награду за свое освобождение при доставке ее в земли соседнего племени, кроме того, она гарантировала остальным девушкам защиту и возможность обрести новый дом среди ее соплеменников.

Капитан поначалу не соглашался принять всех на борт, но Клойфен пригрозил, что напишет руководству торговой компании и обязательно пожалуется своему начальству в Академии, которое прекратит нанимать «столь жалкую посудину с никчемной и малочисленной командой для важных поручений». Тогда капитан нехотя согласился на сделку. Мастер написал еще два сопроводительных письма приемной комиссии Академии для полуэльфийки и полудроу, которых он сразу оценил потенциально способными к магии, в письмах содержались рекомендации на учебу для молодых девушек. «Горделивый орел» собирался в путь уже на следующий день.

В это время Ревен остался в доме и разбирался в корреспонденции, что скопилась со времени смерти бывшего городского мага. Вместе с ним осталась одна несговорчивая девушка, которая наотрез отказалась покидать своего спасителя, та самая южанка, что очаровала парня с первого взгляда.

После разбора завалов писем и краткосрочной уборки алхимической лаборатории, Ревен решительно направился к девушке, считавшей ученика мага своим спасителем, с намерением уговорить ее уехать вместе с остальными. Парень резко отворил дверь покоев, прикидывая с ходу высказать свои аргументы, но застыл с открытым ртом, не проронив ни слова.

— Стучать надо! – звонко крикнула девушка, схватив лежавшую на кровати красную мантию и стараясь прикрыть ею свою наготу, но нескольких секунд Ревену вполне хватило, чтобы увидеть обнаженное тело смуглянки.

— И…извини, пожалуйста, – промямлил парень, явно краснея от стыда. Он попятился назад, закрывая за собой дверь. Послышался голос девушки:

— Подожди немного, я оденусь и выйду. Не хочу щеголять по городу в одной набедренной повязке. В шкафу я нашла одежду, можно взять?

— А… ну да, конечно! – поперхнувшись, сказал он. Не то, чтобы Ревен никогда не видел нагих девушек, в Портограде такого добра хватало, особенно в некоторых заведениях, куда его приглашали приятели. Но такой красоты – никогда. Спустя несколько минут она вышла.

— Меня зовут Сорена, а ты Ревен? – спросила девушка, хлопая ресницами и делая вид, что щекотливой ситуации не было. На этот раз, на ней оказалась надета длинная старая красная мантия предыдущего владельца дома, которая скрывала ее фигуру до самых пят и волочилась по полу. Парень кивнул, проглотив ком в горле. – Тут в шкафу нет женской одежды, а в доме она есть?

— Не… не знаю, я поищу! – парень бросился было обыскивать дом, чтобы скрыть нахлынувшее непонятно откуда чувство стыда. Девушка быстро схватила его за руку и удержала:

— Нет, не надо. Кто тут жил? – опираясь спиной на стену, спросила она.

— Тут, наш предшественник, городской маг, в Академию написали, что он погиб, вот мы и приехали сюда, сменить его. – Ревен все еще краснел, почти не заметно в плохо освещенном одной тлеющей свечой коридоре с косвенным солнечным светом из окна покоев. Девушка снова спросила, глядя в глаза парню:

— У него была жена или дочь? Подруга?

— Нет, ну, точнее сказать, я не знаю, – ученик мага переминался с ноги на ногу.

— Неважно. Тут хватит ткани, и за несколько дней я смогу сшить себе новое платье сама. Ты что-то хотел спросить, раз без стука вошел?

— А, да. Хотел сказать, что тут в этой дыре делать нечего, уезжай домой, к родным, куда угодно, теперь ты свободна, что тут торчать!? – скороговоркой произнес парень.

— Ревен… мне некуда ехать. – Сорена грустно уставилась глазами в пол. – Теперь некуда, понимаешь? – ее голос был еле слышен. – Не осталось никого, пираты разграбили мой родной городок, убили родных, а меня похитили и продали другим пиратам. Возвращаться некуда, – девушка не удержалась и расплакалась, неожиданно для ученика мага она уткнулась в его грудь и обняла. Несколько минут они так и стояли, Ревен чуть не запутался в ее пышных черных кудрях. Потом парень промямлил:

— Тогда… поезжай в Портоград, есть много хороших мест в мире…

— И что мне там делать? Продаться работорговцам? – все еще всхлипывая, произнесла девушка. – Я лучше останусь здесь, с тобой.

— А здесь ты что будешь делать? – не зная, что еще сказать, произнес Ревен.

— Буду помогать тебе. Ты же городской маг! Я не знакома с магией академиков, но много знаю о травах, мой отец был городским травником и меня многому научил, я умею лечить раны, делать противоядия, снадобья!

— Вообще-то, я только ученик мага… – внес ясность парень.

— Неважно. Тут, я заметила, несколько книг по травному делу, вам с мастером понадобится умелая травница, вот увидите! – девушка чуть отстранилась от него, вытерев заплаканное лицо рукавом мантии. Ревен заглянул в ее глаза, казалось, там можно было утонуть.

— Хорошо, но я переговорю с мастером, если он одобрит, тогда оставайся…

— Ты – лучший, спасибо! – девушка неожиданно поцеловала его в щеку, затем отстранилась и взяла за руку. – За все спасибо, ты спас меня, я обязана тебе жизнью и… честью…

— Не за что благодарить. Я пойду, нужно разобраться с делами.

— Конечно, иди! – она отпустила его руку. – Серьезно, спасибо тебе за все, мой спаситель. – Сорена улыбнулась, и Ревен ощутил страстное желание поцеловать ее в губы.

Ближе к вечеру Клойфен и Ревен разместили в доме городского мага всех женщин, пожелавших остаться на ночлег, а сами, заперев дверь на магический замок, отправились в кабак. Посетители еще не набились в питейное заведение, и оно наполовину пустовало. Мастер пошел за напитками, а ученик приметил небольшой столик в самом углу и устроился там.

— Неплохое место, вот твой эль! – заявил Клойфен, присаживаясь напротив Ревена. Две большие кружки, из которых торчала пена, стояли посередине стола. – Не терпится попробовать, пей-пей, хорошая штука! – мастер сделал большой глоток эля. Парень тоже отпил, на вкус напиток был самый обычный. Сейчас ученику хотелось совсем другого – остаться наедине с Сореной, которую несколько часов назад он так и не решился поцеловать, а потом явился наставник с вереницей бывших невольниц, и уже стало не до того.

Мастер как будто бы прочел эти мысли в голове Ревена:

— Чую, парень, не эля тебе сейчас хочется! – с прищуром констатировал старый учитель. – Дело молодое, я в твои годы еще тот ходок был! От одной юбки к другой! А они, знай себе, задирались в нужный момент, стоило только попросить…

— Я не такой, и она – тоже! – вспылил Ревен.

— Успокойся, парень, я не хотел тебя обидеть. Все своим чередом. Я видел, как ты на нее смотришь, и как она на тебя. Я бы в твои годы тоже ради такой женщины в драку полез, не раздумывая. Эх, годы молодые, а кстати, сколько тебе сейчас полных лет? – спросил Клойфен, подмигивая.

— Я ввязался в драку не из-за этого, а потому что нельзя торговать людьми как скотом! Никем нельзя, даже орками или дроу! – парень теперь сомневался, а вдруг не только это толкнуло его на открытое противостояние с работорговцами, может быть, Сорена явилась главной причиной.  – Когда мы плыли с вами на «Горделивом орле», исполнилось девятнадцать. – Ревен нехотя признался.

— О, а я и не знал, что мы упустили твой день рождения! – учитель виновато взглянул на ученика. – В море мне было не до этого, извини, морская болезнь, чтоб ее! – признался мастер.

— Я помню, как все время убирал каюту, когда вы не успевали выбежать на палубу и перегнуться за борт! А какая была вонища ночью, спать было нельзя! – парень хмыкнул и выпил эля.

— Но теперь мы на суше в приличным кабаке. Сейчас исправим, выпьем за тебя, парень! С прошедшим днем рождения, мой юный друг! – с этими словами он отпил еще эля из своей кружки. – Кстати, ты почему такой мелкий? Может у тебя в роду были гномы!? – пошутил Клойфен.

— Были! – то ли в шутку, то ли нет признался Ревен. – Мой троюродный дедушка был гномом.

— Кто!? Троюродный дедушка!? Ха-ха-ха! Ну, ты даешь, друг! А дворфов не было?

— Не было, какое вам дело до моего роста, сами вы – мелкий, да и бороденка у вас хлипкая. Навязали мне на практику такого наставника! – резко заявил парень, вероятно, обидевшись.

— Бороденка уже не та, что в молодости, это ты прав! – сказал он почесав бороду своим привычным жестом, как часто делал неосознанно. – Но я, все же, твой преподаватель, будь вежливее со мной. Практику мне сдаешь, не забыл? Про экзамен я даже не говорю.

— Я уже понял, что провалился с экзаменом, что скрывать, говорите, как есть. – Ревен почти сразу после истории с работорговцами сообразил, что теперь его экзамен провален по формальным признакам нарушения местного закона.

— Думаешь? Если следовать процедуре… тогда, конечно, без сомнений, но я в этой дыре оказался вовсе не потому, что умею соблюдать все процедуры. Иначе бы меня ждала грандиозная карьера в бюрократическом аппарате Академии! – мастер быстрым темпом осушил кружку с остатками эля и кряхтя отправился за другой. Вскоре он вернулся с парой полных до краев кружек и объявил:

— Отличный эль, оказывается нам, как магам, дали скидку! – поделился Клойфен и, вкусив свежего напитка, многозначительно сказал:

— Знаешь, это было, в своем роде, твое испытание, я имею в виду дело с работорговцами. А в жизни все испытания, Ревен, все – экзамены. Учти это, сегодня ты сплоховал, провалился, но это – не конец света. Ничего, завтра сдашь этот экзамен, но за ним обязательно будет другой, итак до самой смерти! Вот, мне сколько лет, а я, считай, каждый день, так сказать, сдаю экзамены жизни! И частенько – на отлично, так запомни это парень, и давай еще выпьем! – с этими словами они чокнулись кружками так сильно, что эль выплеснулся наружу. А затем выпили все до дна.

— Кстати, об экзаменах жизни! Наш предшественник Эттен погиб, а знаешь почему? – спросил мастер.

— В бумагах написано, что он погиб в стычке с саблезубыми волками, разве нет? – уточнил Ревен, с трудом представляя, сколько нужно нагнать волков для сокрушения мастера Эттена. Парень прекрасно помнил, как тот преподавал на младших курсах заклинания хаоса. – Но, как это возможно?

— Не знаю. Даже местные не говорят всей правды. Только твердят, что его якобы загрызли волки, местные волки, конечно, ни чета равнинным, но они не больше северных. Вполне себе обычные твари, для дипломированного мага, с приличной практикой и действующей лицензией Академии, справиться с ними, что раз плюнуть. Как на охоту сходить!

В этот момент дверь в кабак резко открылась, и на пороге появились три вооруженных воина, только стража могла открыто носить оружие в городе. Один из зеленокожих стражей сразу обнаружил магов за дальним столиком и направился к ним.

— Мастер Клойфен и его ученик? – спросил страж.

— Верно, это мы, а в чем дело? – осведомился наставник Ревена.

— Идите за мной. Приказ вождя Дарджа, он вызвал вас обоих к себе, немедленно! – проревел широкоплечий зеленокожий воин в доспехах из шкур. Учитель и ученик без слов последовали за стражниками.

Их провели по всему каменному форту в главную башню, представлявшую из себя маленький дворец, довольно скромный, даже по орочьим меркам, не говоря уж о человеческих. Обычная усадьба в Портограде казалась Ревену куда богаче. Но неказистый наружный вид с лихвой возмещался великолепным внутренним убранством. Гобелены, картины, полы из мрамора и, конечно, коллекция холодного оружия всех типов и происхождения. Почти как дома, в коридорах Академии.

Процессия дошла до тронного зала, прочные дубовые двери с костяными ручками в виде черепов животных отворились, и учитель с учеником оказались в самой большой комнате дворца. Вокруг висели знамена Клыкастых: огромная белая челюсть с клыками на желтом фоне.

Стражники покинули тронный зал, оставив магов напротив пустого трона. Спустя мгновение слева открылась дверь, и в тронный зал зашли несколько зеленокожих. Один их них, самый высокий, с изящной выправкой аристократа прошествовал к костяному трону и без лишних церемоний уселся на него. Все присутствующие поклонились, мастер и ученик последовали их примеру.

— Я вождь Клыкастых! – заявил сидящий на костяном троне орк, одетый весьма элегантно для своей расы: в придворную человеческую одежду, принятую во всех дворах континента. Он был высок и статен, ни в чем не уступая любому благородному мужу, которого встречал за свою жизнь Ревен. – Мое имя Дардж Одноглазый, надеюсь вы знаете, что находитесь на моей земле и служите мне! – вождь и правда оказался одноглазым, широкая повязка закрывала его левый глаз, а на голове красовалась шляпа, сдвинутая набекрень по последней портоградской моде.

— Ваше сиятельство, мы служим не вам, а городу… – поправил вождя Клойфен.

— Я давал вам право говорить, господин маг!? Невежливо перебивать правителя, или так привыкли в Академии Магов? В любом случае, вы в гостях, а не дома! – подытожил вождь. – И попрошу без «сиятельств», мы орки, не такие щепетильные, как вы, люди, у нас свои звания, называйте меня «мой вождь», как у нас принято. Я правлю городом, получается, вы служите мне. А теперь к делу, мне доложили, что ваш ученик учинил драку на рынке сегодня утром, это так?

— Не совсем так, мой вождь, на моего ученика Ревена напали работорговцы. – Клойфен решительно излагал факты в свою пользу. – Он просто защищался.

— Защищался? Кто в своем уме будет нападать на мага просто так? Впрочем, свидетели показывают только факт драки, а кто ее затеял мы узнать не можем. Драка на торговой площади – это нарушение закона, я уполномочен провести скорый суд. Повелеваю! – вождь воздел вверх правую руку и зеленокожий писарь за узким столиком позади начал что-то скрести пером. – Штраф назначаю Ревену – ученику городского мага Клойфена, размером в сто золотых монет, за учиненный беспорядок. Вычитается из оплаты за будущую работу. Кроме того, он обязан один месяц бесплатно исполнять просьбы жителей города, связанные с его профессией. Это все. Теперь прошу всех, кроме магов, покинуть помещение! – пока все выходили юный ученик гадал: повезло ему или нет с решением вождя.

— Теперь мы одни, прошу за мной, господа маги Академии. – Дардж встал с трона и отправился к двери, из которой пришел. Он провел их через винтовую лестницу вниз и пригласил в просторную комнату, которая, вероятно, находилась под землей. Там уже ждали двое зеленокожих в парадных одеждах, один даже в шлеме и доспехах. – Это мой кабинет. Проходите, Свэм, закрой за ними дверь! – дал указание вождь, и мощный орк с кудрявой шевелюрой из несвойственных этой расе рыжих волос исполнил приказ.

— У меня к вам важное дело! – усевшись за резной стол и лениво развалившись на удобном широком стуле, заявил Дардж. – О нем будем знать только мы. Оно касается вашего предшественника мага Эттена, и это – секрет. – Клойфен с серьезным видом кивнул, а правитель продолжил. – Итак, господа маги, вы знаете, как я получил эту отметину? – вождь указал на повязку, закрывавшую его левый глаз, из-под которой виднелись шрамы, коих Ревен раньше не заметил.

— По вашим лицам вижу, что нет. Я убил оборотня, но в схватке с ним получил рану, и стал зваться Одноглазым, завистникам не понравилось бы прозвище «убийца оборотней». Я думал, что оборотень мертв, но он каким-то чудом выжил или воскрес, уж не знаю. Но, он снова нападает на фермеров в моих землях. Пока об этом мало кто знает, но если новости разнесутся, это будет нехорошо для трона. В нашей культуре принято устраивать переворот по любому поводу, а это ударит по моей семье, подданным, и ослабит наше племя перед соседями. Так что, наш с вами разговор останется в секрете, господа маги. От вас я требую помощи, скоро полнолуние, осталось пять дней. Оборотень опять выползет. Убейте его окончательно. С вами пойдет мой отряд, верные орки, они не проболтаются. Свэм – командир отряда и мой личный телохранитель. – Дардж показал на рыжего, потом на зеленокожего в шлеме и доспехах. – Его младший брат Стивер – первый знаменосец. Оборотень убил вашего коллегу Эттена, на вашем месте я бы хотел отомстить, вместе с ним тогда погибли семеро моих воинов. Вы принимаете задание или мне убить вас прямо сейчас? – спросил вождь с улыбкой.

— Это дело чести – отплатить убийце моего друга Эттена. – Клойфен исполнился серьезным выражением лица, а Ревен не счел нужным возражать. Оба кивнули.

Уже на следующий день они выехали вместе с отрядом под видом патруля, как только проводили женщин на борт «Горделивого орла». Только Сорена в очередной раз отказалась, более того, она настояла на поездке вместе с Ревеном, а когда узнала суть задания, стала еще настойчивее. В смуглокожей девушке вдруг открылась буря эмоций, которую парень раньше не замечал, отговаривать теперь было бесполезно, пришлось взять с собой.

Путь занял три дня. Телохранитель вождя утверждал, что вычислил предполагаемое место, где оборотень должен появиться в своей звериной форме. Свэм вместе с братом уже не первый месяц охотились за ним, но несмотря на весь свой опыт охоты за дикими зверями, их успехи оказались сравнительно невелики. Разбушевавшуюся тварь удалось только ранить, но не убить. А, по словам Стивера, раны затягивались на ней быстрее, чем на домашних волках орков.

Отряд на исполинских лошадях, которые с легкостью выдерживали вес орков в броне, преодолел расстояние до виноградных ферм быстрее, чем ожидал ученик мага. Ревену пришлось нелегко, верхом он ездил не очень умело, Свэм выдал парню самую дохлую и старую кобылу, какую смог найти, но даже та была для него слишком большой и с трудом слушалась седока.

На протяжении всего пути за спиной парня, поеживаясь от холодного ветра и вцепившись пальцами, словно когтями, в его бока, сидела Сорена. Она боялась свалиться с лошади. Девушка наспех сшила себе подобие платья и поверх надела накидку, сотканную из бывшей мантии мастера Эттена. По пятам за кобылой Ревена следовал Клойфен на такой же хилой лошадке, к седлу которой прикрепили ящик с важными магическими приспособлениями для охоты.

Виноградные фермы – именно здесь ожидалось нападение. Настало полнолуние. Мастер Клойфен приготовил свой подарок оборотню. Свеэм и Стивер расположили основной отряд в засаде, а сами отправились в разведку на быстрых лошадях. Следовало заманить зверя в ловушку, когда он появится. Минуты тянулись будто часы, Ревен и Сорена устали ждать. Неожиданно разведчики вырвались на открытое пространство и пришпорили лошадей. За ними гналась стая саблезубых волков. Твари размером с лошадь двигались слаженно и быстро. Вскоре парень увидел и оборотня. Огромный монстр высотой метра три-четыре, не меньше, шириной – два, а длинной – все пять. Но, это еще не самое страшное. Мощные лапы с острыми когтями, бешеные зеленые глаза, светящиеся ярким светом в ночи, открытая пасть, из которой торчали длинные клыки.

Оборотень больше походил на гигантскую собаку с пухлыми щеками, каких Ревен наблюдал в парках Портограда. Мастер выждал момент и бросил в заготовленную ловушку огненную смесь, огороженная площадь загорелась и отрезала оборотня вместе со стаей волков плотной стеной огня от преследуемых всадников, которые успели миновать ловушку. Орки выскочили из укрытий и принялись поливать тварь градом серебряных стрел. Волки бросались под стрелы, закрывая от них хозяина, а громадная псина завыла.

Клойфен активировал вторую ловушку, и из земли ударили молнии, сокрушив оставшихся волков. Раны на оборотне заживали стремительно, он ринулся через стену огня прямо на мастера. Свэм и Стивер с копьями преградили путь, но псина раскидала их, сбив с лошадей одним ударом. Ревен, по знаку наставника, выпустил громовой заряд из жезла и попал в ухо твари. Второй заряд угодил в брюхо, а третий – в заднюю лапу.

Оборотень в прыжке разинул пасть, но врезался в магический щит мастера. Клойфен сотворил заклинание разящего света и сокрушил псину одним ударом мощной энергии. Неожиданно, с тылу атаковали другие саблезубые волки, они набросились на пеших орков. Свэм и Стивер кинулись рубить тварей мечами. Ревен выстрелил и сразил одного из них. Наставник атаковал огненной бурей, уничтожив с десяток волков вокруг себя, но они все прибывали.

Вдруг оборотень очнулся, прыгнул и полоснул лапой мастера, пробив сильным ударом защиту от физических атак. Когти впились в спину Клойфена. Ревен, разивший волков выстрелами из жезла, обернулся к раненому учителю, вмиг сотворив самое мощное заклинание, которое знал, и ударил псину ярко-синей молнией. Разряд угодил в голову оборотня, который рухнул.

Парень разрядил жезл в упавшую тварь и подбежал к учителю, тот задыхался, из ран от когтей оборотня фонтаном била кровь. Свэм подскочил к поверженной твари и отсек ей голову. Ревен перевернул мастера, его глаза светились жизнью, но руки ученика моментально окрасились красным. Вокруг продолжалось сражение с волками.

— Учитель, мы справились, потерпите, сейчас! – крикнул молодой маг. Он позвал травницу, которая оказывала помощь оркам. – Сорена, скорее сюда!

— Ре..вен… – Клойфену с большим трудом удавалось говорить. – Кха-кха… ты…кха… сдал…

читателей   127   сегодня 1
127 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,33 из 5)
Loading ... Loading ...