Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Далеко на юге

Далеко на юге, за розовыми туманами и голубыми водопадами, страна Звездная пересекает горизонт. Лишь один большой город, и это Улнек. Рядом мелкие деревни, начинаются медленными ручьями с пеной, заканчиваются холмами, за холмами туманы, обычно розовые, но для звезд туманы меняют цвета постоянно.

Все звезды – белые рыцари, однажды получившие крылья. Рыцари приземлились в Звездной. Ими основан Улнек, ими построена дорога к самому холодному морю. Тысячелетия прошли, рыцари менялись, часть утратила крылья, превратилась в оленей, умеющих прыгать по черепице крыш. Они перепрыгивали город за считанные часы и не задержались в нем надолго. Живут около моря, в богатых моллюсками гротах. Недалеко от гротов – ярко-зеленые равнины на холмах. Взрослый олень доберется за пятнадцать минут.

Рыцарей становилось меньше, деревни опустели и заросли туманом. Потом опустел город. Олени заходили туда всё реже и реже, да и зачем было заходить? В гротах теплый мох, можно строить гнезда из песка и пуха. Пух растет на деревьях по краям равнин, олени набирают пух в рот и несут в гроты.

Скоро сложились страшные легенды о Улнеке, затем просто о городе, имя исчезло. Туманы красного цвета, бесконечные тучи, в домах странный свет, старые олени рассказывали внукам, внуки своим, олени забыли, как выглядел город. Призраки рыцарей, ждущих мести, мести за предательство, улицы с проваленным камнем. Город сам превратился в призрака.

Море холодное, олени построили двери из пуха, пух прочнеет, когда смешан с песком. Надо лишь уметь правильно сбивать смесь копытами. Те, кто умели это лучше, стали править. Так появилась Первая династия.

Династию много раз свергали, нынешняя – Восьмая. У короля две дочери и сын, Нрол, наследник престола. Старухи шепчутся, что принц слишком слаб, качая чуть видными рогами. Нрол каждое утро прыгает к равнинам под присмотром отца, отец злится, что сын прыгает дольше часа.

Таисия и Порпа. Порпа никого не слушает, гордо поднимает голову, светло-коричневая шерсть, вечно блестит ото мха. Таисия смотрит со скукой на её ужимки. У брата голубые глаза, как у матери, у сестры синие. Никто из них не пошел в отца. У Таисии те же карие глаза, и шерсть темная, старики говорят – «вылитый король в детстве».

Таисия убегала через линии гротов, к обрывам, срывалась с утесом и падала в серые волны моря. У моря был берег. Она бегала по песку и рисовала песочные звезды сбитыми копытами. Она мечтала о нескончаемом океане, теплом, как рассвет у пухового дерева. После приходилось греться днями, и больше её не пускали к морю. Долго не пускали.

Недавно снова выпал шанс сбежать, надменная Порпа не сказала такой же надменной наставнице. Таисия чуть не нарвалась на отца, издали смотрела, как бедный Нрол падал с очередного камня. Она всегда жалела, что брат не умеет уйти от всего этого. Даже когда никто не смотрит, даже когда всё можно. А ведь он мечтает о страшном, о том, что холоднее серого моря. Нрол говорил позавчера вечером, Таисия слушала до шороха по загривку, Порпа качала головой и тут же кивала. Город с призраками, ночью, когда все спят. Таисия бы не решилась. Одна. А Порпа выпалила сходу: «Да хоть сейчас!»

Но король смотрит. Громко шутит со слугами – или друзьями? – с детьми – никогда. Королева с утра обходит все гроты, на детей времени не остается. Наставница Несолда с белой шерстью, голубые глаза без эмоций. Учит ловить моллюсков, правильно ставить ноги в прыжке, греться на бегу, прыгать дальше, собирать пух с деревьев, смешивать с песком.

Таисия следила за Нролом и хотела пойти в город. Сейчас, когда день со светло-серыми облаками, редкими, как шансы сбежать. Вернуться до полного сумрака и оправдываться этим. Только дождаться, отец уйдет, он никогда не оборачивается. Бежевая шерсть Нрола светилась от пота под солнцем, когда он добрался до самой низкой равнины. Отец ускакал с опущенной головой, снова недовольный. Нрол тяжело дышал, перебирая копытами. Таисию он не заметил.

– В город пойдем? – по тону как Порпа, Таисия сама удивилась.

– А? Ты что, снова? Несолда тебя никогда не…

– Ты пойдешь со мной в город?

– Надо, надо спуститься. Город далеко, мы к закату не успеем.

– Но Несолда… Несолда меня может навсегда запереть! Мой последний раз не должен быть напрасным. Ты знаешь дорогу.

– В море поплавай, как тогда. Заболеешь – на всю жизнь запомнишь.

– Я никогда не болела. Только уставала.

– А теперь заболеешь! Отстань от меня, папа если вернется…

– Прыгай отсюда, пока не вернулся!

Прижатые уши, Нрол дрожал на теплом ветру, они шли от моря. Таисия всё время оглядывалась, она не хотела быть, как отец. Море исчезло, деревья, деревья густели. Холмы, Нрол долго не мог запрыгнуть.

Сотни бревен, сложенных квадратом. Остатки деревень. Сплошная трава, невкусная, у деревень трава непригодна для еды, хотя Нрол ест.

– Это яд, слышал про ядовитые цветы?

– Тут нет цветов, – Нрол улыбался и перепрыгивал квадраты бревен с четвертого раза. Таисия обходила.

– Трава тоже ядовитая. Земля рыцарей, рыцари копытами…

– Бла-бла, чего шумишь. Про туманы говорят чаще, а нет туманов вообще.

– Немного было.

– Просто пар.

Облака разрослись и слились с небом, трава светлела, ветреный день, но ветер жаркий, Нрол снова покрылся потом, Таисия изредка вставала на задние лапы, шерсть на загривки колыхалась и спадала.

Холмы кончились, равнины, бревна попадались реже, пока не пропали.

– Что это? Море?

– Узкое очень. Это… – Нрол медленно подходил к текущей воде, Таисия с удивлением встала уже двумя лапами. Вода была теплая, как пух с песком, – ручьи, да. Искупаемся?

– Они же мелкие, – Нрол стоял по пояс и пускал копытами брызги, Таисия подставляла спину. – Нам идти надо.

– Угу, Несолда младшая! Ты всегда такая, когда сбегаешь?

– Но если…

– А давай не вернемся.

– Совсем? – Таисия часто мечтала сбежать, но ведь она ничего не умела. Они ничего не умели. И если уходить, Порпу надо взять с собой, она согласилась идти в город не раздумывая, Таисия впервые жалела, что зря они не позвали Порпу. Порпа наносила королевские визиты, она их так любит, берет пример с королевы. И Несолда часто близко, это всё визиты, да. В конце концов, Порпа никогда не хотела расстаться с ними.

– Порпа будет наследницей. Разве ты не видишь, она идеальна. А я просто… мог бы стать путешественником. С тобой. Ты тоже хочешь чего-то большего?

– Такого, как океан. Мы погибнем.

– А я подумал, город спасение, в городе чего только нет, а легенды врут. Поэтому я и хочу поселиться в городе. Здесь так тепло, весь этот мох никому не нужен, и трава ничего…

– … Нам нельзя есть траву здесь.

– Нам всё можно! Они никогда не решаться и не поймут. Ты согласна, что мы не вернемся?

Он уже стоял у следующего поворота, вода капала на сухие камни. У ручьев очень гладкие камни.

– Ты оставляешь следы.

– Высохнет же. Всё высохнет, идем.

Целых пять мелких ручьев, текут из горизонта, бревна кончились, теперь действительно кончились. Кремовые цветы с зелеными серединками, цветы-легенды. Если подойти близко, голова закружиться, цветок станет большим-большим, ты провалишься в него и всё. Таисия всегда смеялась над этим, король молчал с презрением в полуприкрытых глазах и ускакивал не оборачиваясь.

Нрола эти цветы пугали. И теперь он отскакивал от них по привычке. На самом деле он хотел подойти, Таисия рядом, она спасет.

– Таи?

– А? – Таисия шла чуть впереди с опушенной головой, ближе к цветам, чем Нрол, но не задевая их.

– Ты меня от цветов… Город скоро, надеюсь.

– Да. Дома полдник.

– Мы поели траву.

– Это ты поел.

– Ты тоже ешь. Она совсем безопасна, со мной ничего не случилось, видишь.

– Она невкусная. Не как на пастбищах. И без моллюсков и мха мы… мы не выживем.

– Тебе так кажется просто, ты никогда не ела этой травы, а та соленая и с кислым привкусом.

– Но она была идеальна. Ладно, там снова бревна.

– Какие высокие. И стоят, как деревья.

– Нет, высокие бревна, это дрова. Или нет…

– Изгородь.

– Ты всё-таки слушал Несолду.

Бревна изгороди были тонкими и черными, на ощупь холодные, Таисия сразу вспомнила море.

– Не дерево, что-то на «ж».

– Железо.

– Нрол, стой! Не надо дальше, там камни, камни засасывают.

Камни полностью закрывали землю. Квадратные гладкие камни соединялись друг с другом идеально. Таисия внюхалась: пыль и сладковатый запах чего-то. Так вот как они засасывают.

– Нрол, ты где?

Высокая скала с круглыми отверстиями, в отверстиях что-то блестело, длинные листья, нет, ткань, Таисия судорожно вспоминала, ища глазами Нрола. Много скал. Между скалами широкие проходы. Гладкие прямоугольные скалы, сотни отверстий. Прямоугольные входы, рыцари так обожают прямоугольники. Нрол и что-то непонятное рядом. Таисия с ужасом слышала, как стучат её копыта по сплошным камням.

– Что ты делаешь! Что это?

– Вода течет отсюда. Они поймали ручей.

Железное дерево белого цвета, бывает и белое железо, оно редкое. Дерево наверху распускается, как цветок, и вода течет из узкой дыры. Как в пещере, когда стена непрочная.

– А, добрый день. Что вы…

Крик Нрола, Таисия уперлась в стену дерева, пятиться некуда. Существа на двух лапах, белая гладкая шерсть, один полностью белый, только глаза торчат из-под шерсти, у другого мягкие рыжие рога и морда кремовая. Чудовища. Призраки рыцарей, ждут мести.

– Что вы забыли в нашем убежище, презренное племя оленей? Через минуту иллюзия нашего города рассеется, и вы будете поглощены нашими скалами! – Нрол прижался к Таисии и тяжело дышал, призрак с мягкими рогами говорил, смотря куда-то в сторону, его птицеообразный нос вдыхал воздух. Белый стоял спиной к дереву с чем-то массивным в лапах. Нрол прижимал уши к щекам.

– Убирайтесь из нашего города, – глухо сказал белый призрак и махнул массивным, массивное заканчивалось острым, это меч, меч – это оружие, как рога на турнирах. Нрол отползал на другую сторону дерева.

– И если вы снова придете, вы никогда, никогда не вернетесь! – рыцарь с мягкими рогами вращал страшной палкой с зубами на конце. Таисия не знала, откуда эта палка – Никогда!

Таисия оборачивалась, убегая. Нрол был далеко впереди, впервые быстрее сестры.

– А надо ли нам это, Апро? – Белый рыцарь усмехнулся и сломал картонный меч надвое.

– Они не должны ходить сюда. Мы не можем допустить разрушения, – Апро разбирал пилу на мелкие тупые зубья. – Скажи всем, чтобы выходили.

– Ага.

 

читателей   198   сегодня 1
198 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 1,00 из 5)
Loading ... Loading ...