Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Частичка новой жизни

Пустыня. О чем говорит нам это слово? Какие мысли возникают? Какие секреты она в себе таит? Мы представляем розоватую песчаную местность с серыми, уходящими вдаль холмами и вечную засуху. Пустыня-это пустота, одиночество и свобода, освобождение от грешных и лишних мыслей. Человек может либо принять ее, либо отвергнуть. Для тех, кто отдался бесконечному простору, пустыня — Любовь жизни, настоящий рай, если имеешь с собой глиняный кувшин с водой и орудие труда.
Таковы были люди древнего племени Динка. Высокорослые и худые, они-свободолюбивые дети природы. Баксон, Палящее Солнце, была 17-летней девочкой этого народа. Уже в этом юном возрасте она была под метр семьдесят. Кучерявые волосы цвета сажи, чёрные бездонные глаза создавали Бермудский треугольник, притягивающий к себе ваш взгляд. Солнце согревало ее своими лучами, зайчики отражались от ее шоколадных плеч, знойных воздух осушал молодую кожу. Быки, коровы, буйволы были ее постоянными друзьями-спутниками, а поклонение к ним-настоящей религией. Баксон любила хватать за рога животных, притягивая их головы к себе, нежно целуя в лоб, прятать руки под подымающуюся шерсть. Баксон, как и жители этих долин, веровала в существование духов, прятавшихся в каменных трещинах, немногочисленных деревьях, животных (рогатые и игуаны). Динка были уверены, что после смерти жизнь все равно продолжается, но уже в другом состоянии. Потому они никогда не плакали над смертью умершего, смерть была чем-то вроде праздника-фестиваля. Ну, почти не плакали.
И, казалось, ничего особенного в их размерной жизни. Дни были одинаковы как капли редкой воды. Баксон просыпалась в 6, надевала красочные украшения на шею, каменные амулеты, тащившие ее в низ, заплетала розовые ленты в волосы и бежала пасти скот, а потом ела небольшой завтрак, состоявший из молочных продуктов, разбавленных коровьей мочей. Взрослые с утра пили непонятные горько-кислые напитки, приводившие их в кружащий транс и позволявшие не заскучать до конца дня. Однако, не такой примитивной была из жизнь.
В племени Динка были избранные. И Баксон была одной из них. Нет, старейшины, морщинистые и сухожилые, были просто высокоуважаемыми и почитаемыми людьми, но не более того. Баксон отличалась умением видеть духа, говорить с ним, предвидеть будущее. Избранные могли участвовать в специальных соревнованиях, которые придумывали старейшины. Это были и гладиаторские бои, где духи подсказывали человеку, куда и как бить соперника, и головоломки, затягивающие на весь день, и поиск орудия труда и быта. На соревнования «публику» не пускали, т.к. в прошлый раз одного участника чуть не убило коровьим рогом, брошенным недовольным зрителем. У каждого избранного человека был свой дух-бог, но чужого духа он видеть не мог. Также нельзя было раскрывать сущность бога, его внешность, силу и умения. Но те, кто нарушал это правило, чтобы похвастаться, быстро погибали на соревнованиях. И мало кто понимал причину этого.
Давайте залезем в головы Динка и Баксон и узнаем, что за духи управляли ими. Самые частые- буйволы. Эти большерогатые духи давали людям силу, выносливость и упертость. В соревнованиях они не самыми умные и прозорливые, но могли запросто раздавить врага. Белый буйвол с голубыми глазами был символом чистоты и святой силы, а чёрный с длинной шерстью до земли- дьявольского могущества и зависти. Потому, владельцы чёрного быка чаще других участвовали в боях и занимали высокие позиции; постоянная зависть, желание достичь чего-то большего, толкали их вперёд, несмотря ни на что и несмотря ни на кого. Вторые идолы- игуаны. Можно было провести линию симметричного сходства между рептилией и племенем: сухая, потрескавшаяся, зеленовато-серая кожа, узкие хитрые глаза, умение быстро бегать и прятаться в нужную минуту. Встречались духи лысых грифов, стервятников, песчаных львов, шакалов (даже если племя и не видело в глаза этих хищников). Слоны были самыми мудрыми идолами, но люди, обладавшие таким духом, редко участвовали в соревнованиях и предпочитали вести мирную жизнь. Баксон- счастливица, ее духом был слон. Большой и белый, с различными узорами из цветной глины, огромным красным кругом на лбу, большими изогнутыми бивнями и спокойными черными глазами. Он был ее мыслями и действиями, ее смыслом жизни. Баксон не думала о будущем и жила настоящим, она всегда верила, что ее жизнь всегда будет такой же, как и сейчас-выпас скота и тёплые ночи.
И когда небо окрашивалось в розовый и фиолетовые цвета, когда красные огни отражались на зрачке глаз и попадали прямо в душу, когда кожа становилась вовсе чёрной, когда племя готовилось ко сну, Баксон уходила в холмы с котлом, склянками и колбочками. Ее бабка хранила разномастные настойки и сушёные продукты, привезённые из Средиземноморья. Это наследство прямо перешло Баксон. Когда девочка добралась до заветного холма, небо стало уже ультамариновым и появились первые звёзды. Она воткнула котёл в землю, песок нежно обнял его дно. Баксон не собиралась разжигать костёр, во-первых потому, что ее могло запросто заметить племя и надавать тумаков, а во-вторых зелье не должно было вскипеть. Она открыла с выхлопом первую склянку с водой, такой редкой в этой долине, и вылила в котёл. Затем добавила коровьей мочи, запах которой уже выветрился со временем. Баксон стала крошить Лаковицу Аметистовую-фиолетовые и волшебные грибы, оскрасившие жидкость в сиреневый ядовитый цвет и сделавшие ее текстуру вязкой. Баксон помешала жижу толстой деревянной палкой, после чего испытала жуткую усталость. Девочка зевнула и откупорила последнюю склянку с красным острым перцем и высыпала весь в котле. Этот отвар стал очень красивым, бордовые частички перца искрились как алые осколки на космическом небе. И все эти действия подсказывал ей дух мудрого слона, стоявший неподалеку и поднявший свой хобот вверх, словно ожидая чего-то. Баксон опустила голову к деревянному котлу и понесла свои губы к терпкому отвару. Она выпила его весь и почувствовала кружащийся жар в своём желудке и опьянение в голове. Баксон опустилась на колени, а потом и вовсе легла на песок, такой тёплый и убаюкивающий. Мелкие звезды отразились на ее чёрном бездонном зрачке, а вышли прозрачными горячими слезинками в углу глаз, которые потом закрылись. А дух продолжал стоять и внимать безграничную тишину пустыни. На безоблачном небе сверкнуло, и синеватый метеор просек небесную гладь своей ослепляющей чертой.
Баксон очнулась на летающей кровати, до боли знакомой, села, смахнула странные холодные слезы и потянула ноги, покрытые аквамариновыми татуировками. Затем девочка окончательно открыла глаза и оглянулась. Вот Бак, ее старый добрый пёс, шестерёнки которого так и скрипят, когда он вздыхает во сне; вот Маг, ее потрескавшийся чёрный экран во всю стену, на котором уже высветилось недалёкое будущее Баксон, а также состояние погоды, температуры, пробки, новостей и прочей ерунды. Вскоре заехал с подбитым фонарем-глазом электрический робот Эш, который принёс на подносе кофе в красной кружке с возможностью контролировать температуру простым щелчком и высокопротеиновой булочкой, которая никогда не заканчивалась. Эш хриплым голосом пожелал Баксон доброго утра и отправился подметать стеклянный пол и убирать толстый слой пыли со свесившихся и спутанных проводов на потолке. Дни были одинаковы как капли редкой воды.
Баксон удивилась необычному, смутному сну, который длился словно миллионы единиц, а по факту лишь сотня, нажала на жирную светящуюся кнопку на экране для переодевания и умывки лица. Вдруг у Баксон зазвонил планшет, но она не удивилась. Это Майк, который, как кибербудильник, каждое утро ей названивал.
-Проснулась? Давай быстрее, я торчу уже на станции добрых 1000 единиц! Мы должны успеть купить серное масло, а то старики-роботы скоро расхватят его! -быстро протараторил Майк. И правда, утро было самое обыкновенное.
— Майк, мне такой сон приснился, не поверишь!
— Что, опять куриные робоножки за тобой гнались?
— Не смешно, расскажу когда увидимся. Отключаюсь.
Баксон запрыгнула в свою космическую ультрамариновую тарелку, искрившуюся огнями и отправилась на станцию за Майком, а потом по расписанию зарабатывать пойнты на соревнованиях по телепатическим шахматам. По дороге она черкала в своём розовом нано-дневнике о чуднОм сне, который словно отправил ее в далёкое прошлое и дал прожить ещё одну маленькую жизнь.

читателей   78   сегодня 1
78 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,60 из 5)
Loading ... Loading ...