Боевой повар Тефтелька

 «Ваш отряд опоздал на бой, отравившись некачественной кониной? Все награбленное в морском походе ушло на покупку новых зубов взамен тех, что были утеряны вследствие цинги? Или вас уже тошнит от приевшихся эльфийских сухарей? Выход есть! К вашим услугам – Тефтелька, боевой повар. Отправлюсь с вами в самые опасные походы и прослежу за рационом вашего отряда. Со мной вы всегда будете сыты, бодры и полны сил. За более подробной информацией обращаться в трактир «Голодный орк».

Воевода сидел за барной стойкой вышеупомянутого трактира и задумчиво хмурился, вновь и вновь пробегая глазами по тексту объявления. Приняв наконец решение, он поднял на трактирщика глаза и грозным голосом потребовал:

— Эй, ты! Позови мне этого Тефтельку!

Трактирщик немедленно скрылся где-то на кухне. Воеводу все знали, боялись и уважали. В какой бы отряд этот здоровяк ни вступал, рано или поздно он становился в нем лидером или вожаком, благодаря чему настоящее его имя давно уже было забыто – осталось только прозвище. Воевода был знаменитым искателем приключений, и весь его облик тыкал носом в этот факт – от сапог, что покрывал внушительный слой дорожной пыли, до покрытого шрамами лица, напоминавшего карту этих самых дорог. По слухам, у Воеводы была целая коллекция дорожных плащей, так как в другой одежде замечен он не был. Также слухи утверждали, что он родился уже с бородой и хмурым взглядом, а первыми его словами была просьба подать ему коня. В данный момент Воевода сидел еще мрачнее, чем обычно, и табуреты вокруг него пустовали: все разношерстные посетители «Голодного орка» не желали попасть под горячую руку, ногу или топор грозного приключенца.

В свою очередь, подсевший к нему мужчина являл собою полную противоположность. Он был невысокого роста, круглый телом, с не менее круглой головой. Подобные пропорции наводили на мысли о снеговике, что усугублял его белый, хоть и несколько испачканный фартук. Безбородое лицо дышало свежестью и жизнью, словно спелое яблочко. Незнакомец расплылся в широкой улыбке и протянул Воеводе толстую, с похожими на сосиски пальцами ладонь.

— Меня зовут Тефтелька. Мне сказали, что вы меня звали. Очень приятно познакомиться. Воевода, не так ли? Я много слышал о вас! — затараторил повар.

Воевода оценивающе взглянул на коротышку сверху вниз, как древние идолы взирали на язычников с вершин своих капищ, и пожал протянутую руку. Какое-то время двое мужчин молча смотрели друг на друга – тяжелые, как горы, глаза и яркие, как вишенки на торте, глазки. На лице Воеводы мелькнуло удивление: он сжал руку поваренка что есть силы, а тот все так же улыбался во весь рот, подобно дольке сыра.

— А вы сильный, господин. Я бы доверил вам замешивать майонез или тесто, это уж точно, — рассмеялся Тефтелька.

— Я по объявлению, — Воевода отпустил руку повара и кивнул на лежащую на стойке бумагу. – В прошлом походе с моим отрядом случилась беда. Оказавшись в лесу, они набрали каких-то ягод, и караван, что мы должны были ограбить, застал их со спущенными штанами. Дело провалилось, я потерял деньги и репутацию. Подобную ошибку ни за что нельзя повторять!

Толстячок внимательно слушал громогласную речь Воеводы и, хлопнув в ладоши, ответил:

— Тогда я – тот, кто вам нужен! Я знаю около сотни съедобных ягод, пятьдесят ягод, что после должной обработки станут съедобными, а также…

— Сколько будут стоить твои услуги в последующем походе? — грубо перебил здоровяк.

Тефтелька выудил из кармана фартука блокнот и огрызок карандаша.

— Итак, сколько в отряде людей? – поваренок уткнулся носом в блокнот.

Воевода закатил глаза и что-то прошептал про себя, разгибая пальцы.

— Пятеро, не включая меня.

Коротышка сделал в блокноте пометку.

— Есть у кого-нибудь аллергии, непереносимость каких-либо продуктов или, скажем, религиозные или моральные запреты на какую-либо пищу?

— Эм-м… – опешил воевода.

Повар сделал еще кое-какую заметку.

— Направление? Климат? Ориентировочное количество дней в пути? Идем пешком или едем верхом? Желательный вес багажа? Заполните также…

— Полсотни золотых вас устроит? — нетерпеливо прорычал громила. Тефтелька серьезно посмотрел на него.

— Семьдесят пять.

Посетители трактира зашептались, некоторые спешно стали покидать заведение, оставив свои кружки недопитыми. Все они прекрасно знали: никто и никогда не торгуется с Воеводой. Все – кроме маленького и наглого поваренка. Воевода и сам удивился подобной наглости. Рука его потянулась к висящему на поясе боевому топору. Однако все эти намеки произвели на коротышку столько же эффекта, сколько нож производит на помидор. Он невозмутимо продолжал:

— В сумму войдет закупка сырья и всех необходимых инструментов, налоги с учетом стран, которые мы посетим, также не исключены взятки для таможни: мало ли, в каких-то краях сейчас карантин и, соответственно, ввоз некоторых продуктов, как…

— Ладно, ладно, по рукам! — взревел Воевода.

Поваренок вновь улыбнулся и засиял, подобно пирожку в маслице:

— В таком случае, когда выходим?

 

Шел пятый день пути. Воевода необычайно гордился своим отрядом. Все как на подбор – головорезы, забияки, бунтари и просто хорошие люди. Такие способны ринуться в самое пекло боя и вернуться оттуда отдохнувшими и с сувенирами. Никто иной, кроме Воеводы, не мог бы сладить с этими кровожадными монстрами. Лидер не мог нарадоваться на свою команду. Все портил только Тефтелька. Повар выделялся среди прочих членов отряда, как луковица в тарелке с земляничным мороженым. Дружелюбная улыбка не сходила с его круглого, как блинчик, лица. Он отказывался учувствовать в вечерних попойках в придорожных трактирах, а вместо этого отправлялся на кухню и терроризировал местных поваров своими занудными расспросами, строго инспектируя каждое блюдо, заказанное его отрядом. Во время похода Тефтелька не позволял никому наедаться вволю. Превратясь в жестокого гастрономического тирана, он выдавал, по его словам, строго сбалансированные и продуманные для каждого индивидуально пайки. А за попытки слямзить из запасов кусочек побольше больно бил поварешкой по рукам. Весь отряд желал наброситься и разорвать повара на беляши, но Тефтельку это мало заботило. Один Воевода сдерживал головорезов, но и его терпению приходил конец.

На пути отряда стеною встал темный и зловещий лес. Последним шел Глазодав, огромный детина, ростом на голову выше самого Воеводы и настолько широкий в плечах, что дверные проемы пересекал исключительно боком. Вступив под густую сень допотопных елей, Глазодав заметил:

— Надо быть осторожными: в этих лесах водятся огры-людоеды, и они-то уж точно не заботятся о сба-ан-си-о-ва-ном пита-ии.

И, отвесив тычок в мягкое плечо Тефтельки, он оглушительно заржал, а с ним и прочие члены отряда. Повар, впрочем, и ухом не повел, все так же добродушно улыбаясь. Начинало темнеть, и наемники устроились на ночлег посреди небольшой поляны. Тефтелька сразу же проговорил что-то о травах и ягодах для специй и скрылся в чаще леса. Наемники же откупорили походные фляги и принялись снимать усталость от долгого пути при помощи жидкостей, кои прекрасно годятся и для розжига костров. Сделав огромный глоток, высокий и жилистый наемник по прозвищу Шрамированный язык (названный так за остро наточенные зубы и последствия подобной роскоши) произнес:

— Надеюсь, огры скушают этого Тефтельку на ужин. Сил нет больше его терпеть.

Однако огры, похоже, были иного мнения: застав незваных гостей врасплох, они выступили из тьмы, в одно мгновение окружив поляну со всех сторон. Наемники немедля повскакивали со своих мест и обнажили оружие. Завязалась нешуточная драка, где, несмотря на мастерство и свирепость наемников, численный перевес и тяжелые дубины огров размером с небольшие деревья (а некоторые и являлись таковыми) взяли верх. И вот уже избитых и связанных бойцов несли в обиталище огров, в огромную пещеру в самой чаще. Там уже разжигался костер, и наемники, похоже, претендовали на звание главного блюда. Воевода уже думал о том, что столь бесславный конец великого воина явно не станет главным хитом в репертуаре менестрелей, когда пещеру огласили возмущенные крики:

— А ну, остановитесь! Что вы себе позволяете?

Уперев руки в бока, у входа в пещеру стоял Тефтелька, едва видимый из за своего огромного походного тюка. Повар твердым шагом направился вглубь пещеры, оглядел связанных товарищей, смерил недовольным взглядом огров и вопросил:

— Что вы намереваетесь делать?

Огры от подобной наглости, казалось, поглотали языки и сейчас с аппетитом переваривали их. Тефтелька тем временем не унимался:

— Вы просто решили зажарить их? Вот так, на открытом огне? Я не могу смотреть на подобное безобразие. Вы – людоеды, гуманоиды — ваше национальное блюдо. И вы не умеете его готовить как следует?

Огры недоуменно пожали плечами. Повар возмущенно хмурил брови и прохаживался по пещере. Наконец он остановился возле огра в чем-то наподобие фартука и поварского колпака, который до внезапного появления Тефтельки точил громадный, более похожий на заточенную рельсу, поварской нож. Под грозным взглядом повара огр поежился. Толстяк тем временем продолжал возмущаться:

— Люди, чтобы вы знали, бывают разные. Одних и вправду можно жарить, но, боюсь, на таком огне они просто пригорят. Некоторых стоит после протушить. А вот таких, как он, – Тефтелька указал на Шрамированного языка, – вообще стоит использовать для супа.

Шрамированный язык от негодования икнул и тут же завопил:

— Братцы, да он объясняет этим уродам, как нас съесть! Я с самого начала ему не доверял! Кого ты нам подсунул, Воевода?

Воевода же злобно скрипел теми зубами, что остались целы после не самого приятного знакомства с огрской дубиной. Тефтелька не обратил на возмущение товарищей ровно никакого внимания. Он лишь тяжело вздохнул и опустил на землю свои пожитки. Начиная извлекать из тюка различные продукты, толстячок произнес:

— Раз вы не умеете, придется вас учить. Расступитесь и внимайте: начнем с закусок…

Несколько часов повар гремел ножами, кастрюлями и сковородками. Огры обступили его со всех сторон и с интересом наблюдали за манипуляциями столь наглого пищевого продукта. Периодически Тефтелька вручал ограм какое-либо блюдо и комментировал:

— …соевые продукты содержат достаточно белка для нормального функционирования организма. Потому соевые котлетки отлично заменят мясной аналог.

Польщённый вниманием, повар забыл об изначальной теме и посвящал огров во все новые и новые секреты кулинарного искусства. Огры со временем тоже позабыли про пленников: их внимание поглотил неожиданный мастер-класс по кулинарии. А Тефтелька, довольный тем, что его слушают, готовил и балаболил без умолку:

— … большинство овощей едят сырыми. Но для выделения жирорастворимых витаминов многие из них я бы посоветовал немного обжаривать в масле.

За время дегустаций огры наелись так, что многие тут же бухнулись спать. Остался лишь огр в поварском фартуке. Тефтелька вручил ему увесистый томик, приговаривая:

— Держи. Вегетарианская кухня для начинающих. Специально для рас, не обученных чтению, издание снабжено картинками. Удачи в начинаниях.

Огр кивнул и принялся сосредоточенно листать подарок. Тефтелька взвалил изрядно похудевший тюк на плечи и направился было к выходу, но вдруг остановился и, хлопнув себя по лбу, наконец побежал освобождать наемников от пут.

— Отдохнули? Тогда вперед. У нас есть задание, которое не ждет!

Выдав это ошарашенным головорезам, довольный собой Тефтелька потопал на своих коротеньких ножках к лесу. С тех пор Воевода и его отряд больше не шутили над бесстрашным поваром. А спустя некоторое время один искатель приключений рассказывал в трактире, что своими глазами видел в лесу огра, с аппетитом поедавшего овощной салатик. Ему, конечно же, никто не поверил.

 

Воевода до сих пор не мог понять, в какой момент он потерял лидерство над отрядом. В какой момент из грозного предводителя он стал подчиненным? Его память возвращалась к моменту, когда они пересекли границу Королевства. Их цель находилась совсем близко. Королевство имело славу державы не просто воинственной, но задиристой. Если верить древнейшим свиткам, от единого прикосновения рассыпающимся в труху, еще в стародавние времена оно вело ожесточенные кровопролитные войны направо и налево. Это стало, в своем роде, местной традицией. Войны прекращались лишь по большим праздникам – тогда солдаты выбирались из своих лагерей и опустошали запасы спиртного в ближайших кабаках. В данный момент Королевство вело войну с Западными землями по причине, до которой никому не было дела. Солдаты получали свое жалование, техники наживались на создании осадных машин, врачи также не были обделены – в общем, все были довольны. Воевода имел при себе свиток, содержавший конфиденциальную информацию о военных системах Королевства и суливший, при попадании в правильные руки, боевое преимущество Западу, а наемникам – золото. Но пронести его следовало через территории Королевства, а это значило, что, попадись наемники патрулю, им не избежать темницы. И, видимо, числа на игральных костях богов сложились не в пользу Воеводы и его отряда: так и случилось. Весь отряд был захвачен в плен и брошен в темную сырую камеру. Глава отряда горевал над своей судьбой и размышлял о красивой речи перед казнью. Тефтелька, в свою очередь, ругался на тюремное питание:

— Если нам хотят отрубить голову, то кровь должна хлестать во все стороны на потеху толпе! А с таким рационом она загустеет, и все пойдет насмарку.

Но вот, пока герои предавались этим занятиям, в камеру пожаловал Король собственной персоной. В каком-то роде он отлично вписался бы в отряд Воеводы: громила с доходящей до пояса бородой и взглядом человека, привыкшего считать окружающих не более чем предметами интерьера. Король оглядел наемников холодным взглядом из-под нависающих толстых бровей – и тут заметил Тефтельку. Лицо его вдруг озарилось, тяжелые брови заворочались и приподнялись. Грозный правитель и боевой повар улыбнулись друг другу, как старые приятели.

— Ба! Да это же как-никак Тефтелька, пропить мне свой скипетр! – воскликнул Король и немедленно дал знак стражникам развязать поваренка. Тот потер запястья и пожал протянутую руку, украшенную драгоценными перстнями, как елка в праздник.

— Давно не виделись, Ваше Величество. Как ваш желудок? Уже сменили трон на более подобающий? – хохотнул Тефтелька.

— Да уж, составленный тобой рацион буквально спас меня, съесть мне мою корону. Что же заставило тебя связаться с этими мерзавцами? – Король кивнул в сторону наемников, которые смотрели на Тефтельку так, будто он только что одолел и уже разделывает на порционные куски дракона.

— Сами знаете, Ваше Величество, меня всегда манил дух приключений, поиски чего-то нового. Даже королевская кухня была тесна для меня, – боевой повар пожал плечами.

Король покачал головой и взглянул на огорошенный Тефтелькин отряд:

— Недруги хотели меня отравить. Я бы умер, если бы у нас на кухне не появился этот мужчина, раздери меня придворные! Тефтелька изучил яд и составил особое меню, дабы я быстрее пришел в порядок. И вот, стараниями врачей и Тефтельки я пришел в себя. Что до вас, вы опоздали. У меня назревает война с северными племенами, и посему я спешу заключить мирный договор с Западом. Сегодня же их представители прибудут в мой дворец. Однако есть одна проблема…

Король вновь обратился к Тефтельке:

— Все наши лучшие повара трудятся на полевых кухнях. Западным поварам я не доверяю, помня тот злополучный случай. От успеха переговоров зависит моя выгода, ты ведь понимаешь. Важно, чтобы все было идеально, как мои фрейлины после бутылки вина. А путь к сердцу послов лежит через роскошный банкет в их честь! Прошу тебя, Тефтелька, – помоги мне.

Улыбка расплылась по лицу повара, как варенье по оладушке. Он подмигнул Королю и ответил:

— В знак уважения к Вашему Высочеству я помогу. Такого фуршета ваш замок еще не видел. Однако мне нужны помощники…

 

И вот так Воевода и его головорезы оказались на королевской кухне, где безоговорочно воцарился Тефтелька. Покрытый тысячей шрамов и годами не снимавший дорожного плаща наемник наводил ужас на врагов. И вот теперь он, в нелепом фартуке и поварской шапке, раскатывает по столу тесто для торта и получает тумаки от низкорослого поваренка, если тесто не выходит ровным. Воевода оглядел своих соратников. Вот верзила Глазодав, который, по слухам, может разгибать подковы голыми руками, аккуратно украшает пирожные вишенками. Вот Шрамированый язык, что заставлял врагов разбегаться в страхе, с опаской жарит котлеты. Вот Дуболоб – раньше он отбивал всякое желание с ним связываться, а теперь отбивает мясо. Вот Червивое сердце, что раньше заставлял рыдать безутешных вдов, сейчас горько плачет, очищая лук. И, наконец, свирепый лиходей Крошер – теперь крошит в салат капусту. Посреди всего этого безобразия суетился Тефтелька, единственный, кто находился в своей стихии. Повар щедро раздавал наемникам обязанности, не давая передохнуть ни секунды, и строго бранил за провинности:

— Если бы ты резал врагов так же, как этот помидор, то вспахивал бы поле в деревеньке, а не геройствовал! Эй, не пережарь лук, иначе испортишь суп, а на новый Король пустит уже тебя! Ты мнешь тесто или трактирную девку? Пожестче!

Тефтелька летал по кухне, подобно маленькой, толстой, но очень шустрой птичке. Никто из отряда и представить не мог, что человек его комплекции может так быстро двигаться. Слуги едва успевали уносить готовые блюда в тронный зал.

Переговоры закончились поздним вечером. Гости исподтишка ослабляли свои пояса, некоторые засыпали прямо за столом. Двери отворились, и в тронный зал вошел Тефтелька – усталый, но, как всегда, улыбавшийся от уха до уха. На троне восседал Король. Вместо скипетра он держал куриную ногу, а вместо державы – бокал вина. Увидев повара, он радостно замахал ему, разбрызгивая жир по дорогому ковру, и прокричал:

— Это было восхитительно, проспать мне коронацию! Твое мастерство так поразило послов, что они отдали мне даже больше деревень, чем я рассчитывал!

Тефтелька скромно поклонился:

— Благодарю вас, Ваше Высочество, но один я бы не справился. Мои спутники очень помогли мне.

Король махнул рукой, разбрызгав вино на мантию:

— Я дарую им свободу. А что хочешь ты, Тефтелька? Проси, чего душа пожелает – руку дочери, собственные имения или же столько золота, что хватит и тебе, и даже твоим внукам, скурить мне конституцию!

Тефтелька, в свою очередь, взял с одного из блюд картофелину и, внимательно осмотрев её, отправил себе в рот. Задумчиво прожевав, повар ответил:

— Мой ответ будет тот же, что и в прошлый раз, Ваше Величество. Все это не принесет мне счастья. Высшая награда для меня – вот это.

И Тефтелька обвел рукой сыто похрапывающих послов. Король недоуменно поднял бровь:

— Люди, спящие лицами в тарелках?

— Не совсем, – ответил Тефтелька. – Высшая награда – это осознание того, что моя работа сделана на славу. Если я вижу сытую улыбку на лице человека, только что отведывавшего мое блюдо, то я чувствую себя самым счастливым поваром на свете. Осознавать, что твоя работа принесла кому то удовольствие – разве это не является счастьем? Если я буду сидеть в замке, целый день проводя в сытом безделье, я не испытаю подобного.

Король засмеялся и махнул куриной ногой:

— Что ж, иди, Тефтелька. Я надеюсь, что когда-то вновь отведаю твои яства.

— Я также на это надеюсь, Ваше Величество, – повар поклонился и покинул тронный зал.

 

Воевода сидел на краю стола и прихлебывал вино из королевских погребов. Весь отряд давно спал, расположившись кто где – на полу, на столах, кое-кто даже уютно устроился на куче овощных обрезков. Тут дверь распахнулась, и на кухне появился Тефтелька. На нем висел его объемный походный тюк, а на лице сияла улыбка, подобная срезу на голове сыра.

— Я пришел попрощаться, – произнес повар и уселся рядом с предводителем наемников.

Воевода порылся в карманах плаща и вынул оттуда горсть золотых монет.

— Вот твоя плата, повар. Тут обещанные семьдесят пять монет ровно, – пробурчал Воевода и протянул золото поваренку. Но тот внезапно отодвинул руку с монетами своими сосископодобными пальцами и ответил:

— Нет, не стоит. Тебе надо еще заплатить этим ребятам, – Тефтелька обвел рукой спящих наемников. – А я чувствую, что Король повелел тайком засунуть мне в поклажу мешочек золотых. Не любит чувствовать себя в долгу.

И поваренок, засмеявшись, поднялся на ноги и направился к выходу.

— Я видал многих психов, большую часть из них я даже вел в бой, – заявил Воевода, – но такого, как ты, еще не встречал. Откуда же ты?

Тефтелька остановился и повернулся к Воеводе. На круглом, как кочан капусты, лице сверкала неизменная улыбка. Поваренок помедлил и, мечтательно вздохнув, поведал:

— Я вырос в далеком-далеком-далеком королевстве. Моя мать была известным поваром. Ее слава шла впереди нее, а за ее блюдами народ выстраивался в очередь. Мой отец был знаменитым искателем приключений, побывавшим, наверное, в каждом уголке света. Все детство я провел среди аппетитных запахов кухни и рассказов о неведомых землях, что повидал мой отец. И вот настал день, когда я должен был покинуть свою семью и найти собственный путь в жизни. Тогда мои отец и мать спросили меня, – стану я искателем приключений или же поваром…

— И что ты выбрал? – нетерпеливо спросил Воевода.

Тефтелька улыбнулся широко-широко:

— А я и не выбирал! До встречи, Воевода. Надеюсь, мы свидимся снова.

И боевой повар покинул королевскую кухню. Воевода огляделся, дабы не испортить репутацию, и, убедившись, что все окружающие крепко спят, улыбнулся вслед повару.

 

 

читателей   252   сегодня 3
252 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 12. Оценка: 4,58 из 5)
Loading ... Loading ...