Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Близнецы

Андрас лежал на кровати, укрывшись с головой одеялом. Чуткий слух демона улавливал тихое дыхание постороннего, что сидел на постели и уже который час ждал пробуждения парня. Андрас давно не спал, но и выползать из уютного местечка не собирался и не имел ни малейшего желания. Он продолжал старательно делать вид, что его все еще держит в западне сон, но не будешь же лежать здесь вечно!

Раздраженно откинув одеяло, Андрас одарил сидящего недовольным взглядом серебристых глаз:
— Ну что? Долго еще пыхтеть будешь?

Его точная копия, его брат Кристофер, только улыбнулся:
— О,  ты проснулся. Доброе утро. Надеюсь, ты выспался.

— Надеюсь, ты выспался, — передразнил Андрас, состроив гримасу, и сел. Проведя по черным волосам, глянул на Криса. — Будет хотя бы одно утро, когда я просыпаюсь и не вижу этой смазливой мордашки?

— Не забывай, что…

— Да-да, оскорбляя тебя из-за внешнего вида, я так же оскорбляю и себя самого, — перебил в очередной раз Андрас, — дай мне одежду.

Кристофер поднялся, легкой походкой подошел к шкафу и достал свежую одежду. Вернувшись к брату на кровать, поднял на него такие же серебристые глаза:

— А волшебное слово?

— Империо, — едко улыбнулся Андрас и забрал одежду.

Натянув на себя брюки и затянув ремень, он встал с постели. Рубашка так и не была задействована, ее лишь небрежно бросили на стул. Кристофер тоже поднялся и хотел уже упрекнуть брата, но исполосованная шрамами спина уже скрылась за дверью. Второму брюнету ничего не оставалось, кроме как заправить постель Андраса, хотя тот мог спокойно сделать это сам, но позже, после умывания.

Войдя в ванную комнату, Андрас быстро набрал воды из умывальника в руки и плеснул на себя. Взяв мыло, смыл с лица остатки сна. Щеки еще гладкие, бриться пока что не надо. Подняв серые глаза, которые блестели, как самая настоящая сталь, демон посмотрел на свое отражение в зеркале. Черные, будто воронье перо, волосы после ночи в беспорядке, лицо еще немного опухшее от подушки и сна. А вот Кристофер не такой. Братец всегда ровно причесан, выглядит свежо, разбуди ты его хоть в три часа ночи. Парни были почти одинаковой комплекции, если только Андрас более спортивен, а Крис — изящен. «Белоручка и чернорабочий не могут быть близнецами» — в который раз подумал Андрас, чистя зубы.

— Что ты будешь на завтрак? — послышался звонкий голос брата из-за двери.

Сплюнув и не ответив, парень спокойно и неторопливо закончил водные процедуры, вышел из ванной и посмотрел на Криса.

— Я не хочу завтракать, спасибо. Ты, полагаю, уже заправил мою постель?

— Да, заправил. И все же… давай ты позавтракаешь?

Андрас отодвинул брата, прошел по коридору и свернул в гостиную. «Это же надо умудриться! Согласиться на трехмесячное проживание с этим… этим… сопляком! Безвольником!» — недоумевал демон про себя. Нет, они и раньше жили вместе. Когда-то. В детстве. До побега Андраса. Сейчас же Кристофер просто нуждался в том, кто сможет разделить с ним три месяца одиночества, пока родители разбираются с какими-то важными делами аж в самой Столице Сатаны. Это мог быть кто угодно, но из-за своего недавнего скандала с одним из князей Андрас пошел с родителями на компромисс — они дают ему крышу над головой и возможность снова встать на ноги, а он обязуется защищать брата (Кристофер же не отличался особой готовностью набить мордашку обидчику, а ведь таких было немало).

— Андрас, тебе нужно поесть. Твой желудок должен заработать и…

— Заработаешь сейчас ты, причем далеко не пробуждение, — отозвался парень, плюхнувшись на диван. — Мне нужно, чтоб голова начинала работать прежде моего желудка. Я лучше буду анорексиком, чем тупицей.

Крис пришел к нему в комнату и приземлился в кресло, сидя как всегда с прямой спиной, сложив руки на коленях и глядя на брата. Тот только закатил глаза, взял со стола небольшой шарик и, шепнув заклятье, стал складывать головоломку, которая появилась в воздухе. Голубые карточки с буквами и цифрами начали меняться местами, стоило демону лишь коснуться их пальцем. Иногда, если слово или дата были угаданы, сложившийся из маленьких карточек квадрат превращался в картинку. Таких картинок могло появиться до шести десятков, в то время как самих карт было более шестисот штук. Магическая головоломка, купленная на одном из фестивалей, уже которую неделю не давала покоя Андрасу. Здесь требовалось знание как истории, так и географии, биологии, литературы, психологии и многих других наук, которые досконально изучались в адских школах, университетах и военных цитаделях.

Таврид — адское солнце — вместе со своим спутником Нибеусом медленно достиг зенита, а близнецы все еще сидели в гостиной. Один разгадывал тайны магической игрушки, а другой наблюдал за этим. Андрас, кстати сказать, не только ради удовольствия занимался этой штукой. Пока он размышлял над очередным ребусом, Кристофер молчал и не пилил ему мозг, основываясь на том, что «в моменты саморазвития нельзя отвлекать». Возможно, он и просек уловку Андраса, но все же не смел как-то препятствовать этому.

Когда в воздухе уже было собрано восемь картинок, Андрас шепнул заклятье, которое закрыло головоломку, и перевел взгляд на Кристофера. Тот лишь улыбнулся, всем своим видом показывая, что он готов чем-нибудь заняться.

— Как же меня это бесит, — сказал Андрас довольно-таки мирным голосом.

— Что именно тебя раздражает, брат мой?

— Ты. Нет, я, возможно, какой-то клеткой своего тела тебя даже люблю, Крис, но твое поведение просто выбешивает. Меня так и подмывает протянуть ручонки к твоей гусиной шейке и сломать ее.

Кристофер вздохнул, обнял себя руками и только тогда ответил на это:
— Андрас, если мы демоны, то это еще не значит, что мы должны быть жестокими. Возможно, с другими расами — да, но в кругу семьи… Зачем? Самое важное — сохранять процветание  демонического общества, а…

— Я знаю, что самое важное, — перебил Андрас, — но ведь это не значит, что нужно быть настолько добрым и заботливым! Я сомневаюсь, что есть ангел, который был бы праведнее тебя, Кристофер.

— Ну, это ты слишком преувеличиваешь, — засмеялся тот в ответ и опустил глаза в смущении. Он расценивал слова брата, как комплимент.

Андрас наблюдал за ним, и этот румянец застенчивости просто вынудил его закатить глаза от обреченности:
— Не понимаю, как мы вообще оказались родными братьями… Ладно, я согласен, не каждый должен жить так, как это делаю я. Можно не грубить, тактично молчать, не водиться с дурными личностями. Я даже соглашусь, что можно постоянно улыбаться, но нельзя вести себя, будто бы ты раб!

Мягко улыбнувшись, Крис посмотрел на близнеца, решив, что лучше не продолжать этот бессмысленный спор, и промолчал. Да-да, тактично промолчал.

Андрас еще какое-то время разглагольстовал на эту тему, даже не надеясь, что услышит позицию брата. Когда настенные часы пробили два раза, демон выдохнул, завершив еще одну мысль, и поднялся. Кристофер поднялся следом, намереваясь выполнить просьбу Андраса, если таковая будет. Только вот брат не особо в ком-то нуждался. Он вообще был самостоятелен и не так уж плох, как о нем судили многие. Честно сказать, парни из семьи Де’Морт не удовлетворяли никого. Один прослыл авантюристом, заводилой и просто хулиганом, а другой был слишком мягок, добр и учтив.

— Куда ты? — спросил Кристофер, когда Андрас направился в коридор, а потом в спальную.

— Я планировал с компанией повеселиться, но до этого хотел прогуляться. Если желаешь, можешь пойти со мной, — отозвался парень, роясь в шкафу в поисках любимой черной водолазки.

Брови Криса встали домиком от удивления. «Андрас… приглашает меня с собой? Но я же, по его словам, не гожусь для развлечений, к которым он привык!» — парень поспешил к брату.

— Но я же не принадлежу к кругу твоих друзей. Ты сам говорил, что я им на один зубок, а потому мне не стоит с ними видеться.

— Знаешь, — демон наконец-то нашел водолазку, быстро облачился в нее и посмотрел на брата, по пути надевая бежевую безрукавку на пуговицах, — они давно думают, что я тебя бью и заставляю чуть ли не собачкой мне тапки таскать, но и это далеко не предел их фантазии. Несмотря на мое отношение к твоим привычкам, я все же дорожу и своей, и твоей честью. Я хочу доказать, что ты сам по себе такой… недоделанный, и я этим не пользуюсь.

— Но ты ведь правда этим не пользуешься! — в замешательстве воскликнул Кристофер. — То, что я иногда выполняю твои обязанности, ничего не значит. Я просто знаю, как ты устаешь после тренировок, мне хочется сделать тебе приятное…

Андрас чуть взъерошил волосы, побрызгал на себя одеколоном и, улыбнувшись отражению в зеркале, повернулся к брату.

— Дорогой мой, ты не совсем так понял. Они думают, что… — демон остановился, глядя в серебристые глаза и понимая, что братец точно не вникнет в ситуацию. — Впрочем, неважно. Просто они считают тебя не тем, кто ты есть на самом деле. Ты для них…ну, слабак. Но я-то знаю, точнее, надеюсь, что ты сильный и далеко не такой уж пай-мальчик.

Андрас подошел к нему и с минуту смотрел в глаза. Кристофер думал, что ему сейчас еще что-нибудь скажут, но брат лишь отодвинул его и прошел в коридор. Понимая, что Андрас чисто из братской привязанности хочет защитить его, Крис повернулся вполоборота и глянул на обувающегося близнеца.

— Ты очень заботливый. Большой добряк и умница, несмотря на твои гулянки и плохую компанию. Я люблю тебя.

Андрас топнул ногой, надевая ботинок до конца:
— Сам ты добряк. И вот этих глупых «люблю» не говори, если собираешься идти со мной.

— А если не собираюсь, то можно говорить?

Андрас выпрямился. Он понял, что никто с ним не пойдет и помогать завоевывать уважение не собирается. «Что же, мое дело — предложить!» — не ответив, демон снял с крючка толстовку на случай, если его занесет в мир, где будет намного холоднее, чем в Аду, и вышел за дверь. Желал ли он понять логику своего брата? Нет. «Неисправимый» — подумал Андрас.

Миновав крыло, которое занимала его семья в Большом доме, он вышел в общий коридор и направился к выходу. До блеска начищенные полы отражали тусклое сияние колдовских огней, которые служили светильниками как в здесь, так и в каждой квартире. Андрас шел мимо многочисленных картин в позолоченных рамах, древних ваз с изящным орнаментом. В коридоре сновали слуги, выполняя поручения своих господ. «Как же я умудрился снова оказаться здесь, в самом логове напыщенных дворянских павлинов и их куропаток? И почему я родился в одной из таких семей? Аж стыдно…» — под такие размышления сероглазый заметил невысокую девушку в компании служанки и долговязого юноши. Узнав в них детишек одного из князей, демон стал мысленно молиться, чтоб они не подошли к нему. Если Катрину он еще и вытерпит, то ее брата Люка точно прибьет. Молодой человек прибавил шагу, намереваясь проскользнуть мимо незамеченным, и ему это почти удалось, но противный, будто бы простывший голос Люка разрушил все надежды:

— Андрас, постойте!

Хорошенько выругавшись, сероглазый медленно повернулся и даже не счел нужным изобразить радостную улыбку. «Будь проклят этот этикет!» — мрачно подумал он. Действительно, в их краях было дурным тоном не поздороваться, если увидели равных себе по положению. Андрас же никогда не ставил семью Катрины и Люка выше обычной лужи. Надо сказать, что он вообще мало кого уважал, даже от своей компании не всегда был в восторге. Его недружелюбность поначалу была почвой для шуток, а теперь внушала если не настоящий страх, то опасение точно.

— Не ожидал вас увидеть. Таврид вроде бы еще не зашел за горизонт, а вы уже выползли из своих нор, — протянул Андрас, когда двое подошли к нему.

— Вы бы так не удивлялись, если бы почаще выходили в свет. Мы с Люком часто появляемся здесь днем, а не ночью, — елейно улыбнулась девушка и кивнула в знак приветствия.

— Андрас, мне показалось, что вы, увидев нас, не поспешили засвидетельствовать нам свое уважение, — долговязый синеглазый парень скрестил руки на груди.

— Может быть, мне просто засвидетельствовать нечего?

Катрина взмахнула веером:

— Тогда хотя бы соблюдайте приличия, а не ведите себя, как мерзавец! Вам это не идет.

— А вам тогда следует соблюдать привычку и не произносить так много слов с буквой «р», картавая моя госпожа, — улыбнулся Андрас в ответ, — прощайте, друзья дражайшие мои.

Развернувшись, демон зашагал к огромным дубовым дверям, по пути корча рожи, пародируя эту парочку и повторяя их слова про себя. Выглядело это странно, и некоторые из встречных слуг косились на него. Молодой человек же никак на это не реагировал, благополучно добрался до дверей и вышел из Большого дома.

Андрас прекрасно понимал, что должен находиться рядом с Кристофером — он же его телохранитель на эти оставшиеся несколько недель. Только вот парень успел изучить все повадки близнеца и точно знал, что Крис никуда не выходит без надобности, а если что-то нужно, то сразу говорит об этом Андрасу. В это утро никаких просьб не было, и демон решил, что братец останется дома, занимаясь своими делами.

День Кристофера поистине был скучен: парень не увлекался никакими практиками, лишь читал научную литературу, не используя полученные знания в быту, убирался в доме и с педантичной точностью записывал все, что происходит, в свой дневник. Правда, нужно отдать ему должное — Крис творил. Он писал стихи и подолгу мог сидеть у окна, наблюдая за происходящим, а потом описывать увиденное. Получалось довольно хорошо. Андрас же видел искусство в другом, собственно, это и есть объяснение тому, что  у него на теле больше отметин, чем у некоторых участников войн. Нет, он не был заядлым драчуном. После побега из семейного гнездышка пятнадцатилетний юноша пошел на службу в тайную полицию и с первого дня брал задания, которые были выше его уровня «стажера». Впрочем, никто особо не заботился о новичке и его состоянии. Совершенствуя свои умения во всех боевых искусствах и естественных науках, которые могли помочь в деле, демон абсолютно забывал о том, что он не железный.

Еще стоит упомянуть о главном различии этих братьев. Оно заключается в том, что Андрас к своим двадцати двум годам уже активно практиковал… убийства. В семье об этом чудесным образом еще не знали.

Но вернемся к ушедшему в очередной раз демону.

Андрас давно покинул территорию Большого дома. По пути он размышлял о своем положении, а оно было плачевным. Демону житья не стало, когда он успешно обчистил сейф одного из князей и вдобавок обесчестил его дочь перед самой ее свадьбой. Преследование началось с того, что общественность узнала, кто же все-таки покусился на эти злосчастные бриллианты и воспользовался «слабостью бедной девушки». От Андраса тут же отхлынула большая часть друзей, хотя это была не его воля, а воля начальства (князь Дэльвин уже давненько не платит налоги в казну). Конечно, трудолюбивого работника хорошо наградили, но он предпочел бы тем двум тысячам золотых опровержение в новостных свитках. В конце концов, Андрас просто выполнял задание. Только вот начальство «зелененьких» не защищает, а те, что уже созрели, сами в силах выйти сухими из воды. Поэтому демону приходилось носить позорное клеймо воришки и насильника. Единственный плюс во всем этом — Андраса не посадили в карцер (как-никак, а ведь это было задание тайной полиции, а не преступной группировки).

Вслед за этим князь Дэльвин умудрился подставить Андраса так, что того лишили жалования на полгода. Средства на существование испарились к концу второго месяца. Казалось бы, алчный князь уже насытился и был доволен тем, что отомстил обидчику, но не смог уйти из его жизни, не сделав на прощание маленькую пакость. Он заявил, что простит парню содеянное, если тот публично принесет извинения. Андрасу даже пришло письмо с речью, которую ему нужно произнести. «Черта с два я это сделаю!» — это была единственная мысль, что всегда посещала голову демона при воспоминании об этом условии.

«Два месяца прошло, потом у меня кончились деньги, — размышлял Андрас, идя мимо многочисленных магазинов, лавок и мастерских. — Через неделю мне удалось поселиться в родительском доме на три месяца. Здесь я уже половину этого срока прожил. Если повезет, то пройдет еще столько же. Итого пять месяцев и еще неделю штрафа можно вычеркнуть . Через три недели я смогу вернуть себе жалование, но…».

Андрас налетел на прохожего. Одарив его раздраженным взглядом, одернул свою безрукавку и пошел дальше. Пыль под ногами поднималась от малейшего дуновения ветерка, жаркий Таврид нещадно пек голову. Сама природа Ада, казалось, издевается над демоном — день такой солнечный и светлый и не катится в тар-тарары, как его жизнь.

Через несколько кварталов город, принадлежащий управляющему Дагону, закончился. Андрас проскользнул мимо стражи за ворота, свернул на восток и через двадцать минут уже подходил к «цистерне» — месте в виде большой хижины на сваях, где собиралась вся его компания. В эту банду входило по меньшей мере тридцать душ. Демоны, вампиры, джинны, ведьмы — кого тут только не было. Каждый член «семьи» вносил свой вклад в ее жизнь. Кто-то следил за порядком, кто-то узнавал о не пыльной работенке, другие отвечали за благосостояние самой «цистерны». Андрас пристал к ним значительно недавно — через несколько дней после прибытия в свое родное гнездо.

Демон уже почти оказался на первой ступени и хотел подняться, но дверь, что была входом, распахнулась. На пороге стоял Грим (он хотел быть предводителем, но в итоге промышлял лишь воровством). Андрас хотел уже поприветствовать его в традиционном жесте, но тифлинг мигом сбежал по лестнице и толкнул демона.

— Тебе здесь не место.

Андрас изогнул бровь. Он давно привык к этой грубости со стороны остальных, да и сам Грим не особо отличался вежливостью, но это действие привело его, грубо говоря, в замешательство.

— На каком основании ты меня изгоняешь? — демон скрестил руки на груди.

Грим скривил свое вечно разрисованное лицо. Смуглая кожа у глаз образовала морщинки, хотя тифлингу на вид нельзя было дать больше тридцати лет. Он снова грубо толкнул Андраса, но демон схватил его за руку и заломал ее так, что Гриму пришлось присесть, дабы запястье не треснуло в кости.

— Из-за тебя нам грозят очень влиятельные демоны! Я не хочу подвергать опасности свою семью!

— Да ты никого не считаешь своей семьей, кроме грязных деньжат! Я повторяю свой вопрос: кто тебе дал право изгонять меня? — Андрас хорошенько тряхнул его руку, отчего Грим закусил губу.

На пороге появились двое неизвестных и, щелкнув предохранителями на автоматах, нацелились на Андраса. Демон вздернул брови. Внимательно изучив оружие взглядом, он медленно отпустил своего пленника и так же медленно сделал два шага назад. На лице Грима появилась злорадная усмешка.

— Теперь ты и сам знаешь, что чувствовала семья, когда они заявились сюда. Забирайте его, — он кивнул двум вооруженным мужчинам и поспешил сойти с их дороги.

Андрас наблюдал за тем, как наемники спустились, держа его на мушке, как один из них повел дулом, призывая повернуться и идти перед ними. Он уже догадался, что это люди Дэльвина. Подчинившись, Андрас повернулся и хотел уже сделать шаг, но увидел на дороге силуэт своего братца. Это произвело на него такое впечатление, что из головы сразу же вылетели и автоматы, и наемники, и проблемы. А если они примут Криса за него? Это, конечно, маловероятно, но такой вариант упускать нельзя.

— Андрас! — брат помахал ему рукой и только потом замедлил шаг, заметив позади вооруженных демонов. Кристофер остановился в десяти метрах. В замешательстве нахмурившись, он спросил. — Что происходит?

Андрас не мог видеть этого, но двое позади него переглянулись. Им не было известно о близнеце, а поэтому они тут же засомневались, что держат на мушке того, кто им нужен.

— Он дурит нас, это призрак, — через минуту рыкнул один из них, более наслышанный об Андрасе как о хорошем заклинателе. Переведя свой автомат на Кристофера, он нажал на курок и, быть может, продырявил бы Кристоферу всю грудь, если бы Андрас не треснул по стволу автомата рукой, одновременно с этим призвав ветер и мгновенно образовав вокруг себя целую песчаную бурю. Это отвлекло обоих наемников, и демон успел обернуться, выбивая у одного из них понимание реальности ударом в лицо.

— Андрас! — почти пропищал Кристофер и бросился к нему.

После удара болела рука, и Андрас очень сожалел, что снял любимый кастет. Пока один нападавший был ненадолго выведен из игры, его товарищ успел справиться с песком, который попал ему в глаза после магической бури, и вскинуть оружие. Андрас бросился на него, рукой отводя дуло в землю. Автоматная очередь прошлась по песку у их ног, одна из пуль попала в ногу наемника. Громкое ругательство вырвалось у него изо рта, после чего он выпустил оружие и сильно треснул Андраса по уху. Тот не удержался и рухнул на бок. «А вот он свой кастет не забыл…» — промелькнуло у него в голове. Наемник с громким рычанием кинулся на полулежавшего Андраса. Мысли от удара еще не оправились, поэтому демон просто завалился на спину, все еще сжимая руками отвоеванный автомат. Неизвестно что ударило в голову, но конечности тут же взяли оружие так, как надо, и уперли его дуло в грудь нападавшего. Правда, вес наемника так же вжал другой конец автомата в живот Андраса, но только это никак не остановило демона, и сероглазый нажал на курок, выпуская череду пуль. Несколько секунд, и нападавший рухнул рядом. Андрас расслабил руки, выпуская огнестрельное, и хотел уже перевести дух, но до его ушей донесся визг. Несомненно, визжал Кристофер.

Вскочив на ноги, Андрас посмотрел по сторонам и увидел, что братец лежит, прижатый к земле ногой в черном сапоге, а второй наемник пытается понять, что с его оружием, которое никак не желало стрелять. Схватив с земли свободный автомат, Андрас нацелился на наглого убийцу, но выпускать пули не спешил, думая, можно ли справиться без еще одной смерти. Но все решил случай. Наемник, явно раздраженный, хорошенько ударил Кристофера по ребрам, чтоб тот не орал. Щелчок, выстрел — и нападающий падает замертво. Андрас отбросил оружие и подбежал к брату. Тот бился в истерике, с ужасом глядя то на лежавших демонов, то на Андраса, то на стволы.

— Успокойся, ты живой.

— Андрас! Андрас! Он меня чуть не убил! — вот и все, что Кристоферу удалось прокричать, после чего из его глаз полились слезы, а членораздельную речь сменил плач.

Андрас схватил трясущиеся плечи, прижал брата к себе и, спрятав его лицо на своей груди, стал успокаивать. Сейчас до него дошло осознание, что его чуть не лишили Кристофера. Его Кристофера. Его брата-близнеца. Можно сказать, части самого Андраса.

Взгляд серых глаз упал на лежащий рядом автоматный магазин, видимо, выпавший у одного из наемников. Андрас телекинезом подтащил его к себе, вытащил один патрон и осмотрел его. «Вот я идиот, — сказал он сам себе, понимая, что это даже и не пули, а просто разрывные шарики, заряженные сильным снотворным. — И я ради этого рисковал своей шкурой». Андрас оглянулся на лежащих «мертвецов», а потом на Грима, лицо которого тут же исчезло из дверного проема. Никто не вышел на перестрелку, значит, семейка ушла по делам, оставив Грима присматривать за «цистерной».

Андрас переключил свое внимание на Кристофера, который смог немного успокоиться, но все равно продолжал дрожать и мочить слезами одежду брата.

— Крис, все хорошо. Пошли домой, а то они могут прийти в себя и снова напасть.

Близнец еще раз вздрогнул и оторвался от брата. Подняв к нему свое раскрасневшееся лицо, он сглотнул и непонятливо посмотрел в глаза. Андрас объяснил, что они были вооружены всего лишь снотворным.

— Х-хорошо… п-пошли домой…

Андрас улыбнулся брату, пытаясь его подбодрить, вскочил на ноги и помог подняться дрожащему парню. Его, честно сказать, тоже слегка потряхивало от случившегося, но он был спокоен, ибо привык к опасностям на службе тайной полиции. Кристофер поправил одежду, утер слезы и хмуро глянул на лежащих. Затем он неожиданно хорошенько зарядил пощечину Андрасу.

— За что!? — возмутился тот, прижав руку к месту удара.

— Я видел, как ты ждал, пока он меня ударит! — взвизгнул Кристофер, поворачиваясь и начиная идти. — И поэтому я с тобой не разговариваю! Ты придурок и скот!

Андрас настолько не ожидал такого от брата, что даже замер на несколько секунд. Кристофер впервые ругнулся и поднял руку. И не абы на кого, а на своего близнеца, которому не смел ни одного слова поперек сказать. Андраса развеселило это, он даже рассмеялся. Догнав Криса, демон обнял его рукой за шею, вызвав недовольное ворчание:

— Ну что такое? Не трогай меня…

— Ты вообще как тут оказался?

— Я решил, что раз ты предлагаешь мне пойти погулять с тобой, то глупо отказываться. Правда, поздно об этом догадался… А лучше бы вообще не догадывался… У меня теперь все болит…

Андрас засмеялся, прервав его нытье и ворчание. Хорошенько прижав братца к себе, он шепнул ему на ухо:

— Ты такой дурак, Кристофер. Самый настоящий дурак, но за это тебя и стоит любить.

читателей   126   сегодня 1
126 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,50 из 5)
Loading ... Loading ...