Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Архонт

Свободные земли поглотила пустота. В воздухе витала смерть. Даже насекомые покинули эти места. Земли, некогда считавшиеся оплотом процветания превратились в огромное кладбище. Они пришли ночью. Все живое убили, все прекрасное сожгли. Это очень похоже на пророчество. Похоже на бредни этих, сумасшедших стариков, которые служат в Великом Храме. Они твердят, что наступает конец света. Так предначертано судьбой. Будто это замысел Создателя. Кроме того, они уверены, что лишь он способен спасти всех. Они слепо верят своим утверждениям, и покорно ждут того дня, когда придет Создатель. Но за ними придет только смерть.

Вартаман отчаянно боролся с плохими мыслями. Он не верил в Создателя, но от одной мысли о смерти ему становилось не по себе. Он хотел жить. Хотел завести семью, детей, особенно сына. Хотел построить скотный двор, развести овец, коров. Он мечтал о хорошей жизни. О человеческой жизни.

— Слишком долго я бродил среди людей, — пробормотал себе под нос, и рассмеялся, — Да уж. Узнает об этом Литанэль, не поверит.

Он сидел в храме, среди толп отчаянных людей. Ростом был выше обычного человека, и длинные волосы падали на широкие плечи. Несмотря на седые волосы, он выглядел очень молодо. Наконец, Вартаман набрал ведро воды из бочки и принялся мыть лицо. Его необычные брови и длинные уши выдали происхождение, это был эльф. Жадно разбрызгивая воду, он утолил долгую жажду. Из соседнего зала вошел человек в черной мантии, с рисунком трех больших камней на груди.

— Вартаман, — крикнул он в толпу, — Друид.

— Скажи им, я скоро подойду, — не отвлекаясь, выкрикнул в ответ. Затем, краем своей накидки вытер лицо и спросил — Жрица прибыла?

— Один ты остался, — холодно ответил служитель храма, и ушел.

Вартаман торопливо вытер руки и последовал за ним. Следующий зал был намного меньше, но более красивее и уютнее. В центре зала стоял огромный камень, в раза десять больше человека. Рядом с ним стоял жрец, в такой же черной мантии, и двое в тяжелых доспехах. Вартаман вошел молча и неохотно. Завидев его, они прекратили спор.

— Вартаман, — обратился жрец, — Ты был в Свободных землях?

— И не только, — устало ответил он, и сел на стул в углу зала, — Спрашивайте.

— Вартаман, — обеспокоенно начал жрец, — в живых никто не остался?

Он лишь молча взглянул на жреца. Тот все понял и замолчал, молясь Создателю за их грешные души.

— Я был в землях Марсенов, — прервал тишину Вартаман, — Черный Замок все еще стоит.

— Замок все еще не сдается? — удивленно посмотрел на него Начальник стражи.

— Они храбры и сильны духом, — гордо сказал Вартаман и покосился на них. В его взгляде было что-то презрительное. Резко вскочив с места, он направился к выходу. Вспомнив про нее, он остановился у двери, обернулся через правое плечо и спросил.

— Жрица? Мне сказали, что она прибыла….

— Да, еще утром, — прервал его начальник стражи, — Она недавно покинула дворец.

Вартаман замолчал, осмысливая услышанное.

— Друид, ты направился к королю? — вырвал его из мыслей жрец.

Вартаман ничего не ответил, лишь приоткрыл дверь и намеревался покинуть комнату. Было ясно, что держит он путь не к королю. Жрец решил направить его туда.

— Ступай к королю, — успел крикнуть вслед жрец, прежде чем дверь захлопнулась, — Там твоя видящая.

Он не оглядывался и лишь ускорил шаг. Ему было не уютно здесь. Он считал это место пристанищем трусов. Усталость была на втором месте, а сейчас, нужно было посетить короля. Она там. Покинув храм, он оказался на пустых улицах. Народ погряз в отчаянии и прятался в домах. Они искали спасение в объятиях деревянных стен и крыш. Вартаман быстро преодолел верхние улицы и направился во дворец, который располагался за площадью матриарха. Проходя через площадь, он на миг остановился и взглянул на статую, стоявшую в центре площади. Пристально изучив, Вартаман не одобрительно помотал головой и поспешил во дворец.

Тем же временем, в ущелье Ульдмуура, третий день под осадой находился Черный Замок. Во главе защитников замка стоял седьмой лорд Синнабона, Клаус Марсен. Храбрость солдат была на высоте неба, а дух их плавал вместе с облаками. Третий день, люди Клауса на смерть бились с приспешниками Асхарии.

Замок был невероятно огромен, и по бокам замка на горах, чуть ли не касаясь неба, стояли два форта. Неудивительно, почему врагам не удавалось захватить эту крепость. К воротам замка вела ущелье, в котором любой враг был идеальной мишенью для лучников. Ущелье была узкой и длинной, что мешало осадным орудиям врага подобраться к замку на расстояние выстрела.

На стене замка, правее от главных ворот, стоял Клаус, задумчиво оглядываясь в сторону врага. Солнце садилась, и был виден лишь алый закат. В шагах двух позади от него стоял военный советник.

— Они нападут ночью, — закончил осмотр Клаус, — Там вдали что-то шевелится. Они подвели свою хозяйку. Асхария в гневе. Я даже здесь чую ее злость. Аж мурашки по телу пробежали.

— Мой лорд, ночью осаждать полное безумие, — спокойно ответил военный советник, — Мы выпустим залп из огненных стрел. Они сгорят заживо.

— Ты забываешь про их могучих колдунов, — он косо взглянул на советника, — Они обратят твои стрелы против тебя самого. Если ночью явятся, мы встретим их в замке. Здесь у нас преимущество.

— Мой лорд, с чего вы взяли, что они смогут обратить наши стрелы против нас самих? Они ведь, до сих пор этого не сделали.

— Днем они слабы. Ночь, вот в чем их сила. Если дела пойдут плохо, мы отступим в столицу.

— Понял вас, Милорд, — советник покорно поклонился и поспешно покинул его.

Клаус остался один, встречая прекрасные лучи вечерней зари.

Изумрудный Дворец был великолепен. Вартаман не раз здесь бывал. Ему иногда казалось, что Дворец с каждым днем становится все красивее и красивее. В скором времени и от него останутся лишь развалины. Он без труда добрался до тронного зала, где король сидел со своими советниками. Два стука в большие железные двери, и они медленно отворились. Твердыми шагами он вошел в зал и пристал перед королем. На троне, из чистых изумрудов и алмазов, сидел Тархун Вакхар. Борода и длинные волосы упорно скрывали его возраст, но приглядевшись можно было заметить, что был он довольно молод.

— Вартаман, великий Друид, — он поднялся с трона и спустился по ступенькам к нему. Трон стоял на маленькой возвышенности.

— Ваше величество, — покорно шагнул королю на встречу. Покорность Вартамана была самой настоящей, ибо он уважал и любил людей. Именно это и не одобрили в нем его сородичи. Рядом с королем сидела молодая эльфийка. Она пристально взглянула на Вартамана, и усталость начала покидать его. Подобно эфиру, что таится в чарах обольщения, она взором отогнала злые мысли. Она сияла. Для него.

— Ваше величество, — продолжил Вартаман, поглядывая на эльфийку, — Вы желали меня видеть?

— И не только я, Друид, — указал глазами на эльфийку, — Видящая Махииана прибыла от Хозяйки леса. У нее вести для тебя, но это потом. Вы сами наедине обсудите, а сейчас я хочу знать, что твориться за пределами главной провинции.

— Ваше величество, — с неохотой начал рассказ Вартаман, — Свободные земли были разорены. Графы прячутся неизвестно где. Приспешники Асхарии осаждают Черный Замок, но пока им это не удается. Лорд Лестер Корал собирает армии для похода на юг. Кастор Сайлон защищает свои границы. Как мне известно, Лестер отправился ему на помощь. В остальных землях спокойно. Но это ненадолго.

В зале наступила мертвая тишина. Король задумчиво сел на трон. Советники молча глядели друг на друга. Видящая не отводила свой взгляд от друида.

Все началось после появления прародителей эльфов. Около пятидесяти лет назад, люди жили в мире и спокойствии. Единственной угрозой для них были мародеры и разбойники. Эльфы пришли в их мир неожиданно и принесли с собой магию. Людям лишь оставалось принять их. После, началась война среди эльфов. Причины никому неизвестны, и вообще нужна ли причина для войны? Есть ли она вообще? Может, война часть жизни? Подобно воздуху, или подобно мыслям. По словам эльфов, в их мир пробилась Темная магия. Завеса была разрушена и равновесие сил в мире нарушился. Этого хватило, чтобы вызвать хаос. Два года назад, 1197 года, эпохи Солнцестояния по эльфийскому календарю, были убиты все прародители эльфов. Их погубила темная магия. Но магия никогда не действует своевольно. Асхария, одна из прародителей, поддалась мании черной магии. В итоге потеряла саму себя. С тех пор, над Синнабоном нависла война.

Видящая встала с места, подошла к королю и прошептала что-то ему в уши. Король кивнул и взглянул на Вартамана. Тот недоуменно уставился на них.

— Вартаманихелль дух Намахуэнь, — нежным голосом обратилась видящая. Ее слова были ликом совершенства. А ее глаза лишь светились ярко, освещая все темные уголки его души, — Следуйте за мной. Хозяйка леса послала меня к вам с важными вестями.

Она увела его из тронного зала. Советники не отрывали глаза от нее, ни на секунду. Она осталась у них в мыслях. И вряд ли их покинет.

Наконец, оставшись наедине, Вартаман жадно притянул ее к себе и страстно поцеловал. Она не сопротивлялась, а лишь сильнее обняла его. Кусая его губы, она прижала его к стене. Коридоры дворца наполнились страстью, и она не отрывая взгляда от его глаз, повела его за руку. Он послушно следовал за ней. Сильнее прижимая его запястья, она привела его в свои покои, где они вместе погрузились в оазис. Ее стоны были мелодией для слуха, ее сладкий взгляд придавал силы. И ночь принадлежала им, только двоим.

Ночь перенесла нас в Милтонские леса, где ныне живут эльфы. Этот лес хранит в себе много тайн, одна из которых крепко связана с Карриганами — древним народом эльфов, которых прокляли прародители. Ходят легенды, что они каждую полную луну превращаются в злобных созданий, которые рыщут по лесу в поисках добычи. Из-за проклятия прародителей, они не могут покинуть лес. Многие не верят в это, и лишь немногие боятся заходить в эти места.

— Валисаан, ночь будет мокрой, — уставился в небо молодой эльф, где надвигались черные тучи.

— И вправду будет дождь, — согласился другой, тот, который был старше, — Нужно поискать закрытое место для костра.

— Согласен брат, — утвердительно кивнул Асхирэль, — Не думал, что мы когда-нибудь будем сжигать ветки. Это же дар природы, дар Хозяйки леса.

— Да. Люди ничему хорошему не научат, — вздохнул Валисаан, и продолжил — Ночью будет холодно, поэтому выбора у нас нет.

— Прости нас, матушка природа, — закрыл глаза и опустил голову Асхирэль.

— Эльфы, — с насмешкой произнес Валисаан, — Когда-то мы были великими надзирателями, а сейчас живем в лесу. В его голосе было отчаяние и злость.

— Не переживай брат, — достал стрелу из колчана и положил перед ним, — Мы вернем себе былое величие.

— Непременно вернем, — взялся за стрелу Валисаан — А сейчас, нам надо найти укрытие, для ночлега. Завтра продолжим путь к дриадам. Будем идти без отдыха.

— Думаешь, они помогут нам? — спросил Асхирэль.

— Я не знаю, юный охотник, не знаю.

— В любом случае, нам поможет моя хранительница. Ее призвали туда как видящую.

— Гадать не будем. Будь, что будет.

Эльфы потушили костер и отправились на поиски нового места для ночлега. Асхирэль давно мечтал увидеться со своей хранительницей. Вот уже второй месяц он проводил ночи без нее, в одиночестве. По зову Хозяйки, его хранительница была вынуждена покинуть свой дом и явиться к дриадам. Асхирэль не входил в семью высших эльфов, он был самым обычным охотником. Поэтому, он был далеко от подобных событий.

Он целовал ее плечи, нежно и страстно. Она лежала в его объятиях, прижимая его руки к сердцу.

— Вартаман, — прервала тишину Махииана, не прекращая гладить его руки.

— Да, моя видящая, — нежно откликнулся Вартаман.

— Ты должен помочь этим людям. Посмотри на их страдания. Они без тебя не справятся.

— На их долю выпало слишком тяжелая ноша.

— Мне страшно, Вартаман. Мне страшно, что наша глупость погубит бедных людей.

— Не бойся, Махииана. Я сделаю все, чтобы спасти их. Обещаю.

Она лишь сильнее прижалась к нему, и они уснули во мраке ночи.

Со стороны захватчиков доносился шум боя. Клаус подумал, что мятеж в армии врага, пока не услышал, как протрубил рог, трижды. Он сразу бросился к стене и разглядел как вдали мелькают тысячи огоньков. Его осенило.

— Кавалерия, — громко крикнул своим людям, — Открыть ворота, открыть ворота.

— Мой лорд, я слышал рог….

— Это люди Лестера Корала. Он напал с фланга. Нужно устроить вылазку. Живо, собирай людей.

Военный советник изо всех сил кинулся в сторону ворот. Через несколько минут, конница во главе Клауса галопом пустились в лобовую атаку. С фланга наступал Лестер, его разведчики устроили пожар в лагере врагов. Черный дым кружился над ущельем Ульдмуура. К утру осада была снята, враги разгромлены.

Утренняя заря была одним из прекрасных картин в Синнабоне. Казалось, как можно встретить такую красоту, в таком грязном мире. Восход был ярче чем обычно. Солнце бодро поднималась из-за гор, а охотники подходили к границе иного мира.

— Здесь, — остановился как вкопанный Асхирэль, — Здесь граница.

— Получается, дальше нам самим не пройти?

— Именно. Будем ждать, пока они не придут за нами.

— Долго придется ждать?

— Этого, увы не знаю, — Асхирэль вздохнул и присел на корни огромного дерева.

— Расскажи мне о сне, Асхирэль.

— Сложно разобрать. Порой, мне кажется, что это вовсе не сон.

— Зов?

— Возможно…, — потерянно опустил голову Асхирэль.

— Тебе не стоит…

Послышался шорох ветки, и они вскочили с мест. Асхирэль натянул лук и направил ее в сторону шума. Валисаан взялся за рукоять эльфийского клинка, но не стал вытаскивать из ножен. Вдали, за деревьями виднелся силуэт женщины. По мере ее приближения, Асхирэль медленно опускал лук. Она подошла очень близко, и они узнали ее, это была дриада. Ее голое тело ласкал возбужденный ветер, и она мелодичным голосом обратилась к ним.

— Асхирэль Нур Валухэн…

— Да. Дриада…, — словно под чарами отозвался он.

— Следуй за мной…

И он молча вступил через границу и оказался там, где птицы кружили над огромным водопадом, деревья касались небес и вокруг цвела весна. Под водопадом сиял огромный дворец, который был известен как Оплот. Асхирэль оказался в мире дриад, высших эльфов. Подобные, ему эльфы, считались чужаками для них.

Дриада вела его по зеленым тропинкам, в Оплот. Как ни странно, вокруг все было в гармонии. Асхирэль восхищенно любовался над чудесами, что ныне ему нигде не встречались.

— Да хранит меня Хозяйка леса…, — восторженно засиял он при виде водопада, который светился серебристыми искрами при лучах звезды из башни Оплота. Он много слышал об этой звезде. Как говорили старейшины, звезду называли Лунайя, или Отблеск. Внутри звезды обитали души погибших дриад, освещая жизнью и силой весь Оплот.

Наконец, они вошли во дворец. Ворота не сторожили, и вообще от кого сторожить. Дриада шла медленно и мягко топая по тропинке, не касаясь земли, будто ее нес ветер на крыльях. У нее были светлые глаза, подобно той звезде что освещала этот рай. Асхирэль шел за ней и часто бросал глаза на ее голое тело. Дворец был без окон и дверей, и вообще был ли построен он из камня? Ибо весь Дворец оброс корнями. Они поднялись по ступеням вверх и оказались на вершине Оплота. Асхирэль увидел ее.

— Хозяйка леса, — упал он на колени, — Ты снилась мне…

— Встань, Асхирэль, — гордо бросила Хозяйка леса и подозвала его пальцами, — Подойди ко мне. Ближе…

Асхирэль встал с колен и покорно подошел к ней.

— Сколько лет прошло. Ты не изменился, — проговорила она с нежностью в голосе.

Асхирэль поднял глаза.

— Я так и не смогла принять тебя. Моя дочь выбрала тебя, а я не могла смириться с ее решением. Мне нужно было дать тебе шанс, но я предпочла вовсе избавиться от тебя. Асхирэль, я прощаю тебя и принимаю в наш Оплот. Но прежде, ты должен доказать, что достоин этого. Твоя хранительница отправилась к людям, во дворец, к их королю. Она помогает им, и ты поможешь. Принеси мир в их земли и спаси их от ошибок наших сородичей. Тогда, я приму твое воссоединение с моей дочерью.

— Я безмерно благодарен вам, Хозяйка леса, — радость в его голосе была самой настоящей.

— Ступай Асхирэль, ступай к ней, — она освободила его от чар, а может это были вовсе не чары.

— Позвольте спросить вас, Хозяйка леса, — набрался смелости юный охотник.

— Позволяю, — с интересом ответила Хозяйка леса.

— Что делает у короля людей моя хранительница?

— Она пребывает там как видящая, — ответила она, но чуть помедлила.

— Я отправлюсь немедленно, — встал с колен и покинул вершину башни. Дриада провела его к границе и вскоре он покинул эти земли.

Солнце светилось ярко, настойчиво освещая лучами поле битвы. Трупы начали вонять, и могильщикам пришлось нелегко. Вонь была невыносимой, но работа продолжалась. По ущелью возвращались в Черный замок люди Клауса и Лестера, предвкушая приближающийся пир и пьянку в честь победы.

— Славная битва, не так ли Клаус, — не покидали острые ощущения Лестера.

— Да уж. Я не знал, что ты осмелишься на такое, — в его голосе было слышно восхищение.

— Ты что Клаус, восхищен? — трудно было это не заметить.

— Может и так, — уклонился от вопроса, — Но я точно благодарен тебе.

— Это еще не конец, — сделал серьезное лицо Лестер, — Война только начинается.

— Да. Но сегодня мы одержали победу. Первую и не последнюю. Это надо отпраздновать.

— Согласен с тобой, мой старый друг, — стянул поводья Лестер, — Объявим это всему Синнабону. Пусть все знают, что еще можно победить.

— Как доберемся в замок, отправлю вести всему свету. Пусть празднуют снами.

Он проснулся ближе к полудню, пощупал руками кровать и открыл глаза. Ее рядом не было. Он медленно, с неохотой встал и начал одеваться. Комнату освещали лишь лучи солнечного света, наполняя ее теплом. Вартаман на миг задумался. Кто знает, что у него было в мыслях. Может, изящный аромат пышных волос Махиианы? Или же его терзали ужасные мысли о войне? Вид у него был каменный, как и всегда. Собравшись с мыслями, он покинул комнату и направился в главный зал дворца.

Зал был наполнен знатью и богатыми купцами. В основном, это были дворяне из верхних улиц. Среди них он не нашел ее. Вартаман был озадачен.

— Куда она ушла? — долго крутил он этот вопрос в голове. Так и не получив ответа, он незаметно покинул дворец. Ответ, скорее всего, ожидал его в Милтонском лесу.

Асхирэль знал лес как свои пять пальцев, хотя у него было их четыре. Во время последней охоты он лишился мизинца. Этот чертов духолис откусил ему, когда тот нарвался на ее логово. Чертовы духолисы. Те еще твари Синнабона. Говорят, внутри этого зверя обитает злой дух, который жаждет крови.

Он шел по тайным тропинкам дриад, в южную часть леса. По словам Хозяйки леса, там он найдет свою хранительницу. Охотник был небольшой ростом и довольно худощав. На нем был плащ, серый и с капюшоном. В отличии от остальных эльфов, у него были короткие светлые волосы. Хмурый взгляд говорил лишь об долгой разлуке.

— Моя Махииана, — держал он в голове, всю дорогу.

День сменился ночью. Особенно зловещим была ночь в Милтонском лесу. Асхирэль знал, что за пределами границы дриад много опасностей. Одной из них были оборотни. Создания подобные волкам, но намного злобных и опасных. Он шел без страха. Думал лишь о ней. Мысли отвлекали его. Он был неосторожен. Этого хватило, чтобы оказаться в беде.

Многие люди тянулись на север. Ходили слухи, что в тех краях нет опасности. Будто там все живут в мире и покое. На север простирается провинция Малахат, которой уже долгие годы правят семья Вакхаров. Главой семьи и первым лордом Синнабона был Антамир Вакхар, младший брат короля.

Ночь была мрачной и холодной. Это не мешало тренировкам рыцарей. В Хантерфиле, что в провинции Малахат, располагался рыцарский зал. Здесь обучали настоящих воинов, хорошо владеющих не только мечом, но и разумом. Основой для рыцаря было не крепкое тело, а смелый и добрый ум. Во главе рыцарей стоял Марконон Валладис, известный всему Синнабону лучший мечник, а также победитель Арены Чести. Рыцари не служили ни королю, ни Лордам. Их долгом было служение народу. Каждый, кто проходил последний обряд, покидал орден. Он путешествовал по всему Синнабону и помогал всем, кто нуждался в помощи. Это было их долгом. Это было их жизнью. Все остальное им было чужда. В основном, это были брошенные дети. Кто же в своем уме отдаст свое дитя, родную плоть и кровь, в этот серый и несчастный мир. Однако, нашелся такой.

— Эй, Дармал, — обратился Асхан, после тяжелого тренировочного дня, — Неважно выглядишь…

— На себя посмотри, — прервал его и ехидно ухмыльнулся, — Хотя нет, лучше не смотри…

— Ха-ха, — в один голос рассмеялись оба.

— Я все еще не могу понять. Что же ты такого сделал, что тебя отправили в это место, — спросил Асхан.

— Видишь ли, в моей семье, это считается честью. Каждый старший сын из поколения идет на служение народу. Таков порядок нашей семьи, — было заметна грусть в его словах. Он задумался и тяжело вздохнул. Асхан пожалел, что задал этот вопрос.

Они сидели молча, грустно глядя в небо. Их мысли забросили их в те места, куда они никогда не смогут вернуться. Теперь они были всего лишь телами в тяжелых латах.

Спустя какое-то время, к ним подсел третий.

— Вы чего тут уселись? А? — придирчиво спросил он.

— Бэйн, тебя только не хватает, — иронично ответил Асхан.

— Ты просто…

Бэйн не успел закончить, как его прервал звук колокольчика.

— Все. Отдохнули.

— Да уж…

— Я устал черт подери, — выругался Асхан, — Всю ночь будет тренироваться что ли?

С огромной неохотой они вошли обратно в зал.

Несмотря на сумрак в ночи, Вартаман скакал галопом. Его черный жеребец мчался по Мигритскому тракту, на юг. Что-то усердно тянула его туда. Хотя, исчезновение Махиианы не давало ему покоя.

— Куда же ты ушла? — не переставал спрашивать себя. Жеребец тяжело дышал. Вскоре, он мгновенно рухнул на землю. Вартаман приземлился жестко. Немного помедлив, он поднялся на ноги. Лошадь лежала широко открыв глаза и не дышала. Вартаман подошел к ней и опустился на колено. Почесал гриву, погладил шею и тихонько закрыл глаза.

— Она была больна. А я дурак не заметил. Чума, похоже схватила в Свободных землях. Как же я не заметил. Прости меня, Асиния. Прости и да примет тебя Хозяйка леса, — попрощался со своим верным другом и продолжил путь. Нужно было найти ближайшее поселение и по возможности купить лошадь. Пешком до Милтонского леса дня три пути.

Он не услышал вой. А может просто не стал обращать внимания. Издавая жуткий рык, на него бежали оборотни. Они почуяли его. Немедля, Асхирэль выпустил пару стрел в их сторону. Не стал гадать попал он или нет, а лишь пустился со всех ног бежать. Не прицеливаясь, на бегу пускал стрелы. Вскоре, один настиг его. Асхирэль бросил лук, вытащил эльфийский клинок и на месте взмахнул с разворота. Оборотень завопил от боли и покатился по земле. Другие были близко. Асхирэль сбросил с себя колчан, развязал узелок на правой плече и скинул плащ. Охотник решил принять бой. Взявшись за рукоять клинка двумя руками, он стал водить ею по воздуху. Ноги были расставлены на ширине плеч, корпус наклонил вперед. Впереди показались оборотни. Один остановился и перешел на шаг, двое другие накинулись с бешеной скоростью. Асхирэль быстрыми шагами ушел вправо, кувырком отскочил и бросился на них. Тот, который шел медленно, вдруг разогнался на Асхирэля со спины. Вспыхнула молния и оборотни с воплями отлетели в стороны. Вторая вспышка, и один из них сгорел заживо. От страха, другие бросились в разные стороны. Асхирэль обернулся. Он увидел ее.

— Махииана, — бросился обнимать ее.

— Асхирэль, — упала в нежные его объятия, — Мой хранитель. Мой любимый.

После долгой разлуки, он ощутил тепло ее губ. Ее руки целиком охватывали его ладони. Она принадлежала ему, а он ей. Неимоверная нежность окутывала их.

— Асхирэль, почему ты один? Здесь ведь опасно…

— Я шел к тебе. Хозяйка леса велела найти тебя. Она также дала мне шанс. Она разрешила быть с тобой.

— Асхирэль. Я скучала. Найдем уединенное место.

— Я не хочу оставаться в лесу. Пойдем в столицу людей неподалеку. Здесь есть тайная тропинка, ведущая через южную часть леса.

— Веди, хранитель.

Ночь была темной, как никогда прежде. Луна скрылась от глаз, оставив его в кромешной тьме. Вдали сверкали мелкие огоньки. Он остановился и бросил свои усталые глаза туда и облегченно вздохнул. Со стороны Милтонского леса, от Мигритского тракта, располагалась огромное конное поселение. Там жили, в основном, ремесленники. Вартаман ускорил шаг. Шагая по узким тропинкам, он вышел на болота. Опытному магу не составило труда добраться до поселения, используя магию проводника. Поселок не имел стен, ворот и даже не сторожевой башни. Тихие ночные улицы охраняли стражники порядка. Они встретили друида дружелюбно. На все его вопросы они ответили указав на высокий дом, затем растворились в темноте. Он неспешно поднялся по ступеням и вошел внутрь поместья. Темная тишина сменилась грубым и неприятным смехом толпы. Таверна была полна народу. Никто и не обратил внимания на Вартамана. Подумаешь, высокий эльф в темно — синей мантии с длинными рукавами и плащом разгуливает среди людей. Обычное дело.

Проталкивая всех на своем пути, он прорвался к стойке, где громко беседовал с посетителями трактирщик, наливая вонючее пойло из маленького бочонка. Вартаман побледнел от вони. Видом не показывая отвращение, он дружелюбно обратился к трактирщику.

— Добрый вечер…

— Добрый, добрый…, прервал его трактирщик, — Чем могу помочь, эльф?

— Я не задержусь. Хочу купить лошадь…

— Лошадь? Хм… Ну ладно. Сколько дашь?

— Двадцать золотых монет.

— Давай двадцать пять и будет тебе лошадь.

— Бери, — положил серый мешочек на стол, — Показывай лошадь.

— Эй Лотар, Лотар? — громко крикнул в другой конец таверны, — Приготовь того черного жеребца. Хозяин нашелся.

Молодой паренек молча кивнул и покинул таверну.

— А теперь проваливай отсюда, — буркнул трактирщик.

Вартаман молча покинул таверну. Спустя некоторое время, к таверне подвели за уздцы лошадь. Он, как и каждый другой эльф, умел ладить с животными. Особенно с лошадью, хотя эльфы считали их не благородными творениями природы. Оседлав нового друга, он галопом пустился к тракту, затем свернул на юг, в Милтонский лес.

Асхирэль был против ночлега в лесу, тем более в южной части. Но Махииана, помимо красоты, обладала даром убеждения. И вот, во мраке ночи, среди больших деревьев мелькал тусклый огонек костра. Треск поленья и шорох веток на деревьях. Романтика.

— И куда подевалась луна, — иронично подумал Асхирэль, — А звезды? Я представлял нашу встречу более красочной…

Он сильнее обнял ее и попытался уснуть. Ее губы что-то шептали. Он не разобрал. Может опять сон? Или зов? Он начал гладить ее волосы, и любоваться ее личиком. Стройные брови и густые ресницы из-под глаз, маленький носик и нежные бело-лунные губки наполняли красками мысли. Не уходил из мыслей также ее голос и улыбка. Теперь ясно, куда подевались луна и звезды. Они в ней. Каждая частичка ее тела наполнена волшебным эфиром. Асхирэль мыслями о ней, медленно засыпал. Вспыхнул огонь….

С разных сторон накинулись колдуны. Асхирэль вскочил с места и бросился к мечу. Махииана неожиданно проснулась от вспышек и растерялась. Сонливость и усталость помешали ей отразить вторую вспышку. Асхирэль подобрал меч и кинулся на них. Кувырком отпрыгнув от летящего на него огненного шара, он нанес боковые удары. Колдун взмахнул рукой, и он отлетел с огромной скоростью и ударился спиной об дерево. От такого сильного удара, он потерял сознание. Махииана спряталась за дерево от летящего на нее огненного шара, и увидела участь Асхирэля.

— Нет, — выкрикнула она, и отчаяние сменилась злобой и гневом.

Призвав все силы, она поднялась с места. Последовали вспышки молнии, огня и только разрушение. Колдуны отступали. Но возвращаться к хозяйке с пустыми руками не допустимо. Взять живым видящую они не смогут. Остается лишь эльф. Один из колдунов показал пальцами на Асхирэля. Его схватили и бросились прочь. Махииана ударом молнии прикончила четвертого колдуна. Она в гневе обернулась назад. Колдуны бежали. Охваченная злобой, она кинулась за ними. Смогла догнать двух. Остальные ушли в портал. Она приходила в себя. Гнев сменился усталостью, и за ним пришли мысли об Асхирэле.

— Асхирэль, — испуганно бросилась она к нему. После недолгих поисков, она упала на колени и разрыдалась.

— Асхирэль. Нет…, — слезы не переставали литься из маленьких глаз. Вокруг был хаос. Приближался рассвет.

Она рыдала. Пока не почувствовала его присутствие. Медленно подняв голову, она обернулась назад. Сзади нее стоял Вартаман. Его взгляд нес в себе тысячи вопросов. Его каменное лицо сменилась робким непониманием. Молчание длилось не долго.

— Вартаман, — слабым, и в то же время растерянным голосом окликнула его она.

— Махииана. Что случилось? Почему ты плачешь? Я слышал вспышки…, вокруг такой погром. Расскажи мне, — недоуменно спрашивал он, разглядывая вокруг.

— Вартаман. Прости…, — не поднимаясь с места продолжала она.

— За что ты извиняешься? Почему ты не падаешь ко мне в объятия? С тобой все…

— Вартаман. Прости…, — снова разрыдалась она, — Я обманула тебя.

Она не знала, что сказать ему. Как сказать. И вообще станет ли он помогать ей, после услышанного. Любовь, утрата, вранье, признание, предательство… Все смешалось у нее внутри.

— Что? Что ты мне говоришь? Махииана? — ему стало не по себе. Он чувствовал странный холод, исходящий от нее.

— Они выследили меня. Они забрали его…

— Кого?

— Моего хранителя, моего Асхирэля…

— Хранителя?

— Прости…я обманула тебя, — она потерянно взглянула на него. В его глазах не было того света, что сиял раньше.

— Как же так? Зачем? — недоумевал он.

— Прости Вартаман. Я люблю его. Я люблю своего хранителя. Прощу, помоги мне…

— Что? Что ты говоришь? Какой хранитель? Я ведь…, ты ведь…, — ее слова были острее клинка. Он не мог принять услышанное. В один миг все рухнуло для него. Он слишком привязался к тому миру, в котором он жил. Мысли терялись, слова путались, и он онемел.

— Вартаман, прости. Старейшины не позволили мне быть с ним. Мне пришлось. Ради нас с ним. Я не хотела, чтобы все так получилось. Если бы я….

— Прощу, замолчи…, — ели выговорил он из последних сил. Каждое ее слово оставляло рану сильнее предыдущего.

— Вартаман…

— Не произноси мое имя, — он искал спасение от этой боли в злости, сменяя разбитое сердце на гнев. Наполняя пустую душу ненавистью. Отчаяние в его глазах сменилось презрением.

— Я виновата перед тобой, но не он. Прощу помоги его спасти. Он ни в чем не виноват, — она умоляла его о помощи. Знала, что не имеет права даже смотреть на него, но просила.

— Скажи. Скажи…ты ведь не любила меня…, — не обращая на ее просьбу, спросил он. В его голосе была надежда. Надежда на то, что она любит. Хоть немножко. Чуть-чуть.

— Я…., — она заметила ту маленькую искру в его глазах. Ту самую искру, что несла надежду. Ответ ей давался с трудом. Она не хотела еще сильнее ранить его. Она помедлила с ответом и опустила глаза. Ведь все было и так ясно.

— Не надо слов. Все говорят глаза, — он резко обернулся и оставил ее. Он не мог находиться рядом с ней. А может, просто хотел скрыть слезы. Великий Друид плачет. Никто бы не поверил в это.

Он уходил от нее. Она не могла больше смотреть ему в глаза. Она осталась одна. Возможно, навсегда.

Вартаман шел потерянный. Обманутый. Брошенный. Что у него было на душе? Страдание? Может злость? Если да, то на кого? На нее, за ее лживые чувства, или же на себя? За свое легкомыслие? Он шел, не оборачиваясь, пока не упал на колени. Сильный всплеск чувств свалили его с ног. Он полюбил ее, не замечая сам этого. Не увидел волшебства, что их связала. Крепко, но узелок лишь, с одной стороны.

— Я не узнаю себя. Неужели это я. Как? Как я дожил до этого? Создатель, если ты есть, отзовись. Прощу, избавь меня от этой боли. Избавь меня от нее, — после этих слов, он рассмеялся, жутко и по ненастоящему, — Видела бы меня Литанэль, умерла бы со смеху.

После недолгого молчания, он поднялся на ноги и направился глубже в лес.

Рассвет был мрачным и прохладным. Она вышла из леса, и направилась по тракту на север. Медленные шаги растерянно вели ее по дорожке. Через каждые десять — пятнадцать шагов, она читала заклинание, вызывала молнию и не пыталась скрыть волшебный след за собой. Она настойчиво добивалась, чтобы ее выследили. Ее старания не были напрасны. Далеко, впереди, в ее сторону неслись всадники. Их было пятеро. В черных накидках с капюшоном, все приближались к ней. Она не реагировала, молча шла навстречу. Они взяли ее в кольцо. Махииана подняла руки и упала на колени. Один из всадников кинул на нее заклинание паралича. Хрупкое ее тело безжизненно упала на землю. Свет в ее глазах погас. Пришел крепкий сон.

Вартаман был зол. Его злость ощущали даже за границей. Он перешагнул ее и ворвался в их мир. Дриады не стали ему мешать, ибо им это было не по силам. Его твердые шаги были слышны на вершине Оплота. Оказавшись рядом с крепостью, он прошептал заклинание на языке эльфов и очутился перед нею. Она сидела ровно, глядя в его злобные глаза.

— Ты, как ты посмела? — он накричал со всей злобой.

— Вартаман, злость твоя…, — спокойным голосом промолвила хозяйка леса.

— Заткнись…замолчи ведьма. Как ты смеешь смотреть мне в глаза? Кто ты? Кем ты себя считаешь? Владычицей? Хозяйкой всего мира? — прервал ее Вартаман.

— Друид, прощу возьми себя…

— Да я уничтожу тебя. Сотру в пыль вместе с твоей звездой. Уничтожу твой род. Сожгу твой лес…

— Вартаман…,

— Думаешь мне не по силам? Думаешь я играю с тобой…

— Нет, я верю тебе. Я никогда не считала тебя глупцом…

— Тогда зачем? Скажи мне, зачем ты затеяла эту игру? Расскажи мне все, иначе я не смогу сдерживать себя…

— Я тебе все расскажу. Только прошу, освободи свой гнев, отпусти злобу.

Вартаман резко развернулся и отошел от нее. Он пытался овладеть с собою. Пытался задушить всю ненависть и злобу. Его взгляд был хмурый и напряженный. Дриады уже взяли его в кольцо. Крепко сжимая копья, они ждали лишь голоса своей Хозяйки. Вартаман не боялся их, но страх в его глазах мелькал. Может, страх за Махииану? За то, что он оставил ее одну в лесу? Не собравшись с мыслями, он плавно обернулся к ней.

— Рассказывай. Я хочу знать все.

— Друид. Ты знаешь историю наших прародителей.

— Ха, — смех таил в себе презрение и отвращение, — Их глупость принесла миру хаос и разрушения.

— Именно Вартаман. Больше всего пострадали люди. Ни в чем не повинные люди. Они приняли нас как друзей, а мы оплатили им этим.

— И какое это отношение имеет ко мне? Ты ушла далеко от моего вопроса…

— Ты отвернулся от них. Ты бросил людей.

— И что? Я не должен ни людям, ни эльфам и тем более не тебе.

— Но ты можешь помочь. Единственный, кого боится Асхария — это ты.

— И поэтому ты втянула в это свою дочь? Приказала ей сблизиться со мной? Одурачить меня и использовать против Асхарии? Все было ложью. Абсолютно все.

— Вартаман…

— Заткнись. Кто ее хранитель?

— Молодой эльф, Асхирэль Нур Валухэн из рода охотников.

— Теперь ясно.

— Прошу Вартаман, помоги людям. Меня можешь ненавидеть вечно, но помоги людям.

— Твоя дочь билась с колдунами Асхарии, прошлой ночью. Если тебя это волнует. А я, выхожу из этой игры.

— Вартаман, прощу выслушай…

— Нет. Хватит. У тебя ее глаза. Красивые, блестящие, но лживые глаза. Я ничего, кроме пустоты в них не вижу. Но если бы не они, я бы сжег тебя на месте.

— Вартаман, выслушай….

Он ничего не ответил, развернулся и намеревался покинуть это место.

— Пророчество…, — бросила в след хозяйка леса.

Вартаман остановился и медленно обернулся к ней. Его широко раскрытые глаза, казалось, вот-вот выпадут.

— Что? Пророчество? Невозможно…

— Вартаман. Пророчество исполняется. Ступай в Изумрудный Дворец, и ты сам увидишь собственными глазами. Архонт явиться в наш мир. Ты должен быть рядом с королем людей.

Он затих. Молчание переходила в недоумение, потерянность и робкое удивление. Все казалось на затишье перед бурей. Ничего не ответив, друид спешно прошептал заговор и испарился. Вспышка магической энергии переместила его за границу х дриад. Он очутился в западной части леса. Его твердый взгляд говорил о его намерениях.

Место, куда ее привели, больше был похож на брошенный замок. Мрачные коридоры, по которым ее тащили за оковы, заполонили колдуны и ведьмы. Каждый смотрел на нее с огромной ненавистью. Казалось, вот-вот они ее съедят заживо. Всадники притащили ее на вершину главной башни, где ждала их повелительница.

— Видящая, — зловещий голос прошептал из тени зала, куда привели и бросили ее на колени.

Она растерянно подняла голову и увидела перед собой лишь тьму. Ее глаза был завязаны. Раздался щелчок пальцами и, стоявший в шагах двух слева от нее, сорвал повязку с ее глаз. Перед ней стояла Асхария. Ее жуткие красные глаза сеяли страх, пробираясь до костей. Темная аура, исходящая от нее, всячески подавляла силу Махиианы. Она угасала, медленно.

— Асхария, — наконец, из последних сил произнесла видящая, — Тебе нужна я. Отпусти его.

— Отпустить? Кого?

— Ты знаешь кого.

— Может, я убила его…

— Я чувствую его присутствие. Отпусти его…

— Ха-ха, вот она какая, ваша любовь. Ты не можешь требовать от меня ничего.

— Ты знаешь, что я выдержу все мучения и пытки. Я не сдамся. Ты это хорошо знаешь. Поэтому, я прощу тебя отпустить его. И если ты выполнишь мою просьбу, я открою тебе предсказания.

— Бросить ее в темницу. Не сводить глаз.

— Ты ничего не получишь от меня пытками. Отпусти его…отпусти…, — слуги увели ее в подземные темницы.

В зал вошел один из тех всадников, что привели ее сюда. Он обратился к ней.

— Мы выследили друида…

— Правда? Может он сам хочет, чтобы вы его нашли?

— Одно ваше слово, и я отправлю всех колдунов за ним.

— Нет. Возьми с собой лучших. Мы вместе покончим с ним.

Тихий шелест трав и листьев деревьев мешали ему думать. Обычному человеку они едва слышны, но друид владел особым слухом. Он быстро выбрался из леса, и оказался на болотах.

— Мертвые топи, — подумал он, — Значит, скоро выйду на тракт, если буду держаться запада.

После слов Хозяйки леса, о пророчестве, ему стало намного лучше. Он забыл о ней, и о неудавшийся любви.

— Последние события потрепали тебя дружище, — шел он, разговаривая сам с собой, — Ты сам виноват. Был слеп. Наивен. Глуп. Какая глупость. Да уж.

— Ваше величество, ваше величество…, — с криками ворвался в тронный зал жрец, тяжело дыша, он ели проговорил, — Камень…надписи…пророчество…

— Что? Немедленно отправить гонцов к семи Лордам Синнабона. А вы, ступайте в храм, я присоединюсь к вам по позже.

Весть об пророчестве оживила улицы Изумрудного Дворца. Народ радовался и молился Создателю. В храме стоял гул. Жрецы отгоняли толпу от камня пророчества.

— Люди. Идите по домам…, — кричал во весь голос жрец.

— Дайте нам взглянуть на пророчество. Пустите нас в зал…

— Мы долго молились и ждали этого…

— Пустите нас…

Король, тем временем, обошел все гостиные комнаты и залы. Проверил сады и фонтаны. Долго не думая, он направился в зал Совета. Там сидели главный казначей и военный советник.

— Где друид? Где видящая? — спросил он советников, которые бойко обсуждали дела.

— Ваше величество…, не успел ответить казначей, как его прервал король.

— Найти их…немедленно…

— Будет исполнено, — в один голос ответили они.

— Пусть подойдут в храм. Я буду ждать их там.

Король покинул зал.

— И где мы будем искать их? А Барталей? — почесал бороду казначей.

— Прикажу своим людям, чтобы расспросили всех в замке. А ты, займись своими делами.

— Хорошо. К тому же, у меня и так много хлопот. Казна пустует, а расходы перешагнули уже горы. Торговля хромает…

— Только ты не начинай. У меня и так голова трещит…

Вартаман шел по тракту. Ему ничего не мешало взмахнуть руками и оказаться во дворце. Однако, он не хотел торопиться. Всему свое время. Твердил он себе не раз. Оглядываясь по сторонам, он учуял запах. Магический запах. Это означало лишь одно. Он по-прежнему шел медленно и без колебаний. Послышался топот лошадей, и он обернулся в сторону Милтонского леса. Во всей этой суматохе, он забыл стереть за собой магические следы от телепорта. Этого хватило, чтобы его обнаружили колдуны Асхарии.

— Будет бой, — сказал он себе и остановился, — Подожду их здесь.

Неожиданно вспыхнула аура, мощная и необычная. Он почувствовал ее и отступил пару шагов назад. Сложил руки ладонями друг к другу и начал колдовать. Тысячи лучей света вылетели в разные стороны. Темная аура была подавлена. Колдуны были все ближе. Один из них спрыгнул с коня и выпустил из ладони правой руки черную стрелу, крича что-то на другом языке. Стрела с грохотом ударилась об защитные чары друида. Остальные колдуны немедля бросились на него. Одиннадцать колдунов окружили Вартамана. За ними, позади всех, медленно шла Асхария. Вартаман скинул с себя накидку и приготовился к схватке.

— Вартаман, теперь ты остался один, — насмешливо бросила Асхария.

— Тебе было мало прошлого раза, а ведьма?

— Я хорошо помню, что случилось два года назад. И ты за это заплатишь.

Черная волна из рук Асхарии обрушилась на Вартамана. Он сумел отразить ее. Колдуны бросились одновременно. Вартаман отскочил от еще одной волны, отразил черную стрелу, и растворился в воздухе. Через мгновенье он оказался за спиной двух колдунов и покрыл их пламенем. Они сгорели заживо. Их вопли внушали страх сородичам. Асхария ударила его магией земли, Вартаман упал, но мгновенно растворился в воздухе.

— Вартаман? Друид? Если будешь прятаться, то кто спасет видящую?

Вартаман переместился вплотную к Асхарии и оттолкнул ее мощным потоком воздуха. Она покатилась по земле. Колдуны обрушили на него волну магических атак.

— Их слишком много. Придется закружится в огненном танце — сказал себе Вартаман, уворачиваясь от летящих на него черных шаров, и громко крикнул, — Я вас всех сожгу. Обращу в пепел.

Глаза его загорелись огнем. Из ладоней лилась пламя.

— Я сожгу вас всех. Я, последний мастер огня, хранитель пламени друидов, призываю огненный танец.

Пламя кружилась над Вартаманом, разрушая все направленные на него заклинания колдунов. Они пытались убежать, но было слишком поздно.

— Огонь. Огонь. Все поглотит огонь.

Вартаман выпустил огромных пылающих змей, которые заживо сжигали колдунов.

— Асхария, беги…, — крикнул один из колдунов.

Она из последних сил произнесла заклинание перемещения, и растворилась в мелкие частички эфира. Заклинание отбросила ее далеко за поле боя. Но даже отсюда, она слышала вопли своих людей и наблюдала за огнем, что достигала до небес. Она во второй раз столкнулась с огненным танцем друида.

Вартаман приходил в себя. Вокруг был хаос и в воздухе витал запах гари. Он присел на землю от бессилия и мгновенно вскочил с места. Земля под его ногами дымилась.

— Я повелитель огня черт подери, — пощупал свою заднюю часть тела, — Как можно обжечься своим же огнем. Бессмыслица. Эх, ладно. Пора вернуться во дворец.

Коридоры сырой и мрачной темницы охраняли особые сторонники Асхарии. Их называли назирами. Эти полулюди и полуэльфы были творениями черной магии. Облаченные в темные доспехи, они днем и ночью сторожили решетки темницы. В углу одной из камер лежал полумертвый эльф. На его теле были следы пыток. Рядом с ним сидела на коленях Махииана, крепко сжимая его руки. Руны на потолке камеры мешали ей произнести заклинание, а назиры не сводили с нее глаз.

— Ах, — застонал Асхирэль.

— Чш, тихо любимый. Тебе нельзя напрягаться. Прости. Это все моя вина…

— Ыы, — стон нес в себе отрицание. Асхирэль попытался крепче обнять ее руки, но не смог даже пошевелить пальцем.

— Асхирэль. Послушай, меня. Ты должен выбраться отсюда.

— Я….не уйду…без те…

— Прощу Асхирэль. Послушай, меня. Пророчество придет в наш мир, придет Архонт. Я предвидела его рождение. Я знаю где он родиться и когда он родиться. Асхарии нужна я, а не ты. Прощу. Сделай как я скажу…

Асхирэль слушал. Он знал, что не сможет спасти ее. Ему лишь оставалось сделать так, как скажет Махииана.

— Я….вернусь за тобой…

— Знаю. А теперь слушай мое видение и передай мои слова Вартаману. Передай мои слова королю людей.

Вартаман к ночи добрался до дворца. Стражники у ворот ему коротко рассказали о последних событиях и проводили его до храма. Внутрь охраняли стражники и личная гвардия короля. Медленными шагами он пробрался сквозь гвардейцев в зал пророчества. Король и советники слушали молитвы жрецов, которые поклонялись Создателю.

— Друид, где ты пропадал? — бросил ему с места король, едва завидев его.

— Ваше величество, я посещал Хозяйку леса. Как только узнал о….

— Неважно. Подойди ближе Вартаман. Наши молитвы были услышали, взгляни на истинную веру людей.

— Ваше величество, в жизни не видел чудес прекраснее…

— Здесь не написано куда явиться Архонт, — спросил Вартаман.

— Этого в пророчестве не сказано. Твоя видящая должна знать. Кстати, где она?

— Боюсь, она не сможет нам помочь. Она в плену у колдунов Асхарии.

— Что? Как ты допустил это?

— Я…., — он не знал, что ответить. С чего начать, и вообще стоит ли ему рассказывать. Он снова терялся.

— Вартаман, что случилось?

— Не знаю, — он ответил, не найдя других слов.

— Нам нужно вытащить ее…

— Как? Штурмовать ее крепость? Сотни колдунов охраняют ее, не говоря уже об их Старейших чародеях. Армия здесь бессильна.

— К утру явятся все лорды Синнабона, тогда и примем решение. А пока, отдохни друид.

Вартаман кивнул и молча покинул храм. Он думал о ней. Снова. Чувствовал вкус ее сладких губ. Ощущал прикосновение ее рук. И не мог поверить, что все это было ложью. Ее слова прятались за обманом, улыбка скрывалась за иллюзией, и, ее любовь была ненастоящей.

Мгла опустилась в темные уголки главного зала крепости Мантагора. Назиры вели за мидриевые оковы видящую, что должна была предсказать место появления Архонта. Мрачные уголки зала наполнились колдунами, ведьмами и прочими приспешниками Асхарии. Создания черной магии, бестии из разных миров предстали перед Асхарией. Это был знаменательный день для сил тьмы. Видящая вела себя послушно. Не пыталась вырваться из стальных рук назиров, не выронила ни слова. Асхария гордо сидела на троне прежнего правителя крепости. Откинув спину, она приказала снять с нее мидриевые оковы, что мешали видящей колдовать.

— Я выполнила твою просьбу. Твой хранитель убежал далеко на запад. Теперь твоя очередь.

— Не спеши. Я должна почувствовать, что он в безопасности. И только после этого, я предскажу тебе рождение Архонта.

— Ты не уйдешь живой. Что бы ты не задумала, ты умрешь. Никогда не сможешь увидеться с ним, если даже твой хранитель спасется.

— Я знала на что иду. И ты знай, если Асхирэль умрет, ты не сможешь найти Архонта. Никогда.

— Жизнь обычного эльфа на жизнь Архонта? Твоя глупость исходит от твоей любви к нему.

— Моя глупость погубит лишь меня, а твоя — всех вас.

— Довольно. Твой хранитель свободен. Теперь, дело за тобой.

— Пусть твои слуги отойдут от меня подальше.

Асхария кивнула. Колдуны отступили назад. Назиры отошли дальше всех. Видящая упала на колени и уперлась руками об холодный каменный пол. Шепотом начала читать слова обряда предсказания. Колдуны чувствовали себя плохо, магия света так действовала на них. Закончив заклинание, она начала рисовать руками символы на полу. Какие-то странные, едва различимые знаки светились, ослепляя колдунов. Через мгновенье все затихло.

— Я вижу его. Рождение Архонта. Сущности…

— Довольно. Где он родиться?

— посланный самим Создателем…

— Где?

— Архонт рождается. В большом поселении Хантерфил, что на севере главной провинции. В семье купца Каира Мартана.

— Хантерфил? Это в провинции Малахат. Вождак? Бери всех ведьм и уничтожьте поселение. Сжечь всех дотла, а его принесите мне живым.

Продолжение следует…

 

читателей   125   сегодня 1
125 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 1,00 из 5)
Loading ... Loading ...